Прочитайте онлайн Восточные грезы | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Читать книгу Восточные грезы
3516+989
  • Автор:
  • Перевёл: И. Лыгалова
  • Язык: ru

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Она не покажет им своих истинных чувств, думала Натали, глядя как Захара, смеясь, откровенно флиртует с Кадиром.

Неужели кто-нибудь поверил бы, что эта женщина приехала сюда только потому, что собиралась использовать свое недавно полученное наследство для финансирования СПА-комплекса в пустынном оазисе за несколько миль от столицы Хадии? Неужели присутствующие не разгадали коварный план Кадира — привезти свою любовницу в Нироли? И оставить ее здесь насовсем? Неужели три месяца назад мысль о том, что ее тогда еще будущий муж, возможно, имеет любовницу, казалась ей обыденной? Как же она заблуждалась…

Король Джорджио помахал ей рукой, приглашая присоединиться к нему. Заставив себя улыбнуться, Натали направилась через зал и, сделав реверанс, заняла место с ним рядом.

— Хорошо, что Кадир собирается поддерживать с Хадией добрые отношения. Как двум нациям нам есть что предложить друг другу и есть чему поучиться.

— Принц Кадир очень привязан к стране, в которой вырос, Ваше величество.

— Это действительно так, но его дом сейчас здесь, и наши законы — его законы. Насколько я понимаю, тебе уже приходилось встречаться с Захрой Рафик во время вашего медового месяца в Хадии, не так ли?

— Да, — сказала Натали, чувствуя себя ужасно неловко.

К ее удивлению, король ласково потрепал ее по руке.

— Ты хорошая девочка, Натали, и я вижу гордость в твоих глазах. Это вполне естественно, но как бы там ни было, — он сделал паузу, — в жизни я сделал немало ошибок, которые моя гордость не позволила мне тогда признать, и теперь я ношу их на своей совести. Кадир тоже гордый человек, как он может им не быть, когда он мой сын? Для будущего короля Нироли у него есть все, что нужно моей стране. Но даже в мои годы, Натали, бывают неожиданные открытия. Например, я никогда не думал, что смогу полюбить его сразу так глубоко, как если бы он был частью моего сердца с самого начала. И эта любовь заставляет меня сказать тебе, что я не хочу, чтобы он страдал из-за своей гордости, так же, как страдал из-за нее я. Я заметил, как ты смотришь на него, когда думаешь, что никто не наблюдает за тобой. И я вижу, как на тебя смотрит он.

Натали вздохнула.

— Сэр, вам не нужно беспокоиться, что кто-то из нас может вас подвести. Мы оба всецело преданы Нироли. Я, конечно, не могу сказать о самых сокровенных чувствах Кадира, но… — Ее сердце разрывалось от мысли, что его симпатии отданы Захре, — но я знаю, что он не позволит им встать между ним и его обязанностями.

— Я рад, что мы поняли друг друга, — произнес король.

Одним словом, король Джорджио дал ей понять, что даже он видит, как хотелось бы Кадиру, чтобы его женой была Захра. С трудом владея своим голосом, она наклонила голову и чуть слышно произнесла:

— Сэр, я хотела бы попросить вашего разрешения удалиться.

— Твоя жена ушла. — Улыбнувшись, Захра провела пальцами по его рукаву.

— Тебе не стоило приезжать сюда, — сухо сказал Кадир.

— Как ты можешь так говорить, ведь я же вижу, как нужна тебе!

Кадир покачал головой. Ему совсем не понравилось, когда Захра, представив себя во дворце его близким другом, повсюду неотступно следовала за ним. Якобы все, чего она хотела, — это использовать новые возможности, открывающиеся перед двумя странами. Когда он отчитал ее за опрометчивое поведение, она тут же повинилась, но умоляла его не отсылать ее обратно до тех пор, пока не будут закончены все деловые переговоры. Кадир неохотно согласился.

— Я знаю, что мне нужно найти себе кого-нибудь, — сказала она. — Но как я могу, когда ты единственный мужчина, которого я хочу? Я никогда не буду твоей королевой, но ты все же мог бы найти в своей жизни и для меня место. Пусть я буду той, с кем ты мог бы спокойно провести несколько часов.

— Это все глупые разговоры, Захра, — остановил ее Кадир. — Я женат, должен управлять страной и быть примером для своего народа.

— Но я нужна тебе, Кадир. Нам суждено быть вместе. Мы и были бы вместе, если бы не твоя мать. Она призналась тебе в своем грехе, и ты отстранился от меня. А до тех пор…

— Хватит! Я не собираюсь слушать оскорбления в адрес своей матери. Ты забываешь, что она была твоей королевой. — Он не позволит Захре заставить его чувствовать себя виноватым в том, что их отношения закончились. Он не был ее первым любовником и никогда ничего ей не обещал.

— Твоя мать предала своего мужа, она недостойна была быть королевой.

— Ты забываешь, что она сама была практически ребенком, когда решила скрыть от своего мужа, кто был отцом его первого сына. — Кадир с удивлением обнаружил, что, защищая свою мать, невольно повторил слова Натали.

— Кадир, зачем нам спорить с тобой, когда мы могли бы заняться куда более приятными вещами?

Вот в этом была вся Захра — коварная, чувственная женщина, которая прекрасно знала, что нужно мужчине в постели. Тем не менее, эмоционально она оставляла его совершенно холодным.

Кадир прогнал неподобающие мысли. Не имело значения, какими в прошлом были их отношения, в будущем для них не было места. Он недвусмысленно дал это понять Захре, когда решил принять предложение своего отца.

— Тебе не следовало приезжать сюда, — еще раз твердо повторил он. — Ты должна вернуться в Хадию.

Захра смотрела в сторону, и он не увидел вспышку ярости в ее глазах, когда, наклонив голову, она покорно произнесла:

— Конечно, если ты так хочешь, Кадир.

Кадир знал, что не может нарушить протокол во время официальной встречи. Если он отвергнет Захру прилюдно, это вызовет ненужные слухи. Но он был просто не в силах остановить себя. Отступив в сторону, он стряхнул ее руку со своей руки.

Почему Натали так поспешно исчезла? Он видел, как она разговаривала с королем. Не сказал ли его отец чего-нибудь, что обидело ее? Возможно, он спросил невестку, когда, наконец, услышит от них новости, которые ему так не терпелось дождаться?

— Ты не можешь меня обмануть, Кадир, — снова начала Захра. — Я знаю, что ты меня хочешь. Дай мне быть той, что родит тебе первого ребенка. Дай мне первой подарить тебе сына… приходи ко мне сегодня ночью…

— Захра, ты несешь чепуху и знаешь это, — оборвал ее Кадир. — К тому же ты уже опоздала.

Натали беременна и клянется, что это его ребенок.

Сможет ли он когда-нибудь поверить ей? Ведь, если она говорит правду, это может стать для них новым началом. Он посмотрел на Захру. Что, черт возьми, нашло на нее? Она знала, что восстановить их отношения невозможно, но тем не менее продолжала настаивать. Кадир надеялся, что, сообщив о беременности Натали, он наконец заставит ее образумиться.

Было три часа ночи. Натали так и не смогла уснуть. Где сейчас Кадир? Неужели в постели у своей любовницы? Это было бы неудивительно, ведь он сам настаивал, чтобы она остановилась не во дворце, а на частной вилле.

Натали вздрогнула от неожиданности, услышав щелчок открывшейся стеклянной двери. Впустив в комнату прохладный воздух из сада, Кадир бросил взгляд в сторону постели, где лежала Натали.

— Что случилось? Ты решил, что неблагоразумно проводить всю ночь со своей любовницей?

Почему она это сказала? Она же обещала, что не позволит себе вновь опуститься до банальной ревности. Но, к несчастью, Натали уже начала понимать, что с некоторыми эмоциями бывает очень трудно справиться.

— О чем ты говоришь?

Натали услышала в его голосе что-то еще, кроме раздражения. Усталость? Но она решила не обращать на нее внимание.

— Ты прекрасно знаешь, о чем. Захра — твоя любовница. Она сама сказала мне об этом еще в Хадии. Ты пригласил ее сюда и сегодня вечером показал всем, какого рода отношения вас связывают.

— Я не приглашал ее сюда. — Кадир устало опустился на край постели и так и остался сидеть, повернувшись к ней спиной.

— И ты рассчитываешь, что я поверю тебе?

— Надеюсь. Видишь ли, в отличие от тебя я не лгу.

— В отличие от меня? Ты обвиняешь меня с такой легкостью, как будто все обо мне знаешь. А правда заключается в том, что ты не знаешь обо мне ничего. Потому что, даже если я однажды позволила себе насладиться своей чувственностью — что вполне естественно для женщины моего возраста, — это вовсе не значит, что я ею злоупотребляю. Возможно, тебе будет интересно узнать, что до той нелепой ночи в Венеции у меня не было мужчины в течение пяти лет. И это был мой выбор. Ты, конечно, мне не поверишь. Ты предпочитаешь верить худшему обо мне, поскольку это укрепляет тебя в твоем решении думать плохо о своей матери. Ведь ты не собираешься прощать ее. Она умерла, моля тебя о прощении, которого ты так и не дал ей…

— Нет…

Его сдавленный выдох вернул ее к действительности. Как ни плохо, ей было, это все равно не давало ей права делать ему больно. А кроме того, она слишком любила его, чтобы намеренно причинить боль.

— Я не мог позволить ей умереть непрощенной… Конечно, я сказал, что я ее понимаю. Разве мог я поступить иначе? Ведь она моя мать…

Натали почувствовала, что у нее пересохло в горле.

— Извини… Мне не стоило говорить этого.

— Пожалуй… Что же касается Захры… Да, когда-то мы были любовниками, но после смерти моей матери все изменилось. Ее решение приехать сюда не имеет ко мне никакого отношения, и я ясно дал ей понять, что для нее нет места ни в моей жизни, ни в моей постели.

Неужели Кадир говорит правду? Если так, то эта внезапная перемена от враждебной настороженности к доверию могла бы привести к лучшему взаимопониманию между ними. И возможно, в свое время… он даже полюбит ее.

— Так если ты не был с ней — где же ты был?

— Бродил по саду, размышлял. — Неожиданно он сменил тему. — Ты сказала, что до Венеции у тебя никого не было. Я не дурак, Натали. И знаю, на что может пойти женщина, чтобы защитить своего ребенка. Моя мать говорила, что вовсе не из-за любви к королю Джорджио она врала своему мужу. Якобы она делала это из-за любви ко мне, ее сыну. Она сказала мне, что когда в теле женщины зарождается новая жизнь, ее основной заботой становится эту жизнь сохранить — независимо от того, какие у нее до этого были чувства или моральные принципы. Ты во многом напоминаешь мне мою мать — заботой о других и силой духа.

— И поэтому ты думаешь, я солгала тебе насчет отца ребенка, — это ты хотел сказать?

Казалось невероятным, что между ними идет такой откровенный разговор, когда всего лишь час назад Натали думала, что он держит в своих объятиях другую женщину. И все же Кадир не нашел в себе сил поверить ей. Но, в конце концов, они так мало знают друг о друге. Он попросту испугался и включил свои защитные механизмы.

— Ты лжешь мне. Я знаю это.

— Я говорю тебе правду. Этот ребенок — твой ребенок. Возможно, мне вообще не стоило признаваться, что я беременна, — вырвалось у нее в отчаянии. — Наверное, мне стоило сказать, что я забеременела после свадьбы. Только мне не хотелось, чтобы наши отношения были построены на лжи. — Она положила руку на живот. — Это твой ребенок, Кадир. Если ты не веришь мне, твои сомнения развеет ДНК-тест. Правда, его можно сделать только после того, как малыш родится.

— Мы предохранялись, и этот ребенок не может быть моим, поэтому есть только один выход из сложившейся ситуации.

— Какой?

— Должен быть подготовлен документ, где будет сказано, что этот ребенок не является моим и поэтому не может претендовать на престол после моей смерти.

Натали в отчаянии закусила губу.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — сказала она, боясь до тошноты поверить его словам. — Ты действительно думаешь, что я могу подписать этот документ и лишить нашего малыша его прав? Ты действительно думаешь, что я могла бы так поступить с нашим ребенком?

— Твоим ребенком, — поправил ее Кадир. — Этот ребенок не имеет ко мне никакого отношения, и я никогда не приму его. Поэтому ты либо подписываешь документ, либо я иду к королю Джорджио и говорю ему, что расторгаю наш брак.

— Ты не посмеешь, — прошептала Натали.

— Я не хочу этого. И предпочел бы пощадить чувства моего отца. Он очень гордый человек, и правда о тебе унизит его. Если оставить в стороне твои принципы в отношении секса, за то короткое время, что мы женаты, я уже успел понять, как много ты могла бы сделать для Нироли. Вместе мы могли бы дать нашему народу все, что он заслуживает, но я не могу позволить чужому ребенку называть меня своим отцом.

Кадир подумал о тех часах, которые он провел в борьбе с самим собой. Он уже заставил себя признать, как много Натали значит для него и как он хотел, чтобы она была рядом с ним. Но ему никак не удавалось справиться с чувством злобы оттого, что она продолжает навязывать ему ребенка, который, как он знал, не мог быть его.

— Выбор за тобой, — сказал он, вставая с постели.

Натали осталась лежать, глядя в темноту широко открытыми глазами.

Он предлагал ей так много, но за такую ужасную плату. Почему, почему так все случилось? Если бы она только не поехала в Венецию, если бы она только не встретила его до свадьбы… Почему Кадир не мог поверить ей, когда она отдала ему себя в Венеции? Но разве она не знала ответа на свой вопрос? Кадир был не способен доверять женщинам в принципе, и с этим ничего нельзя было поделать.

Но она не могла позволить ему наказать их ребенка. Если он не изменит свое решение, она найдет способ вырастить малыша. В конце концов, достойных мужчин в ее семье хватает. Она будет защищать и любить свое дитя, даже если Кадир решит отвергнуть их обоих.