Прочитайте онлайн Воришка | ИСТОРИЯ СО СТАРЫМ СОЛДАТОМ

Читать книгу Воришка
3816+515
  • Автор:
  • Перевёл: С. Н. Полянский
  • Язык: ru
Поделиться

ИСТОРИЯ СО СТАРЫМ СОЛДАТОМ

Майор Вилбрехем нерешительно остановился перед офисом мистера Паркера Пайна. Привело его сюда малюсенькое объявление в утренней газете, но его было вполне достаточно, чтобы заинтриговать: «Счастливы ли вы? Если нет, обращайтесь к мистеру Паркеру Пайну, Ричмонд-стрит, 17». Майор глубоко вздохнул и открыл дверь в офис.

Приятная молодая женщина подняла взгляд от пишущей машинки и выжидательно на него посмотрела.

— Мистер Паркер Пайн? — краснея, выдавил из себя майор.

— Пройдите сюда, пожалуйста.

Майор прошел в кабинет радушного мистера Пайна.

— Доброе утро! — сказал радушный мистер Пайн. — Не хотите ли присесть? Чем могу быть полезен?

— Моя фамилия Вилбрехем, — начал издалека посетитель.

— Конечно, майор? Или полковник? — спросил мистер Пайн.

— Майор.

— О! И, разумеется, недавно вернулись из-за границы. Индия? Восточная Африка?

— Восточная Африка.

— Замечательные места! Уверен в этом! А теперь вы снова дома и это вам не нравится, да? В этом ваше несчастье?

— Именно! Но как вы все это узнали?

Мистер Пайн выразительно всплеснул руками.

— Такая у меня работа — знать все. Видите ли, я отдал тридцать пять лет жизни составлению статистических отчетов в государственных учреждениях. А сейчас ушел в отставку, и мне пришло в голову использовать накопленный опыт. Все предельно просто. Несчастья человеческие могут быть классифицированы и распределены не более чем на пять основных рубрик, не больше, поверьте мне. А если вы знаете причину болезни, можно найти и лекарство от нее, ведь верно? Представьте себя на месте доктора. Он вначале ставит диагноз, затем рекомендует курс лечения. Бывают, конечно, случаи безнадежные, и тогда доктор достаточно искренне говорит — ну, я постараюсь что-нибудь сделать, но... А когда я берусь за дело, выздоровление практически гарантировано. Уверяю вас, майор, что 96% строителей империи — так я их называю — надел штатский костюм после отставки, несчастны. На что, спрашивается, они сменили свою бурную жизнь, полную ответственности и опасностей? На умеренный образ жизни в достаточно однообразном климате. Словом, они чувствуют себя как рыба, выброшенная на берег.

— Все, что вы говорите — сущая правда! — сказал майор. — Это скука. Сплошная скука и бесконечные пересуды о провинциальных мелочах, которые не стоят выеденного яйца. Но что поделаешь? Пенсия у меня невелика, а дом около Кобхэма требует затрат. Охота и рыбалка — слишком дорогие удовольствия для меня. Жены нет. Все родственники — добропорядочные селяне, и в голове у них ничего нет, кроме мыслей об урожае.

— Короче, суть дела в том, что свою жизнь вы находите малоинтересной.

— Чертовски неинтересной!

— Вам, наверное, по душе опасности и приключения?

Старый солдат пожал плечами.

— Да разве они бывают в этой стране, где все покупается и продается?

— Прошу прощения, прошу прощения. Тут вы ошибаетесь, — серьезно сказал мистер Пайн. — В Лондоне выше крыши опасностей и приключений, просто надо знать, где их искать. Вы видите только лицевую сторону английской жизни — ее спокойствие и размеренность. Но если хотите, я покажу вам и обратную.

Майор Вилбрехем в задумчивости посмотрел на него. Было в мистере Пайне что-то подкупающее. Ему хотелось доверять. Крупный, но не толстый мужчина, он был лыс, но очертания головы отличались благородством, из-за больших очков смотрели маленькие блестящие глаза. Он, кажется, излучал флюиды доверия.

— Должен, однако, предостеречь вас дело это небезопасное, — продолжил между тем мистер Пайн.

Глаза старого солдата блеснули.

— Идет! — отрубил он. — Сколько я вам должен?

— Пятьдесят фунтов сейчас же. И если в течение месяца ваша тоска не развеется, я вам их верну до последнего цента.

— Согласен. Я выпишу вам чек.

Сделка была счастливо заключена, и мистер Пайн нажал кнопку звонка на своем столе.

— Сейчас час дня. У меня к вам просьба: составить компанию на ленч одной юной леди.

Дверь открылась.

— Мадлен, моя дорогая. Позволь представить тебе майора Вилбрехема, который сопроводит тебя в ресторан.

Вилбрехем приятно улыбнулся. Девушка, вошедшая в кабинет, отличалась незаурядной красотой: плавные движения, ясные глаза, прекрасные чёрные волосы великолепная фигура, одета изыскано и грациозно. Словом, полное совершенство.

— Я в восхищении, — сказал майор.

— Мисс де Сара, — сказал Паркер Пайн.

— Очень приятно, — сказала мисс де Сара.

— Адрес ваш у меня есть, — резюмировал мистер Пайн. — Завтра получите от меня инструкции.

Майор Вилбрехем и прекрасная Мадлен вышли. Около трех часов Мадлен возвратилась в кабинет мистера Пайна. Тот вопросительно посмотрел на нее. Мадлен тряхнула головой.

— Я боюсь! Мне уже иногда кажется, что я вампир, который высасывает из людей их секреты.

— Я так не думаю. Просто вы выполняете мои инструкции.

— Да, мы обсудили всех, кто сидел за соседними столиками. Ему нравятся женщины длинноволосые, невысокие, блондинки с белой кожей.

— Ну, это будет достаточно нетрудно, — вздохнул мистер Пайн. — Дайте-ка мне картотеку, посмотрим, чем мы располагаем. О! Фреда Клег. Как раз то, что нужно.

— Да, я тоже думаю, что Фреда Клег подойдет лучше всего. Надо чтобы миссис Оливер тоже позаботилась об этом.

На следующий день майор получил письмо следующего содержания: «Утром, в понедельник в 11.00 будьте в Иглемонт, Фреарз-лайн, Хэмпстед. Спросите по этому адресу мистера Джонса. Представьтесь ему».

Выполняя приказ, доблестный майор оказался в Иглемонте, на Фреарз-лайн, не подозревая, что этот понедельник переломит всю его жизнь. Он слегка заблудился на выходе из метрополитена и Фреарз-лайн отыскал с трудом. Это был тупик с неважным покрытием. По обе стороны стояли дома, которые знавали лучшие времена и давно нуждались в капитальном ремонте. Майор Вилбрехем шел, внимательно читая таблички с. именами на воротах, и тут вдруг его внимание привлек какой-то странный шум. Шум походил на сдавленный крик. Майор прислушался. Крик прозвучал снова, и теперь можно было разобрать слово «Помогите». Кто-то звал на помощь как раз за забором дома, мимо которого проходил майор. Он, не раздумывая, распахнул калитку и бесшумно побежал по дорожке, заросшей травой.

В высоком кустарнике девушка отбивалась от двух схвативших ее негров. Она отчаянно извивалась, пиналась ногами. Один из нападавших зажал ей рот, а другой выкручивал руки.

Заметив майора, один из злодеев отпустил девушку и бросился на него, но первый же удар свалил его с ног. Майор повернулся к другому, но оба негодяя, как видно, поняли, с кем имеют дело и кинулись бежать — только затрещали кусты. Майор Вилбрехем бросился было за ними, но остановился и вернулся к девушке, которая, тяжело дыша, прислонилась к дереву.

— О, благодарю вас, — произнесла она, переводя дух. — Это было ужасно.

Майор, наконец, смог рассмотреть столь своевременно спасенную им. Ей было двадцать один или двадцать два года. Длинные светлые волосы. Голубые глаза. Настоящая красавица.

— Не уходите, — прошептала она.

— Ну-ну, теперь все в порядке. Я думаю, нам не следует здесь задерживаться. Эти парни могут вернуться с подкреплением.

Робкая улыбка мелькнула на губах у девушки.

— Едва ли они свернут с той дороги, по которой вы их отправили. Вы были великолепны!

Майор Вилбрехем так и залился румянцем под её восхищенным взором.

— Так, ничего особенного, — смущенно пробормотал он. — Если вы возьмете меня под руку, сможете ли идти? Я понимаю, вы такое перенесли...

— Со мной уже все в порядке, — заверила девушка, опираясь на предложенную руку. Но дрожь ее все еще сотрясала. Она то и дело озиралась кругом, пока не вышла с майором за ворота сада.

— Ничего не пойму. Кажется, этот дом пустует.

— Да, — согласился майор, оглядывая закрытые окна. — Тут никто не живет. Сплошной дух запустения.

— А ведь это дом, куда я должна была прийти. Вот, на табличке надпись — «Уайтфреарз».

— Не беспокойтесь ни о чем, — твердо сказал майор. — Сейчас быстро возьмем такси и поедем куда-нибудь, выпьем по чашечке кофе.

Выйдя из тупика, они оказались на довольно оживленной улице. Какой счастливый случай! Как по заказу, около тротуара стояло свободное такси. Вилбрехем подозвал его властным жестом, назвал адрес.

— Пожалуйста, не старайтесь поддерживать разговор. Вам надо отдохнуть, не стесняйтесь, помолчите. Вы попали в ужасную историю, — сказал майор своей спутнице самым заботливым тоном.

Она благодарно улыбнулась ему.

— Кстати, моя фамилия — майор Вилбрехем.

— Меня зовут Фреда Клег.

Десять минут спустя Фреда Клег уже маленькими глотками пила горячий кофе, с восхищением глядя на своего спасителя.

— Все это — как сон. Как кошмарный сон, — она содрогнулась. — А ведь так недавно мне вдруг захотелось, чтобы в моей жизни произошло бы что-нибудь совершенно неожиданное. Нет, теперь я окончательно убедилась, что не люблю приключений!

— Расскажите мне, как все это произошло?

— Чтобы все было понятно, мне придется рассказать вначале о себе и своей жизни.

— Считаю это самым прекрасным предметом для нашего разговора! — горячо воскликнул майор и поклонился.

— Я сирота. Мой отец — он был капитаном — умер, когда мне исполнилось восемь лет. Мать пережила его всего на три года. Я работаю клерком в Сити, в «Вакуум Газ компани». Однажды вечером на прошлой неделе, возвращаясь домой, я увидала человека, который поджидал меня. Он представился мне как мистер Рейд, адвокат из Мельбурна. Был очень вежлив. Задав несколько вопросов о моей семье, он сказал, что знал моего отца много лет назад. Фактически это он, дескать, давал моему отцу работу.

Затем он перешел к цели своего визита: «Мисс Клег, у меня есть основания предполагать, что одна из деловых затей вашего отца могла бы принести вам солидные деньги». Я, конечно, очень удивилась. «Разумеется, вы ничего не слышали об этом деле», — продолжил он. — «Джон Клег не затевал громких предприятий. Но дело, о котором я говорю, отражено от начала и до конца в тех бумагах отца, которые он оставил вам в наследство. Его бумаги, конечно, могли не сохраниться у вас. Скажите мне, сохранилось ли что-нибудь?» Я объяснила ему, что мама хранила все, что осталось от отца, в его старом морском сундучке. Были там и какие-то бумаги, я как-то просмотрела их, но не нашла ничего интересного «Просто вам трудно понять значение этих документов!» — с улыбкой возразил он.

Мы поднялись ко мне, я открыла сундучок, достала все бумаги и подала адвокату. Он бегло просмотрел их и сказал, что сразу не может разобрать, что относится к делу, а что — нет, посему забирает бумаги с собой и свяжется со мной, когда будет необходимо.

И вот в субботу я получаю письмо, в котором он приглашает к себе в дом, чтобы обсудить это дело. Как раз тот самый адрес — Уайтфреарз, Фреарз-лейн, Хэмпстед. Он предлагал мне приехать в четверть одиннадцатого утра. Я немного заблудилась, пока искала, затем нашла его ворота и пошла по дорожке к дому. Тут из кустов вдруг выскочили эти два мерзких типа и набросились на меня. Один сразу закрыл мне рот рукой, чтобы я не смогла закричать. Но я вырвалась и успела позвать на помощь. К счастью, вы услышали. Если б не вы...

Она замолчала, но взгляд ее был красноречивее всяких слов.

— Да, удачно, что я оказался на этом месте. Жаль, что не удалось задержать этих бандитов. Вы, конечно, никогда не видали их раньше?

Мисс Клег покачала головой. Затем спросила:

— Как вы думаете, что все это значит?

— Трудно сказать. Но одно мне кажется очень важным. Все это, без сомнения, как-то связано с бумагами вашего отца. Этот самый Рейд наплел вам всякие небылицы исключительно для того, чтобы добраться до них. Он что-то надеялся там найти, но этого, видимо, не оказалось.

— Вы правы, — сказала Фреда. — Я тоже так думаю. Когда я вернулась в субботу домой, все мои вещи были перерыты. По правде говоря, я подозревала свою хозяйку, но сейчас я догадываюсь...

— Кто-то проник к вам в комнату и что-то искал. Видимо, эту бумагу. Но ничего не нашел. И наверняка заподозрил, что вы, зная цену этой бумаги, носите ее при себе. Отсюда и эта засада. Если бы бумага оказалась при вас, они отняли бы ее, если нет — похитили бы вас и держали взаперти, чтобы выведать, где спрятан документ.

— Но что же это за бумага?

— Не знаю пока, но ради нее они готовы пойти на все.

— Но что же это может быть?

— Не знаю! Впрочем, ваш отец был моряком, бывал в самых разных местах. Может быть, он что-то знал о кладах?

— Неужели вы действительно так считаете? — бледное лицо девушки слегка порозовело.

— Вопрос в том, что нам делать дальше. Вы не собираетесь заявить в полицию?

— О, пожалуй, нет!

— Рад, что вы думаете так же, как я. Не вижу, чем она могла бы помочь. А для вас это значило бы только новые неприятности. Предлагаю сейчас где-нибудь пообедать, а потом отправиться к вам домой вдвоем, во-первых, чтобы с вами ничего не случилось в пути, а во-вторых, чтобы еще раз внимательно осмотреть сундучок — не осталось ли там каких-либо бумаг еще.

— Отец мог уничтожить эту бумагу!

— Мог, конечно, но, как вы уже убедились, противник наш так не думает, и это дает нам некоторую надежду.

— Как вы думаете, что это может быть? Спрятанные сокровища?

— Может быть! — воскликнул майор с юношеским задором. — Но сейчас, мисс Клег, позаботимся для начала о ленче.

Они прекрасно поели, причем Вилбрехем развлекал Фреду историями о своей жизни в Восточной Африке. Он открыл ей секреты охоты на слонов. Девушка была потрясена до глубины души. Когда ленч был закончен, майор настоял на том, что отвезет Фреду до дому на такси. Она жила около Нотингхильских ворот.

Прежде чем войти в квартиру, Фреда переговорила с хозяйкой. Затем вернулась к Вилбрехему и поднялась с ним на второй этаж, где снимала крошечную двухкомнатную квартирку.

— Кажется, все было именно так, как мы и думали. В субботу приходил мужчина, назвался электриком, сказал, что в розетке в моей спальне замыкание и провел там некоторое время.

— Покажите мне сундучок вашего отца! — попросил Вилбрехем.

Фреда показала ему небольшой морской сундук, обитый медными полосами.

— Как видите, он пуст, — сказала она, поднимая крышку. Вилбрехем задумчиво кивнул.

— И что же, больше нет никаких бумаг отца?

— Я уверена, что нет. Мама все хранила здесь.

Вилбрехем продолжал внимательнейшим образом изучать внутренность сундука. Вдруг он воскликнул:

— Поглядите-ка, в днище трещинка!

Он осторожно ощупал ее края. Слабое шуршание и через секунду майор уже держал на ладони клочок грязной бумаги! Он разгладил ее на столе. Фреда нетерпеливо заглядывала через его плечо.

— Здесь какие-то странные значки!

— Это написано на суахили, — проговорил майор. — Западноафриканский диалект.

— Как все это загадочно! А вы не можете это прочесть?

— Разумеется. Но какое удивительное дело! — Он повернулся к окну и стал рассматривать бумагу на свет.

— Что? Что это значит? — спросила Фреда с дрожью в голосе. Майор Вилбрехем внимательно изучил бумажку со всех сторон, повернулся и подошел к девушке.

— Все в порядке, — торжественно сказал он. — Вот они, ваши сокровища.

— Клад? Правда? Какое-нибудь испанское золото с затонувшего галеона?

— Ну, не так романтично. Но что-то в этом роде. Здесь обозначено место, где зарыта слоновая кость.

— Слоновая кость? — изумленно спросила девушка.

— Да, целая партия слоновой кости. Здесь есть самые точные координаты и ориентиры, чтобы определить местоположение клада.

— И вы думаете, что это действительно может принести много денег?

— Да, это прекрасная возможность для вас.

— Но как эта бумажка попала к моему отцу? Вилбрехем пожал плечами.

— Быть может, владелец клада умер, или еще что-нибудь. Он, к примеру, мог написать кому-то письмо на суахили, чтобы никто посторонним не понял, и передал вашему отцу, с которым где-нибудь встретился. Ваш отец, естественно, не понял написанного, не придал письму значения. Это только моя версия, но я думаю, что она близка к истине.

Фреда улыбнулась.

— Какая приятная неожиданность!

— Да. Вопрос только в том, что делать с этим документом. Я не хотел бы оставлять его здесь. Они могут вернуться снова. Вы не будете возражать, если я его заберу с собой?

— Конечно, нет. Но будете ли вы в безопасности? — спросила Фреда с нескрываемой тревогой.

— Ну, я крепкий орешек! — грозно заявил Вилбрехем. — Обо мне можете не беспокоиться.

Он аккуратно спрятал записку в бумажник.

— Можно я зайду к вам завтра вечером? А пока мне надо полностью разобраться в этой записке и свериться со своей картой. Когда вы завтра вернетесь из города?

— В половине шестого.

— Превосходно! Мы все обсудим и затем, если позволите, я приглашу вас в ресторан. В конце концов, у нас есть повод отпраздновать! Итак, до завтра!

На следующий день в семнадцать тридцать, минута в минуту, майор позвонил в дверь дома и спросил мисс Клег. Консьержка, не открывая, ответила, что мисс Клег отсутствует. Майор подумал, что она где-то задерживается. Сказав, что зайдет позже, он занял позицию на другой стороне улицы, откуда мог бы заметить Фреду издалека. Время шло. Без четверти семь. Семь. Семь пятнадцать. Беспокойство все сильнее овладевало им. Он снова подошел к дверям и позвонил.

— Я договорился с мисс Клег о встрече в семнадцать тридцать. Вы уверены, что ее нет дома или что она не оставила никаких поручений?

— Вы — майор Вилбрехем? — осведомилась консьержка.

— Да.

— Вот. Эту записку вам просили передать лично в руки.

Майор торопливо распечатал конверт. В записке было всего четыре строки.

«Дорогой майор!

Случилось что-то странное.

Большего написать не могу.

Помните то место, где мы познакомились с вами? Приезжайте туда, как только получите эту записку».

Вилбрехем нахмурился и погрузился в размышления. Его рука машинально нащупала в кармане письмо, адресованное его портному.

— Прекрасно! — сказал он консьержке. — У вас не найдется почтовой марки?

— Сейчас поищу.

Через минуту она вернулась с маркой; а еще через несколько минут майор Вилбрехем уже быстро шагал к станции метро, по пути опустив письмо в почтовый ящик.

Записка Фреды не давала ему покоя. Что могло заставить девушку вернуться на место столь зловещих событий?

Происходит что-то весьма странное. Неужели снова появился этот Рейд? И привез что-то такое, что заставило Фреду поверить ему и согласиться поехать с ним в Хэмпстед?

Майор посмотрел на часы. Почти половина восьмого. А Фреда думала, что он последует за ней сразу же, в семнадцать тридцать — на целый час раньше! Слишком много прошло времени. Слишком много! Но если бы она дала хотя бы намек в письме! Совершенно непонятно, что же произошло.

Чем больше майор размышлял над запиской, тем больше недоумевал. Тон ее казался чересчур развязным для Фреды. Было уже около восьми вечере, когда майор достиг Фреарз-лейн. Уже стемнело. Майор внимательно осмотрелся, затем осторожно открыл калитку, стараясь, чтобы не заскрипели петли. Дорожка, ведущая к дому, была пустынна. Дом темной громадой возвышался в глубине сада. Вилберхем бесшумно двинулся вперед, внимательно глядя по сторонам, ежесекундно ожидая нападения. Вдруг он замер: узкий луч света сверкнул сквозь закрытые ставни. Нег, дом вовсе не был пустым!

Майор осторожно вошел в кусты и двинулся вокруг дома. Наконец он нашел то, что искал. Одно из окон первого этажа не было заколочено. Оно вело в кухню. Вилбрехем ухватился за оконную раму и включил фонарь, купленный предусмотрительно в магазине по дороге. Рама открылась, и майор проник в дом. Он осторожно открыл дверь кухни и прислушался. В доме — ни звука. Он снова зажег фонарь и посветил в соседнюю комнату. Она тоже была совершенно пуста. Лесенка в дюжину ступеней шла из нее в переднюю часть дома. Вилбрехем открыл следующую дверь и снова прислушался. Мертвая тишина. Он выскользнул в коридор и скоро очутился в холле. Две двери были перед майором — справа и слева. Он приложил ухо к правой, затем тихо повернул ручку. Дверь подалась. Он медленно-медленно открыл ее и проник внутрь. Ему снова пришлось зажечь фонарь. Комната была пустой и неприбранной.

В эту секунду он услыхал позади себя шорох, резко обернулся — но было уже поздно. Что-то тяжелое обрушилось на его голову, и майор потерял сознание.

Вилбрехем не знал, сколько он пролежал в беспамятстве. Он понемногу приходил в себя. Голова раскалывалась. Руки и ноги были связаны, но когда он попробовал пошевелиться, это ему удалось без особого труда. Постепенно майор вспомнил все, вплоть до последнего момента — удара по голове. Он посмотрел кругом и обнаружил, что находится в небольшом подвале, слабо освещенном газовым рожком. Майор повернул голову — и сердце его радостно забилось! Он увидел, что почти рядом с ним на полу лежит Фреда — связанная, с закрытыми глазами, но — живая! В тот момент, когда Вилбрехем посмотрел на нее, девушка приоткрыла глаза. С трудом разомкнув губы, она спросила:

— И вы тоже здесь! Что служилось?

— Мы в западне. Скажите, вы оставляли мне записку с просьбой встретиться здесь?

Глаза девушки удивленно расширились.

— Я?! Это вы меня сюда вызвали!

— Я вызвал?

— Да. На работу мне принесли письмо от вас, где было написано, что наша встреча переносится сюда.

— Один и тот же почерк! — простонал майор. — Теперь все понятно.

— Да. Но чего они добиваются?

— Хотят получить бумагу с координатами клада.

— Им это удастся?

— К несчастью, я не смог предусмотреть всего.

Вдруг прогремел чудовищный голос, исходивший, казалось, с самых небес.

— Ха-ха-ха-ха! Спасибо! Я получил эту бумагу, вы не ошиблись!

Майор и девушка вздрогнули от неожиданности, затем Фреда проговорила:

— Это мистер Рейд!

— Да, меня зовут мистер Рейд! — продолжал ужасный голос. — Но это лишь одно из моих имен. А их много, очень много... Я был невежлив с вами. Но вы вмешались в мои планы и нарушили их. Вы открыли мое убежище! И хотя вы еще не сообщили в полицию, можете это сделать в любой момент. А мне бы этого очень не хотелось. Этот дом очень хорош для моих преступных дел, ха-ха-ха! Сюда уже никто не вернется. И отсюда, впрочем, тоже!

Голос помолчал секунду, а затем подвел резюме:

— Но вы нарушили мой покой! Вы явились сюда и раскрыли мое логово. Расплата — смерть! Однако я не люблю крови. Мой метод гораздо проще и мучительнее, ха-ха-ха! Но мне пора. Приятно вам провести вечер!

— Стойте! — закричал Вилбрехем. — Со мной делайте что хотите, но отпустите девушку!

Молчание было ему ответом. Фреда вдруг вскрикнула:

— Смотрите! Вода! Вода!

Струйка воды, бежавшая из водопроводного крана в подвале, заметно иссякала.

— Он хочет, чтобы мы здесь умерли от жажды! — закричала Фреда.

— Мы должны что-то придумать, — попытался ее успокоить майор. — Попробуем звать на помощь. Вдруг кто-нибудь да услышит.

Они кричали изо всех сил, но никто так и не отозвался.

— Бесполезно, — сказал Вилбрехем грустно. — Мы глубоко под землей, а двери закрыты.

— Ах, — всхлипнула Фреда. — Это я, я виновата во всем. Это я впутала вас в это дело.

— Не беспокойтесь, дорогая Фреда. Вы — та девушка, о которой я мечтал всю жизнь. Не будь я майор Вилбрехем, я вытащу вас отсюда! У нас еще есть время. Прежде чем исчезнет последняя капля воды, мы кое-что успеем сделать!

— Как вы прекрасны! — воскликнула Фреда. — Я никогда не встречала мужчины, похожего на вас. Я думала, они существуют только в книгах!

Через четверть часа отчаянных усилий майору Вилбрехему удалось снять путы со своих рук. Минуту спустя девушка тоже была свободна.

— Ну вот, а теперь постараемся отсюда выбраться!

Майор внимательно осмотрел дверь подвала.

— Дерево ветхое, да и петли старые.

Он налег плечом, послышался треск и дверь распахнулась. За ней открылась лестница, затем — еще одна дверь, обитая железом. К счастью, ужасный мистер Рейд, видимо, забыл запереть ее в спешке. Майор осторожно отворил ее, и они оказались в кухне, а немного спустя уже стояли под звездным небом на Фреарз-лайн.

— Ах! — перевела дух Фреда. — Как это было ужасно! Мы были на волосок от смерти.

— Моя дорогая! — Майор заключил девушку в объятия. — Ты проявила такое мужество! Фреда, ангел мой, я люблю тебя! Я предлагаю тебе руку и сердце!

После продолжительной паузы, необходимой, чтобы справиться с обуревавшими обоих чувствами, Вилбрехем и Фреда двинулись в город.

— Теперь мы может заняться нашим кладом! — сказал майор.

— Но ведь они забрали у тебя план, милый!

Майор довольно рассмеялся.

— Видишь ли, ангел мой, я сделал копию и взял ее с собой, а оригинал запечатал в конверт и отправил своему портному. Знаешь, что мы сделаем? Наше свадебное путешествие мы устроим в Западную Африку и будем искать клад!

***

Мистер Паркер Пайн вышел из кабинета и поднялся двумя этажами выше. Здесь работала писательница миссис Оливер, сотрудничавшая с фирмой.

— Замечательный сценарий, миссис Оливер!

— Все прошло гладко? Я рада.

Миссис Оливер открыла папку, лежавшую перед ней на столе.

— Давайте прикинем смету. Итак, два негра: Перси и Джерри просят совсем немного. Молодой Лоример, блестяще сыгравший ужасного мистера Рейда, намерен получить пять гиней. Речь в темнице идет особо: для пущего эффекта мы записали ее на фонограф. Всего — две части.

— Как удачно я нашел этот Уайтфреарз! Двенадцатый прекрасный спектакль — и с таким успехом. Да, кстати, миссис Оливер, а откуда вы знаете суахили?

— Я вовсе не знаю!

— Консультировались в Британском музее?

— Отнюдь! Делфриджское информационное бюро!

— Если что меня и удивляет, так это энергия молодых людей. Как после всего пережитого они еще решили разыскивать клад?

— Так или иначе, а они проведут славный медовый месяц.

***

Миссис Вилбрехем сидела в кресле. Ее муж писал письмо.

— Какое сегодня число, Фреда?

— Шестнадцатое.

— Шестнадцатое?

— А что такое, дорогой?

— Так, ничего, просто вспомнился человек по фамилии Джонс, к которому я тогда направлялся в Хэмпстеде.

Майор замолчал. Разумеется, после свадьбы у каждого из молодоженов остались свои маленькие тайны. Он размышлял про себя: «Надо было бы, конечно, сходить к этому Паркеру Пайну да забрать свои деньги, месяц прошел. Но, в конце концов, не пойди я разыскивать этого Джонса, я бы не услышал криков Фреды, и мы никогда бы не встретились. Ладно, прощу им эти 50 фунтов».

Миссис Вилбрехем тоже была погружена в размышления: «господи, какой глупой я была, поверив в это представление, и отдала за него три гинеи. Конечно, если бы не они, то ничего бы и не случилось. Но если бы я знала, кого они найдут! Этот чудовищный мистер Рейд! Сколько пришлось из-за него перенести! Но если бы не это, в мою жизнь не пришел бы Чарли. И подумать только, ведь по чистой случайности мы могли бы не встретиться».

Она повернулась в кресле и подарила мужу любящий взгляд.