Прочитайте онлайн Вновь любима | Глава пятая

Читать книгу Вновь любима
4816+1038
  • Автор:
  • Перевёл: Т. Быль
  • Язык: ru

Глава пятая

— Ты похудела?

Неожиданный вопрос, который задала Элейн и в котором слышались явно обвинительные нотки, заставил Холли вздохнуть.

— Да нет, не думаю… Просто устала немного. Как ты доехала?

— Ах, ты же знаешь, в каком состоянии у нас железные дороги и как работает наше железнодорожное ведомство, — отмахнулась Элейн. — Хотя должна признать, что они стараются изо всех сил. Так, на этот раз, если поезд вдруг неизвестно почему останавливался, пассажиров не оставляли в неведении и тревоге, как это бывало раньше, а начинали подробно описывать, почему поезд стоит как вкопанный, и обрушивали при этом на слушателей массу технических подробностей. Даже не знаю, что меня больше раздражает, — прибавила она с усмешкой.

Обе женщины рассмеялись.

— Кстати, спасибо, что заехала за мной в гостиницу. Извини, я свалилась тебе как снег на голову. Конечно, следовало предупредить заранее, но у меня возникла одна мысль, по-моему, очень удачная, и мне не терпелось поскорее поделиться с тобой. В числе моих клиентов появилась молодая женщина, она модельер, создает коллекции одежды из натуральных тканей. Я видела ее образцы и подумала, что было бы неплохо вас познакомить. Ты могла бы сфотографироваться в одном из ее костюмов. Опубликуем эту фотографию в каком-нибудь журнале, дадим соответствующий текст — подчеркнем ваше бережное отношение к окружающей среде и свяжем это с предстоящей презентацией твоих новых духов.

У Холли вытянулось лицо.

— Знаю-знаю, что ты хочешь сказать… но хотя бы обещай подумать, хорошо? — попросила Элейн, выходя вслед за Холли из гостиницы. — Поверь мне, с точки зрения рекламы это потрясающая идея. Я видела у нее один костюмчик из натуральной неотбеленной шерсти, дополненный драпировкой из шотландки, — настоящий шотландский плед, купленный на толкучке! Эффект поразительный!

— Незачем было ходить на толкучку, — проворчала Холли. — По-моему, у меня сохранилось одеяльце из шотландки, которое мы использовали как подстилку для собаки. На нем наверняка осталась самая настоящая собачья шерсть.

Элейн бросила на нее испытующий взгляд.

— Моя идея тебя не вдохновляет?

— Ты же знаешь, как я не люблю фотографироваться. Опять нарядят как куклу и заставят неестественно улыбаться, — уклонилась Холли от прямого ответа, видя разочарование Элейн. — Может, обойдешься без меня? Надень этот костюм на кого-нибудь другого…

— Конечно, можно попробовать, но это будет не то. Послушай, а куда мы едем? — спросила Элейн, когда Холли усадила ее в машину и завела мотор. — Могли бы поесть в гостинице.

— Хочу показать тебе наш новый ресторан с баром, который недавно открылся. Очень хороший. Уверена, он тебе понравится. Еда очень простая, без затей…

— …полезная для здоровья, поскольку ее готовят из экологически чистых продуктов, — подхватила Элейн с улыбкой. — О'кей, сдаюсь.

— Ресторан размещается в средневековом амбаре, причем кухня на виду у посетителей, — продолжала Холли, пропустив мимо ушей ироническое замечание Элейн. — В нем что-то есть, какая-то совершенно особенная атмосфера. Я подумала, что мы могли бы использовать его интерьер для рекламы наших духов.

— Но ведь мы уже решили, где будем снимать — в Уэльсе. Окутанные туманом зеленые холмы, вересковые поля…

— Ммм… да, но мои духи предназначены для зимы. А в этом ресторане — старинный очаг, стены из темного дерева, высокие сводчатые потолки… Все это весьма созвучно тому, что я хотела выразить, создавая новый аромат.

— То есть, пользуясь твоими духами, покупатель должен вспоминать не о влажной овечьей шерсти, а об отсыревшей древесине, — поддразнила ее Элейн, но тут же извинилась, побоявшись, что Холли обидится. Но та в достаточной мере обладала чувством юмора и только посмеялась шутке Элейн.

Ресторан находился совсем рядом.

— Прожектора, установленные перед входом, аккумулируют дневной свет, который используется в качестве источника энергии, — объяснила Холли своей спутнице, пока они шли с автомобильной стоянки, — а гравий взят из заброшенного карьера, превращенного теперь в пруд.

— Не знаю, откуда он взят, но каблуки я точно обдеру, — проворчала Элейн.

Однако, когда они вошли внутрь, ее настроение резко изменилось. Она перестала ворчать и с интересом огляделась. Глаза у нее заблестели.

— Ты права, — согласилась она после продолжительной паузы. — Интерьер действительно своеобразный. И… знаешь, пожалуй, мы в самом деле могли бы использовать его в рекламных целях. А владельцы согласятся, как ты думаешь?

— Не знаю, пока я с ними не говорила. Даже не успела выяснить, кто здесь хозяин. Зато познакомилась с шеф-поваром, молодым парнем из местных. Выпьем чего-нибудь в баре или сразу пойдем в зал?

— Нет, давай поскорее закажем что-нибудь. Я умираю с голоду, да и разговаривать за столиком удобнее.

Улыбающийся официант проводил их в просторный зал, усадил там и, вручив меню, бесшумно удалился.

— Я вот о чем подумала, — начала Элейн, после того как они изучили меню и сделали заказ. — Почему бы тебе не приехать в Лондон на несколько дней? Подберем тебе костюм для презентации и…

— Не уверена, что смогу, — перебила ее Холли. — Пока Пол отсутствует…

— О, но ведь к презентации он вернется, не так ли?

— Да, — неохотно согласилась Холли, — но я все равно сомневаюсь…

— Ладно, вообще-то торопиться некуда, можно немного подождать… — Элейн не закончила свою мысль: принесли заказанные блюда. Она принялась за еду и через некоторое время одобрительно кивнула: — Ммм… Очень вкусно. Твой шеф-повар знает свое дело.

— Он не мой шеф-повар, — сухо заметила Холли.

— О Господи, какой красавец!.. — восхищенно прошептала Элейн, глядя через плечо Холли. — Да к тому же один. Вот это мужчина! Великолепный экземпляр.

— Не увлекайся, — усмехнулась Холли.

— Только не оборачивайся, — предупредила ее Элейн. — Он смотрит на нас. Вернее, на тебя. Вечно мне не везет. Боже, идет сюда!

Шестое чувство подсказало Холли, кого она сейчас увидит. Все ее тело напряглось, во рту пересохло. Она резко повернулась. К их столику приближался Роберт Грэм, собственной персоной.

— Холли… Я так и думал, что это ты.

— Роберт… — Он уже был совсем рядом, и ей ничего не оставалось, как только познакомить его с Элейн. Она бросила на подругу многозначительный взгляд, стараясь мысленно внушить ей, что присутствие Роберта ей неприятно, но та ничего не поняла и, закусив удила, помчалась во весь опор. Забыв о еде, Элейн пустила в ход все свои женские чары, пытаясь вовлечь Роберта в разговор.

Холли опустила глаза и, к своему облегчению, услышала его озабоченный голос:

— Извините, я помешал вам. Пожалуй, мне лучше…

— Нет-нет, вы нам нисколько не помешали, — поспешно заверила его Элейн. — Мы только что покончили с закусками, и я так наелась, что с удовольствием передохну, пока не принесут горячее. — Говоря это, она кокетливо заглядывала ему в глаза и поглаживала себя по плоскому животу, как бы приглашая обратить внимание на свою стройную фигуру.

Ну разве можно так откровенно флиртовать с незнакомым мужчиной, мысленно возмутилась Холли.

— Вы кого-нибудь ждете? — последовал очередной бестактный вопрос.

— Нет, сегодня я обедаю в одиночестве. Мой знакомый порекомендовал мне этот ресторан, и я решил проверить, так ли он хорош.

— В одиночестве? — Элейн закатила глаза. — Ну что вы, это же так скучно. Присоединяйтесь к нам. Холли, ты не возражаешь?

Ну что тут скажешь? Она натянуто улыбнулась и ледяным тоном произнесла:

— Вообще-то мы уже заканчиваем и…

— О, мы никуда не торопимся, — перебила ее Элейн и лукаво прибавила: — Конечно, если вы предпочитаете обедать в одиночестве…

Холли замерла, чувствуя, как мышцы желудка стягиваются в тугой комок. Господи, хоть бы он не откликнулся на пошлые заигрывания Элейн и ушел, однако Роберт среагировал иначе, чем чрезвычайно разозлил Холли:

— Да нет, одиночество меня не прельщает. С удовольствием принимаю ваше приглашение.

Словно по мановению волшебной палочки, около столика появился официант. Он в мгновение ока принес еще один прибор, подвинул стул и подал Роберту меню. Тот заявил, что выпьет аперитив, пока готовятся блюда для дам, и приступит к еде вместе с ними.

Настроение у Холли окончательно испортилось. Когда подали горячее, она начала рассеянно ковырять вилкой в тарелке: аппетит у нее пропал, кусок не лез в горло. Храня напряженное молчание, она поневоле слушала болтовню Элейн — та со знанием дела обрабатывала Роберта, забрасывала его бестактными вопросами, не гнушаясь при этом самой примитивной лестью.

— Значит, вы насовсем вернулись в Англию? И как это вы решились променять Нью-Йорк на нашу глушь? Не слишком ли трудно будет приспособиться?

— Я бы не сказал. Вообще-то я уже давно собирался вернуться.

Холли застыла с вилкой в руке, не сумев скрыть своего изумления. Хотя почему она так удивляется? Потому что думала, что он уехал навсегда? Но ведь и о своем желании владеть «Усадьбой» он ей никогда не говорил. Значит, он мог строить и другие неизвестные ей планы, лелеять еще какие-то честолюбивые замыслы. В конце концов, почему он должен был делиться с ней, посвящать ее в свои тайны? Она же ничего для него не значила… ровным счетом ничего.

Подступившие к глазам слезы застали Холли врасплох. Она положила вилку, часто заморгала и поспешно отвернулась, надеясь, что Роберт не заметит ее волнения.

Боковым зрением она увидела, что он смотрит в ее сторону. Неужели все-таки заметил? Холли судорожно заморгала, пытаясь овладеть собой.

Элейн наконец уловила, что с подругой происходит что-то неладное. Чтобы предупредить ненужные вопросы, готовые сорваться с ее губ, Холли сдавленно пробормотала:

— Ничего, все в порядке… Ресничка в глаз попала. Уже прошло.

— Ой, это всегда так неприятно, правда? — посочувствовала Элейн, на секунду забыв о Роберте. — Сколько раз эти злосчастные реснички портили мне макияж.

Пока Холли доставала из сумочки платок, чтобы вытереть глаза, Роберт наклонился к ней и негромко произнес:

— Я рад нашей встрече, Холли. В прошлый раз мы не успели договориться. Когда ты приедешь посмотреть мой парк?

Поскольку Элейн, не зная, о чем идет речь, явно сгорала от любопытства, Холли сочла необходимым объяснить, что Роберту нужен ее совет относительно перепланировки парка, а тот в свою очередь рассказал о своем новом жилище.

— Потрясающе! — с энтузиазмом воскликнула Элейн. — Как раз то, что нам нужно для журнальной рекламы новых духов Холли, не так ли, дорогая?

— По-моему, ты уже нашла идеальное место для съемок — этот ресторан, — напомнила ей Холли. Интересно, насколько серьезно Элейн заинтересовалась Робертом? — подумала она с неожиданной неприязнью. Поначалу ей показалось, что та кокетничает с ним просто так, по привычке, но сейчас она уже не была в этом уверена.

Столь резкий переход в ее отношении к Элейн — от симпатии к злости — удивил Холли. Элейн ей всегда нравилась, они отлично ладили, но в данный момент она почти ненавидела ее.

— А что нам мешает провести съемки и здесь, и там? — нисколько не смутившись, спросила Элейн.

— Боюсь, в нынешнем состоянии мой дом — не самое подходящее место для фотографирования, — вмешался в их разговор Роберт. — Он буквально разваливается на части. Крыша может обрушиться в любой момент.

— Но вы же живете в нем… — упорствовала Элейн.

— Я живу в коттедже неподалеку, — возразил он. — Условия более чем скромные, но я хочу быть поблизости, когда строители начнут ремонт.

— Вы собираетесь и жить, и работать в «Усадьбе»? — спросила Элейн.

— Да, таковы мои планы. Хочу сократить свою клиентуру, чтобы два-три помощника и секретарша справлялись с работой. Живя в Нью-Йорке, я сделал очень важное открытие: деньги в жизни не самое главное. Обычно это не сразу понимаешь, а потом становится слишком поздно…

— Большинство мужчин, добившихся успеха, не способны сбавить темп, сократить объем работы, пока их не вынуждает к тому ухудшение здоровья, — кивнула Элейн. — Должна сказать, что я просто восхищаюсь вами. Не знаю, хватило бы у меня духу оставить Нью-Йорк и поселиться в тихой английской провинции.

Как только не совестно так бесстыдно льстить! — вскипела Холли. Однако Роберт, похоже, не попался на эту удочку. Он пожал плечами и сказал:

— Я всегда мечтал вернуться сюда, но были… кое-какие причины, по которым я не мог сделать этого раньше.

Причины… Вероятно, он имеет в виду женщину — она должна быть совершенно особенной, если из-за нее он так долго оставался в Америке. Но если это правда, тогда почему она сейчас не здесь, не с ним? Кто она? Чем занимается? Что для нее важнее того, чтобы быть с Робертом? Холли настолько глубоко задумалась, что перестала прислушиваться к разговору за столом.

— Холли… вернись.

Роберт легонько тронул ее за руку, и это неожиданное прикосновение вернуло ее к действительности. Она инстинктивно отпрянула, глядя на него широко раскрытыми глазами.

В этот вечер Холли надела простое и элегантное вечернее платье без рукавов. Прикосновение пальцев Роберта к ее обнаженной коже подействовало на Холли как электрический разряд. Ее тело готово было принять мимолетный физический контакт за ласку… и — хуже того — оно отозвалось на эту ласку. Отстранившись от Роберта, Холли сделала совсем не то, чего на самом деле желала. Все ее существо требовало иного — прижаться к нему как можно теснее, отдаться более страстным, чувственным ласкам, которые послужили бы прелюдией к всепоглощающему наслаждению.

— Бедняжка Холли, ты унеслась куда-то далеко-далеко, не так ли? — поддразнила ее Элейн. — О чем задумалась? О новых духах?

— Или об одном интересном мужчине, главном администраторе больницы? — с лукавой усмешкой предположил Роберт.

В глазах Элейн зажглось острое любопытство. Холли покачала головой и ответила сразу обоим:

— Ни то, ни другое. Сегодня мне позвонил Пол. Он надеется вскоре приехать.

Ее отвлекающий маневр удался. Упоминание о брате помогло ей направить разговор в более безопасное русло. Элейн тут же осведомилась, не забыл ли Пол о своих обязательствах, связанных с предстоящей презентацией.

— Нет, не забыл. Он вернется вовремя, — заверила ее Холли. К этому моменту обед уже закончился, и ей не терпелось поскорее избавиться от тяготившего ее присутствия Роберта. Неизвестно, что хуже: сидеть рядом с ним, боясь неосторожным словом или движением привлечь к себе его внимание, или наблюдать за бесстыдным поведением Элейн. — Не хочу тебя торопить, Элейн, — пробормотала она, — но ты сама говорила, что взяла билет на первый утренний поезд…

— Да, помню. Нам еще надо кое-что обсудить. Пожалуй, лучше поговорить в гостинице, если не возражаешь.

Кивнув в знак согласия, Холли уже собиралась встать, но Роберт остановил ее.

— Мы еще не назначили день, когда ты приедешь ко мне, — напомнил он. — Как насчет субботы? Ты свободна?

Холли так и подмывало ответить отрицательно, но лгать она не умела и, вместо того чтобы придумать благовидный предлог и отказаться от приглашения, неуверенно произнесла:

— Думаю, тебе лучше последовать совету Анджелы и обратиться к профессионалам…

— О нет, Холли! — перебила ее Элейн и повернулась к Роберту: — Не слушайте ее. Она скромничает. Видели бы вы ее сад на ферме, это настоящее чудо!

У Холли упало сердце. Она поняла, что теперь уж точно не удастся выкрутиться. Если она сейчас скажет «нет», Роберт оскорбится, сочтет ее грубой и невоспитанной.

С усилием улыбнувшись, она выдавила из себя без всякого энтузиазма:

— Ну, если ты уверен, что…

— Абсолютно уверен, — подтвердил Роберт, вставая. Потом галантно отодвинул стул Холли, помог ей подняться, после чего подал руку Элейн.

Позже, по дороге в гостиницу, Элейн заметила:

— Этот Роберт — что-то особенное, правда? Вот уж не думала, что такие, как он, реально существуют… мужественный, сексуальный, удачливый и вдобавок не женат. Ммм… голову даю на отсечение, что он и в постели хорош, такой мужчина наверняка знает, как доставить женщине удовольствие.

Холли вспыхнула. Сначала у нее запылало лицо, а потом и все тело окатила жаркая волна. Хорошо, что в машине было темно: полумрак скрыл ее смущение от любопытных глаз подруги.

— Что скажешь? — не отставала Элейн.

Холли пожала плечами.

— А что я должна говорить?

— Да ничего, но я не могла не заметить, что, несмотря на все мои ухищрения, его интересовала только ты.

— Нет! — в панике вскрикнула Холли и смутилась еще больше. Ну разве можно так бурно реагировать на столь невинное замечание? — укорила она себя и прибавила уже спокойнее: — То есть я хочу сказать, что ты ошибаешься. Я знаю Роберта всю жизнь. Они с Полом вместе учились в школе.

— Ну и что? Это не мешает ему питать к тебе особую симпатию, не так ли?

— Тебе померещилось, — холодно отрезала Холли.

— Может быть, не буду спорить, — легко согласилась Элейн и перешла на другую тему: — А кто этот администратор, о котором упоминал Роберт?

Пока Холли рассказывала о Джоне, впереди показалась гостиница.

В течение двух последующих часов они обсуждали дела, после чего Холли попрощалась и вышла на улицу. Только сейчас она почувствовала, что очень устала. Какая досада! Надо же им было наткнуться в ресторане на Роберта! Пришлось согласиться навестить его в «Усадьбе», чтобы осмотреть парк. Будь на его месте кто-нибудь другой, она бы заинтересовалась и даже почувствовала себя польщенной. Восстановление старинных парков — чрезвычайно увлекательное занятие.

Холли не понимала, почему Роберт проявил такую настойчивость. Вряд ли ему нужно ее общество, а что касается ее мнения… Тогда зачем ему все это? Каковы его истинные намерения?

«Ты ему нравишься», — сказала Элейн. Если бы она только знала, как глубоко заблуждается! Горестно усмехнувшись, Холли покачала головой. Через несколько минут она свернула к своему дому. Надо сразу же лечь спать, тогда завтра она уж точно не проспит.

Кроме этого, Холли пообещала себе не тратить времени на бесплодные мечты и воспоминания… О том, как хорошо ей было когда-то в объятиях Роберта, как они лежали, тесно прижавшись друг к другу, как она гладила и ласкала его со всем пылом и стыдливостью юной девушки, изливая на него все свое обожание и любовь.

Дрожащими пальцами Холли заперла за собой дверь и в изнеможении прислонилась к стене. Слезы обожгли ее крепко зажмуренные глаза. Что она с собой делает? Неужели Бог окончательно лишил ее разума и гордости? Зачем только Роберт Грэм приехал сюда и перевернул всю ее жизнь?