Прочитайте онлайн Возвращение на Бермуды | ГЛАВА 8

Читать книгу Возвращение на Бермуды
3416+1361
  • Автор:
  • Перевёл: Э. Гюннер

ГЛАВА 8

Кей долго лежала с открытыми глазами. Себе-то она отдавала отчет в том, что Айвор был убит. Убит кем-то из самого близкого окружения.

Но кем?

Мысли путались. Кей вспомнила Мод, уверенную, загадочную Мод, которая шла к дому через десять минут после того, как отчалила моторка Айвора. Что делала она в течение этих минут?

Или Элен! Ведь о том, что делала после обеда Элен, не знает никто…

Ничего не придумывалось, и, свернувшись калачиком, Кей незаметно для себя уснула.

Она проснулась внезапно, как от толчка. Кто-то осторожно ходил по коридору. Кей напряглась, в любой момент кто-то мог войти в комнату. Но шаги прошелестели мимо — по направлению к лестнице. Кто мог в ночной тиши блуждать по дому?

Кей не стала долго раздумывать. Тихо, чтобы не разбудить Симону, она выскользнула из-под одеяла и подошла к окну. В окне кухни, расположенной в правом крыле, горел свет. Спустя несколько минут тонкая стройная фигурка подошла к окну и опустила шторы.

Элен?!

Сейчас неважно, что делает Элен на кухне. Главное, что Кей может, наконец, поговорить с племянницей до того, как сюда явится Клиффорд.

Она достала из вазы шапочку Элен. Потом набросила халат. Симона дышала глубоко и спокойно. Тихо приоткрыв дверь, Кей выбралась в коридор. Придерживаясь рукой за стену, она добралась до темной столовой и сразу же заметила тонкую полоску света, пробивающуюся из-под двери. Кей отворила дверь и вошла.

Стоя у стола, Элен что-то гладила утюгом, что-то белое, разложенное прямо на столе.

— Элен, — тихо позвала Кей.

Девушка резко повернулась, и ее темные волосы рассыпались по плечам.

— Что ты делаешь здесь в такую пору?

Лицо Элен побледнело, а на виске отчетливо виднелись глубокие царапины.

— Я не могла уснуть, — ответила она. — Вот и решила чем-то заняться. Как видишь, глажу свои джинсы.

Кей взяла брюки и подняла их, держа двумя руками. Судя по длине и ширине в талии, принадлежали они явно мужчине. И вдруг она вспомнила, что когда вечером вбежала в домик, Дон сидел за столом в белой хлопчатобумажной пижаме.

— Скажи мне, Элен, чьи это штаны на самом деле? — спросила она спокойно. — Дона?

— Дона? Кей, ты в своем уме? — негодующе фыркнула Элен, но голос ее дрогнул. — А впрочем… Может быть, и Дона. Сама не знаю, почему соврала, испугалась, наверное, ты вошла так неожиданно.

— Послушай, Элен. Я вовсе не собираюсь читать тебе мораль. И если ты любишь Дона…

— Я? Я люблю Дона?.. — от возмущения Элен не находила слов.

— Да, Элен. Дон рассказал мне сегодня все и…

— Рассказал? Что рассказал? Почему ты веришь тому, что он говорит? Он выдумал, вбил себе в голову эту фантазию и теперь старается убедить меня в том, что и я влюблена в него. Но это же не так! Я любила одного Айвора!

— Ну да. А с Доном целовалась просто из интереса. Так?

— Целовалась?.. Кей, что ты говоришь?

— Симона видела вас. Элен, пойми, я хочу помочь тебе, но мне необходимо знать правду. Майор Клиффорд подозревает убийство!

— Этого не может быть!

— Но он считает именно так. И в первую очередь он станет подозревать тебя. Эта царапина на виске, он ее заметил. И у Айвора тоже царапины и ссадины.

— Кей! Ты что же, предполагаешь, что я царапалась и дралась с Айвором?

— Что предполагаю я, сейчас не важно. Важно, что думает по этому поводу майор. А если он найдет твое белое платье, разорванное и со следами крови?

Элен побледнела.

— Откуда ты знаешь о моем платье?

— Я видела его в домике у Дона.

Девушка вздрогнула.

— Хорошо. Я расскажу тебе. Я действительно была у Дона. Но только потому, что иначе он мне прохода не давал. Он стал говорить о своей любви, о том, что мы должны уехать вместе, словом всякий вздор, а потом, естественно, от слов перешел к делу. Обнял меня, ну и… я вырывалась, скорее всего, именно тогда порвала платье и поцарапалась.

— И что же было дальше, Элен?

— Ничего. Мне удалось вырваться. И я убежала…

— И оставила у него разорванное платье? — с горькой иронией спросила Кей.

— Это было потом. Я вернулась туда позже, чтобы переодеться в купальный костюм. Дона не было. И оставь меня в покос!

— Дон ненавидел Айвора, он сам мне об этом сказал. Так, может быть, это он его убил? — Кей пристально посмотрела на Элен. — А когда сталкивал труп в воду, замочил пижаму. Вот ты теперь ее и гладишь, чтобы отвести подозрения, а? Но ведь тебе незачем укрывать Дона от полиции, верно?

В глазах Элен мелькнуло отчаянье.

— Значит, ты не поверила мне, — сказала она тихо и вдруг, вскрикнув, схватила утюг. На белой ткани красовалось большое темное пятно. Дрожащими руками Элен поставила утюг на подставку и скомкала пижаму.

— И вообще, при чем здесь Дон? Ты сама знаешь, что в это время он был у Торна…

— Я не утверждаю, что это Дон. Но есть еще уйма вопросов, которые мы должны обсудить. Ты должна сказать мне правду, Элен!

— Что я должна тебе рассказать? Я убежала от Дона, пришла домой, вы все играли в бридж. Я подумала о Терри, о нашей ссоре. В заливе я видела парусник. Вот я и взяла купальник, переоделась в домике Дона и поплыла к Терри на яхту. Я же говорила.

— Конечно. Я помню. Но это не означает, что я в это поверила. Когда ты появилась на острове, ты плыла совсем с другой стороны. Как ты объяснишь это, Элен?

— Можешь думать все, что хочешь.

— Зачем ты приплыла на остров?

— Да просто захотела, и все!

— Неправда! Ты что-то искала. Что-то, что, как ты предполагала, должно было быть именно там. Что?

Сунув руку в карман халата, она достала купальную шапочку и, держа ее двумя пальцами, спросила:

— Может быть, это? Я ее нашла, и знаешь где? Она была зажата в руке Айвора.

Элен смотрела на шапочку, как на змею.

— В руке Айвора? Нет! Я никогда не поверю в это! — неожиданным быстрым движением она выхватила шапочку из пальцев Кей и спрятала за спину. — А если даже это и моя, то что с того? Шапочку я повесила на ограду пристани. Наверное, она упала в воду и плавала там. Айвор увидел, наклонился, чтобы достать, зацепился ногой и упал…

— А почему она разорвана?

— Разорвана? Да откуда же мне знать? Я уже сказала тебе, что шапочки не видела, а на остров отправилась вовсе не за тем, чтобы ее искать.

За дверью раздались чьи-то шаги. Элен быстро свернула штаны и тоже спрятала за спиной. В кухню, позевывая, вошел заспанный Терри с взлохмаченной шевелюрой. Несколько недоуменно он посмотрел на Кей и сказал:

— Я слышал, что кто-то прошел на кухню. Мне надо поговорить с тобой, Элен.

— Что тебе нужно?

— Ты можешь смело говорить при мне, Терри, — сказала Кей. — Я уговариваю Элен рассказать мне правду. Мы должны доверять друг другу. Она упорно твердит, что вы были вместе, но ведь это не так?

Юноша внимательно смотрел на Кей.

— Да, ты права. Это неправда. В ту ночь я вообще не видел ее.

Элен молчала, низко опустив голову.

— Терри, зачем же ты солгал матери, а потом полиции?

— Потому что нужно было выручать Элен. Перед этим я вел себя, как последняя скотина. А когда начался этот ужас, мне показалось, что я просто обязан для нее это сделать. Ты же знаешь, Элен, что я все для тебя сделаю! И полиции повторю то, что уже сказал. Но я больше не могу выносить этой неизвестности! Элен, скажи, это ты его убила?!

— Убила? — Элен истерически расхохоталась. — И ты туда же! Что это вы так упорно уговариваете меня, а? К тому же, откуда известно, что это было убийство? Клиффорд вбил это себе в голову, и только! Бред какой-то!

— К сожалению, это не бред, Элен. Нам всем придется туго, если мы не будем доверять друг другу, — печально сказала Кей.

— Да что вы ко мне привязались!

— Не надо, Элен. Я видел тебя собственными глазами в одиннадцать сорок пять, ты плыла со стороны пляжа «Шторма», а это именно то место, где, по мнению майора, убили Айвора.

— Меня? Ты видел меня?

— Да, я собирался причалить к берегу, — продолжал Терри.

— И видел тебя довольно отчетливо. Особенно твою шапочку. Кей смотрела на Элен. Губы у той дрожали, а в глазах стояли слезы.

— Но я в самом деле не…

— Элен! Не лги! Расскажи, что ты делала на пляже.

— Почему ты мучаешь меня, Терри? Ты же не полицейский. Последние слова прервались глухими рыданиями. Прижав к себе джинсы и шапочку, она вылетела из кухни.

Терри хотел броситься за сестрой, но задержался и повернулся к Кей.

— Это правда, Кей. Я видел, как она плыла. Почему она не говорит правды? Ведь она знает, что я буду стоять за нее до конца! Даже… даже если это она убила Айвора.

— Мы не должны так думать, Терри, — сказала Кей устало.

— Мы окончательно сойдем с ума, если станем подозревать друг друга. Может быть, существует какая-то иная причина ее молчания. Несколько минут назад Элен клялась мне, что любила Айвора.

— Любила? Да как она могла любить его после того, что он говорил в ее присутствии о Симоне… — он оборвал фразу. — Кей, а ведь ты тоже солгала полиции. Симона ведь не ездила с тобой на остров, так?

— Откуда ты знаешь?

— Потому что видел. Когда я заметил плывущую Элен, то изменил курс и увидел Симону в байдарке. Она гребла по направлению к острову. Ведь она была там?

— Да, Терри.

— А значит, она могла… — он замолчал. Но Кей догадалась, что он имеет в виду.

— Терри! Не торопись с выводами. Еще рано.

— Скорее, поздно.

Терри стоял перед ней — длинноногий, большой, слишком большой для своей пижамы, похожий на обиженного ребенка.

— Я с ума сходил по Симоне, Кей. Да ты сама видела. А она… Ну и пусть. Я все равно люблю ее, только понимаю, что у меня нет шансов. Она всегда будет помнить Айвора…

— Все изменится, Терри.

— Мы не в состоянии что-либо изменить. Айвор мертв. А мертвый — он много опасней.

Он посмотрел на свои переплетенные пальцы и сказал задумчиво:

— Элен… Симона… теперь и я тоже. Я весь вечер был один, ходил под парусом. Каким образом я докажу, что не убивал?

Он смотрел на Кей, словно ребенок, который искренне верит, что ему обязательно помогут.

— Что же нам делать? — спросил он неуверенно.

Кей поцеловала его в щеку и улыбнулась.

— Все будет хорошо, Терри. Держитесь с Элен за свою версию, а мы с Симоной — за свою.

— Кей, не говори Симоне, что я видел… Я не хочу, чтобы она знала, что мне известно о ней и Айворе.

— Будь спокоен, — засмеялась она. — Пойдем, Терри. Постараемся на время забыть обо всем и заснуть.

Она выключила утюг и унесла в прачечную. Потом они поднялись по лестнице и разошлись по своим комнатам.

Когда Кей скользнула в постель, Симона дышала глубоко и ровно.