Прочитайте онлайн Возвращение на Бермуды | ГЛАВА 7

Читать книгу Возвращение на Бермуды
3416+1360
  • Автор:
  • Перевёл: Э. Гюннер

ГЛАВА 7

В напряженной тишине внимание всех было приковано к Мод. Кей чувствовала, что будущее их всех зависит от ее ответа. Лицо Мод, за секунду до этого побледневшее, вновь разгладилось и обрело выражение покоя.

— Я уже рассказала вам все, что знала, майор, — сказала она.

— Но если вы сомневаетесь, то нет смысла повторять все с самого начала.

— А по-моему, — заверещала Алисия Ламсден, — пусть господин майор расскажет, что он думает по этому поводу. Ведь Айвор мог попрощаться с миссис Чилтерн, а потом вернуться.

— Если бы он вернулся, я бы это слышала, — спокойно сказала Мод. — А так звук только удалялся. По моему мнению, господин майор, вы придаете слишком уж большое значение этим следам. Мало ли кто мог их оставить? Я понимаю, — продолжала она мягко, — что ваше положение требует учитывать любую возможность. Мистер Дрейк был нашим близким другом, а кроме того, он должен был жениться на нашей дочери… Не человечнее ли избавить нас от всего этого?

В глазах Клиффорда вспыхнули злые огоньки.

— Я очень ценю ваше мнение, — заявил он. — Но действовать буду так, как сочту нужным.

— Очень хорошо, — сказала Мод, — Уже поздно, и я хотела бы, чтобы дети легли спать.

— Разумно. Без сомнения, всем вам, господа, сон просто необходим. — В голосе майора прозвучала плохо скрытая насмешка. — Я явлюсь сюда утром и займусь некоторыми деталями. До того времени я оставлю здесь одного из своих людей. Попрошу вас, господа, не спускаться на пляж без моего разрешения. Полагаю, что это вас не затруднит?

— Ну конечно, господин майор, — спокойно согласилась Мод.

— Алисия, проводите мистера Чилтерна, Дон, позвольте подчиненному господина майора воспользоваться вашей кухней, ладно? Пойдемте, дети! И вы тоже, дорогая Симона. Доброй ночи, господин майор!

Прежде чем уйти, Кей еще раз глянула на доктора Торна, тихо беседующего о чем-то с Доном.

Когда все вышли, Мод обратилась к Симоне:

— Дитя мое, я знаю, что ваши родители уехали. Вы переночуете у нас, в комнате Кей есть вторая кровать, и я уверена, что она охотно приютит вас на ночь.

— Конечно! — сказала Кей.

Мод легонько поцеловала Элен в щеку.

— Постарайся уснуть, моя девочка. — Затем она обратилась к Терри:

— Доброй ночи, Терри.

Побледневший юноша неловко притянул мать к себе и по-мальчишески чмокнул в щеку.

Когда они вместе с Симоной поднимались наверх, Кей чувствовала, что не сможет поговорить с Элен до утра. В спальне она мимоходом заглянула в вазу, куда спрятала шапочку. Симона не должна знать об этом.

Симона села на кровать, поджав под себя ноги.

— Возьмите пижаму, Симона, — предложила Кей.

Стянув через голову платье, Симона молча подошла к трюмо. Приподняв руками свои великолепные волосы, сев на табурет из кедрового дерева, она начала медленно их расчесывать. Не прекращая своего занятия, она спросила:

— Почему вы солгали?

— Мне казалось, вы не хотели сообщать полиции о том, что находились в павильоне Айвора. Ночью… одна.

— Говоря иначе, вы обеспечили мне алиби.

— Если вам угодно, можете определить это именно так.

— Угодно? — Симона повернулась и теперь смотрела прямо в глаза Кей. — Одновременно вы обеспечили и собственное алиби.

— Мне незачем скрывать, что я плыла на остров именно к Айвору.

— О да! Вы только хотели одолжить у него книгу! Всего лишь! — она швырнула гребень на пол. — И я должна этому верить? Так же, как и той куче лжи, которую наговорила ваша семейка? А Айвор мертв! Его убили! А вы… вы все радуетесь этому!

— Симона! Вам не следует так говорить!

— Это почему же? Ведь это правда! Я вижу вас насквозь. Айвор много мне о вас рассказывал. Вы же крутили с ним три года назад. А теперь, узнав, что он собирается жениться, примчались сюда выручать эту шлюху… Я слышала все, что сказал вам Дон на пристани, — она сжала свои тонкие пальцы в кулаки. — Вы оба старались помешать этому браку и добились этого!

Кей сидела на кровати и спрашивала себя, что и с какой целью рассказывал Айвор Симоне.

— Симона, — спросила она тихо, — вам не кажется, что слишком много людей могли желать смерти Айвору?

— Еще бы! Люди, которые завидовали ему! — Симона подалась вперед на своем табурете. — Завидовали, потому что не могли жить так, как он… Никчемные люди, такие, как Чилтерны, которые присосались к нему, как пиявки, и подсовывали свою дочку, как приманку…

Кей смотрела на девушку, и ей вдруг стало до боли жаль ее.

— А ведь вы были в него влюблены, — сказала она тихо.

— Вам-то какое дело?

— Вы его любили, а он бросил вас ради Элен.

— Ах, вот как вы себе это представляете? А вы ничем не отличаетесь от своих родственничков! Вы не в состоянии понять меня так же, как не понимали Айвора. Да! Я любила его. И он меня тоже любил. Не так, как это понимаете вы, а по-настоящему! А Элен увлекла его, признаю это, потому, что была холодна и недоступна… Мы часто смеялись над ней, Айвор и я.

Вы, наверное, думаете, что я ревновала к Элен? Из-за этой женитьбы? Какая там ревность! Неужели вы можете предположить, что это могло бы повлиять на наши отношения? — глаза девушки блестели, — Айвор никогда не женился бы на Элен после того, что произошло сегодня вечером. Вы делаете вид, что не знаете, зачем я приходила к Айвору?

— Я действительно не знаю. Откуда?

— Ну, тогда я вам расскажу. — Теперь она говорила спокойно. — Вечером я сидела дома. Примерно в половине одиннадцатого я села в байдарку и поплыла сюда, потому что знала, что Айвор здесь. Я подошла к окну и увидела, как вы играете в карты. Тогда я вернулась на пристань. В домике Дона горел свет, слышались голоса. Я заглянула туда. Угадайте, что я увидела?

Кей почувствовала нарастающее беспокойство.

— Симона…

— Вашу драгоценную племянницу! Невинную Элен вместе с Доном! Он держал ее в объятиях! Это нужно было видеть, как он ее целовал!

«Значит, Дон говорил правду», — подумала Кей.

— Теперь вы понимаете, зачем я поплыла на остров? — продолжала Симона. — О какой свадьбе могла бы идти речь, если Айвор узнал бы, что его невеста, это воплощение невинности, крутила любовь с его слугой!

Симона была права. Для Айвора, с его неуемным снобизмом и патологической страстью обманывать других, мысль о том, что обманывают его самого, была бы невыносима.

— Значит, вы поплыли на остров, чтобы рассказать Айвору об Элен и Доне?

— Разумеется! Я хотела раскрыть ему глаза, потому, что не могла больше смотреть, как Чилтерны используют его, подсовывая Элен, чтобы обеспечить себе крышу над головой.

Она помолчала и с интересом глянула на Кей.

— Как вы считаете, не заинтересует ли это все и полицию тоже? Сегодня миссис Чилтерн рассказывала майору, как все они любили Айвора, а я докажу, что их доченька обманывала его, а вся семейка его ненавидела!

Дело обстояло хуже, чем Кей предполагала. Но в то же время она не чувствовала неприязни к девушке. Странным образом Симона превратилась в совсем другого человека, такую же молодую девушку, которая три года назад так же вглядывалась в лицо Кей… Так же готовую на все ради Айвора… Напомнила Розмари Пауэлл!

— Симона! Милая Симона, — Кей ласково прикоснулась к плечу девушки, — Не торопитесь. Вы не отдаете себе отчета в том, каким был Айвор на самом деле. Да, последнее время Чилтерны многое принимали от него, но только потому, что этого хотел, в первую очередь, сам Айвор. Именно он был режиссером этого спектакля. Согласна, что в этой ситуации Чилтерны проявили себя не с лучшей стороны, но это не повод, чтобы ломать им жизнь.

— Ломать им жизнь? А что они сделали с его жизнью? Айвор мертв!

— Симона, не следует быть столь категоричной. Вы же не знаете, был ли вообще Айвор убит.

— Да это они его убили! — Губы Симоны дрожали, как у маленькой девочки. — Я… я их всех ненавижу-у!

— И Терри тоже? Подумайте, что станет с Терри?

— А мне какое дело?

— Терри любит вас…

— Меня? Терри? Да он еще ребенок. Он понятия не имеет, что такое любовь.

— Терри знает о любви гораздо больше, чем Айвор, Симона. Вы верите, что Айвор любил вас. Мне очень тяжело разрушать ваши иллюзии, но вы должны знать правду. Айвор не любил вас. Айвор вообще никого не любил, кроме себя.

Симона резко выпрямилась.

— Это ложь!..

— Нет, Симона, к сожалению, нет. Сегодня за обедом Айвор говорил о вас, чтобы помучить Терри. Он заявил, что вы водите Терри за нос, что имеете обыкновение приезжать по вечерам в павильон… что вы готовы многое позволить любому, кто купит вам такой же браслет, — она дотронулась рукой до массивной серебряной подковы на руке девушки. — Если бы мы не удержали Терри, он избил бы Айвора. Я хочу, чтобы вы знали, как любит вас Терри, если вы по-прежнему намерены сообщить в полицию, то помните, что тем самым накинете петлю ему на шею. Самый серьезный мотив убить Дрейка имел именно он.

Симона молчала, опустив голову, теребя в пальцах браслет.

— Если судьба Терри вам безразлична, подумайте о себе. Как только вы начнете говорить, то сразу же окажетесь под подозрением. У вас не меньше поводов для убийства, чем у любого из нас.

— Плевать я хотела на подозрения! И вы все врете! Айвор не мог так говорить обо мне. Тем более, перед Чилтернами.

— Спросите любого, кто сидел за столом.

— А Терри? — спросила Симона. — Он не поверил?

Кей кивнула.

Симона зябко передернула голыми плечами.

— Вот, значит, как? Ну что ж, во всяком случае, это было забавно.

Затем, протянув Кей руку, она прошептала:

— Не бойтесь, я ничего не скажу майору. Мы с вами отправились на ночную прогулку. Это все, что я знаю. Хотя майор и стреляный воробей, но из меня он ничего больше не вытянет.

— Благодарю вас, Симона! — Кей сильно сжала ее руку. — Вы приняли это достойнее, чем я сама, три года назад.

— Не стоит благодарить меня. Прошу вас, не надо больше говорить об этом сегодня, по крайней мере.

Симона отвернулась и преувеличенно внимательно стала рассматривать себя в зеркале. Кей почувствовала жалость к девушке. Хотя Симона и не позволила себе слабость в ее присутствии, она прекрасно представляла себе, что творится у той в душе.

Только позже, когда Кей легла, с соседней кровати донеслись приглушенные рыдания.