Прочитайте онлайн Воровская семейка | Глава тридцать шестая

Читать книгу Воровская семейка
3616+2325
  • Автор:
  • Перевёл: Ольга Косова

Глава тридцать шестая

Прошли сутки после громкого ограбления Хенли. В Париже лил дождь. Французский шофер Артуро Такконе остановил лимузин (классический «мерседес», на этот раз темно-синий) на обочине дороги. Пассажир принялся вглядываться в окно, выходившее на узкую улочку, полную небольших магазинчиков. Он не был готов услышать легкий стук по запотевшему стеклу и тем более — увидеть девушку, миниатюрную и выглядевшую слишком устало для своего возраста, которая беззвучно опустилась на заднее сиденье рядом с ним.

Она слегка встряхнула своими короткими волосами, и капли воды упали на кожаное сиденье. Но Артуро Такконе не был против. Его обуревали другие эмоции, главной из которых было — хотя сам он не решался себе в этом признаться — сожаление, что все закончилось.

— Я слышал, что кошки не любят дождь, — сказал он, оглядывая ее вьющиеся от влаги волосы и промокшее пальто. — Теперь я вижу, что так и есть.

— Бывало и хуже, — ответила девушка, и Такконе сразу понял, что она говорит правду.

— Я очень рад видеть тебя, Катарина. Я рад, что ты жива и в порядке.

— Потому что вы боялись, что я сгорю заживо в Хенли, или потому что волновались, что меня поймают и я сдам вас полиции, чтобы не сесть в тюрьму?

— И то и другое, — признал мужчина.

— Или вас больше беспокоило, что я заберу ваши картины и исчезну вместе с ними? Что они пропадут из вида еще лет на шестьдесят?

Такконе изучал девушку, словно видел ее в первый раз. Трудно было найти кого-то столь юного и одновременно мудрого, столь свежего и одновременно усталого.

— Признаюсь, что я надеялся, что ты принесешь мне… бонус, скажем так. Я бы щедро заплатил за «Ангела». Эта картина отлично дополнила бы мою коллекцию.

— Я не брала да Винчи, — просто ответила Кэт. Такконе расхохотался.

— А твой отец не брал моих картин, — сказал он, поддразнивая ее и все еще отказываясь верить. — У тебя, конечно, очень интересная семья. А ты, Катарина, совершенно особенная девушка.

Кэт почувствовала, что пришло время для ответного комплимента, но на такую ложь не была способна даже племянница дяди Эдди. Вместо этого, она просто спросила:

— Так что насчет отца?

Такконе пожал плечами.

— Я прощаю его долг. Это было… — Такконе на секунду задумался, — …даже приятно. Возможно, он как-нибудь ограбит меня снова.

— Он не… — начала Кэт, но замолчала на полуслове.

Такконе кивнул.

— Да, Катарина, давай не будем омрачать расставание ложью.

Кэт посмотрела на него, словно оценивая, сколько правды могло скрываться в душе человека вроде Артуро Такконе — если у него вообще была душа.

— Картины в идеальном состоянии. Ни капли краски не пострадало.

Такконе поправил свои кожаные перчатки.

— Иного я от тебя и не ожидал.

— Они готовы отправиться домой. — Голос Кэт дрогнул, и Такконе понял, что девушка не лжет — в ее словах звучали истинные чувства. — Они в доме напротив, — сказала она. — В заброшенной квартире. — Девушка указала на дом сквозь запотевшее стекло. — Вон там, — добавила она, — окно рядом с галереей.

Такконе проследил за ее взглядом.

— Вижу.

— Все кончено, — напомнила она ему.

Мужчина пристально посмотрел на нее.

— Необязательно. Как я уже говорил, человек с моими возможностями может сделать такую девушку, как ты, богаче, чем она может вообразить в своих самых смелых мечтах.

Кэт подвинулась к двери.

— Я знаю, что такое богатство, мистер Такконе. И мне больше нравится быть счастливой.

Он усмехнулся, глядя ей вслед. Девушка уже вышла из машины, когда Такконе произнес:

— Прощай, Катарина. До следующей встречи.

Кэт стояла под козырьком магазина, наблюдая, как мужчина выходит из автомобиля и пересекает улицу. Водитель остался в машине. Такконе вошел в квартиру один.

Хотя девушка стояла на улице, она отлично знала, что он там найдет. Пять бесценных произведений искусства.

Четыре картины: одна из танцовщиц Дега, блудный сын кисти Рафаэля, мальчики Ренуара, «Философ» Вермеера. И кое-что, чего он не ожидал увидеть: статуя, которую недавно украли из галереи за соседней стеной.

Кэт часто задумывалась потом — интересно, что почувствовал мужчина, когда вошел в пыльную квартиру и нашел там четыре картины, которые он любил, и маленькую статую, которую видел впервые в жизни.

Она думала — повернулся ли он, посмотрел ли на дверь. Услышал ли он офицеров Интерпола, которые быстро прошагали по мокрой улице и встали навытяжку под окнами квартиры.

Понимал ли Артуро Такконе, что произойдет? Кэт не суждено было узнать об этом. Она просто стояла, вдыхая влажный воздух и глядя, как офицеры в форме ворвались в квартиру, где она оставила картины Такконе, а ее отец спрятал украденную статую.

Она наблюдала, как водитель Такконе нажал на газ и унесся прочь. И правильно сделал — люди из Интерпола были только рады подвезти его босса.

— Они там?

Кэт не должна была удивиться, когда услышала этот голос, и все же не могла справиться с изумлением при виде старого знакомого.

— А ты как думаешь? — спросила она.

Ник улыбнулся.

— Кстати, я не в тюрьме, — сказал он. — Если ты вдруг думала об этом.

— Не думала. — Ник выглядел почти расстроенным, и Кэт добавила: — Никто не арестует офицерского сына за то, что он был в комнате, из которой ничего не пропало.

Но что-то из Хенли пропало. Они долго стояли молча, пока Ник не произнес:

— Он использовал нас… Или, вернее… тебя. Этот парень, Романи, использовал тебя как отвлекающий маневр, да?

Кэт не ответила. Но это и не было нужно.

Ник подошел ближе.

— Обман в обмане. — Он посмотрел на нее. — Ты злишься?

Кэт подумала об «Ангеле» Хенли, который сейчас, наверное, уже летел в свой настоящий дом, и невольно покачала головой.

— Нет.

И все же ничто не могло удивить ее больше, чем Ник, который улыбнулся и сказал:

— И я.

— Ты со мной флиртуешь? — выпалила Кэт.

Она думала, что это был разумный, почти научно обоснованный вопрос. Пока Ник не наклонился к ней и не ответил:

— Да.

Она сделала шаг назад — подальше от него и его… флирта.

— Зачем ты это сделал, Ник? И почему бы тебе не сказать мне правду теперь?

— Сначала я думал, что ты поможешь мне поймать твоего отца.

— А потом? — настойчиво спросила Кэт.

Ник пожал плечами и пнул камешек под ногами. Тот плюхнулся в лужу, но Кэт не обратила внимания на всплеск.

— Я хотел произвести впечатление на маму. А потом…

— Что потом?

— А потом я подумал, что поймаю тебя, спасу Хенли от ограбления и стану героем. Но…

Кэт отвернулась и уставилась на дождливый переулок. Она поежилась.

— Я не беру то, что мне не принадлежит.

Ник указал через улицу на пару офицеров, которые вели к машине закованного в наручники Артуро Такконе.

— Ты взяла кое-что у него.

Девушка подумала о мистере Штайне.

— Они не принадлежали ему.

Спустя минуту сквозь толпу, собиравшуюся на другой стороне улицы, к ним подъехала другая машина. Красивая черноволосая женщина вышла из задней двери. Увидев под козырьком своего сына, она не помахала ему рукой, не улыбнулась и даже не спросила, почему он ослушался ее и покинул отель без разрешения.

— Ты и правда хороша, Кэт, — сказал парень.

— Ты имеешь в виду, хороша в своем деле или… просто хороша?

Ник улыбнулся.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

Кэт смотрела Нику вслед, пока полицейская машина с Артуро Такконе не отъехала, закрывая ей вид на улицу. Насколько она могла заметить, Ник так и не обернулся. Что, как подумала Кэт, было чрезвычайно несправедливо. Потому что она с этого дня будет оглядываться через плечо всю свою жизнь.

Кэт скорее почувствовала, чем увидела черный лимузин, медленно притормозивший на обочине за ее спиной.

— Так что, тот парень и есть негодяй, обокравший эту прекрасную галерею? — спросил Гейл, широко раскрывая глаза и показывая на исчезающую вдали полицейскую машину, увозившую Артуро Такконе.

— Похоже на то, — сказала Кэт. — Я слышала, что он протащил статую через дыру в стене и спрятал в заброшенной квартире по соседству.

— Гениально, — сказал Гейл с чересчур явным энтузиазмом.

Кэт рассмеялась. Гейл открыл дверь лимузина, и девушка скользнула внутрь.

— Да, — проговорила она. — В теории. Только вот когда грабишь галерею, надо иметь в виду, что вокруг нее постоянно будет торчать полиция…

— И как же тогда ему достать свою статую?

Кэт знала, что теперь ее очередь — ее реплика. Но она устала играть в игры. И, наверное, Гейл тоже. Наверное.

Он посмотрел на улицу — в сторону, куда уехал Ник.

— Ты не поедешь со своим бойфрендом?

Кэт откинула голову на мягкую кожаную спинку.

— Может, и поеду. — Она закрыла глаза и подумала, что весь этот флирт, в конце концов, не такая уж сложная штука. — А может, и нет… В Виндхэм?

Она услышала, как Гейл тихо рассмеялся и произнес:

— Маркус, поехали домой.

Они влились в поток машин, и Кэт позволила размеренному движению и теплу убаюкать ее. Она не протестовала, когда Гейл обнял ее за плечи и мягко привлек к себе. Его грудь почему-то оказалась мягче, чем ей помнилось.

— С возвращением, Кэт, — проговорил Гейл, но Кэт уже засыпала. — С возвращением.