Прочитайте онлайн Конец света отменяется | Глава 20Неприятности вокруг аквапарка

Читать книгу Конец света отменяется
4016+2693
  • Автор:

Глава 20

Неприятности вокруг аквапарка

– Очередь за смертью, – сквозь зубы процедил Сева, разглядывая выстроившуюся к кассе аквапарка очередь. – Их здесь человек сто!

– Меньше, – с педантичностью прирожденного математика заключил Вадька. – А вот сколько уже внутри, боюсь даже подумать. И сколько еще явится…

– Надо остановить хотя бы этих! – Кисонька едва не стонала, глядя, как семейство с двумя маленькими детьми купило билеты и направилось к отгороженному турникетами входу.

– Как ты их остановишь? – Собственная беспомощность заставляла Мурку беситься. – Если сунемся к старшему Соболеву, а он действительно окажется замешан, то… он нас просто убьет! И никому мы не поможем!

– А если сказать, что в здешних бассейнах какое-нибудь заболевание? Холера? Или туберкулез? – воскликнула Кисонька. Еще одна семья – и тоже с малышами! – заплатила за билеты и миновала турникет. Они думали, что идут развлекаться, а на самом деле только что перешагнули черту, которая отделяла их от смерти! И люди продолжат идти и идти, их станет все больше, пока огонь не заберет всех!

– У нас в Днепре летом в самом деле холера, и малярия, и химические отходы, а все плюют на предупреждения и купаются!

– Смотря как предупреждать! – протянула Кисонька, присматриваясь не к очереди, а к толпе, беспорядочно кружащей по площади перед аквапарком. Разряженных девчонок, ожидающих, что кто-нибудь пригласит на вечеринку, сейчас не было: их время – вечер. Зато сновали другие, предлагая альбомы с временными татуировками, так эффектно выглядящими в вырезе купальника. Выставили лотки продавцы пляжных полотенец и шлепанцев, и болтали в ожидании клиентов таксисты. И еще была одна парочка…

– Ба! Знакомые все лица! – пробормотала Кисонька. – А синяки на этих лицах просто родные! Мурка, я знаю, что делать!

Толян сильно хромал, и его мучили воспоминания. А если бы вам девка трусы на голову натянула, ни за что ни про что? Ну подрядились проучить двух наглых телок, что такого? Только крендель толстый, что их с друганом нанимал, душевно рассказывал, как девки его динамят по-черному, а что сами девки как из гонконгских боевиков, хоть и не китаянки, сказать забыл! Теперь болело все, а дышать получалось через раз – и ведь не доской рыжая его огрела, а просто ребром ладони!

Твердая, как доска, ладонь прижалась к его ребрам – так прижимают нож. Толян медленно повернулся. Рядом стояла та самая рыжая, что его покалечила. Девчонка едва доставала ему до плеча, но улыбочка на ее губах была такая жуткая, что парень от страха совсем перестал дышать.

Вторая рыжая, точная копия первой, окинула его и приятеля насмешливым взглядом.

– Идете с нами – дело есть, – жестким, как наждак голосом, каким говорят крутые полисменши в американских фильмах, сказала она.

– А не пойдем? – хрипло переспросил друг Вован, единственным уцелевшим глазом поглядывая на заточенные ногти рыжей.

– Ну если ты так сильно хочешь знать о таких неприятных вещах… – удивленно протянула девчонка. – Мы с сестрой начинаем дружно звать здешних охранников и милицию, кричать, что мы вас узнали, что вы вчера на нас напали и хотели сделать такое… такое… о чем приличные девушки даже упоминать не могут! Но мы упомянем – громко-громко!

– Мы не делали ничего… такого… – Толян даже покраснел. – Вы нас побили!

– Расскажешь это ментам, – насмешливо согласилась первая рыжая.

– С вами пойдем, – покорно вздохнул Толян.

Продолжая держать ладонь у его ребер, рыжая затащила его в придорожные кусты. Друг Вован пошел сам, добровольно. Ну, почти – вторая рыжая держалась у него за спиной. В убежище за кустами обнаружились двое мальчишек. Стало совсем кисло – если девчонки вчера так наваляли, на что ж их парни способны? Даром что один ботан очкатый. Девчонки тоже не борчихи сумо – а ребра-то болят! А у Вована глаз не раскрывается!

– У тебя под этими штанами плавки есть? – спросила рыжая.

Толян судорожно вцепился в штаны:

– Снова на голову надевать не дам, и не думай даже! Тут людей полно!

Парни поглядели на рыжую с интересом, а ее сестра очень серьезно заверила:

– Будешь слушаться – плавки останутся на месте. Снимай футболку, а то ведь кричать из кустов, что вы собирались сделать с нами «такое», гораздо убедительней выйдет. Народу тут и правда много, всей очередью бить будут.

Толян понял, что он попал, и покорно потащил майку с плеч. В руках у девчонки моментально оказалась сумочка, откуда появился косметический набор, и рыжая принялась расписывать ему лицо, грудь и многострадальные ребра жуткими фиолетово-малиновыми пятнами.

– Замечательно! – довольно разглядывая зверски разрисованных его и Вована, сказала девчонка.

– И что бы это значило? – поинтересовался ботан в очках.

– Заболевание. Страшное. Которое они в здешних бассейнах подхватили. Симптомы, можно сказать, налицо. И еще по всей фигуре. Теперь бы как-то их очереди показать… и чтоб охранники не заметили!

– Вы чего, хотите народ от аквапарка отогнать? – поинтересовался Вован, внимательно разглядывая нарисованную сыпь. – А зачем?

– Толстый, который вас нанял, там сегодня концерт дает, славу и бабки зарабатывает, потом девчонок клеить станет, – выпалила рыжая – которая из двух, Толян не понял, запутался. – Вот мы и не хотим, чтоб у него зрители были.

– Что же вы раньше не сказали? – возмутился Вован. – Он нас подставил, нам тоже в кайф ему плохо сделать! А к вам мы не в претензии, – расщедрился Вован. Подумал и уточнил: – Ну, меньше, чем к нему. Пошли! – и за кустами, скрывавшими их от глаз охранников, принялся торопливо пробираться к боковой стене аквапарка.

Сзади забор аквапарка оказался не кирпичным, а сложенным из шиферных плит. Вован легко отодвинул в сторону пирамиду пустых ящиков и скользнул в щель между двумя кусками шифера.

– Надо была вчера ночью эту дырку поискать, – вздохнула Мурка. Они были на территории аквапарка – в двух шагах оказалась раздевалка, из которой валил облаченный в купальники народ. За высокими, в половину человеческого роста, кустами виднелись горки-слоники и горки-динозаврики детского бассейна.

– Это наша дырка, – хмуро бросил Вован. – Мы ее, в натуре, никому не показываем!

– Только чтоб тому толстому подгадить, – подтвердил Толян. – Не боись, девки, кто у кассы – всех разгоним!

Толян с Вованом стянули штаны и остались в одних плавках. И направились обратно – только теперь уже к официальному выходу. Кисонька сама себе покивала: логично, жертвы страшного заболевания в бассейнах аквапарка должны выходить откуда? Из аквапарка. Правда, оба «пострадавших» были абсолютно сухими, да и фиолетово-малиновая сыпь красовалась только на спине и груди – ноги-то она парням не разрисовала! Но девочка очень надеялась, что излишне наблюдательных в очереди не окажется.

Охранник у входа движение за спиной не увидел, но почувствовал – кто-то перескочил турникет, выбираясь наружу. Он не обернулся: если нашелся дурак уходить, не «откатав» дорогущий билет, кто ж ему доктор? Только вот стоящий перед охранником парень вдруг побледнел и… потянул билеты обратно.

– Мы передумали. Мы не пойдем… – обхватил подружку за плечи, точно хотел прикрыть своим телом, и поволок в сторону.

Возле кассы раздались испуганные крики. Мимо очереди походкой зомби ковыляли Толян с Вованом. Спины их были судорожно выгнуты, пальцы корчились, как в судороге, глаза закатаны так, что виднелись одни белки. А все тело покрывала жуткая цветная сыпь и, кажется, кровавые язвы.

– Один раз в бассейн окунулся. Один раз… – звонко клацая зубами, бормотал Толян.

Стоящая в конце очереди мамаша ухватила за руку сына лет восьми и рванула прочь. Мальчишка не протестовал, только оглядывался на Толяна с Вованом, и глаза его были расширены от ужаса. Молча и быстро очередь начала рассыпаться – первыми дезертировали семейства с детьми.

– Эй, это что такое? – завопил охранник, сорвался с поста у турникета и кинулся к парням.

– От вас скрывают, люди! – вытягивая дрожащий палец в сторону приближающегося охранника, загробно простонал Вован. – Владельцы аквапарка скрывают правду – у них в воде химия! – Парень задергался всем телом, и на губах у него начала пузыриться белая пена.

Очередь разлетелась мгновенно, как стая воробьев при виде кота. И уже не видела, как жертвы неведомой болезни бойко удирают от погнавшегося за ними охранника.