Прочитайте онлайн Конец света отменяется | Глава 17В туалет с боями

Читать книгу Конец света отменяется
4016+2722
  • Автор:

Глава 17

В туалет с боями

– Женщина! Женщина с мелкой, тощей девочкой! Куда это вы идете? – раздался сбоку ленивый голос.

– Это не нам, – возмущенно прошипела Катька. – Я не мелкая и не тощая, а стройная и миниатюрная – так Кисонька говорит! И вообще в туалет хочу!

– Да-да, вы, – мгновенно опровергла ее доводы необъятных размеров тетка, восседающая в шезлонге под пыльным тополем. Шезлонг трещал, а его металлический каркас впивался в теткины телеса, но ее это не смущало. В руках тетка держала такое же громадное, как она сама, яблоко. – Куда идем, спрашиваю?

– В туалет, – честно созналась мама.

Тетка откусила от яблока примерно половину, принялась жевать, задумчиво двигая щеками, и, наконец, выдала потрясающий вопрос:

– А что вы там будете делать?

– Балет танцевать, – немедленно отозвалась Катька.

– Напрасно насмехаешься, – обиделась тетка. – Я не просто так спрашиваю. Если вы по-маленькому, идите, а если по чему другому, так у нас воды нет!

– А если обманем? – еще серьезней спросила Катька. – Скажем, что по-маленькому, а са-а-ами…

– Я же просила не лезть в разговоры со взрослыми! – неодобрительно глядя на Катьку, вмешалась мама. – Мы не будем обманывать. Мы быстро…

– Ладно уж, идите, – неохотно согласилась тетка, кивая за угол здания. – Но помните, – она воздела обкусанное яблоко. – Я вас предупредила!

– Нашла где и с кем шутить, – сворачивая за угол и скрываясь с глаз тетки, проворчала мама.

– Какие шутки, туалет – дело серьезное! Можно даже сказать – опасное, – буркнула Катька, останавливаясь перед похожими на растянутую гармошку дверями, за которыми скрывались сложенные из красного кирпича кабинки. Мама нырнула в одну, Катька заняла вторую.

«Зато чисто, хоть и воды нет», – подумала она, вспоминая туалет на базе отдыха в прошлом году. Поправила купальник – ну все, можно выходить… Девочка распахнула дверь.

Что ее насторожило, Катька поняла потом: представшей ее взгляду громоздкой темной фигуре вовсе не нужно было ждать под дверью – рядом полно свободных кабинок. Да и плотный, до горла застегнутый спортивный костюм жарким днем выглядел странно. Еще хуже выглядела закрывающая пол-лица плавательная маска – не в унитаз же он нырять собрался? Но соображения пришли потом, а завидев темную фигуру, Катька просто метнулась назад и попыталась захлопнуть дверь туалета. Створку рванули с другой стороны. Девочку поволокло подошвами по плиткам пола, ручка выскальзывала из пальцев – сейчас ее выдернут наружу, как морковку из грядки! Она молча вцепилась одной рукой в какую-то трубу, прогибая спину от усилия, потянула на себя… Толстые сильные пальцы протиснулись в приоткрытую щель и принялись отжимать дверь наружу. Катька впилась в палец зубами.

– А-а-а! – Пальцы исчезли из щели, она дернула дверь на себя и накинула крючок. Обессиленно привалилась к косяку. Что-то стукнуло, затрещало, и лезвие громадного ножа выскочило из тонкой дверной фанеры возле Катькиного уха. Девчонка отпрянула, едва не свалившись на оказавшийся за спиной унитаз. Нож исчез, оставив в дверной фанере здоровенную дыру с вывернутыми краями, и тут же снова ударил! И еще!

– Ты что делаешь, мерзавец! – раздался за дверью мамин крик. Пауза… И мама закричала снова, страшно и отчаянно!

Катька рванула наружу так же яростно, как только что пыталась запереться внутри.

Она увидела распахнутую дверцу соседней кабинки и темную, жуткую фигуру с громадным ножом на изготовку! И услышала мамин крик! Девочка кинулась человеку с ножом на спину. Повисла, как обезьяна, обхватив руками и ногами, и принялась кусать – за что попало! Попадалась в основном ткань спорткостюма, но человек закрутился на месте, беспорядочно размахивая ножом во все стороны. В мельтешении и кружении Катька успела заметить маму, особенно бледную на фоне ярко-красной кирпичной стенки туалета.

– Катя! – пронзительно кричала та.

Человек перехватил нож и ударил назад, целясь в повисшую на спине девчонку.

«Сейчас меня наколют, как бабочку!» – подумала она.

Огромная, яркая, пестрая бабочка взмахнула цветными крылышками и кинулась на нож. Раздался громкий стук и крик боли, и Катька поняла, что никакая это не бабочка – это развеваются пестрые края сложенного пляжного зонта!

Мокрый песок обрушился с зонта на голову нападавшего. Еще удар… и вылетевший из его руки нож заскакал по бетонным плитам дорожки.

– Катька, в сторону! – крикнула орудующая пляжным зонтом Кисонька.

Девочка отцепилась от противника и кубарем выкатилась из драки. Перед ней мелькали ноги – толстые, словно подбитые ватой ноги в кроссовках и спортивных штанах и тонкие голые девчоночьи ноги в пляжных «вьетнамках», две пары. Катька вскочила, и драка обрела полную форму и объем.

Бац! Кисонька ударила ногой – разболтанная «вьетнамка» полетела в физиономию нападавшего, хлестнула по стеклу плавательной маски. Противник отпрянул, и тут же полноценный удар босой ногой в живот догнал его. Каким образом Мурка оказалась у врага за спиной, Катька не поняла, но она была там, и удар под зад швырнул противника навстречу Кисоньке… грудью прямо на выставленный, как копье, пляжный зонт!

– Уп! – короткий то ли вопль, то ли свист, как из проколотой резиновой груши, вырвался у нападавшего. Круглый пластиковый наконечник треснул. Кисонька издала короткий яростный крик… и навернула противнику зонтом. Бац – удар ручкой! Бац – удар наконечником! Окончательно дезориентированный противник кружил на месте, пытаясь перехватить сыплющиеся на него удары, а Кисонька блохой скакала вокруг, наворачивая ему то по голове, то по корпусу.

Мурка нырнула в туалет и попыталась вытащить оттуда непрерывно вопящую Надежду Петровну.

– Идемте, ну пойдемте же… Катька, помоги, она меня не слышит!

Конечно, мама ничего не слышала – мало того что вопила сама, так еще и новый пронзительный вопль взвился над дракой.

– Вы что тут делаете? – Необъятных размеров тетка, что восседала в шезлонге под тополем, воздвиглась на ведущей к туалетам дорожке. – Обещали только по-маленькому, а сами тут… драку устроили? А ну валите!

Словно повинуясь ее крику, нападавший кинулся вперед – прямо на Кисоньку, точно затравленный бык на дерзкого матадора! Снова удар… Хлопок… и зонтик раскрылся, полностью закрывая Кисоньке обзор! Она успела лишь увидеть вырастающую позади яркого нейлона тень… и противник врезался в раскрытый зонт с силой и скоростью пушечного ядра! Трубчатая рукоять не выдержала, и зонт согнулся пополам, поникнув, как большой яркий цветок. Девчонку снесло с бетонной дорожки, приложив спиной о бревенчатую стену виллы. Противник врезался в тетку, перекрывающую дорожку. Та подавилась на середине крика: глаза безумно выпучились, рот открылся, и она рухнула, как подрубленный столб. Нападавший свалился сверху, подпрыгивая на могучем теткином животе, точно на батуте.

Яростно визжащая Кисонька хлестнула его поломанным зонтом! Переломанные спицы зацепились за плотную ткань спорткостюма. Она дернула за ручку, надеясь высвободить свое грозное оружие… В тот же самый миг нападающий рванул вперед – прямо по лежащей под ним тетке! Несчастная захрипела. Зонтик трещал, пестрая ткань с треском разошлась пополам… погнутая ручка осталась у Кисоньки. Зато разорванная ткань вместе с выломанными спицами болтались за плечами ее противника, как плащ! В вихре пестрого нейлона тот ринулся к калитке. Размахивая ручкой, Кисонька кинулась за ним. Катька схватила выбитый у нападающего зазубренный нож – нельзя бросать улики без присмотра! – и с дикарскими криками помчалась за убегающими.

* * *

Севка, Вадька и Евлампий Харлампиевич нежились на солнышке.

– Я бы еще разок искупался, – лениво пробормотал Сева, а гусь согласно гоготнул.

– Сейчас девчонки вернутся, и пойдем, – так же лениво согласился Вадька. – Долго что-то они… – Он приподнялся на локтях.

Бесформенная фигура в спортивном костюме и развевающемся за плечами разноцветном плаще вылетела из калитки виллы. Лицо убегавшего закрывала плавательная маска! Он вломился в придорожные кусты. Из калитки, размахивая пластиковой палкой, выскочила Кисонька и с агрессивными воплями понеслась следом. Потом выбежала Катька… с громадным тесаком в руках!

Девчонки пронеслись мимо и скрылись в кустах. Из калитки, тяжело опираясь на плечо Мурки, вышла мама. Здоровенное, с мужской кулак величиной яблоко вылетело им вслед – и врезалось Мурке в спину!

– Чтоб я вас тут больше не видела, хулиганы! – раздался пронзительный женский вопль. – Наш туалет – только для наших отдыхающих! – Калитка с грохотом захлопнулась, и кажется, лязгнул заложенный изнутри засов.

Из кустов вынырнули девчонки – злющие, совершенно не обращающие внимания, что весь пляж глазеет на них.

– Удрал! – выпалила Кисонька, подбегая к мальчишкам. – Его там машина ждала с включенным мотором! И номер грязью заляпан! – Она гневно взмахнула палкой, в которой Вадька опознал наконец обломок их пляжного зонта.

– Ты ж зонтик вроде только прополоскать собиралась. Под этой… проточной водой, – растерянно пробормотал он.

– Воды в туалете все равно нет, – объявила Катька.

– Так вы решили, что зонтику уже ничто не поможет, и сломали его окончательно? – приподнял брови Вадька.

– А за той бабой вы зачем с ножом гонялись? – настороженно поглядывая на Катькин тесак, вмешался Сева. – Это она виновата, что воды нет? Или без очереди лезла?

– Думаешь, женщина? – не отвечая на последний вопрос, Кисонька оглянулась на кусты, за которыми они потеряли беглеца. – А мне показалось – мужчина…

Опирающаяся на плечо Мурки Надежда Петровна добралась наконец до ребят и тяжело опустилась на подстилку.

– А… вы знаете… – с неестественным оживлением начала она. – Мы с Катей были в туалете… Нас там пытались убить! – и зашлась явно истерическим смехом. – З-замочить в сортире! По-настоящему!