Прочитайте онлайн Вселенная из ничего | Предисловие

Читать книгу Вселенная из ничего
2612+1069
  • Автор:
  • Перевёл: Notabenoid
  • Язык: ru

Предисловие

Мечта или кошмар, но мы должны жить нашим опытом каков он есть, и мы должны жить проснувшись. Мы живем в мире, насквозь пронизанном наукой, целостном и реальном. Мы не можем превратить его в забаву, просто принимая чью-то сторону.

— Джейкоб Броновский

Чтобы внести полную ясность, я с самого начала должен признать, что не поддерживаю убеждения, что творение требует творца, которое лежит в основе всех мировых религий. Каждый день внезапно появляются красивые и удивительные объекты, от снежинки холодным зимним утром до потрясающей радуги после полуденного летнего душа. Тем не менее, никто, кроме самых ярых фундаменталистов, не предположил бы, что каждый такой объект был любовно, кропотливо и, самое главное, целенаправленно создан божественным разумом. Действительно, многие непосвященные, также как ученые, наслаждаются нашей способностью объяснять, как могут спонтанно появляться снежинки и радуги на основе простых и элегантных законов физики.

Конечно, кто-то может спросить, и многие спрашивают: «Откуда взялись законы физики?», — и с еще большим намеком: «Кто создал эти законы?» Даже если можно ответить на этот первый вопрос, спросивший зачастую поинтересуется: «А это откуда взялось?», — или: «А кто создал это?», — и так далее.

В конечном счете, многие мыслящие люди приходят к очевидной необходимости Первопричины, как могли бы выразиться Платон, Фома Аквинский, или современная Римско-католическая церковь, и тем самым предположить некоторое божество: творца всего, что есть, и всего, что когда-либо будет, кого-то или чего-то вечного и вездесущего.

Тем не менее, признание Первопричины оставляет открытым вопрос: «Кто создал создателя?» В конце концов, в чем разница между утверждением в пользу вечно существующего создателя по сравнению с вечно существующей Вселенной без создателя?

Эти аргументы всегда напоминают мне о знаменитой истории компетентного эксперта, дававшего лекцию о происхождении Вселенной (иногда называют Бертрана Рассела, а иногда Уильяма Джеймса), которому возражала женщина, верившая, что мир держится на гигантской черепахе, которая стоит на другой черепахе, та на другой… при этом все время есть следующая черепаха! Бесконечный поиск первичности любой созидательной силы, порождающей саму себя, даже какой-нибудь воображаемой силы, большей, чем черепахи, не приблизит нас к тому, что дало начало Вселенной. Тем не менее, эта метафора бесконечного спуска может в действительности быть ближе к реальному процессу, посредством которого возникла Вселенная, чем объяснение о единственном создателе.

Непрерывная постановка вопроса утверждением, что последней инстанцией является Бог, может показаться, устраняет проблему бесконечного поиска первичности, но здесь я обращаюсь к своей мантре: Вселенная такова, какова она есть, нравится нам это или нет. Существование или несуществование творца не зависит от наших желаний. Мир без Бога или замысла может показаться неприглядным или бессмысленным, но чтобы он на самом деле существовал, Бог не требуется.

Точно так же, наши умы не могут легко осмыслить бесконечность (хотя математика, продукт нашего ума, оперирует ею довольно изящно), но это не свидетельствует о том, что бесконечности не существует. Наша Вселенная может быть бесконечной в пространстве или времени. Или, как выразился однажды Ричард Фейнман, законы физики могут быть похожи на бесконечно многослойный лук, и когда мы пробуем новые слои, начинают действовать новые законы. Мы просто не знаем!

На протяжении более двух тысяч лет вопрос «Почему существует нечто, а не ничто?» преподносился как сомнение в том, что наша Вселенная, содержащая огромную совокупность звезд, галактик, людей и кто знает, чего еще, могла возникнуть без замысла, намерений или цели. Хотя это, как правило, выражалось в виде философских и религиозных вопросов, это, прежде всего, вопрос о нашем мире, и поэтому подходящим местом, чтобы попытаться его решить, в первую очередь, служит наука.

Цель этой книги проста. Я хочу показать, как современная наука, в различных формах, может затронуть и решить вопрос о том, почему существует нечто, а не ничто. Ответы, которые были получены (из ошеломляюще красивых экспериментальных наблюдений, а также из теорий, лежащих в основе большей части современной физики), предполагают, что получить что-то из ничего не проблема. На самом деле, что-то из ничего, возможно, требовалось, чтобы Вселенная появилась на свет. Кроме того, есть все признаки, что именно так наша Вселенная могла возникнуть.

Я здесь подчеркиваю слово могла, потому что мы никогда не сможем получить достаточно фактической информации, чтобы решить этот вопрос однозначно. Но тот факт, что Вселенная из ничего вообще возможна, конечно, показателен, по крайней мере, для меня.

Прежде чем продолжить, я хочу уделить несколько слов понятию «ничего», предмету, к которому я детально вернусь позже. Поскольку я узнал, что при обсуждении этого вопроса на публичных форумах «ничто» расстраивает несогласных со мной философов и богословов больше, чем мнение, что я, как ученый, неверно понимаю «ничто». (Здесь меня тянет возразить, что богословы являются экспертами в ничто.)

«Ничто», настаивают они, это не те вещи, которые я обсуждаю. Ничто — это «небытие», в некотором смутном и неопределенном смысле. Это напоминает мне мои собственные старания дать определение «разумному замыслу», когда я впервые начинал дискутировать с креационистами, из которых стало ясно, что нет четкого определения замысла, кроме как сказать, что это не так. «Разумный замысел» — просто объединяющий зонтик для тех, кто выступает против эволюции. Аналогичным образом, некоторые философы и многие богословы определяют и переопределяют «ничто» как не подпадающее ни под одну из версий, описываемых в настоящее время учеными.

Но за этим, на мой взгляд, лежит интеллектуальное банкротство большей части богословия и некоторых из современных философий. Поскольку «ничто», конечно, ничуть не менее материально, чем «нечто», особенно, если его определить как «отсутствие чего-то». При этом нам надлежит четко понимать физическую природу обоих этих значений. А без науки любое определение — это просто слова.

Сто лет назад кто-то описал «ничто» как относящееся к совершенно пустому пространству, не обладающему никакой реальной материальной сущностью, но для этого, возможно, мало оснований. Однако результаты, полученные в прошлом веке, научили нас, что пустое пространство на самом деле далеко не чистое ничто, как мы предполагали, прежде чем узнали больше о том, как устроен мир. Сейчас религиозные критики мне говорят, что я должен ссылаться на пустое пространство не как на «ничто», а скорее как на «квантовый вакуум», чтобы отличить его от идеализированного «ничего» философов или богословов.

Так и быть. Но что, если мы затем захотим описать «ничто» как отсутствие пространства и самого времени? Обоснованно ли это? Опять же, я подозреваю, что такое было… когда-то. Но, как следует отметить, мы узнали, что пространство и время сами по себе могут появляться спонтанно, так что теперь нам говорят, что даже это «ничто» на самом деле не то ничто, которое подразумевалось. И нам говорят, что для того, чтобы выйти из «реального» ничего, требуется божество, и что «ничто», таким образом, обязательно должно быть определено как «то, из чего только Бог может создать что-то».

Кроме того, некоторые люди, с которыми я обсуждал этот вопрос, полагают, что, если есть «потенциал» для создания чего-то, то это состояние — не истинное небытие. И, конечно, наличие законов природы, которые дают такой потенциал, уводит нас от истинного царства небытия. Но тогда, если я утверждаю, что, возможно, сами законы также возникали спонтанно, что, следует отметить, могло иметь место, то это тоже не годится, потому что какой бы ни была система, в которой могли возникнуть законы — это не истинное ничто.

Всё новые и новые черепахи? Я не верю в это. Но черепахи заманчивы, потому что наука меняет игровое поле таким образом, что не дает людям покоя. Конечно, это одна из целей науки (во времена Сократа можно было сказать «натуфилософии»). Неудовлетворенность означает, что мы стоим на пороге новых идей. Конечно, использование «Бога», чтобы избежать трудных вопросов «как» — это просто интеллектуальная лень. В конце концов, если бы не было никакого потенциала для сотворения, то Бог не мог бы ничего сотворить. Было бы семантическим обманом утверждать, что потенциально бесконечный поиск первичности устраняется, поскольку Бог существует вне природы и, следовательно, «потенциал» для самого существования не является частью небытия, из которого возникло бытие.

Моя настоящая цель здесь — продемонстрировать, что наука фактически изменила игровое поле, поэтому эти абстрактные и бесполезные споры о природе «ничего» сменились полезной, действенной работой по описанию того, как наша Вселенная могла возникнуть на самом деле. Я также объясню возможные последствия этого для нашего настоящего и будущего.

Это отражает очень важный факт. Когда дело доходило до понимания того, как эволюционирует наша Вселенная, религия и теология были в лучшем случае бесполезны. Они часто мутили воду, например, сосредотачиваясь на вопросах небытия, не предоставив какого-либо определения для этого термина, основанного на эмпирических данных. Пока мы еще не полностью поняли происхождение нашей Вселенной, нет никаких оснований ожидать, что что-то изменится в этом отношении. Более того, я ожидаю, что в конечном итоге то же самое будет справедливо и для нашего понимания областей, которые религия сейчас считает своей территорией, таких как человеческая мораль.

Наука была эффективной в продвижении нашего понимания природы, потому что научный этос базируется на трех ключевых принципах: (1) следовать за доказательствами, куда бы они не вели; (2) если есть теория, нужно быть готовыми, что кто-то попытается доказать, что она не верна, так же как кто-то попытается доказать, что она верна, (3) наивысшим арбитром истины является эксперимент, а не утешение, которое кто-то получает от чьей-то априорной веры, и не красота или элегантность, приписываемая чьим-то теоретическим моделям.

Результаты экспериментов, которые я здесь опишу, не только современны, они также неожиданны. Гобелен, который ткет наука в описании эволюции нашей Вселенной, гораздо богаче и гораздо увлекательнее, чем любые картины божественных откровений или воображаемые истории, придуманные людьми. Природа придумывает сюрпризы, намного превосходящие те, что может создать человеческое воображение.

За последние два десятилетия волнующий ряд событий в космологии, теории элементарных частиц и гравитации полностью изменил наш взгляд на Вселенную, что имело поразительные и глубокие последствия для нашего понимания её происхождения, а также ее будущего. Поэтому ничто не может быть интереснее, чем писать об этом, простите за каламбур.

Истинное вдохновение для этой книги возникает не столько от желания развеять мифы или критиковать верования, сколько от моего желания прославлять знания и, наряду с этим, от абсолютно удивительного и увлекательного мира, которым оказалась наша Вселенная.

Наш поиск увлечет нас в стремительное турне в самые отдаленные уголки нашей расширяющейся Вселенной, с самых ранних моментов Большого взрыва до далекого будущего, и будет включать в себя, пожалуй, наиболее удивительное открытие в области физики в прошлом столетии.

Действительно, прямым мотивом написания этой книги сейчас является глубокое открытие, относящееся к Вселенной, стимулировавшее мои собственные научные исследования большей части последних трех десятилетий, и приведшее к поразительному выводу, что большинство энергии во Вселенной находится в некоторой таинственной, ныне необъяснимой форме, пронизывающей все пустое пространство. Не будет преуменьшением сказать, что это открытие изменило игровое поле современной космологии.

С одной стороны, это открытие дало новое замечательное подтверждение идее, что наша Вселенная возникла ровно из ничего. Оно также спровоцировало нас переосмыслить множество гипотез о процессах, которые могли бы направлять ее эволюцию, и, самое главное, переосмыслить вопрос, являются ли эти самые законы природы действительно фундаментальными. Все это, в свою очередь, теперь ведет к тому, что заставляет вопрос, почему существует нечто, а не ничто, казаться менее внушительным, а то и совсем простым, как я надеюсь его описать.

Эта книга зародилась в октябре 2009 года, когда в Лос-Анджелесе я выступал с лекцией с тем же названием. К моему большому удивлению, видео этой лекции на YouTube, представленное Фондом Ричарда Докинза, с тех пор стало чем-то вроде сенсации, с почти миллионом просмотров на момент написания книги, а также многочисленными копиями его частей, используемыми атеистическим и теистическим сообществом в своих дебатах.

В связи с явным интересом к этой теме, а также из-за некоторых сбивающих с толку комментариев в Интернете и в различных средствах массовой информации, последовавших за моей лекцией, я подумал, что стоит более полно передать выраженные там идеи в этой книге. Здесь я могу также воспользоваться возможностью добавить новые доводы к тем, что я представил в то время, которые почти полностью сосредоточены на недавней революции в космологии, изменившей наше представление о Вселенной, связанной с открытием энергии и геометрии пространства, доводы, которые я обсуждаю в первых двух третях этой книги.

За прошедший период я гораздо больше думал о многих предпосылках и идеях, составляющих мои аргументы; я обсудил их с другими, кто отзывался о них с некоторым заразительным энтузиазмом, и я более углубленно исследовал влияние достижений в области физики элементарных частиц, в частности, в вопросе о происхождении и природе нашей Вселенной. И, наконец, я изложил некоторые из моих доводов тем, кто категорически их отвергает, и тем самым получил некоторое представление, которое помогло мне развить эти доводы дальше.

Расширяя идеи, которые я, в конечном итоге, попытался описать здесь, я извлек большую пользу из бесед с некоторыми из моих самых вдумчивых коллег-физиков. В частности, я хотел бы поблагодарить Алана Гута и Фрэнка Вильчека за то, что они нашли время вести со мной долгое обсуждение и переписку, разрешая некоторые недоразумения в моих собственных мыслях, и в некоторых случаях помогая укрепить мои собственные объяснения.

Ободренный заинтересованностью Лесли Мередит и Доминика Анфусо с Free Press, Simon & Schuster, в возможности издать книгу на эту тему, я затем обратился к моему другу, Кристоферу Хитченсу, который, помимо того, что является одним из самых грамотных и блестящих людей, которых я знаю, сам мог использовать некоторые из аргументов из моей лекции в своей замечательной серии дебатов, касающихся науки и религии. Кристофер, несмотря на плохое здоровье, любезно, щедро и смело согласился написать предисловие. За этот акт дружбы и доверия я буду ему вечно благодарен. К сожалению, болезнь Кристофера в конечном итоге охватила его до такой степени, что завершение предисловия стало невозможным, несмотря на все его усилия. Тем не менее, к моему богатому выбору, красноречивый и блестящий друг, известный ученый и писатель Ричард Докинз ранее согласился написать послесловие. После того, как мой первый черновик был завершен, он затем продолжил быстро писать что-то, чья красота и ясность была поразительной, и в то же время уничижающей. Я по-прежнему трепещу. Кристоферу, Ричарду и всем, перечисленным выше, я выражаю свою благодарность за поддержку и ободрение, и за то, что они мотивировали меня еще раз вернуться к моему компьютеру и записям.