Прочитайте онлайн Восточные грезы | ГЛАВА ПЕРВАЯ

Читать книгу Восточные грезы
3516+977
  • Автор:
  • Перевёл: И. Лыгалова
  • Язык: ru

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Венеция

Как бы Натали ни была привязана к Нироли, Венеция занимала особое место в ее сердце. Легкий бриз играл ее темными локонами. Она ждала катера, не обращая внимания на восхищенные взгляды окружающих мужчин. Только когда один из них остановился и, не сводя с нее прищуренных глаз, промурлыкал Bella, bella donna, она не смогла удержаться и рассмеялась, сверкнув изумрудными глазами. На какое-то время ее мрачное настроение отступило.

Несколько бессонных ночей заставили ее похудеть на несколько фунтов. Она непрестанно задавала себе один и тот же вопрос: правильно ли она поступила, согласившись на предложение короля Джорджио?

Катер прибыл. Подхватив небольшой саквояж, Натали грациозно ступила в неустойчивую посудину.

— Via Венети, Бучесетти СПА-отель, — сказала она водителю.

— Si, сеньора. — В его взгляде читалось откровенное восхищение.

Неторопливое движение по водной глади заставило Наталью горько пожалеть о внезапных переменах в ее жизни. С каждым днем у нее нарастало ощущение, что она ступила на подножку поезда, который слишком стремительно набирает скорость.

Так почему она сразу согласилась? Ведь никто же не заставлял ее.

Никто? Когда король обращается к тебе с просьбой спасти будущее твоей страны, страны, которую ты любишь, разве можно просто повернуться и сказать «нет»? Тем более, если ты принадлежишь старинному роду Карини.

Но как только она сказала «да», список причин, почему в ее собственных интересах лучше было отказаться, начал расти день ото дня.

— Via Венети, — объявил водитель, прерывая ее мысли. — Отель совсем рядом. Он очень красивый. Вы там бывали раньше?

— Да, — сказала Натали.

Ее сдержанный ответ удивил водителя. Но разве могла она объяснить, что ради Нироли ей пришлось продать свой любимый СПА-отель?

Правда, выбор его новых владельцев все же остался за ней. Натали знала, что Майя и Говард будут придерживаться в работе самых высоких стандартов.

Но все же почему она добровольно отказалась от своего любимого детища? Чтобы стать принцессой? Натали рассмеялась. Ослепительная вспышка белых зубов, контрастирующая с алой яркостью мягких губ, заставила водителя вапоретто восхищенно вздохнуть.

К двадцати девяти годам Натали привыкла к эффекту, который она производила на мужчин.

Привыкнуть-то она привыкла, но самой ей так и не случилось никого полюбить. И, похоже, теперь она навсегда лишалась этой возможности. В конце концов, она была не настолько наивна, чтобы думать, будто брак, устроенный королем ради будущего страны между двумя незнакомыми людьми, мог перерасти в любовную связь. Она дала согласие на этот династический союз, лишь чтобы иметь возможность находиться рядом с принцем Кадиром и быть уверенной, что он правит ее страной с мудростью и любовью.

Если бы только она могла обратиться к кому-нибудь за советом!.. Но король строго-настрого запретил ей обсуждать данный вопрос с кем-либо.

Элегантный и современный СПА-отель имел свою собственную пристань. Повернувшись, чтобы взять багаж, Натали заметила высокого мужчину, нетерпеливыми шагами меряющего площадь перед отелем. Будучи высокой сама, она невольно обращала внимание на мужчин, которые были выше ее. Этот незнакомец средних лет был к тому же на редкость хорошо сложен. Его кожа теплого оливкового оттенка и густые черные волосы отливали здоровым блеском, и, хотя с такого расстояния нельзя было различить цвет его глаз, Натали заметила красиво очерченные высокие скулы, тонкий прямой нос и твердый подбородок. Вот это мужчина, с восхищением подумала она.

И словно почувствовав ее интерес, незнакомец остановился, повернул голову и посмотрел на нее. Она по-прежнему не видела, какого цвета у него глаза, но его лицо в фас оказалось еще более красивым, чем в профиль. Должно быть, это от солнца у нее слегка закружилась голова, а не от того, что он смотрел на нее…

Лишь взглянул, вздохнула она с облегчением, когда он снова начал вышагивать по площади. Поднимаясь на причал, Натали подумала, что интерес к незнакомому мужчине — отнюдь не самая разумная вещь для женщины, готовящейся вступить в династический брак. К тому же незнакомец уже ушел, и она вряд ли увидит его снова.

Натали вошла в холл. Майя тут же заспешила ей навстречу, раскрыв широкие объятия.

— Как хорошо, что ты приехала, чтобы помочь нам.

Натали почувствовала себя немного смущенной. Не могла же она сказать Майе, что король Джорджио велел ей держаться подальше от Нироли, пока недавно объявленный наследник трона не прибудет на остров. Вот тогда ей разрешат вернуться, и она будет торжественно представлена подданным Нироли в качестве невесты принца.

— Но почему я должна уехать? — спросила она короля.

— Вы — женщина, и я не могу позволить вам оставаться там, где вас будут искушать нарушить данную мне клятву.

Зная властный характер короля Джорджио, Натали благоразумно подчинилась приказу.

Получив разрешение на отъезд, она вернулась в Венецию, чтобы продолжить передачу дел Майе и Говарду.

Честно говоря, Натали искренне сочувствовала королю Джорджио. Он перебрал всех своих наследников мужского пола и был вынужден отвергнуть их. Испытывая ту же любовь к Нироли, что и он, она прекрасно понимала его противоречивые чувства. Радость, что у него есть внебрачный сын от короткой связи с арабской принцессой, случившейся почти сорок лет назад. И беспокойство, что арабское воспитание и идеи его сына могут не позволить ему должным образом управлять Нироли. И еще она была польщена, когда король Джорджио сказал, что видит в ней ту силу, энергию и добропорядочность, которые напомнили ему о его первой жене королеве Софии.

Каждый знал, как народ Нироли любил и уважал первую жену короля Джорджио и как много она сделала для Нироли. В детстве Натали мечтала вернуться назад во времени, чтобы встретить королеву Софию и быть ей верной помощницей. Сейчас же ей представлялась реальная возможность продолжить работу, начатую королевой. Временами Натали даже казалось, что брак с чужим человеком — не такая уж большая плата. К тому же она никогда не была влюблена, и не было оснований полагать, что это вообще когда-нибудь случиться. Она привыкла думать о себе как о здравомыслящей женщине, и ее все больше привлекала идея заключения брака между двумя людьми, объединенными общими целями и общей работой. Конечно, брак с будущим королем предполагал появление наследников, а это означало, что ей нужно будет спать с ним. Король Джорджио несколько раз упоминал, что объявившийся наследник очень похож на него. А сам Джорджио в свои шестьдесят по-прежнему был очень хорош собой. А значит, принц Кадир тоже по меньшей мере привлекательный мужчина.

Что же касается его личных качеств… Вдруг он окажется таким человеком, которого она просто не сможет уважать? Если так, она просто обязана находиться рядом и исправлять все его промахи.

Нироли, как и многие другие государства мира, находилось сейчас в критическом периоде, когда традиционные ценности пришли в столкновение с современностью. И те, кто, подобно ей самой, ратовали за сохранение уникальных природных богатств, часто конфликтовали с теми, кто не видели причин беречь природные ресурсы или, даже хуже того, хотели лишить остров его уникального природного наследия.

Как у королевы Нироли у нее была бы куда более выгодная позиция, чтобы продвигать свои идеи.

— Я была бы рада передать тебе мои права на некоторые рецепты масел, — сказала она Майе, меняя ход мыслей.

— Мы пользовались образцами масел, которые ты нам так великодушно предоставила. — На миловидном круглом личике Майи появился легкий румянец. — Наши клиенты просто в восторге от них. Глубокий мышечный наполнитель — тот, что ты разработала специально для спортсменов, пользуется особой популярностью, и список наших клиентов постоянно растет. Лыжники, футболисты, игроки в поло — все они приходят к нам по рекомендациям своих знакомых, и Говард уже начал паниковать, что масло скоро закончится.

Натали рассмеялась. Ей нравилось, когда люди одобрительно отзывались о ее лечебных маслах.

— Не беспокойся. Я прекрасно поняла намек Говарда, когда он звонил мне на прошлой неделе. — Хотя ей едва ли удастся заниматься бизнесом, если она выйдет замуж за принца Кадира, от одной вещи Натали все же не собиралась отказываться. Ей нравилось не просто создавать новые ароматы, но и применять их в терапевтических целях. Так же, как музыка и цвет, запахи способны оздоравливать тело и дух, если они определенным образом смешаны и правильно используются. Ее мечтой было создать целую таблицу ароматов, А используя положение королевы Нироли, она могла бы учредить благотворительный центр и раздавать лечебные масла всем нуждающимся.

— Надеюсь, мы сегодня вместе поужинаем, — сказала Майя. — Но сейчас я думаю, тебе хотелось бы немного отдохнуть и побродить по городу, прежде чем мы начнем обсуждать наши дела.

— Такой план меня вполне устроит, — ответила Натали, вспомнив об одном месте, где ей действительно хотелось бы побывать.

Полуденный осенний туман окутал город. Вместе с туманом пришли печаль и меланхолия, таившиеся под веселой карнавальной маской, которую Венеция так охотно надевала для всех, кто не хотел знать ее секретов. Натали направлялась к стоянке катеров, чтобы доехать до маленькой стеклодувной фабрики. Она случайно обнаружила ее много лет назад еще в свой первый визит сюда. Красота маленьких флакончиков тогда просто заворожила ее. И теперь из каждой своей поездки она привозила по одному неповторимому стеклянному чуду.

Она пересекла площадь и заметила, что идет по следам мужчины, которого видела тогда перед отелем. Что заставило ее вспомнить о нем? Не то ли странное предчувствие, что она снова может встретить его, после одного случайного взгляда, которым он ее удостоил? Когда она, можно сказать, уже стоит на пороге своего брака. Мечтать о высоком красивом мужчине, промелькнувшем на улице; было откровенно глупо. Так почему же она не может выбросить его из головы?

— О, синьорина, вы с каждым разом все хорошеете. — Старик Марио подарил ей широкую улыбку.

— А ваши похвалы с каждым разом становятся все более щедрыми. — Натали рассмеялась. Ее глаза, слово глаза ребенка перед Рождеством, притягивали длинные ряды полок, на которых стояли произведения стеклодува.

Марио повернулся, и она уже сделала шаг, чтобы последовать за ним, когда его сын остановил ее.

— Знаете, в этот раз у нас есть кое-что особенное для вас. Это работа моего отца. Думая о вас, он испытал необычное вдохновение…

Натали попыталась скрыть свое разочарование. Она была настроена сама сделать свой выбор, но разве она могла обидеть старого Марио.

Исчезнув на целую вечность где-то в задней комнате, Марио вернулся, держа в руках небольшую коробку.

— Вот, — сказал он, торжественно вручая ей свой дар.

Натали, выдавив из себя улыбку, открыла коробку и осторожно развернула вощеную бумагу. Сначала она могла видеть только радужную игру красок, соединенных между собой золотыми нитями. Она никогда еще не видела такого сверкающего изобилия цветов.

— Возьмите его в руку, — сказал Марио.

Натали осторожно вынула флакончик из коробки.

— Теперь смотрите.

У нее перехватило дыхание. Стекло искрилось, словно внутри него пульсировала невиданная жизненная сила.

— Что… что это? — спросила она восторженным шепотом.

— Алмазное стекло, приготовленное по очень старому и сложному рецепту. Мы больше не используем его, потому что не так легко найти нужные ингредиенты, к тому же эту смесь нужно долго выдерживать в земле, потом нагревать особым способом, что бывает небезопасно и для мастера и для изделия. Как гласит легенда, этот рецепт был похищен у одного восточного калифа, и додж разрешал им пользоваться только для изготовления его собственной посуды.

— Как красиво…

— Возможно, это последнее изделие, выполненное по старинному рецепту, и мой отец сделал его специально для вас. Говорят, когда человек с чистым сердцем держит его в своих руках, он сверкает и переливается всеми цветами радуги, но когда тот, кого обуревают дурные страсти, касается его, все краски исчезают и стекло становится холодным и бесцветным.

Марио быстро сказал что-то по-итальянски. Его сын перевел:

— Отец говорит, что когда бы вы ни коснулись этого флакона, вы всегда будете вспоминать о чистоте вашего сердца и об истинной красоте, которая всегда идет изнутри. Возможно, это укрепит ваш дух и согреет сердце в нелегкие минуты жизни.

Слезы подступили к глазам Натали. Старик стеклодув словно прочитал ее мысли.

Было уже поздно, когда Натали наконец покинула фабрику. Она посмотрела на часы и увидела, что у нее только и осталось времени, чтобы успеть добраться до отеля к назначенному сроку.

Но, как только она зашла в отель, выяснилось, что есть более важный повод для беспокойства, чем ее опоздание. Майя сидела на широкой кожаной софе, ее забинтованная правая рука висела на перевязи.

— Она поскользнулась и, уронив стеклянную вазу, порезала руку, — объяснил Говард.

— И теперь мы в ужасном положении, — вздохнула Майя. — У нас был звонок от одного клиента — еще перед тем как я упала, — он заказал номер на ночь. Он игрок в поло, и его старая травма неожиданно дала о себе знать. Он хотел, чтобы ему сделали массаж — глубокий мышечный массаж, который рекомендован при старых травмах. Ты мне его показывала.

Натали кивнула. Этот массаж был, можно сказать, одним из ее «коньков».

— Когда он последний раз был здесь в прошлом месяце, я ему рекомендовала этот массаж, и он остался доволен. Очевидно, с тех пор он стал проводить больше времени у компьютера, и старая травма снова начала беспокоить его. Естественно, я приняла у него заказ, и теперь он ожидает меня меньше чем через полчаса. Он всегда занимает самый лучший номер в отеле, и нам совсем не хотелось бы его огорчать. Но Джина, единственная из наших массажисток, которая умеет делать глубокий массаж, сейчас в отпуске.

— Я могла бы поработать за тебя, — предложила Натали, поддавшись мгновенному импульсу.

— Правда? — Майя вздохнула с облегчением. — Мы так надеялись, что ты это предложишь, — честно призналась она и шутливо добавила: — А ты уверена, что не хотела бы иногда работать у нас? Разумеется, ты была бы самой ценной нашей сотрудницей.

Ох, не искушайте меня, подумала Натали, но, улыбнувшись, только покачала головой. Она объяснила решение продать СПА-отель желанием сконцентрироваться на развитии своих способностей в области парфюмерии. Еще одна вынужденная ложь — спасибо королю Джорджи о.

— На какое время он записан? — спросила она, переходя прямо к делу.

— На половину восьмого. Осталось двадцать минут. Я уже принесла тебе униформу. Его имя Леон Перез. Поскольку он играл в поло, я думаю, он из Южной Америки. Он хочет, чтобы массаж был сделан у него в номере, но в этом нет ничего особенного, мы сами предлагаем такую возможность. Как бы там ни было, если его поведение начнет выходить за рамки допустимого, просто нажми на кнопку рядом с массажным столом. Мы установили их в каждом номере как раз для таких случаев.

— Неплохое решение, — согласилась Натали.

— Когда ты закончишь, мы вместе поужинаем и продолжим обсуждение наших дел, — сказала Майя, подавая Натали выглаженную униформу.

СПА-униформа была из чистого белого льна, простого покоя с короткими рукавами и воротником стойкой. Ткань была достаточно плотной и совсем не прозрачной. Натали понравилось, что Майя снабдила своих служащих удобной и практичной униформой, которая к тому же ни в коей мере не провоцировала клиентов. За пятнадцать минут она успела принять душ и переодеться. Униформа, правда, оказалась несколько короче той одежды, которую она обычно носила, и слишком облегающей. Но Натали успокоила себя тем, что клиент, скорее всего, будет лежать с закрытыми глазами, а значит, ему не будет дела до того, что на ней надето.

Ей приходилось делать массаж не одну сотню раз, и, казалось, сегодня не было никаких причин для томительного ощущения внизу живота. Нажав кнопку звонка, она застыла перед закрытой дверью.

Через несколько мгновений на пороге появился высокий мужчина в белом махровом халате.

Натали чувствовала себя такой же ошеломленной, как и тогда, когда в первый раз увидела флакон из алмазного стекла.

Это он. Леон Перез. Тот самый мужчина, которого она заметила тогда на площади. У нее закружилась голова. От волнения или от предвкушения?

Мужчина не сводил с нее удивительных зеленых глаз, обрамленных невероятно длинными ресницами.

Она словно утонула в его взгляде, как если бы была подхвачена неведомо откуда взявшимся могучим течением. И в бушующем море чувств она могла ясно уловить только одну мысль — как сильно ей хочется, чтобы он ее поцеловал.