Прочитайте онлайн Воин из Киригуа | Глава тринадцатая СОВЕТЫ АХ-КАОКА

Читать книгу Воин из Киригуа
2912+4705
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава тринадцатая

СОВЕТЫ АХ-КАОКА

У Какавица было двое детей.

«Летопись какчичелей»*

Через два дня после описанных событий царевич Кантуль принимал у себя помощника верховного жреца Ах-Каока. После нескольких незначащих фраз ахау-ах-камха удалил своих приближенных, и дальнейшая беседа происходила наедине.

— Как здоровье нашего великого повелителя? — спросил горбун, зорко вглядываясь в скрытое в тени лицо царевича.

Кантуль пожал плечами.

— Как будто бы не хуже. Но ты же знаешь, Ах-Каок, что боги в любой момент могут призвать его к себе. Неужели ты, искусный врачеватель, не сможешь найти какого-нибудь лекарства, какое помогло бы моему милостивому отцу?

На губах Ах-Каока показалась едва заметная усмешка.

— Разве может найтись лекарство, если боги призывают великого к себе для беседы, — уклончиво сказал он, — скорее надо думать об укрепляющих средствах, которые потребуются при церемонии восшествия на престол.

— Разве ты считаешь меня таким слабым? — самодовольно поглядывая на свои руки, спросил собеседника Кантуль.

— Ты, владыка, крепок, как молодое дерево!

— Так зачем же мне укрепляющие средства?

— Я говорил о новом повелителе Тикаля, владыка, а ты — наследник нашего теперешнего повелителя…

— Послушай, Ах-Каок, — нетерпеливо прервал жреца царевич, — злые духи помутили сегодня твой разум, или ты просто не пришел в себя после вчерашнего пира, где выпил слишком много бальче*. Разве тебе было неизвестно до сих пор, что, когда наследник восходит на престол, он становится правителем? Какую чепуху ты сегодня несешь… Разве я не ахау-ах-камха?

— Когда наследник восходит на престол, то он становится правителем, — повторил медленно Ах-Каок. — Это я хорошо знаю, милостивый владыка. Но бывают случаи, когда на престол восходит не наследник, об этом я и начал было говорить.

Резко нагнувшись к жрецу, Кантуль прошептал сдавленным голосом:

— Кто это? Кто может стать между мной и троном Тикаля? Что ты знаешь? Говори быстрее, без уверток!

Теперь лицо царевича было освещено, и Ах-Каок про себя с удовольствием отметил, что оно потемнело от сдерживаемого гнева. «Первый удар нанесен, — подумал он, — теперь еще два — и можно говорить о деле…»

— Я ничего не знаю, владыка, — сказал он по-прежнему спокойно, — я только говорил о возможностях, а они бывают разные. Разве тебе не приходилось слышать о смене династии, когда представитель какого-нибудь знатного рода становился правителем государства, а законный наследник…

— А законный наследник случайно умирал, — с вынужденным смехом прервал его Кантуль. — Да, я слышал о таких случаях. Но кто из нашей знати осмелится на это?

— Владыка Ах-Печ властолюбив, — как бы в раздумье, продолжал Ах-Каок, — након могуществен, у него в руках большие силы. Владыка Ах-Меш-Кук по знатности не уступает никому в Тикале…

Царевич заметно побледнел и откинулся назад. «Еще удар!» — мысленно отметил Ах-Каок.

— Что же ты знаешь об их умыслах? — с усилием спросил Кантуль.

— Несколько дней тому назад все представители знатных родов собирались у владыки Ах-Меш-Кука и долго совещались. Подслушать, о чем они говорили, не удалось, но известно, что после совещания и Ах-Меш-Кук и Ах-Печ были в очень хорошем настроении и крайне щедры.

— Так что это значит?

— Уверен, что они делили шкуру молодого, еще не убитого ягуара. — Ах-Каок почти с сочувствием взглянул на широкую грудь царевича. — Кто-то из этих двух претендует на роль будущего правителя, а другой утешился званием ахау-ах-камха!

— Ахау-ах-камха! — Кантуль заскрежетал зубами. — Дважды хоронить меня, еще живого! Я немедленно иду к великому повелителю…

— А где доказательства? — ласковым голосом прервал его Ах-Каок. — Нет, царевич, поступить так — это испортить все! Надо только не забывать об этом и следить за ними. Если они выдадут себя — а это обнаружится сразу же после печального известия, — то тогда их должно обезвредить. Но я уверен, что не пройдет еще и одной луны, как они поссорятся друг с другом. И в этом я смогу тебе помочь.

— Сделай это, — поспешно сказал царевич, — и я никогда не забуду твоей услуги!

— Но все, что я говорил, — только одна из возможностей, — еще более ласково сказал жрец, — а ведь могут быть и другие…

— Что же именно? — сердито спросил Кантуль.

— В истории Тикаля были не только правители, но и правительницы…

На этот раз царевич сразу понял недоговоренную мысль. С громким проклятием он вскочил с сиденья и начал яростно кружить по комнате.

— Никогда! Никогда Эк-Лоль не будет на троне правителей Тикаля, — злобно восклицал он, — этому не бывать!

— Почему же «нет», владыка? — мурлыкающим от удовольствия голосом убеждал его Ах-Каок. — Это не будет сменой династии, ведь она — дочь твоего отца, да вдобавок еще от старшей жены. Беспокоиться за свою жизнь тебе нечего — какая сестра поднимет руку на брата? Возможно, ты даже останешься наследником престола — Эк-Лоль не в браке, и неизвестно, когда она выйдет замуж и кто будет ее мужем. Кроме того, ты моложе ее…

— Кроме того, я сын младшей жены и потомок правителей йашха по женской линии, — с горьким смехом прервал жреца Кантуль. — Можешь не убеждать меня больше! Скажи только: почему в твоей многоопытной голове явилась мысль о такой возможности?

«Решающий удар», — про себя отметил Ах-Каок, глядя на мечущегося царевича. Вслух он тем же ласковым голосом сказал:

— Верховный жрец как-то после беседы с царевной сказал мне: «Вот кто был бы великой правительницей. Эк-Лоль затмит славу Покоб-Иш-Балам, если достигнет трона». Поэтому, владыка, не приписывай мне мыслей моего всемогущего покровителя, они зародились в его голове!

— А! Верховный жрец поддерживает ее! — воскликнул вне себя Кантуль. — Я уже подозревал это!

— Это не удивительно, царевич! Разве твои учителя не поведали тебе в детстве историю рода твоей матери? В нем некогда были могучие властители, опиравшиеся на людей йаки и поклонявшиеся их богам. В честь их были даже воздвигнуты стелы, теперь захороненные в глубинах храмов. Конечно, верховный жрец боится, чтобы потомок еретиков не возродил в Тикале почитание чужих божеств…

— А при чем здесь Эк-Лоль? — спросил Кантуль.

— Царевна очень благочестива, она чтит родных богов, и поэтому мой повелитель благосклонен к ней, — отвечал Ах-Каок. — Вчера прислужница царевны Иш-Кук рассказала мне, что Эк-Лоль на днях совершала восхождение в храм Покоб-Иш-Балам, а после молитвы в нем долго разговаривала со своим новым рабом Хуном. На другой день он исчез — очевидно, его послали куда-то с тайным поручением. Вот все, что я знаю.

Царевич уже успел несколько оправиться от услышанного и собраться с духом.

— Хорошо, — сказал он, усаживаясь снова на сиденье, — благодарю тебя, почтенный Ах-Каок, за то, что так заботливо относишься к моим интересам. Чтобы показать, что и я забочусь о твоих, обещаю тебе следующее…

Он наклонился вперед и, глядя в лицо жреца, со скрытым злорадством медленно закончил:

— Похороны верховного жреца состоятся через луну, его место займешь ты — об этом позабочусь я! О том, что будет предшествовать его похоронам, — позаботишься ты!

Кантуль откинулся назад, не отрывая взгляда от передернувшегося лица Ах-Каока. Одно мгновение тот колебался — он не ожидал такой откровенности и ясного понимания его игры, — но затем поклонился и уже не таким звонким голосом сказал:

— Благодарю тебя, милостивый владыка. Все будет исполнено, как ты приказал.

Несколько минут прошло в тягостном молчании. Затем царевич-наследник сказал;

— Надо будет узнать, куда отправился новый раб сестры, — это заинтересовало меня. Вряд ли она могла доверить этому чужеземцу что-нибудь важное, но проверить все же следует. Поддерживать Эк-Лоль может только верховный жрец — это будет недолго, новый будет за меня — не так ли, Ах-Каок? Ах-Печа и Ах-Меш-Кука надо столкнуть между собой — об этом позаботишься ты! Накона надо будет переманить на нашу сторону — для этого кое-что у меня есть. Так, теперь стало яснее! Благодарю тебя, почтенный Ах-Каок, за твои мудрые советы относительно моего здоровья, — продолжал он уже громким голосом, хлопнув в ладоши, — я непременно ими воспользуюсь. До свидания!

— Будь здрав и счастлив, владыка, — сказал жрец, — я выполню все, что было приказано тобою!

С затаенной усмешкой Кантуль смотрел в спину удалявшегося горбуна.

«Он нужен мне как первая ступенька, — подумал он. — Но напрасно он рассчитывает на то, что я буду покорной игрушкой в его руках. И яда ты не успеешь мне поднести, мудрый Ах-Каок! Не пройдет и двух лун после моего воцарения, как ты свалишься с вершины пирамиды, случайно оступившись. Ты слишком много знаешь — этого одного достаточно для твоей смерти. Но до нее ты поработаешь еще — не для себя, как ты надеешься, а для меня».

В комнату вошли придворные царевича.

Онлайн библиотека litra.info