Прочитайте онлайн Война закончена. Но не для меня | ГЛАВА 31

Читать книгу Война закончена. Но не для меня
3316+1868
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 31

Ночь душила. Теплый, сухой воздух неподвижно лежал на земле. Глубокая, подвальная тишина угнетала. Ослепительно яркая луна светила на нас сбоку, словно настольная лампа в комнате для допросов. Я тыкал пальцем в дисплей смартфона, набирая номер, который пришел с эсэмэской. Смартфон плохо воспринимал мой сухой и грубый палец, похожий на ветку окаменевшего саксаула, и набрать очередную цифру удавалось лишь с третьего раза. Я тыкал, ошибался, нервничал и начинал заново. Наконец сигнал пошел. Я услышал гудки.

Первый раз за все время операции я звонил Фролову.

– Я все сделал, как ты просил, – произнес я.

Я слышал в ответ частое дыхание, покашливание.

– Высылай ролик, – ответил Фролов.

– Не удается. Приходит сообщение, что абонент заблокирован.

– Ты врешь, майор!

– Тогда подскажи мне другие способы доказать тебе, что у лейтенанта Дэвида уже нет головы. Кстати, можешь приехать к нам – посмотришь собственными глазами. Ты вообще где?

Фролов молчал, думал.

– Запиши другой номер, – произнес он, и было понятно, что говорит он это от безысходности, так как ничего другого предложить не может. – Только поторопись – номер будет доступен три минуты.

Я немедленно обрубил связь. Это была редкая удача! Он снял блокировку со смартфона на исходящие звонки! Теперь нужно действовать очень быстро!

Я набрал код выхода на международные номера, но тотчас услышал в трубке женский голос автоответчика.

– Смола, что она говорит?! – я протянул бойцу трубку.

Смола слушал недолго, скривил рот и покачал головой.

– Выход на международные линии заблокирован.

– Вот собака!

– Спокойно! Можно попытаться связаться с оператором местной сотовой связи! Какой номер тебе продиктовал Фролов?

Я назвал.

– Девяносто три, семьсот пять… – наморщив лоб, повторил он. – Это, если мне не изменяет память, код мобильного оператора Эй-дабл-ю-си-си, Афганская корпорация беспроводных Коммуникаций.

Он начал торопливо набирать номер.

– Куда ты звонишь?

– Куда попало… – Прижал трубку к уху. – Хэллоу!.. Дую спик инглиш? Что?..

Смола поморщился, отключил связь.

– Этот не говорит… Сейчас еще раз попытаюсь…

Он наобум набрал еще один местный номер. Разговор был еще более коротким.

– Уровень грамотности в Афгане – двадцать восемь процентов, – мрачно изрек Остап. – А английским владеют всего две десятые процента. Так ты будешь искать англоговорящего собеседника целый год. Попытайся что-нибудь сказать по-арабски.

– Уровень моего арабского еще хуже, чем их английского, – процедил Смола.

– Фролов сейчас заблокирует трубку, – сказал я. – Парни, придумайте что-нибудь.

– Может быть, позвонить в службу спасения? – предложил Остап.

– Это не Штаты, чувак, – отмахнулся Смола. – Нет у них никакой службы.

– Черт!! – выругался Смола, с отчаянием глядя на тусклый экран. – Даже если я дозвонюсь оператору, даже если он говорит по-английски, то как я отвечу на вопрос, на чье имя зарегистрирован номер?

Мы замолчали и застыли, тупо глядя на тускло светящийся дисплей. Можно было бы, конечно, отказаться от этой затеи. Но мне так остро не хватало толики уверенности в том, что я не ошибся, что моя милая в безопасности! А без этой толики ох как тяжело было идти на рискованное дело. Потому что все мысли будут – только о ней.

– Я знаю, что надо делать, – вдруг сказал Дэвид. – Дайте трубку!

Смола недоброжелательно глянул на американца и покачал головой.

– Хер тебе, а не трубку. Ты же сразу своим позвонишь! Видел я, как ты к вертолету кинулся.

– Смола, дай, – сказал я.

Не знаю, почему именно сейчас я верил Дэвиду.

– Я позвоню представителю коалиционных сил в Центр управления сотовой связи, – пояснил он. – И нас соединят хоть с министром обороны России.

– А как вы представитесь?

– Я назову имя и личный номер моего товарища, который сейчас в отпуске.

Смола пожал плечами и протянул смартфон лейтенанту.

– Все у вас схвачено. Даже мобильная связь. А порядок навести не можете.

– Только попробуй сказать что-то лишнее, – предупредил Остап, кладя руку на плечо лейтенанта. – Будешь есть смартфон аки двойной айфон-чизбургер.

Дэвид взял трубку и стал тыкать пальцем в дисплей. Я отвернулся, старясь думать о чем-то отвлеченном. Семейная жизнь спецназу противопоказана. Вот из-за того, что у меня есть жена, я намного более уязвим, чем наш несчастный Удалой. Потому что у него нет никого из родных. Ни жены, ни детей. И вообще он детдомовец. Никто его не станет оплакивать. И он помнил об этом, когда отправлялся под пули. Он был свободен в бою. А я – нет.

Я слышал, как лейтенант назвал себя Джоном Рэпфельдом, как он медленно и отчетливо продиктовал несколько цифр, как спокойно и убедительно объяснил, что в целях конспирации номер зарегистрирован на подставное лицо… Наконец он опустил трубку, накрыл ее ладонью и шепнул мне:

– Какой номер в России?

Я назвал. Нервы мои были напряжены до предела. Я скрипел зубами от нетерпения. Я молил всех языческих богов помочь моей милой выпутаться из сетей, в которые она попала.

Дэвид будто издевался. Он прижимал трубку к уху и молчал. Это тянулось целую вечность.

Наконец он протянул трубку мне.

– Пошли длинные гудки, – сказал он, как мне показалось, с чувством вины.

Я выхватил трубку из его руки.

– Алло!! – закричал я.

Гудки продолжались. Проклятье! Она не может взять телефон! Она до сих пор связана! Она… нет, только не это!!!

Мне показалось, что сердце мое начинает рваться в клочья.

И вдруг она ответила… Тихий, сонный голос. Где-то фоном звучала музыка и пение.

– Андрей, это ты! – воскликнула Мила. – Ты как? Ты…

– Мила, ты где? Что они…

– …ты где? У тебя все в порядке?..

– …с тобой сделали?! Ты свободна?!

Мы оба кричали, перебивая друг друга. Я понял, что так будет бесконечно, пока кто-то из нас первым не начнет рассказывать.

– У меня все в порядке! – еще громче закричал я, чтобы ее перебить. – Я жив и здоров!! А ты??

– Слава богу! – выдохнула Мила. – Я чуть не умерла от волнения… Со мной тоже все в порядке. Я на озере, в палатке.

– На каком еще озере??

– На Туристском. Здесь слет-фестиваль бардовской песни. Тысячи палаток. Тут меня никто не найдет. Только шумно очень. Я потому твой звонок не сразу услышала…

– Как ты освободилась от них, Мила??

– Очень просто. Сказала, что должна переодеться. Поднялась в твой кабинет, открыла сейф с оружием. Взяла «калаш» и целый час гонялась за ними по лесу… Это не бойцы, Андрей, а так… размазня… Ты за меня не волнуйся, я…

Связь вдруг прервалась. Я почувствовал, как слабеют мои ноги. Я опустился на камень. Слезы душили меня. Хорошо, что это все происходило ночью.

Дэвид заглянул мне в лицо и зачем-то коснулся моей щеки двумя пальцами.

– Я завидую тебе, Эндрю, – сказал он. – Только русские умеют так любить.

– Да разве ты что-нибудь понял? – спросил я, от стыда нервно сплевывая себе под ноги.

– А что тут понимать. Твой голос… И твои глаза. Все понятно…