Прочитайте онлайн Война закончена. Но не для меня | ГЛАВА 22

Читать книгу Война закончена. Но не для меня
3316+1894
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 22

Перед рассветом Майкл начал громко стонать, и мы, озабоченные тем, чтобы он не выдал нашего схрона, сидели вокруг него, с тревогой поглядывая по сторонам. Мы не знали, чем можно помочь несчастному. Смола, который во время ночного рейда успел набить рюкзак разнообразным трофеем, сделал ему повязку, которую смочил какой-то пахучей жидкостью.

– Это анальгетик, – сказал он. – Больше я ничего не смог раздобыть.

Дэвид подчеркнуто держался на дистанции от Ричарда. У нас остался горький осадок после ночной истерики лейтенанта, когда он огульно обвинил солдата в трусости и предательстве. И напряжение между мной и моими бойцами тоже не угасло. Они по-прежнему не могли понять, какого черта я вожусь с этой жалкой кучкой, от которой у нас только проблемы.

Еще вчера я лелеял надежду в душе, что взорвать склад нам помогут наши американские друзья. Но после того, как увидел, в каком бедственном положении они находятся, похоронил эту идею. Оставался Дэвид с сомнительными способностями и навыками. Не было смысла полагаться на него. Хоть Дэвид и присвоил себе трофейный пулемет с приличным боезапасом, я все же не верил в него как в боевую единицу. Не решится он штурмовать с нами склад. Да хрен с ним. Сами справимся. Мне он нужен для других целей. Во-первых, он должен привести нас к складу. А во-вторых, он сгодится в качестве заложника, если вдруг нам помешают штурмовать склад его соратники.

– Командир, – сказал Смола, придавливая камнем комки окровавленной ваты. – Майкла надо срочно госпитализировать. Он весь горит. Если не оказать ему медицинскую помощь, он не доживет до вечера.

– Ты говоришь неполиткорректно, – поправил его Удалой. – Твои слова могут оскорбить Майкла и унизить чувство его собственного достоинства. Говорить надо так… – Удалой перешел на английский: – Сэр, у вашего солдата замечательный температурный показатель, значительно превышающий наши показатели. И это дает мне основания предположить, что когда-то в далеком будущем на его роскошной мраморной плите из золота, инкрустированного алмазами, будет отлита сегодняшняя дата…

– Ничего смешного, – холодно произнес лейтенант и повернулся ко мне: – Эндрю, ты обещал проводить нас до шоссе.

– Это сделают Остап и Смола. А ты останешься здесь со мной.

– Но…

– Я повторяю: это сделают Остап и Смола.

– Они справятся?

Я в ответ лишь покачал головой и пожал плечами – столько во мне было гневных чувств.

Зазвенел смартфон. Фролов все еще не терял надежды навязать нам свою волю. Удалой, которой с недавнего времени носил гаджет при себе, вопросительно посмотрел на меня, все понял и со вздохом сожаления оборвал связь.

– Странно, – принялся вслух размышлять Удалой, заталкивая трубку в карман. – За несколько прошедших дней второй человек сомневается в моей профпригодности. Фролов не доверял. Теперь этот североамериканец не доверяет. У меня что – лицо не вызывает доверия? Или телосложение?.. Не пойму…

– Это все потому, что ты похож на балеруна, отсидевшего пятнадцать лет в зоне для особо опасных рецидивистов, – сказал Остап.

Лейтенант, который при виде смартфона изменился в лице, снова начал меня доставать:

– Мы можем сделать все намного проще. Дай мне трубку, я свяжусь с базой, и сюда тотчас прилетит вертолет, который заберет солдат.

Я усмехнулся.

– Твой план, Дэвид, мне не нравится.

– Но почему?

– Отвечать на этот вопрос неполиткорректно по американским понятиям, – за меня ответил Удалой. – А то вы подумаете, что майор негативно к вам относится.

– Ты мне не веришь? – не обращая внимания на язвительные реплики Удалого, спросил меня Дэвид.

– Ваш вопрос, сэр, опять же – неполиткорректный, – продолжал словоблудие Удалой и фамильярно хлопнул лейтенанта по плечу. – Надо спрашивать так: Эндрю, в мои мысли вкралась гипотеза, смысл которой заключается в том, что твое восприятие моего восприятия не соответствует моему восприятию твоего восприятия…

– Удалой, замолчи! – оборвал я и решительно встал, показывая тем самым, что разговор закончен. – Остап, Смола, – добавил я уже по-английски. – До шоссе не больше трех километров. Проводите туда солдат. Остановите попутку. Объясните водителю, что ему щедро заплатят, если он довезет пассажиров до базы. И отдайте Ричарду трофейный «калаш» на всякий случай.

– Сделаем, командир, – ответил Остап с плохо скрытым неудовольствием, поправляя на плече ремень винтовки. – Нам, как бешеным собакам, семь верст – не крюк.

– Ричард, – обратился к солдату Дэвид. – Отойди в сторону, я хочу поговорить с тобой наедине.

– А почему не при всех, Дэвид? – не преминул уколоть я. – Ты нам не доверяешь?

– Извини, Эндрю, – сухо заметил Дэвид, – но у нас есть право на военную тайну. Я же не спрашиваю у тебя, почему вы намереваетесь взорвать героиновый склад в форме военнослужащих США?

– А это чтобы вам было приятней! – снова встрял в разговор Удалой. – Мы сделаем за вас то, что вы уже несколько лет сделать не можете. Лавры возьмете себе. Нам они на хер не нужны.

Американцы шептались недолго. Ричард внимательно выслушал, приложил руку к голове и сказал: «Йес, сэр!»

Если бы мои парни назвали меня «сэр», я бы со скалы упал от смеха. Какой из меня сэр? Я для бойцов просто старший товарищ. В этом все наше различие.