Прочитайте онлайн Воины аллаха. Удар скорпиона | Глава 1РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ

Читать книгу Воины аллаха. Удар скорпиона
2416+710
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ

«Рыжий, рыжий, конопатый, убил электрика лопатой»: Рокотов глубоко затянулся и покрутил в пальцах остро отточенный карандаш. — Десять букв, вторая «у», последняя «к». Председатель монополии: Чубайсенок, что ли? Точно. Подходит. Замечательно. Теперь семь по вертикали: «Штирлиц, Вовочка и Гений Дзю-до в одном лице», девять букв, четвертая «з», предпоследняя «н»… Президент? Ага, подходит… Едем дальше, — Влад на секунду оторвался от кроссворда и бросил взгляд на беседующих под навесом Константина Мерсье и проверяющего из комиссии ООН. — Долгонько они что-то базарят Не иначе, профессор опять уговаривает пропустить нас через границу. Эх, профессор, зря вы этот разговор затеяли! Все равно не пустят. Не для того мы здесь сидим, чтобы реальную помощь оказывать, а для галочки в документах. Чтоб потом можно было орать на всех углах, что «Врачам без границ» никто преград не создавал. Допустили, типа, на место, а злобный Саддам Хусейн не дал разрешение на въезд в Ирак. Плавали, знаем…

За неделю, что биолог провел в лагере гуманитарной миссии, он вдосталь наслушался рассказов медиков, вынужденных сидеть на одном месте уже который месяц и тихо звереть от безделья.

Все обещания высокопоставленных бюрократов из ООН и Европарламента о решении вопроса с выездом передвижного госпиталя в демилитаризованную зону для оказания реальной помощи мирному населению Ирака так и оставались пустыми словами.

Врачам то объясняли, что Саддам подтягивает к границам бронетанковые дивизии, то говорили, что иракцы резко выступили против присутствия на своей территории иностранцев, то ссылались на министра иностранных дел Ирака Тарика Хафиза, якобы аннулировавшего все выданные за последние несколько лет визы.

Первое время собравшиеся со всей Европы специалисты верили байкам обосновавшихся в Эль-Рияде чиновников, но с каждым днем уровень доверия снижался, пока наконец не достиг нулевой отметки, после которой любое заявление любого члена комиссии ООН по Ираку воспринималось как очередная ложь.

Рокотов прибыл в лагерь «Врачей без границ» к тому моменту, когда медики махнули рукой на перспективы настоящей работы и просто начали отбывать положенный по контракту срок. Без всякой надежды на развертывание госпиталя и на проведение масштабного лечения сотен мирных иракцев.

Владислав поначалу изобразил искреннее рвение к работе, три дня доставал всех своими вопросами, потом «сник» и принялся совершать многочасовые экскурсии по окрестностям, демонстративно убивая время.

Ему никто не препятствовал.

Половина персонала передвижного лагеря занималась, тем же самым, изучая экзотическую для европейцев пустынную фауну или копаясь в развалинах расположенной неподалеку древней крепости в надежде отыскать под тоннами слежавшегося за столетия песка что-нибудь ценное.

Однако, в отличие от своих «коллег», российский биолог объявился на границе Ирака с Саудовской Аравией не из соображений абстрактного гуманизма, а с совершенно конкретной целью.

После возвращения из Чечни Рокотов недолго оставался без дела. За время его двухмесячного отсутствия поставленный в автоматический режим и подключенный к глобальной сети компьютер впитал в себя несколько гигабайт информации, посвященной последним достижениям в области изучения и производства сложных протеинов. Влад всегда отличался редкостным занудством и привык доводить любое дело до логического конца.

История, происшедшая с ним летом 1999 года в горах на границе Косова и Албании, не давала биологу покоя.

Поэтому он начал интернет-дискуссию по интересующей его проблеме, разместив в сети свою страничку и оплатив ссылки на нее практически на всех крупных международных серверах. Одним из элементов оформления стала белковая цепочка внешне рядового экспресс-анализа, ничего не говорящая подавляющему большинству специалистов и понятная лишь тем, кто непосредственно занимался изучением поступавших с Балкан ампул с альфа-фета-протеином. Состав сложного органического соединения столь же уникален, как и отпечатки пальцев, так что Рокотов имел шанс заинтересовать своим обращением совершенно конкретных людей.

Причем ему было неважно, кто именно на него выйдет.

Он был готов к встрече даже с теми, кто захотел бы похоронить чрезмерно активного исследователя и пресечь обсуждение поднятой темы. Модем компьютера был подключен к телефонной линии небольшого деревообрабатывающего заводика, закрывшегося лет пять назад, но по причине всеобщего бардака в стране так и не отрезанного от услуг связи. Официально этого телефонного номера давно не существовало, он был внесен в реестр бездействующих, однако в реальной жизни напряжение в проводе сохранялось и районная подстанция исправно передавала сигналы на исходную матрицу. Помещение, где стоял телефон и куда могла ворваться группа ликвидаторов, просматривалось с помощью миниатюрной цифровой видеокамеры, посылавшей картинку на экран постоянно включенного ноутбука «IBM ThinkPad A21e Celeron 600», и было оснащено несколькими объемными датчиками, реагировавшими на любое движение. В случае появления в комнате посторонних датчики информировали об этом компьютер, который мгновенно включал систему записи изображения на лазерный диск.

Помимо всего вышеперечисленного, Рокотов подготовил незваным гостям еще несколько сюрпризов.

Из сотен сообщений, научных статей и рекламных слоганов Владислав вычленил материал, пришедший из США с обратным адресом Интернет-клуба. Неизвестный отправитель ничего конкретного не написал, прислав довольно абстрактные рассуждения о пользе сложных протеинов для лечения некоторых заболеваний и дополнив электронное письмо картинкой, на которой Рокотов узрел анализ аналогичного образца, сделанный на очень совершенной аппаратуре.

Переговоры с пользовавшимся псевдонимом «Serious Sam» абонентом заняли восемь месяцев.

Обе стороны вели себя осмотрительно, выдавали строго дозированные порции информации и не спешили, отправляя сообщения раз в две недели. Как понял Рокотов, американец уже давно занимался биологией и, судя по точности вопросов и ответов, достиг на этом поприще изрядных высот. Правда, вычислить настоящее имя абонента не представлялось возможным.

Это вам не Россия, где настоящих специалистов можно пересчитать по пальцам. В Америке сотни университетов, наука финансируется весьма щедро, и список возможных кандидатов включал бы в себя тысячи фамилий. Поэтому Владислав даже не стал задавать наводящих вопросов, чтобы не спугнуть коллегу, а сосредоточился на обсуждении нюансов проблемы. Американец оценил деликатность русского партнера и в одном из своих сообщений поведал о попавших к нему в руки разработках новейшего биологического оружия, ориентированного на конкретную этническую группу и готового к полевым испытаниям.

Этнической группой, которую имели в виду создатели модифицированного вируса Лхасса, были жители Ирака.

* * *

Хасан Таиф закашлялся, закрыл рот ладонью и отвернулся от стола.

Селим Сауди, исполнявший обязанности врача в поселке Эн-Хамир вот уже на протяжении пятнадцати лет, озабоченно покачал головой.

— Уважаемый, вы совершенно себя не бережете…

Пятидесятидвухлетний Хасан постучал себя ладонью по груди, прочистил горло и вытер выступивший на лбу пот.

— Со мной все в порядке.

— Я так не думаю, — мягко сказал Сауди. — Похоже на воспаление легких. Вы неважно себя почувствовали две недели назад, и за это время болезнь только прогрессирует. К тому же сегодня вы опять вставали с постели.

Старший в семье Таиф опустил глаза.

— Если вы не будете меня слушаться, — продолжил Селим, — то последствия могут быть печальными.

Хасан хрипло вздохнул.

Проблемы с легкими начались у него гораздо раньше, чем об этом узнал поселковый врач, еще в прошлом году, когда Хасан вместе с другими жителями Эн-Хамира тушил пожар на насосной станции, по которой нанесли удар американские штурмовики. Тогда он надышался парами пылавшей нефти и несколько дней ему было тяжело дышать. Даже спал вприглядку, просыпаясь каждые пятнадцать минут от того, что горло перехватывала ноющая боль.

Потом вроде бы все вошло в норму, лишь усталость накатывала гораздо раньше, чем это было до пожара. Но заботиться о своем здоровье не было ни времени, ни возможностей. В блокированном со всех сторон Ираке единственным условием выжить самому и прокормить семью оставался тяжелый труд от рассвета до заката. Надо было работать в поле, регулярно укреплять глинобитные стены дома, ездить в районный центр за талонами на молочные продукты, таскать воду из единственного в Эн-Хамире колодца, помогать односельчанам ремонтировать поврежденный бомбами нефтепровод.

Оба старших сына Хасана погибли пять лет назад от управляемой ракеты, сброшенной с британского истребителя и попавшей в здание школы, где проводилось общее собрание.

Тогда из-под обломков извлекли двадцать восемь трупов.

Еще сорок человек были ранены.

Британцы проводили патрульный облет приграничной зоны, и одному из летчиков не понравилось, что приземистое здание в центре поселка было слишком ярко освещено.

— Я попрошу, чтобы мне прислали немного аспирина, — Селим закрыл свою сумку. — А вам я настоятельно рекомендую больше не вставать.

Хасан Таиф молча кивнул.

Они оба понимали, что в просьбе врачу из отдаленного поселка скорее всего будет отказано. По законам военного времени все без исключения лекарства распределялись только между военными, сотрудниками службы безопасности и детскими больницами. Даже чиновники низшего и среднего звена не имели доступа к медикаментам.

Для исламской страны такое положение вещей было нормой.

* * *

Когда картина с альфа-фета-протеинами и боевыми вирусами приобрела более-менее законченные очертания, Рокотов не стал тянуть вола за хвост и приступил к подготовке поездки на место будущих испытаний биологического оружия.

Благо, с деньгами у него проблем не было, а за толстую пачку зеленых бумажек и в России, и в странах бывшего СССР могут сделать все что угодно. Так питерский биолог превратился в аспиранта Вильнюсского университета Лео Гурецкиса, откомандированного правительством «очень независимого» государства в помощь своим западноевропейским друзьям. Документы на имя Гурецкиса были подлинными, любая проверка через МИД или через университет подтвердила бы существование аспиранта Лео. Как это удалось сделать клерку из министерства внутренних дел Литвы, Владислава не интересовало. Он заплатил требуемую сумму, перепроверил данные Гурецкиса по независимому каналу, заставив своего старого приятеля из ГРУ послать соответствующий запрос, и благополучно отбыл в Бельгию. Там он явился в представительство «Врачей без границ» и предъявил ворох бумаг, из которых следовало, что прекрасно говорящий по-французски литовский аспирант направляется в распоряжение профессора Мерсье, с которым год назад была достигнута договоренность о полевой стажировке прибалтийского ученого.

Помимо всего прочего, у Рокотова был дополнительный стимул временно покинуть родной город.

Влада всегда отличала активная жизненная позиция, и когда он увидел, как трое полупьяных ментов затаскивают в «канарейку» с надписью «35-й отдел милиции Санкт-Петербурга» на борту онемевшую от такого беспредела молоденькую симпатичную девчушку, вмешался и разбросал мусоров по асфальту. Выбив им зубы, переломав руки и отшибив мужское достоинство.

Прохожие поддержали Владислава аплодисментами, однако один из них не удержался и сфотографировал биолога, когда тот стоял над поверженными правоохранителями.

Занятый своими делами Рокотов этого не заметил…

А подловатый фотограф, трудившийся в «Агентстве репортерских расследований», примчался к руководителю этого самого агентства Косте Андрееву, взахлеб поведал о происшедшем, и они на пару отправились прямиком в ГУВД, дабы настучать на расправившегося с ментами-алкоголиками парня и получить очередную грамоту за «помощь милиции».

Размечтавшийся Андреев даже начал всерьез говорить об ордене, который ему «обязаны дать» за выявление столь опасного преступника.

Снимок Рокотова был оперативно, в тот же день, разослан во все питерские и областные отделы милиции, и поимка изображенного на нем лица стала только делом времени.

Покалеченные и протрезвевшие милиционеры по указке своего начальства давали интервью и врали, как они втроем пытались задержать многочисленную банду скинхэдов, вооруженную обрезками арматуры и почему-то самурайскими мечами. Тема борьбы с «бритоголовыми» входила в моду, и «откровения» мусоров перепечатали почти все псевдодемократические газетенки…

Информацию о том, что его активно и профессионально ищут, Влад получил от Гоблина, подвизавшегося на ниве криминальной журналистики, и счел разумным на несколько месяцев покинуть берега Невы.

* * *

Выкрашенный светло-коричневой краской и потому почти неотличимый от окружавшего его пространства бронетранспортер LAV-25 перевалил через пологий бархан, съехал в небольшую низинку и остановился.

Майор Берт Александр похлопал механика-водителя по плечу:

— Теперь ждем.

Устроившийся в кресле наводчика лейтенант Роберт Слоун припал к окулярам перископа.

Через пару минут на гребне соседнего бархана появилась затянутая в пустынный камуфляж троица, ползком преодолела открытое пространство и, не обращая внимания на БТР, скрылась за нагромождением валунов у подножия невысокой скалы.

— Первая группа прошла, — доложил Слоун.

— Время, — майор нажал на кнопку секундомера, начиная отсчет.

Вслед за первой троицей на откос взобралась вторая, ведомая здоровенным негром с пулеметом AS 70/90 в руках.

Лейтенант Слоун нервно облизал губы.

Он совсем недавно закончил военную академию в Уэст-Пойнте, и командировка в расквартированное на границе с Ираком подразделение «зеленых беретов», входящее в состав международного контингента, было его первым заданием. От его результатов и от характеристики майора Александра зависела вся дальнейшая карьера Слоуна. Если всё пройдет успешно, лейтенант мог рассчитывать на быстрое присвоение очередного звания и выбор места службы, ежели нет — следовало готовиться к отправке в отдаленный гарнизон на Аляске. Или того хуже — в Центральную Африку, где бравых американских вояк с завидной регулярностью отлавливали местные жители и готовили из них какое-нибудь вкусное национальное блюдо.

По сравнению со службой в Сомали или Руанде полгода в Саудовской Аравии представлялись просто-таки необременительной прогулкой.

Американская и британская авиация каждый день обрабатывала с воздуха демилитаризованную зону, не подпуская к границе даже патрули иракской милиции; в пустыне рассредоточились несколько десятков дивизионов артиллерийских установок, в Персидском заливе курсировали линкоры и крейсера, готовые в любую секунду накрыть нужный квадрат сотнями реактивных снарядов и тяжелыми ракетами «Томагавк». Передовые части миротворцев подпирали пехотные дивизии десяти стран и парочка танковых корпусов. А при самом неблагоприятном раскладе, на случай, если бы Саддаму пришло в голову начать массированное наступление, новоизбранный американский президент, отличающийся тупостью даже на фоне своих недалеких сограждан, был готов отдать приказ о нанесении точечных ядерных ударов.

Прилетев на Ближний Восток лейтенант Слоун, и так воспитанный в сверхпатриотическом духе, окончательно убедился в том, что его страна действительно играет решающую роль во всех мировых событиях.

Несмотря на собственное показное благополучие, держащееся на миллиардах баррелей нефти, аравийцы и кувейтцы относились к американцам крайне почтительно и даже с некоторой опаской. Янкесам позволялось то, за что гражданина любого другого неисламского государства выставили бы из страны в двадцать четыре часа. Парни с эмблемой звездно-полосатого флага на левых рукавах пятнистых курток в открытую потягивали пивко, сидя под зонтиками местных кафетериев, бродили по улицам, помахивая свернутыми в трубочку журналами с голыми девицами на обложках, и регулярно задирали прохожих. Местная полиция делала вид, что ее все происходящее не касается. Дружба с могущественным заокеанским партнером была гораздо важнее, чем возмущение нескольких правоверных, которых американские «защитники» едва не задавили своими огромными джипами или походя отбросили в канаву, когда те попытались сделать им замечание…

Замыкавший вторую тройку невысокий крепыш с торчащими из рюкзака темно-зелеными цилиндрами гранатометов М72А1 немного отклонился в сторону, пробежал по низинке до выступавшего из песка серого валуна и залег, направив ствол базуки на нагромождение камней, где скрылась первая группа.

Майор Александр поморщился и поставил галочку напротив фамилии Рипли.

Рядовой слишком долго находился на открытом пространстве, и в реальном бою его давно бы снял затаившийся у скалы снайпер. К тому же гранатометчик вышел на позицию в одиночку, что противоречило здравому смыслу. При атаке несколькими одиночными противниками он смог бы отстреливаться только из пистолета КР-9чАМР, не используя свое основное оружие, и был обречен та поражение.

— Ковбой, — буркнул механик-водитель, ко торому, видимо, пришла в голову аналогичная мысль.

Лейтенант Слоун оторвался от окуляров перископа и вопросительно посмотрел на Александра. Ригши входил в его группу, и просчет подчиненного автоматически отражался на Роберте.

— Техасский парень, — майор пожал плечами. — Проведете с ним дополнительные занятия по тактике.

— Ясно, — лейтенант вернулся к наблюдению.

Негр с пулеметом достиг нагромождения камней и скрылся в проходе между скалой и ноздреватым куском туфа в форме пирамиды. Через секунду полыхнула вспышка сигнальной мины.

— Один есть, — спокойно констатировал Александр.

Напарник «погибшего» распластался на песке и выпустил длинную очередь в сторону возможной засады. Парафиновые пули размазались о камни, оставляя на них белесые полосы.

Рядовой Рипли решил поддержать товарища и произвел навесной выстрел из своего гранатомета. Болванка с краской плюхнулась аккурат возле выщербленного утеса и забрызгала пространство в радиусе десятка метров.

На площадке у самой верхушки скалы шевельнулась темная масса, и через секунду Рипли получил удар парафиновой пули в грудь.

— Два, — майор причмокнул.

Последний оставшийся «в живых» спецназовец перекатился за каменную гряду и открыл беспорядочный огонь по затаившемуся наверху снайперу.

Но стрелок уже успел отползти назад в мертвую зону.

Из-за валуна в двадцати шагах от автоматчика приподнялась темная фигура и бросила небольшой шарик имитационной гранаты. Когда тот ударился о камень, хлопнул приглушенный взрыв и спецназовца окатило оранжевой водо-эмульсионкой.

— Черт! — вопль перепачканного с ног до го ловы «убитого» был слышен даже в бронетранспортере.

— Минута сорок восемь, — Александр остановил отсчет времени и поставил жирный крест в ведомости. — Неплохо. Капрал Гэррей подтянул своих бойцов. Теперь, лейтенант, дело за вами…

* * *

После ужина измученные дневной жарой обитатели лагеря обычно садились в кресла под навесом, потягивали сок или минеральную воду и обсуждали политические и научные вопросы. Эти ежевечерние беседы помогали снять копившееся неделями напряжение и немного скрашивали бестолковое ожидание решения чиновников из ООН.

И совершенно естественно, что сотрудники организации «Врачи без границ» не могли обойти своим вниманием известие о судебном процессе над бывшим президентом Югославии, откровенно проданным новым «демократическим» правительством республики Гаагскому трибуналу.

Мнения разделились почти поровну: профессор Мерсье, Рокотов, испанец Рауль Орейра и бельгиец Франсуа Будвиль высказывали сомнения в законности действий премьер-министра Сербии, а швейцарцы Летанкур и Готтар, поддерживаемые англичанином Майклом Атмором, итальянкой Доменикой Отис и ассистентом главы миссии Сесиль Кузу настаивали на правильности поступка Зорана Джинджича и не скрывали своей радости от «торжества международного правосудия».

Выдача Милошевича в обмен на обещания западных кредитов и лояльность со стороны Госдепартамента США Владислава не удивил. Что из себя представляла демократическая оппозиция в Сербии и Черногории, он знал хорошо: наслушался от бойцов, сражавшихся с ним плечом к плечу на границе с Косовом, и насмотрелся во время своих визитов в Белград к законной супруге Мирьяне.

Верхушка объединений, возглавляемых Куштуницей, Джинджичем и Драшковичем, являла собой кучку обычнейших корыстолюбивых подонков, столь же далеких от настоящей демократии, как, например, от передовых достижений современной астрофизики.

Единственными непреходящими желаниями сербских оппозиционеров были жажда денег и жажда власти.

Причем одно напрямую зависело от другого.

Куштуница и компания рвались наверх для того, чтобы начать без помех набивать собственные карманы. Получаемых на «борьбу с режимом» денег было немного, хватало лишь на скромный домик в Альпах и какой-нибудь задрипанный «мерседесик» Е-класса. А хотелось пошиковать, покататься на восьмиметровых «линкольнах», пожить во дворце, якобы невзначай продемонстрировать окружению бумажник с ворохом золотых кредитных карт, поручковаться с европейскими и американскими лидерами, вальяжно пройтись мимо строя почетного караула. В общем, мечты у демократов были довольно примитивные. И пути их осуществления — тоже. Самым простым способом заслужить благорасположение «цивилизованного» мира было выступление против законно избранного президента. Пустые словопрения на митингах и обвинения Милошевича во всех смертных грехах ничем оппозиционерам не грозили, принося лишь дополнительные финансовые вливания и аплодисменты западных социалистов.

«Бархатная революция», случившаяся в Югославии осенью 2000 года, стала неожиданностью как для команды Слободана, так и для псевдодемократов. Несколько дней Куштуница с Джинджичем не знали, что им делать. К реальной высшей власти в стране они не были готовы. Поэтому, получив в руки бразды правления, они принялись действовать так, как привыкли за все прошедшие годы. То есть — начали грызться между собой и проталкивать на государственные посты своих соратников, полностью игнорируя интересы не только сербского и черногорского народов, но и интересы коллег по объединенному оппозиционному фронту.

Конец междоусобице положили американцы, испугавшиеся того, что свежеизбранный глава государства не усидит в своем кресле больше двух недель. Госдепартамент в срочном порядке подготовил рекомендуемый список сербского правительства и послал в Белград своего спецпредставителя Строуба Тэлбота. Тэлбот вручил бумаги Куштунице и Джинждичу и разъяснил, что делать. Те взяли под козырек и принялись с огоньком проводить в жизнь указания своих настоящих хозяев.

Американцы не учли только двух вещей — истинных размеров рвения Зорана Джинджича и всей глубины его желания выслужиться. Куштуница был поспокойнее, но, в отличие от сербского премьера, не обладал реальными полномочиями, выступая больше как декоративная фигура.

Джинджич воспринял декларативные требования Гаагского трибунала по бывшей Югославии как руководство к действию и 28 июня 2001 преподнес западным европейцам Милошевича на блюдечке с голубой каемочкой. После чего уставился на Госдеп США и стал ждать поощрения в виде ста миллионов долларов.

Аналитики в Вашингтоне схватились за головы.

Премьер-министр Сербии сработал по известной поговорке: «заставь дурака Богу молиться, так он себе лоб расшибет» и создал очередную проблему.

Ибо одно дело — поливать грязью находящегося под домашним арестом в Белграде бывшего «диктатора», не опасаясь никакой ответственности за свои слова, и совсем другое — проводить юридические процедуры и доказывать совершение Слободаном тех или иных преступлений. Далеко не все члены международного трибунала были уверены в виновности экс-президента, а структура дознания, принятая в Голландии, предполагает подтверждение обвинения только вещественными доказательствами.

Одних слов «свидетелей» недостаточно.

Более того — за неделю до исторического полета Милошевича по маршруту Белград-Гаага международная комиссия по расследованию этнических преступлений в Косове, состоящая из признанных специалистов в области судебной медицины, вынесла окончательный вердикт об отсутствии в крае каких-либо массовых захоронений мирных жителей и всяческих следов чисток в отношении албанцев. Фактически, обвинения международного трибунала в части «зверств сербской армии в Косове» рассыпались.

— И все же нельзя отрицать, что сербы убивали боснийских мусульман в Боснии и жителей Хорватии, — Майкл Атмор говорил по-французски с твердым английским акцентом. — Есть фотоматериалы, видеозаписи…

— Я с ними знаком, — Франсуа Будвиль поднял бокал с красным вином и посмотрел сквозь него на закатное солнце. — Два года работал… К сожалению, подлинность того, что на них изображено, вызывает большие сомнения. Можно лишь констатировать, что люди, одетые в форму сербской армии, расправляются с невооруженными гражданами. Являются ли виденные мной убийцы сербами, а не переодетыми хорватами или боснийцами, неизвестно.

Британец закончил набивать длинную изогнутую трубку и аккуратно закрыл жестяную коробочку с душистым, смешанным с разными травами табаком. Он вообще все делал так, словно участвовал в спектакле о колонизаторах конца XIX века: ходил по лагерю в белоснежных брюках с бритвенно-острыми стрелками, в пробковом шлеме и со стеком, сидел прямо, будто аршин проглотил, ел исключительно серебряными вилкой и ложкой с фамильными гербами, повязывал шелковый шейный платок, ровно в пять часов пил чай с молоком, а в восемь — виски со льдом. Ему не хватало только смокинга и крахмальной манишки, хотя Владислав предполагал, что сей вечерний туалет у Атмора имеется, упакованный в один из его многочисленных кофров с вензелями.

Майкл критически осмотрел примятый табак и достал специальные длинные спички, предназначенные исключительно для раскуривания трубок.

Рокотова уже несколько раз подмывало пошутить над англичанином, подмешав тому в табачок немного галлюциногенов, дабы посмотреть, как тот будет себя вести под влиянием легких наркотиков. Зрелище могло быть крайне потешным, но каждый раз Влад брал себя в руки.

— Свидетели однозначно указывают на сербов, — безапелляционно заявила мадемуазель Кузу.

— А сербские свидетели так же однозначно указывают на хорватских усташей, — Константин Мерсье поморщился. — С обеих сторон — одни слова…

«Вас бы в Боснию на недельку, — подумал Рокотов, — в сербское село. Посмотрели бы на „кровожадных" сербов и на „несчастных" хорватов с мусульманами…»

— Трибунал поставит точку во всех спорах, — примирительно сказал Симон Летанкур. — Будет проведено нормальное расследование, и мы наконец узнаем истинное положение дел.

— Я, конечно, не специалист, — не выдержал Владислав, — но у меня есть большие сомнения по поводу легитимности Гаагского трибунала.

— Почему? — заинтересовался профессор Мерсье.

— Его образование не было утверждено Генеральной Ассамблеей ООН, — Рокотов побарабанил пальцами по подлокотнику своего шезлонга. — Я сегодня специально посмотрел документы в Интернете… По правилам, суд такого класса, как обсуждаемый нами, должен быть одобрен отдельным постановлением Ассамблеи, а трибунал был создан по договоренности между правительствами нескольких стран и получил одобрение лишь от Генсека ООН. Это нарушение процедуры. Боюсь, что решения трибунала не будут легитимными, так как объективно он представляет собой нечто вроде общественной организации. Как «Гринпис» или «Союз сексуальных меньшинств»…

— Это важно, — согласился Мерсье и повернулся к своей ассистентке. — Наш коллега говорит весьма разумные вещи.

Миниатюрная француженка бросила испепеляющий взгляд на Владислава:

— У правосудия нет границ! А мсье Турецкие пытается обелить тирана!

— Зря вы так, — «литовец» Рокотов покачал головой. — После того что Сталин сделал с моим народом, я органически не переношу никакой диктатуры… Но если мы хотим, чтобы всё было совершенно законно, следует придерживаться установленных юридических норм. Для начала — вынести вопрос о Гаагском трибунале на повторное обсуждение Ассамблеей ООН, чтобы та подтвердила или опровергла его легитимность. И только после этого начинать какие-либо судебные заседания.

— А Милошевича пока отпустить? — съязвила Доменика Отис.

— Зачем отпускать? — Влад развел руками, — Насколько мне известно, до экстрадиции он сидел в югославской тюрьме. Вернуть его обратно и всё.

— Второй раз его сербы не отдадут, — Жан-Поль Готтар промокнул носовым платком выступивший на лбу пот.

— Не отдадут, — британец поддержал швейцарца.

— Можно сделать сербский филиал трибунала, — не сдался Рокотов, — и судить Милошевича в Белграде. Технически это возможно.

— Сербы его не осудят! — фыркнула Сесиль.

— Стоп! — Влад склонил голову набок. — Вам что важно: осуждение Милошевича вне зависимости от степени его виновности, просто потому, что вам так хочется, или торжество правосудия?

— Интересный вопрос, — усмехнулся Франсуа Будвиль.

Мадемуазель Кузу закусила нижнюю губу.

Приехавший неделю назад литовец стал ее раздражать с самого первого дня. Прежде всего потому, что не обратил на нее, как на женщину, никакого внимания. Вел себя с ней так же ровно и доброжелательно, как с толстушкой Доменикой и всеми остальными членами миссии.

Сесиль же, и не без оснований, считала себя очень привлекательной женщиной, и подобное отношение было для нее в новинку. По крайней мере, все остальные особи мужского пола, с которыми ей приходилось контактировать по работе, заинтересованно оглядывали ее точеную фигуру.

К тому же Лео подружился с бельгийцем Будвилем, что для француженки Кузу было немного странно.

Большинство французов испытывают к бельгийцам неприязнь на бытовом уровне, считая их недалекими, чрезмерно ленивыми и слишком расточительными. Даже анекдоты рассказывают, весьма похожие на российские анекдоты про чукчей. Типа того, что прилетающие в аэропорт Орли бельгийцы всегда сходят с трапа со спущенными штанами, ибо после приземления стюардесса говорит: «А теперь можно расстегнуть ремни». Бельгийцы, правда, не обижаются. Даже наоборот — коллекционируют анекдоты про самих себя и с удовольствием печатают их в своих юмористических журналах.

— Есть права человека, — неуверенно пробормотала Доменика, обращаясь к последнему аргументу европейских правозащитников. — Милошевич своими действиями их нарушал…

— С биологической точки зрения Милошевич — такой же гомо сапиенс, как и мы все, — быстро отреагировал Рокотов. — И к нему должны применяться все нормы презумпции невиновности и справедливого правосудия. Иначе, на словах осуждая военные преступления, трибунал действует ничуть не лучше своих же обвиняемых. К тому же он нелегитимен, так как создавался в слишком большой спешке… Но об этом я уже говорил.

— Вы просто какой-то славянофил, — француженка попыталась с помощью оскорбления поставить точку в затянувшемся споре.

— Ошибаетесь, — Владислав посмотрел на мадемуазель Кузу, как на несмышленого ребенка. — Я вообще не сторонник разделения людей по национальному признаку. И вам, как медику, должна быть хорошо известна порочность националистического подхода.

Сесиль могла бы многое возразить в ответ на укор «Гурецкиса», но европейские правила политкорректности не позволили ей слишком широко открывать рот. Да и жившие в Италии родители профессора Мерсье в свое время здорово пострадали от тамошних радетелей чистоты расы. Мадемуазель Кузу это знала и не хотела лишиться работы из-за того, что ее руководителю могли не понравиться слова ассистентки.

Так что вместо того, чтобы объяснить «литовцу» разницу между «цивилизованными» и «ущербными» народами, француженка перевела разговор на виденные ею телерепортажи об албанских беженцах и свидетельствах тех же албанских очевидцев об этнических зачистках в Косове…