Прочитайте онлайн Восточные грезы | ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Читать книгу Восточные грезы
3516+986
  • Автор:
  • Перевёл: И. Лыгалова
  • Язык: ru

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Это довольно странно, — выразила Натали свой протест шоферу машины, подъехавшей за ней прямо к трапу. — Я не хочу ехать сразу во дворец. Сначала мне нужно побывать дома.

— Сожалею, но мне приказано доставить вас прямо во дворец, — ответил шофер тоном, не терпящим возражения.

Натали молча уставилась в затемненные стекла. Что происходит? Почему в машине не оказалось никого, кто мог бы ей хоть что-то объяснить?

Машина свернула на скоростное шоссе, соединяющее дворец с аэропортом. Вскоре появились огни города и знакомый купол дворца.

Сделав неожиданный крюк, машина обогнула город и подъехала к заднему входу в королевскую резиденцию.

Натали вздохнула. Ее доставили на Нироли специальным рейсом, но в то же время во дворец она должна была попасть только через задний вход. Темный двор за воротами был холодным, сырым и совершенно негостеприимным.

Шофер вышел из машины и открыл пассажирскую дверцу. Несмотря на раздражение, Натали улыбнулась ему — в конце концов, он только следовал инструкциям.

Старый король любил играть людьми, сталкивая их друг с другом, но Натали все же стала относиться к нему с большей симпатией с тех пор, как он, одного за другим, отверг кандидатов на королевский престол. Он мог быть надменным и гордым, но он был стар и, как она подозревала, начал уже серьезно беспокоиться за судьбу Нироли. Несмотря на все его недостатки, а их было немало, никто не мог бы усомниться в его глубокой любви к своей стране. Любви, которую, как он знал, разделяла и Натали. Он удивил ее, признавшись, что она немного напоминает ему его первую жену королеву Софию. Натали была польщена, зная, как хорошо отзывались о королеве те, кто были знакомы с ней более близко.

Яркий прямоугольник света открывшейся двери обрисовал темную мужскую фигуру. В полусумраке двора Натали не сразу узнала первого королевского министра.

— К чему вся эта секретность и спешка? Что, наконец, происходит? — спросила она.

— Пройдемте, пожалуйста, я все вам объясню по дороге в ваши апартаменты.

Натали, сделав несколько шагов, остановилась.

— Мои… что?

— Так как вы без пяти минут официальная невеста наследника короля, само собой разумеется, что жить вы должны во дворце.

— Но у меня есть собственный дом…

— Не думаю, что теперь это будет удобно. Графиня Фичино уже назначена вашей фрейлиной. Она будет отвечать за организацию вашего дня, за все, что касается вашего гардероба и ваших официальных обязанностей. Также она поможет вам освоиться с правилами придворного протокола. Его высочество принц Кадир предпочел прибыть несколько раньше, чем мы договаривались.

— Принц Кадир уже здесь? Но я думала…

— Вероятно, Его Высочеству так не терпелось поближе познакомиться со своим отцом и исполнить предсмертную просьбу его матери, что он поддался порыву и приехал раньше.

В другой раз чопорное неодобрение в голосе министра ее бы позабавило. Вся жизнь двора была подчинена такой жесткой рутине и всевозможным регламентациям, которые были бы вряд ли уместны даже в прошлом веке. Любой намек на спонтанность не просто осуждался, но и активно подавлялся, и принц наверняка уже был предупрежден о преступной недопустимости отклонения от назначенного времени.

— Король опасался, что будет невозможно долго сохранять в тайне присутствие во дворце его сына. Поэтому он решил перенести на более ранний срок и официальное объявление их родства, и вашу помолвку. Дворцовый пресс-атташе уже предупредил средства массовой информации, что вскоре будет сделано важное сообщение. На площади перед дворцом уже идут подготовительные работы для завтрашней речи короля.

— Завтрашней?

Министр молча указал ей на длинный коридор, увешанный портретами бывших королей и королев Нироли. В конце его на мраморной лестнице, сложив на груди руки, стояла графиня.

Она провела ее дальше по лестнице, затем вдоль еще одного длинного прохода и остановилась возле высоких двойных дверей.

— Ровно к одиннадцати часам вы должны быть в Королевской Палате. Оттуда с балкона король официально представит принца Кадира народу Нироли. Вы подождете пятнадцать минут, прежде чем присоединитесь к ним и получите королевское благословение на вашу помолвку с принцем и последующий законный брак.

Толкнув рукой двери, графиня пригласила ее войти в комнату. Три молодые девушки-горничные почтительно склонили головы. Каждая из них сделала глубокий, реверанс.

Натали поблагодарила девушек и спросила, как их зовут. Графине явно не понравилось такое отступление от правил, но Натали решила проигнорировать ее неодобрение. Настало время впустить свежий воздух в застоявшуюся дворцовую атмосферу.

— Уже поздно, и вам пора ложиться, чтобы быть готовой к завтрашнему утру, но сначала я хотела бы сообщить, что король велел снабдить вас новым гардеробом. Я уже отдала распоряжение горничной подготовить вам платье для завтрашней церемонии. Перед вашим выходом в Королевскую Палату я приду проверить, все ли в порядке. И еще, когда вы будете на балконе, король преподнесет вам драгоценности, которые принадлежали королеве Софии. Вы их наденете и будете носить во время официального приема. Потом вы их вернете мне, чтобы они находились в сохранности.

Новый гардероб, королевские драгоценности. Ей нужно было это предвидеть. Все казалось таким нелепым и устаревшим. Натали вспомнила, какие украшения носила вторая жена короля, и содрогнулась. Зачем все эти церемонии? Ее мечтой было убедить своего мужа разделить богатство королевского дома, известного своей состоятельностью, не только с народом Нироли, но и с нуждающимися людьми всего мира. Но пока окружающие воспринимают ее лишь как куклу.

— А сейчас я вас покину, чтобы вы успели подготовиться к завтрашнему утру.

Это прозвучало так, словно завтра ей предстояло отправиться на гильотину, подумала Натали. В какой-то мере так оно и было. Ее брак с принцем Кадиром проведет черту между ее старой и новой жизнью, положив конец ее сексуальной свободе, право на которую теперь принадлежало каждой незамужней женщине. Почему она подумала об этом только сейчас? Оставалось надеяться, что не из-за прошлой ночи.

— И если вам понадобится что-то еще, — продолжала графиня, — что-то из еды или из книг, вы всегда можете вызвать одну из ваших горничных.

Три горничные облегченно вздохнули, когда Натали отпустила их. Несколько минут она осматривала свое новое жилище.

Кто до нее жил в этих комнатах? Прекрасная инкрустированная мебель была отполирована и блестела под огромной вычурной люстрой, но в целом помещение несло на себе печать заброшенности и меланхолии. Тяжелые портьеры из парчи закрывали окна, той же тканью были обиты позолоченные стулья в стиле барокко и широкая софа, стоящая посередине комнаты. Цвет ей понравился — зеленовато-голубой, он был лишь немного светлее ее глаз.

Узор ковра повторял замысловатую лепнину потолка. Огромное, в позолоченной оправе зеркало висело над камином, отражая элегантные пропорции комнаты с двойными дверьми, расположенными друг напротив друга. Одна пара вела в коридор, другая — в спальню.

Но как ни красива была эта комната, Натали чувствовала себя в ней неуютно.

Декор спальни перекликался с декором гостиной. Огромная кровать была задрапирована переливающейся шелковой тканью. На противоположной стороне комнаты были еще двойные двери. Одна из них вела в гардеробную, другая в ванную.

Кто-то уже открыл и распаковал ее чемодан. А в закрытых шкафах висела одежда, которую король выбрал для своей будущей невестки. Задержав дыхание, Натали открыла дверь первого шкафа. И тут же закрыла ее, бросив один только взгляд на ряд жестких сатиновых платьев и узких приталенных шелковых костюмов, куда более подходящих для королевы Евы, чем для нее. Красно-коричневые, насыщенно-зеленые и ярко-синие — они были совсем не в ее стиле. Натали с тоской подумала о своей одежде, о мягких платьях из натуральных тканей светлых оттенков, свободно облегающих фигуру. Она не могла обидеть короля, отказавшись от его щедрого дара, хотя и не сомневалась, что этот гардероб был подобран, чтобы удовлетворить тщеславие короны, а не ее чувства.

Эта одежда с замысловатым покроем и богатой вышивкой воплощала в себе все то, что ей так хотелось бы изменить в отношениях монархии с народом Нироли. В современной жизни отношение народа к членам королевской семьи зависело от того, как они заботились о своих подданных, а не от того, насколько народ боялся или восхищался их властью, богатством или титулом.