Прочитайте онлайн Возвращение в Прованс | Глава 31

Читать книгу Возвращение в Прованс
3918+4631
  • Автор:
  • Перевёл: Александра Питчер
  • Язык: ru

Глава 31

Люк открыл глаза и заморгал, испуганно оглядываясь.

– Слава богу, – пробормотал совсем рядом чей-то дрожащий голос, такой знакомый и нежный.

Над ним склонилось заплаканное лицо с ласковой улыбкой.

– Люк? Жар спадает…

– Джейн… – обрадованно прохрипел Люк.

Джейн смущенно утерла слезы.

– Папочка… – Дженни осторожно коснулась его руки. На милом личике девочки застыло напряженное, беспокойное выражение. – Мы боялись, что ты не выживешь.

– Солнышко, прости меня…

– Я дала Дженни слово, что ты не умрешь, – улыбнулась Джейн и тут же всхлипнула. – Тебе больно?

– Да, но это хорошая боль. Она напоминает мне, что я жив. Скажи, это не сон?

Дженни поцеловала отца в щеку и подтвердила:

– Нет, не сон!

Люк благодарно кивнул, и девочка улыбнулась.

– Мы здесь все собрались, вся наша новая семья.

Он повернул голову и увидел знакомые лица.

– Макс, Робер…

Молодые люди обрадованно глядели на него.

– Мы все успели познакомиться, – пояснила Джейн.

– Как долго я…

– Три дня, пап! – воскликнула Дженни. – Три дня ты был без сознания, бредил… Джейн ни на минуту от тебя не отходила. Знаешь, как тебе повезло? Она во время войны была медсестрой…

Джейн смущенно потупилась.

Люк снова огляделся и удивленно спросил:

– А как вы вместе собрались?

– Сначала жандармы взяли у Макса показания, – начала Дженни, – потом он позвонил Джейн, попросил ее найти нас с Робером. А когда вернулся в Л’Иль-сюр-ла-Сорг и узнал, что тебя здесь нет, то очень перепугался и рассказал нам обо всем, что произошло.

Макс неловко закашлялся, но Дженни не обратила на него внимания и продолжила:

– Пап, я вообще много чего не поняла из его объяснений, однако Джейн велела пока не приставать к тебе с вопросами. Мы не верили, что ты погиб. Робер сказал, что волшебная лаванда убережет тебя от смерти. А я чувствовала, что ты спасся. Вот только мы не понимали, куда ты пропал, а потом я сообразила, где ты.

– Я вернулся домой, – прохрипел Люк, превозмогая подступившие к глазам слезы, и снова огляделся.

Он лежал на кровати в спальне своих приемных родителей: простенькая старая мебель, занавески на окнах, сшитые Голдой… Вот только исчезли семейные фотографии, некогда украшавшие стены. Люк смутно припомнил, как, почти теряя сознание, ввалился в дом, ключ от которого хранил в мешочке на груди, рядом с семенами лаванды и капсулой с ядом. Судя по всему, в дом никто не заходил с тех самых пор, как отсюда увезли семью Боне. В Сеньоне многие дома пустовали, их обитатели погибли или уехали в город на поиски лучшей жизни.

Джейн, Макс и Робер пристально смотрели на Люка, сознавая, какую бурю чувств вызвало в нем возвращение в родной дом.

– Люку нужно отдохнуть, – решительно заявила Джейн, понимая, что он хочет остаться наедине со своими воспоминаниями.

Все тихонько вышли из спальни.

– Джейн, – прошептал Люк.

– Послушай, ты меня неправильно понял, когда…

– Нет, что ты, не нужно никаких объяснений, – ответил он.

Она взбила ему подушки, подала воды, уложила поудобнее и занялась перевязкой раны, нежно касаясь прохладными ладонями его воспаленной груди.

– Прости, что я их всех отсюда выгнала. Видишь ли, я должна тебе кое в чем признаться, хотя ты сейчас очень слаб и измучен, тебе нужен отдых…

Он хотел ей возразить, но она остановила его укоризненным взглядом.

– Я не на свидание ходила, а ужинала с Максом.

Люк ошеломленно уставился на нее.

– Макс пришел ко мне в гостиницу, – пояснила Джейн, – потому что боялся за тебя. Он мне во всем признался, я перепугалась и хотела связаться с тобой, но к тому времени вы с Дженни уже уехали. Позже я поняла, что произошло, как это выглядело со стороны, но… В общем, мы с Максом решили вас перехватить и вслед за вами направились в Прованс, прямиком в Фонтен-де-Воклюз, потому что знали, что ты сначала поедешь в Мон-Муше, к Роберу. Вдобавок, Макс нам все рассказал про фон Шлейгеля.

Люк вздрогнул, и Джейн ласково погладила ему плечо.

– Не волнуйся! Мы бы все равно выпытали у него, в чем дело. И Дженни надо было как-то успокоить, она очень переживала, бедняжка. Тебе не пришло в голову, что ты мог оставить ее сиротой?

Люк сокрушенно покачал головой.

– Я совсем обезумел! У меня словно рассудок помутился… Теперь с этим покончено, фон Шлейгель умер.

– Да, я знаю.

– Самоубийство.

– Как ни крути, его смерть – на твоей совести.

– Мне все равно. Я освободился от долгого кошмара.

– Ты и правда так считаешь?

Люк недоуменно взглянул на Джейн.

– И что изменилось? – жестко спросила она. – Кто-то воскрес из мертвых?

– Я не для этого… – резко начал Люк, но Джейн оборвала его на полуслове.

– Неправда! Ты убедил себя, что смерть фон Шлейгеля каким-то образом искупит твою несуществующую вину. Не тебе одному война причинила горе, не ты виноват в том, что случилось. Если хочешь, обвиняй союзные войска – не остановили Холокост, вини Гитлера, вини океан в смерти Лизетты и Гарри… Пойми, ты был бессилен что-то изменить. А теперь еще одна семья оплакивает смерть… Да, война превращает людей в зверей, но об ужасах военного времени надо забыть.

– Не говори так!

– Послушай, я устала от страданий. Моя жизнь была мрачной и унылой, и только встреча с тобой наполнила ее светом и дала мне надежду на будущее. Я полюбила вас с Дженни, а ты меня безжалостно оттолкнул, бросил дочь и отправился на смерть…

Люк растерянно молчал.

– А кто за мной ухаживал? – наконец спросил он.

– Один замечательный юноша, с которым я совсем недавно познакомилась, – рассмеялась Джейн. – Твой старый приятель, Робер. Как выяснилось, у него большой опыт по уходу за ранеными. Мы нашли тебя на полу у входа, без сознания. Робер боялся, что начнется заражение, я волновалась, что ты от холода заболеешь, а Дженни больше всего перепугалась крови. Впрочем, ты умудрился остановить кровотечение, – сердито заметила она. – Робер зашил и перевязал рану. Без врачей тебе не обойтись, но, по-моему, ты ему жизнью обязан.

– В очередной раз… – вздохнул Люк.

– Он говорит, что пуля прошла навылет, чудом не задев ни одного внутреннего органа.

– Фон Шлейгель стрелял в упор, я нарочно подставился, – мрачно пошутил Люк. – А как Макс?

– Ох, они теперь втроем – не разлей вода. Дженни вне себя от счастья, два красавца за ней наперебой ухаживают, все ее капризы выполняют, опекают ее, как сестренку. Дженни очень перепугалась, когда ты бредил, вспоминал Лизетту и Вольфа, твердил, что тебе надо успеть на поезд в Лион… Макс и Робер еле уговорили меня не отвозить тебя в больницу, иначе пришлось бы долго объяснять твою идиотскую выходку.

Люк протянул руку и нежно сжал пальцы Джейн.

– Почему идиотскую? – спросил он.

– Ты не понимаешь, что поставил под угрозу все наши жизни? Что бы стало с Дженни, если бы тебя этот мерзавец убил? А обо мне ты подумал?

Он растерянно вздохнул.

Джейн грустно покачала головой.

– Ты меня пугаешь. Мы с тобой едва знакомы, я почти ничего о тебе не знаю, а теперь выясняется, что ты безумец и жаждешь смерти.

– Неправда…

– Послушай, вот что я о тебе знаю… Во-первых, у тебя очаровательная и умная дочь, которой нужны твой совет и поддержка. Во-вторых, тобой безмерно восхищаются и гордятся два прекрасных молодых человека, которые считают тебя отцом. Обид ты не прощаешь и помнишь их долго. Ты умеешь любить – самозабвенно и безоглядно. С тобой весело, но ты очень скрытен, и это доводит меня до слез. Да, ты прожил непростую жизнь, но в этом ты не одинок: война причинила горе целому поколению. Однако же только по-настоящему смелые люди способны с надеждой глядеть в будущее. Не имеет смысла бередить старые раны. У тебя есть Дженни, Робер, Макс… Все остальное не имеет значения. Прошлого не изменить. Дженни – удивительный ребенок, ты не представляешь, как тебе с ней повезло. А ты ведь даже не задумывался, каково бы пришлось Максу с безутешной девочкой! – укоризненно произнесла Джейн.

Люк обессиленно закрыл глаза. Да, он поступил эгоистично, изображая из себя страдальца. Долгие годы он корил себя за бессилие и слабость, таил желание отомстить за жуткие злодеяния нацистов, за смерть своих родных и близких. Макс напомнил Люку о заклятом враге и невольно всколыхнул неутоленную жажду возмездия. Лоран и Фурнье, Вольф и Килиан, Лизетта и Гарри… их смерть никто не мог предотвратить.

Джейн нашептывала ласковые слова утешения, в памяти Люка проносились обрывки счастливого детского смеха, в спальне витал легкий запах лаванды…

Люк утомленно вздохнул и разрыдался горючими слезами.

Джейн обняла его и тоже заплакала.