Прочитайте онлайн Врата судьбы | Глава 9Бригада юных

Читать книгу Врата судьбы
2516+1508
  • Автор:
  • Перевёл: В. Салье
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Бригада юных

Проводив Томми в Лондон, Таппенс задумчиво бродила вокруг дома, пытаясь выработать план действий, которые привели бы к желаемому результату. Однако в это утро светлые идеи почему-то не рождались у нее в голове.

Вспомнив о полезном правиле, согласно которому следует начинать от печки, она поднялась в «книжную комнату» и стала, переходя от полки к полке, оглядывать многочисленные корешки заполнявших их книг. Детские книжки – целые полки детских книг, но ведь она и так сделала все, что было возможно. Чего же еще ждать? Она теперь была почти уверена, что внимательно просмотрела все книги на этих полках; Александр Паркинсон больше не мог открыть ей никаких секретов.

Она стояла там, ероша волосы, хмурясь и пиная ногой нижнюю полку, на которой стояли теологические книги в изрядно потрепанных переплетах, когда вошел Альберт.

– Там внизу вас кто-то спрашивает, мадам.

– Кого ты имеешь в виду под этим «кто-то»?

– Да просто какие-то мальчишки. Один из них сказал, что он Кларенс и что вам все про него известно.

– Ах вот что, – сказала Таппенс. – Кларенс.

Она подумала с минуту. Неужели уже сказываются результаты вчерашнего разговора? Как бы то ни было, не вредно будет посмотреть, что из этого получится.

– А второй мальчик тоже здесь? Тот, с которым я вчера разговаривала в саду?

– Не знаю. Они все на одно лицо – грязные и все такое.

– Ну ладно, – сказала Таппенс. – Я сейчас спущусь вниз.

Дойдя до первого этажа, она с удивлением обернулась к своему спутнику.

– В дом я их, конечно, не пустил, – сказал Альберт. – Это было бы неблагоразумно. Да и небезопасно. Потом можно кое-чего недосчитаться. Они там, в саду. Велели вам сказать, что они напали на золотую жилу.

– На что, на что?

– На золотую жилу.

– Вот как!

Она вышла из дома и вскоре оказалась перед ожидавшей ее довольно многочисленной депутацией. Их было человек десять-двенадцать, в основном мальчишки разного возраста, однако среди них были и две девочки – их можно было узнать по длинным волосам. Вид у них у всех был достаточно возбужденный. Увидев приближающуюся Таппенс, один из них крикнул пронзительным голосом:

– Вот она идет! Вот она! Ну, кто будет говорить? Давай ты, Джордж, у тебя лучше получится. Ты у нас всегда выступаешь.

– А сейчас ты говорить не будешь. Говорить буду я, – заявил Кларенс.

– Заткнись, Кларри. Ты и сам знаешь, что у тебя слабый голос. И сразу закашляешь, как только начнешь говорить.

– Эй, ты, послушай, это все я придумал.

– Здравствуйте, ребята, – прервала их Таппенс. – Вы пришли ко мне с каким-то делом, правда? Что же это за дело?

– Мы вам кое-что раздобыли, правда, – сказал Кларенс. – Информацию. Вам ведь это нужно, да?

– Зависит от того, что именно, – сказала Таппенс. – Что это за информация?

– Только она не про сейчас. Это про старые времена.

– Историческая информация, – пояснила одна из девочек, которая была, по-видимому, интеллектуальным лидером группы. – И очень интересная, если вы занимаетесь изучением прошлого.

– Понятно, – сказала Таппенс, хотя она решительно ничего не поняла. – Итак, о чем же идет речь?

– Это золотая жила.

– Ах вот как? И что же, здесь есть золото? – Она огляделась.

– По правде говоря, это пруд с золотыми рыбками, – сказал один из мальчиков. – Он был там раньше, понимаете? Там водились особые рыбки, с длиннющими хвостами, их привозили из Японии или еще откуда. Это было во времена старой миссис Форестер. Только это было давно… лет десять назад.

– Двадцать четыре года назад, – уточнила одна из девочек.

– Шестьдесят лет назад, – пискнул самый маленький мальчик. – Шестьдесят лет, и никак не меньше. Рыбок там было много-премного. Целая гора! Говорят, ужас как дорого они стоили. Иногда они умирали. Когда просто умирали и плавали вверх брюхом, а когда, вы знаете, они кушали друг друга.

– Так что же вы хотите мне о них рассказать? – спросила Таппенс. – Сейчас здесь нет никаких рыбок.

Раздался целый хор возбужденных голосов.

Таппенс подняла руку.

– Не все сразу, – приказала она. – Говорит только один или двое. Так в чем же дело?

– В том, что вы должны знать, где были спрятаны разные вещи в старые времена. Люди спрятали и сказали, что вещи очень важные.

– А как вы об этом узнали? – спросила Таппенс.

В ответ снова послышался целый хор голосов. Невозможно было разобрать, что они говорят.

– Это Дженни, – сказал кто-то.

– Это дядя Бен, Дженнин дядька, – пояснил другой.

– Нет, неправда, это Гарри… евойный двоюродный брат Том, он совсем маленький. Ему сказала его бабушка, а бабушка слышала от Джошуа. Ну да. Только я не знаю, кто такой Джош. Верно, это был ее муж… Да нет, не муж, это был ее дядя.

– Господи! – воскликнула Таппенс, совсем запутавшись. Она посмотрела на толпу бурно жестикулирующих детей и выбрала одного. – Кларенс, – обратилась она к нему, – ведь ты Кларенс, верно? Твой приятель мне о тебе говорил. Расскажи мне, пожалуйста, что ты обо всем этом знаешь.

– Так вот, если хотите узнать, нужно сходить в КДП.

– Куда-куда?

– В КДП.

– А что такое КДП?

– Неужто не знаете? И никто вам не рассказывал? КДП – это клуб-дворец пенсионеров. Клуб-дворец.

– Скажите пожалуйста! – удивилась Таппенс. – Звучит грандиозно.

– И ничего там такого нет, – сказал мальчик лет девяти. – Ничего особенного. Просто старики там собираются да разговоры разговаривают. Люди говорят, ничего они толком не знают, только врут, что знают. А уж чего только не нарассказывают!

– Где находится этот КДП?

– Да на краю деревни. На полпути к Мортон-Кросс. Если ты пенсионер, то получаешь билет в этот клуб, идешь туда и можешь играть в лото и еще делать разные вещи. Им там весело. А некоторые уже совсем старые. Кто глухой, кто слепой, и все такое. Но все равно им нравится, когда они все вместе.

– Ну что ж, придется мне туда сходить, – сказала Таппенс. – А что, есть определенное время, когда они там бывают?

– Да когда угодно, в любой день, лучше где-нибудь среди дня. Им, понимаете, нравится собираться в это время. Среди дня. А если кто из них скажет, что к нему придет друг, то к чаю подают добавочное угощение – печенье, например, которое с сахаром. А иногда так чипсы. Всякое разное. Что ты сказал, Фред?

Фред сделал шаг вперед. Он отвесил Таппенс церемонный поклон.

– Я буду счастлив, – сказал он, – сопроводить вас туда. Скажем, сегодня часа в три или в половине четвертого. Это вас устроит?

– Да не кривляйся ты, Фред, говори нормально, – выговорил ему Кларенс.

– Мне будет приятно пойти с тобой, – сказала Таппенс. Она посмотрела на воду. – Невольно пожалеешь, что здесь больше нет золотых рыбок.

– Вот посмотреть бы на этих, у которых пять хвостов. Классные рыбки! Сюда один раз свалилась собака. Ее хозяйка была миссис Фаггет.

Ему тут же возразили:

– Ничего подобного. Совсем другая фамилия. То ли Фолио, то ли Фагот.

– А вот и нет, ее звали миссис Фоллиат, еще надо было писать с двумя «л».

– Ну и дурак. Это была совсем другая тетка. Ее фамилия была Фрренч, и писалась она с двумя «р».

– И что же, собака утонула? – спросила Таппенс.

– Нет, не утонула. Это был маленький кутенок. Его мама помчалась к мисс Фрренч и схватила ее за платье. Мисс Изабель была в саду, она собирала яблоки, а собака-мама стала тянуть ее за платье к пруду. Мисс Изабель увидела, что кутенок тонет, да как прыгнет прямо в пруд. Вытащила кутенка, а сама промокла насквозь, так что платье больше нельзя было носить.

– Господи! – воскликнула Таппенс. – Сколько разных событий здесь происходило! Ну хорошо, – обратилась она к ребятишкам. – В три часа я буду готова. Пусть двое или трое придут за мной и проводят меня в этот клуб-дворец пенсионеров.

– Я пойду!

– Нет, я пойду.

– Нет, Бетти ведь…

– Бетти не пойдет. Бетти уже ходила. Помните, она ходила с ребятами в кино. Второй раз нельзя.

– Ну ладно, договоритесь между собой, – сказала Таппенс, – и приходите сюда в половине четвертого.

– Я надеюсь, вам будет интересно, – сказал Кларенс.

– Это будет иметь исторический интерес, – твердо заявила юная интеллектуалка.

– Помолчи, Джанет, – велел ей Кларенс. Он повернулся к Таппенс: – Вот всегда она так, эта Джанет, – сказал он. – Она ходит в среднюю школу, которая для умников, вот и задается, понимаете? Обычная начальная школа ее не устраивает, так вот, ее родители устроили скандал, и ее перевели в ту, другую. И теперь она постоянно выступает.

Завершая свой ленч, Таппенс пыталась угадать, возымеют ли события сегодняшнего утра какие-нибудь последствия. Явится ли кто-нибудь в сад, чтобы проводить ее в КДП? Существует ли в действительности этот клуб пенсионеров или же это просто фантазия детворы? Во всяком случае, придется подождать, а вдруг кто-то действительно придет.

Депутация, однако, явилась минута в минуту. В половине четвертого раздался звонок.

Таппенс поднялась из своего кресла у камина, надела шляпу – шляпа была из прорезиненной ткани, ибо она опасалась, что может пойти дождь, – и тут же явился Альберт, чтобы сопровождать ее до парадной двери.

– Я не позволю вам идти с кем попало, – прошипел он ей в ухо.

– Послушайте, Альберт, – шепотом спросила Таппенс, – существует ли здесь такое заведение, которое называется КДП?

– Я думаю, это связано с визитными карточками, – сказал Альберт, любивший демонстрировать свою осведомленность по части местных обычаев. – То, что вручаете людям, когда приходите к ним, или, наоборот, оставляете, когда уходите. Не уверен, когда именно.

– Мне кажется, это связано с пенсионерами.

– Ах да, есть у них такой дом. Ну конечно, построили его два или три года назад. Он находится недалеко от дома священника, как пройдете его, свернете направо, и вот он – его сразу видно. Довольно безобразное строение, но все равно приятно, что старикам есть где встречаться, да и к себе можно пригласить, кого хочется. Там есть всякие игры, а местные дамы приходят туда помогать. Устраивают всякие концерты и все такое прочее – можно подумать, что все там создано специально для их развлечения, хотя на самом деле предназначено для стариков. А старики там очень древние, почти все глухие.

– Да, – сказала Таппенс. – Похоже, это то самое.

Дверь открылась. Джанет, в силу своего интеллектуального превосходства, стояла впереди других. За ней – Кларенс, а замыкал троицу высокий мальчик с небольшим косоглазием, который отзывался на имя Берт.

– Добрый день, миссис Бересфорд, – сказала Джанет. – Мы все так рады, что вы с нами идете. Мне кажется, нужно было бы взять зонтик, погода сегодня обещает быть не слишком благоприятной.

– Мне все равно нужно в ту сторону, – сказал Альберт, – так что я пройду часть пути с вами.

«Ну конечно, – подумала Таппенс, – Альберт все время старается меня от чего-то защитить. Может быть, это и не повредит». Хотя она не могла себе представить, чтобы ей грозила опасность со стороны Джанет, Берта или Кларенса. Шли они минут двадцать, не больше. Дойдя до красного здания, они прошли через ворота и направились к парадному, где их встретила полная женщина лет семидесяти.

– Ах, так у нас, значит, гости? Как приятно, что вы смогли к нам прийти, какая радость! – Она слегка похлопала Таппенс по плечу. – Да, Джанет, благодарю тебя. Сюда, пожалуйста. А вам совсем не обязательно дожидаться, разве только если вам хочется.

– Понимаете, мальчики будут очень огорчены, если не узнают, о чем пойдет речь и чем все кончится, – сказала Джанет.

– Впрочем, нас здесь не так уж много, так что пусть и мальчики здесь посидят. Джанет, пойди, пожалуйста, на кухню и скажи Молли, что мы готовы пить чай, пусть принесет его сюда.

Таппенс пришла сюда не для того, чтобы пить чай, однако ей было неудобно об этом сказать. Чай появился немедленно. Он был очень слабый, к нему подали печенье и сандвичи с чрезвычайно невкусным паштетом, который сильно отдавал рыбой. После этого все сели вокруг стола, не зная, что делать дальше.

Потом пришел человек с бородой – Таппенс показалось, что ему по крайней мере лет сто, – и сел рядом с ней.

– Похоже, я здесь самый старый и могу много чего рассказать о прежних временах, – сказал он, – гораздо больше всех остальных. Разные истории об этих местах, к примеру. Здесь, знаете ли, много чего происходило, сразу всего и не перескажешь, ведь верно? Но все мы… все мы кое-что слышали о том, что здесь случалось.

– Насколько я понимаю, – торопливо прервала его Таппенс, боясь, как бы он не пустился рассуждать на тему, которая ей совершенно неинтересна, – насколько я понимаю, здесь происходили очень интересные события во время войны – не этой, последней, а той, что была раньше, и даже еще до нее. Я не думаю, чтобы у вас сохранились воспоминания о тех временах. Но вы, возможно, что-нибудь слышали, вам могли рассказывать ваши старшие родственники.

– Что верно, то верно, – согласился старик. – Вы правы. Я много чего слышал – мой дядюшка Лен, бывало, рассказывал. Да, замечательный был человек этот дядюшка Лен. Много чего знал. Был в курсе событий. Знал, к примеру, что происходило в доме у причала перед первой войной. Скверные, скверные дела. Один человек, он был из факистов, как их называют…

– Фашистов, – поправила его пожилая дама, чопорная и седовласая, с видавшей лучшие времена кружевной косынкой на шее.

– Ну, фашисты, если вам так угодно. Впрочем, какая разница? Так вот, он был один из них. Да, в Италии тоже такой был. Муссолини его звали, верно я говорю? А может, и не так его звали, только все равно имя у него было мудреное. Ну да, он много чего плохого натворил. Всякие митинги устраивал, понимаешь, и все такое. А заварил всю эту кашу Мосли.

– Говорят, во время этой первой войны здесь жила девушка, которую звали Мери Джордан? – спросила Таппенс, совсем не уверенная в том, что было разумно задавать этот вопрос.

– Правильно, жила. Говорят, красотка была, понимаешь. Вызнавала секреты у солдат и матросов.

Очень старая старушка вдруг завела тоненьким голоском:

Он служит не во флоте, он служит не в пехоте,Но для меня он лучше всех, поверьте.Он служит не во флоте, он служит не в пехоте,Он служит просто в артиллерии!

Не успела она дойти до этого места, как старик, не желая от нее отстать, подхватил:

Путь далекий до Типперери,Путь далекий домой,Путь далекий до Типперери…А что дальше, не знаю.

– Довольно, Бенни, довольно, – остановила его женщина с суровой внешностью – то ли его жена, то ли дочь.

Тут же запела еще одна женщина, дрожащим старческим голосом:

Любят девушки матросов,Любят с ними время проводить.Только вот они не знают,Как опасно их любить.

– Довольно, Моди, нам эта песня уже надоела. Дай возможность нашей гостье что-то услышать и узнать, – сказал дядюшка Бен. – Она пришла сюда, чтобы послушать. Она хочет узнать, где спрятаны эти вещи, из-за которых было столько шума, ведь верно? Все-все про это узнать.

– Это очень интересно, – сказала Таппенс, приободрившись. – Значит, что-то было спрятано?

– Ну конечно, давным-давно, еще до меня, но я об этом много слышал. Ну да, еще до четырнадцатого года. Ходили слухи, один рассказывал другому. Но никто толком не знал, что именно происходило и зачем нужно было так волноваться.

– Это было связано с лодочными гонками, – сказала одна старушка. – Оксфорд и Кембридж, понимаете? Я однажды их видела, меня приглашали. Гонки были в Лондоне, состязания проходили под мостами. День был просто изумительный. Оксфорд выиграл.

– Какие глупости вы говорите, – остановила ее суровая женщина с седыми волосами. – Вы ничего об этом не знаете. А я вот знаю больше всех остальных, хотя все это происходило задолго до моего рождения. Мне рассказала моя двоюродная бабушка Матильда, а ей – тетушка Лу. А случилось это за сорок лет до них. Об этом много говорили, и люди все пытались разыскать. Некоторые думали, что это золотые копи, другие – что золотые слитки из Австралии. Или еще что-нибудь в том же роде.

– Ну и глупо, – заявил старик, куривший трубку с таким видом, словно ему неприятно общество, в котором он оказался. – Все думали, что это связано с золотыми рыбками. Надо же быть такими невеждами.

– Что бы там ни было, это стоило огромных денег, иначе не стали бы прятать, – заметил кто-то. – Приезжали люди из правительства, ну да, и из полиции тоже. Искали повсюду, но так ничего и не нашли.

– Просто у них не было настоящего ключа. Есть такие ключи, если, конечно, знаешь, где и как их искать, – проговорила еще одна старушка, многозначительно кивая. – Ключ всегда есть.

– Как интересно, – сказала Таппенс. – Где? Где они, эти ключи? В деревне или в другом месте, где-нибудь в окрестностях?

Это была не особенно удачная реплика, поскольку вызвала несколько разных ответов, прозвучавших одновременно.

– На болоте, за Тауэр-Вест.

– Да нет же, это было возле Литл-Кении, как пройдешь, так сразу.

– Нет, это было в пещере, что около моря. Аккурат около Болдиз-Хед. Там еще красные скалы, знаете? Верно вам говорю. А под ними старые подземные ходы контрабандистов. Удивительно, правда? Люди говорят, оно и до сих пор там находится.

– А я раз слышал историю про один испанский остров. Это было еще во времена Армады. Туда направился испанский корабль. Прямо-таки набитый дублонами.