Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 3

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+4070
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 3

Проснувшись на следующее утро, Ария не увидела рядом американца. Она медленно вытянулась на полу палатки и сосредоточенно нахмурилась, перебирая в памяти события кошмарного вчерашнего дня. Нужно было во что бы то ни стало вернуться на военно-морскую базу и оповестить весь мир – а главное, дедушку – о том, что принцесса Ланконии жива и здорова. Ария выползла из тесной палатки и поднялась на ноги. Рядом у ручья дымился небольшой костер, но лейтенанта нигде не было видно. Морская форма свободно болталась на ней, рукава куртки свисали до колен, а слишком длинные штанины волочились по земле. Путаясь в широких брюках, с трудом переставляя ноги, Ария повернулась и подняла с земли так и не просохшее платье.

Дождь прекратился, солнце уже начинало припекать, и погода обещала быть жаркой. Ария обвела глазами крошечную прогалину, окруженную со всех сторон деревьями с блестящей листвой. Островитянин по-прежнему не показывался.

Боязливо прислушиваясь к каждому шороху, она сняла с себя морскую форму.

– Здесь слишком жарко, чтобы таскать на себе такую кучу нижнего белья, – послышался голос у нее за спиной.

Ария испуганно ахнула и прикрылась платьем.

Джей-Ти поднял с земли свою белую форму и недовольно нахмурился, разглядывая грязные пятна.

– Вы определенно не испытываете никакого уважения к чужой собственности, леди.

– Не леди, а ваше королевское…

– Да-да, знаю. «Ваше королевское ярмо на шее», вот вы кто. Так вы собираетесь нацепить на себя эту оснастку или так и будете стоять, держа ее в руках?

– Вам следует уйти. Я не могу одеваться на глазах у мужчины.

– По-моему, вы сильно преувеличиваете действие своих чар, принцесса. Можете расхаживать передо мной хоть голой, меня это не впечатлит. А сейчас поторапливайтесь. Одевайтесь, будете чистить креветки.

Ошеломленная Ария не сразу пришла в себя.

Монтгомери шагнул к ней и выхватил тяжелое платье у нее из рук. Затем вытащил нож и, к ужасу принцессы, отхватил длинные рукава и укоротил подол примерно на фут, безжалостно разорвав ткань.

– Так-то лучше, – с удовлетворением произнес он, возвращая ей изуродованное платье. – И поскорее избавьтесь от половины белья, а не то вас хватит тепловой удар. Не рассчитывайте, что я брошусь вас снова спасать. Мне с лихвой хватило первого раза, я хорошо усвоил урок.

Он подхватил с земли рыбацкую сеть и направился к небольшому ручью.

Ария все еще стояла неподвижно, когда минут десять спустя Монтгомери вернулся с сетью, полной шевелящихся креветок.

– Дожидаетесь горничной? Ладно, сейчас я вам помогу. – Он швырнул сеть на траву, грубо выхватил платье из рук оторопевшей принцессы, набросил ей на голову и резко дернул вниз, оцарапав Арии нос жесткой тесьмой. Потом живо просунул ее руки в обкромсанные рукава и молниеносно застегнул пуговицы на спине. Все это он проделал с нежностью акулы, свирепо атакующей беззащитную жертву.

Ария терпела издевательства молча, гордо выпрямив спину. Этот человек безумец, решила она. Его разум поражен тяжелым недугом. Она осторожно отодвинулась от американца и уселась на деревянный ящик. Укороченное платье едва прикрывало колени, а руки оказались обнажены до самых плеч.

Дикарь молча швырнул ей на колени сеть с креветками.

Ария не вскрикнула, не вздрогнула от испуга и ничем не показала своего отвращения.

– Можно мне воспользоваться вашим ножом? – прошептала она.

Американец протянул ей нож. В его глазах мелькнул интерес.

«Принцесса обязана есть все, что ей предложат, – мысленно напомнила себе Ария. – Недопустимо обижать подданных, отвергая их угощение». Она осторожно распутала рыболовную сеть. При виде пучеглазых тварей с множеством ножек и усиков ее охватило омерзение, желудок свело судорогой. Ария сделала глубокий вдох, как перед прыжком, затем проткнула ножом одно из отвратительных созданий и медленно, очень медленно поднесла ко рту. Тоненькая ножка жуткого существа дернулась и коснулась ее губ. Ария закрыла глаза, борясь с приступом тошноты.

Она уже готова была положить многоножку в рот, когда американец схватил ее за руку.

– Неужели вы так голодны? – спросил он сдавленным голосом.

– Не сомневаюсь, ваша пища восхитительна. Просто я никогда не пробовала это блюдо прежде. Думаю, мне оно тоже понравится, как и вам.

Монтгомери как-то странно посмотрел на Арию, забрал у нее наколотое на нож существо и сеть с остальным уловом.

– Сначала их нужно сварить и почистить, – объяснил он. Ария с удивлением увидела, как он вываливает многоножек в котел с кипящей водой. – Неужели вы никогда раньше не видели креветок?

– Видела, разумеется, но мне подавали их на блюде и они ничем не напоминали этих розовых копошащихся тварей. Естественно, я их не узнала.

– И все же вы собирались есть их в сыром виде. Откуда вы приехали?

– Из Ланконии.

– Ах да, я забыл. Страна гор, коз и винограда, верно? Что вы делаете в Америке?

– Я здесь по приглашению вашего правительства. Должно быть, мое внезапное исчезновение вызвало страшный переполох. Вы должны…

– Не начинайте снова. Если бы я мог избавиться от вас, я бы давно это сделал. Поверь мне, сестренка.

– Я вам не сестра, я…

– Августейшая заноза в заднице, вот вы кто. Не сидите сложа руки, начинайте чистить креветки, а я пока займусь соусом.

– Извините, но я вам не судомойка и не горничная.

Монтгомери шагнул к Арии и угрожающе навис над ней, заслоняя солнце. По обыкновению, он был одет неподобающе: в шорты и распахнутую на груди рубашку. Перед лицом принцессы, как два могучих столба, возвышались его ноги, неправдоподобно длинные, бронзовые от загара и волосатые.

– Вы в Америке, принцесса, а здесь у нас все равны. Хотите есть – значит, надо трудиться. Я не собираюсь подавать вам завтрак на золотом блюде. – Он швырнул к ее ногам нож и плоский кусок дерева. – Принимайтесь за работу.

– Не думаю, что американское правительство одобрит ваше поведение, лейтенант Монтгомери. Америке необходим ванадий, которого так много в моей стране, и вряд ли я соглашусь поставлять его вам, если вы будете дурно обращаться со мной.

– Дурно обращаться? – вскипел дикарь. – Да я спас вам жизнь! Взгляните только, чего мне это стоило. – Он сорвал с себя рубаху, обнажив левое плечо, и Ария увидела глубокую багровую борозду на смуглой от загара коже и множество уродливых порезов, покрывавших руку и ребра. Нога американца тоже была исполосована чем-то острым, незажившие раны выглядели устрашающе.

Ария в ужасе отвернулась.

– Вам не следует показывать мне подобные вещи. И пожалуйста, не ходите полуодетым в моем присутствии.

– Вы принимаете как должное, что люди рискуют ради вас жизнью, да?

– Мои подданные…

– Подданные? Проклятие! Займитесь лучше креветками. Если мне придется чистить их самому, вы не получите ни кусочка, так и знайте.

– Не могу поверить, что вы станете морить меня голодом.

– А ты попробуй, детка, и узнаешь.

– Лейтенант Монтгомери, не смейте называть меня…

– За дело! – прорычал американец.

Ария подцепила ножом вареную креветку, положила ее на кусок дерева и попыталась разрезать, но нож только скользнул по панцирю.

– Вы хоть что-нибудь умеете делать? – Он схватил нож, зажал в левой руке креветку, проворно отрезал ей голову, отделил хвост и одним ловким движением освободил от панциря. – Видите? Это просто.

Арию передернуло от отвращения.

– Еду нельзя трогать руками.

Монтгомери недоверчиво уставился на нее:

– А как же вы едите кукурузу в початках? Хот-доги? Гамбургеры?

– Я никогда не ела ничего подобного и не собираюсь, если это нужно брать руками.

– А яблоки?

– Я пользуюсь ножом и вилкой, разумеется.

Американец немного помолчал, разглядывая принцессу, словно видел перед собой инопланетное существо, потом схватил ее за руку, быстро вложил ей в ладонь жирную креветку и сжал ее пальцы. Ария попыталась вырваться, но он крепко ее держал. Потом он заставил ее взять в другую руку нож и наглядно показал, как чистить креветки.

Ария зажмурилась, с трудом сдерживая подступающую тошноту, но ужасный человек дождался, пока она откроет глаза, и продолжил экзекуцию.

– Все поняли, принцесса? К моему возвращению вы должны осилить не меньше половины.

Когда он ушел, Ария облегченно вздохнула, но, окинув взглядом огромную гору креветок, впала в уныние. Она сражалась с мерзкой тварью минут пять и кое-как очистила, хотя большая часть мяса осталась в панцире.

Услышав позади презрительное фырканье, Ария подскочила от неожиданности.

– Вам следовало предупредить о своем приближении. Как вы смеете врываться в мои покои без предупреждения?!

– Это мои покои. Вы даже десять креветок не смогли осилить. Если так дальше пойдет, мы умрем с голоду.

Под колючим взглядом Монтгомери принцесса принялась неуклюже разделывать очередную креветку и тут же порезалась. Потрясенная, она выронила нож и уставилась на палец, из которого текла струйка крови.

Лейтенант схватил ее за руку и осмотрел порез.

– Нет, вы только представьте себе! Ваша кровь такая же красная, как и у нас, плебеев. Подержите руку в ручье.

Ария не двинулась с места, тогда Монтгомери потащил ее за собой к ручью, подтолкнул к воде и заставил опустить руку в воду.

– Леди, вы самое бесполезное существо из всех, кого я видел в жизни. Ни на что не годное создание, живущее в башне из слоновой кости. Интересно, чем занимаются такие, как вы? Женятся на себе подобных и производят на свет потомство, еще более никчемное, чем они сами?

Ария почувствовала, как ранка на пальце начала пульсировать.

– Я помолвлена с графом Джулианом Борган-Хессия.

– Правда? – Джей-Ти поднес к глазам руку Арии и осмотрел порез. – А вы с ним хотя бы знакомы?

– Разумеется. Мы встречались трижды и танцевали четыре раза.

– Целых четыре раза! Удивительно, как это вы не забеременели. Что вы так на меня уставились? Идите к костру и занимайтесь креветками.

Грубый, пошлый мужлан.

– Я поранила руку. Я не могу… Где тут у вас… уборная?

– Видите деревья вокруг? Это один большой туалет.

Стараясь сохранять спокойствие, Ария зашагала по узкой тропинке в глубину зарослей, все дальше и дальше от ручья и от бесноватого американца. Лейтенант Монтгомери внушал ей отвращение. Никто и никогда не говорил с ней в подобном тоне. Это просто неслыханно, чтобы люди так разговаривали друг с другом! Этот человек – настоящий дикарь, но она не намерена опускаться до его уровня и вести себя так же гадко и вульгарно, бормотала она про себя. Ее мучили голод и жажда, терзала жара, но находиться рядом с этим неотесанным грубияном было выше ее сил.

Найти дорогу к берегу оказалось непросто. После долгих блужданий Ария вышла наконец к океану. Она надеялась, что мимо проплывет какое-нибудь судно и подберет ее. Чуть живая от усталости и нестерпимой жары, она медленно побрела вдоль берега, проваливаясь по щиколотку в гниющие морские водоросли. Щуря слезящиеся глаза, она тщетно всматривалась в пустой горизонт.

На песке лежало несколько крупных раковин, а рядом Ария заметила какие-то странные предметы, напоминающие узкие голубые воздушные шары. Она наклонилась и протянула руку к одному из них.

– Не прикасайтесь!

Ария отдернула руку и обернулась на крик. Дикарь наблюдал за ней сверху, стоя на возвышенности, откуда легко просматривался весь берег.

– Вы за мной следите?

Монтгомери снял с плеча винтовку, бросил вниз, на песок, и спрыгнул сам.

– Так вы говорите, что в вашей стране большие запасы ванадия?

– Огромные. – Ария склонилась над странным воздушным шаром.

– Это ядовитая голубая медуза, – быстро выпалил лейтенант, – ее щупальца больно жалят. Можно получить смертельный ожог.

– О! – Ария выпрямилась и направилась дальше вдоль песчаной полосы. – Может, теперь вы оставите меня в покое?

Но настырный американец не отставал.

– Хотите, чтобы я дал вам умереть? У вас особый дар навлекать на себя неприятности. Мне не нравится, что вы болтаетесь на берегу. Те двое, что пытались вас убить, могут вернуться.

– Уверена, правительство уже подняло всех на ноги. Меня ищут. Возможно, с вашей военной базы отправят на поиски спасательные катера.

Они подошли к пальме, и лейтенант уселся под деревом, прислонив к стволу винтовку.

– Я хорошенько подумал и решил, что мой долг – защищать вас, вернее, ваш ванадий. Вам лучше вернуться к палатке.

Узкая полоска берега резко обрывалась в воду, дальше идти было некуда.

– Нет, благодарю, лейтенант Монтгомери. Я лучше буду сидеть здесь и дожидаться катера. – Она уселась на песке, выпрямив спину, сложив руки на коленях.

Джей-Ти лениво привалился спиной к стволу пальмы.

– Что ж, я не против. Только не старайтесь сбежать, держитесь на виду. Нам предстоит провести вместе три долгих дня, я собираюсь доставить вас на базу в целости и сохранности. Когда вам надоест разыгрывать из себя гордячку и голодать, дайте мне знать. Я наловил синих крабов на обед.

Ария не удостоила лейтенанта вниманием, и тот вскоре задремал, растянувшись на песке. Солнце жарило все сильнее, у Арии в животе урчало от голода, а разыгравшееся воображение подсовывало ей картины одна другой соблазнительнее. Представив себе молодого барашка с зеленым горошком и тимьяном, принцесса тяжело вздохнула. Солнце стояло высоко, играя бликами на поверхности воды, но сколько Ария ни всматривалась в даль, она не заметила ничего похожего на катер или лодку.

Прямо у ее ног в волнах лениво перебирала плавниками огромная рыба. Ария вспомнила, как американец наткнул рыбу на вертел и поджарил на открытом огне. Тогда-то принцесса и ела в последний раз, а с тех пор прошло немало времени. Возможно, ей и удастся развести огонь, но вот как поймать эту рыбину?

Ария покосилась на лейтенанта и поняла, что он спит. Винтовка лежала рядом, в двух шагах. Принцесса неплохо стреляла из ружья; начав охотиться на дичь еще ребенком, она не пропустила ни одного охотничьего сезона.

Ступая тихо, чтобы не разбудить варвара, Ария подкралась к винтовке и только протянула к ней руку, как Монтгомери схватил ее за запястье.

– Что вы задумали? Решили избавиться от меня?

– Я собиралась поймать рыбу.

Лейтенант озадаченно нахмурился, но в следующий миг его губы растянулись в усмешке.

– Что? Решили использовать винтовку вместо удочки? А пули как наживку?

– Что за нелепость? Никогда не слышала ничего глупее. Вы самый несуразный человек из всех, кого я встречала. Я собираюсь подстрелить рыбу.

Нахальная улыбка Монтгомери стала еще шире.

– Подстрелить рыбу? Из винтовки М-1? Леди, вы не сможете даже выстрелить из нее, не то что попасть в цель. Отдача собьет вас с ног.

– Да? – Ария подняла винтовку, потянула на себя затвор, проверяя, заряжено ли оружие, и, прежде чем лейтенант успел произнести хотя бы слово, вскинула винтовку к плечу, прицелилась и выстрелила. – Еще патрон, – сухо скомандовала она, протягивая руку.

Лишившийся дара речи Джей-Ти молча вложил в ее ладонь длинный винтовочный патрон.

Выстрел прогремел снова. На этот раз Ария стреляла вверх, целясь в стаю диких уток, вспугнутых первым выстрелом. Подстреленная птица камнем упала в воду в нескольких футах от берега. Принцесса опустила винтовку и обернулась к лейтенанту.

Джей-Ти спустился к воде и подобрал крупного красного люциана. Пуля начисто срезала рыбе голову. Чуть поодаль на воде плавала утка с отстреленной головой.

– Как видите, принцессы тоже кое на что годятся. – Ария надменно вскинула голову и зашагала по тропинке к ручью. – Можете приготовить мне утку на обед, – бросила она через плечо.

Монтгомери с винтовкой на плече догнал принцессу в два больших прыжка, резко развернул к себе и сунул ей в руки рыбу и дичь.

– Можете есть свою добычу, только готовьте ее себе сами. Я вам не слуга, советую это усвоить, пока мне не пришлось вколачивать вам в голову эту мысль.

Ария безмятежно улыбнулась в ответ:

– Мужчины всегда бесятся, оттого что я стреляю лучше их. Скажите, лейтенант Монтгомери, вы хороший наездник?

– По крайней мере я способен сам одеться и прокормить себя. А теперь отправляйтесь в лагерь и принимайтесь ощипывать утку. И на этот раз доведите дело до конца.

– Ненавижу его, – прошипела Ария, выдергивая утиные перья. – Ненавидела вчера. – Она с усилием выдернула еще одно перо. – И буду ненавидеть завтра.

– Так вы еще не ощипали птицу?

Ария вздрогнула от неожиданности.

– Вы хоть понимаете, что снова сидите на солнце?

– Я буду сидеть, где мне нравится.

Джей-Ти безразлично пожал плечами и занялся крабами.

– Я всегда буду его ненавидеть, – вполголоса проворчала Ария. – Думаю, утка готова, – объявила она, вставая, и тут все поплыло у нее перед глазами, ноги подкосились, и она рухнула на траву.

Очнулась она в гамаке. Над ней склонился лейтенант Монтгомери, хмурый как туча.

– Чертова дамочка, – тихо пробормотал он и добавил громче, сверля ее сердитым взглядом: – Вы перегрелись в вашем проклятом платье, обгорели и проголодались. – Он отвернулся, чертыхаясь про себя. – Я заслужил Серебряную звезду за все, что мне пришлось с вами вытерпеть.

Ария чувствовала себя отвратительно. Обожженные на солнце руки горели огнем, покрасневшая кожа была горячей даже на ощупь. Лейтенант отошел к костру и тут же вернулся с миской, полной рыбы и крабов. Ария попыталась усесться в гамаке, но обморок лишил ее сил. Мрачно наблюдая за ее бесплодными попытками, лейтенант беззвучно выругался, потом опустил миску с едой на землю и подхватил принцессу на руки.

– Не смейте! – гневно воскликнула Ария, возмущенная таким бесцеремонным обращением. Она попыталась принять гордую позу, но в объятиях варвара это было нелегко.

Джей-Ти усадил взбешенную принцессу на деревянный ящик и плюхнул ей на колени миску с едой.

– Я мог бы взять с собой на остров троих маленьких детей, и с ними у меня было бы меньше хлопот, чем с вами, – пробурчал он. Заметив, что принцесса так и не притронулась к пище, он раздраженно застонал и вручил ей нож. – А слова «спасибо» нет в вашем лексиконе?

Ария оставила это едкое замечание без внимания, но принялась за рыбу и крабов. Ей стоило большого труда помнить о хороших манерах и не наброситься с жадностью на приготовленную лейтенантом еду. Принцесса держалась церемонно, как на приеме, и неспешно клала в рот маленькие кусочки. Монтгомери в это время возился у костра, переворачивая утку на вертеле.

Прежде чем Ария покончила с крабами, американец бросил ей в миску добрую четверть жареной утки. Несколько долгих мгновений принцесса соображала, как лучше подступиться к дичи, а потом, деликатно придерживая мясо кончиками пальцев, ловко справилась с задачей с помощью ножа и съела все до последнего кусочка.

При виде пустой миски Джей-Ти удивился, но, встретив полный ярости взгляд принцессы, предпочел воздержаться от комментариев.

– А теперь вам придется раздеться, – объявил он.

– Что, простите?

– Вы только что упали в обморок, не забыли? Во Флориде слишком жарко, чтобы носить на себе столько амуниции. Я расстегну вам пуговицы, а затем вы зайдете за деревья и снимете с себя лишнее белье. И не смотрите на меня так, будто я покушаюсь на вашу честь. Если бы мне нужна была женщина, я выбрал бы попышнее и уж явно попокладистее вас. – Он резко повернул Арию к себе спиной, расстегнул пуговицы на платье и подтолкнул ее в сторону зарослей.

Ария с гордо поднятой головой прошествовала по тропинке к деревьям. Она понимала, что лейтенант прав, ей не хотелось больше лишаться чувств, но наглость, с которой этот мужлан отдавал приказания ей, особе королевской крови, приводила ее в бешенство.

Она спряталась за деревьями, сняла платье и нерешительно замерла, не зная, как быть с бельем. Сначала она избавилась от тяжелой нижней юбки, которую утром пришлось подвернуть на талии, чтобы не торчала из-под укороченного платья. За юбкой последовала шелковая нижняя сорочка, но на этом дело застопорилось. Розовый атласный корсет на шнуровке, надетый поверх пояса для чулок, не желал поддаваться. Ария попыталась его перекрутить, чтобы дотянуться до шнуровки, но куда там. Проклятый корсет, туго стягивавший талию, не сдвинулся ни на дюйм. Ария снова натянула платье, подобрала нижнюю юбку с сорочкой и вышла из-за деревьев.

Лейтенанту хватило одного беглого взгляда на ее фигуру, чтобы вынести вердикт:

– Этого недостаточно.

– Я не стану…

Не говоря ни слова, Джей-Ти распахнул на спине платье принцессы, в мгновение ока разрезал ножом застежку на корсете и махнул рукой в сторону деревьев.

Сбросив с себя остатки белья, Ария почувствовала неимоверное облегчение. Жесткий пояс, больно врезавшийся в тело, и плотные чулки сковывали движения, не давая коже дышать. Разгуливать без чулок и белья было верхом неприличия, но в шелковом платье, надетом на голое тело, принцесса куда меньше страдала от жары.

Конечно, теперь кое-где платье слишком откровенно облегало фигуру. Без тугого корсета и пояса тонкий шелк лишь подчеркивал соблазнительные округлости груди и бедер. Принцесса никогда прежде не показывалась на людях в таком виде. В четырнадцать лет, когда у Арии только намечалась грудь, мама немедленно заказала ей корсет. «Тело принцессы не должно колыхаться при ходьбе», – объяснила она. Корсет полагалось снимать только на ночь.

Ария помедлила, прежде чем выйти из-за деревьев. Ей нужно было собраться с духом и снова почувствовать уверенность в себе. Наконец она вскинула голову, расправила плечи и решительно двинулась сквозь заросли. Теперь ее фигура казалась пышнее, грудь и бедра так и выпирали, но Ария решила не придавать этому значения. Если она не станет обращать внимание на эти досадные мелочи, ужасный американец ничего не заметит.

Здесь она ошиблась. Лейтенант уставился на нее тяжелым, неподвижным взглядом, как только она вышла на прогалину. Он так и пожирал ее глазами. Ария не удостоила нахала вниманием и свернула на тропинку, ведущую к берегу.

– Куда это вы собрались?

– На берег, буду дожидаться катера.

– Ну уж нет. Вы останетесь здесь.

– Лейтенант Монтгомери, никто не вправе отдавать мне приказы, разве что король.

– Тогда, детка, считай меня здешним королем. Я рассудил, что, как офицер флота, я обязан действовать в интересах своего правительства, то есть защищать вас вместе с вашим ванадием. Вы останетесь здесь, у меня на глазах, и не пытайтесь скрыться, это бесполезно.

Ария смерила его презрительным взглядом и продолжила путь.

Монтгомери мгновенно схватил ее за руку.

– Может, у вас плохо со слухом? На острове можно наткнуться не только на американцев. В здешних водах не раз засекали немецкие подводные лодки.

Ария раздраженно вырвала руку.

– В Германии у меня есть родственники. Возможно, они доставят меня домой, к дедушке. Я не испытываю ни малейшего желания оставаться в Америке.

Американец отступил на шаг и с ужасом посмотрел на Арию, словно увидел перед собой ядовитую змею.

– Мы воюем с Германией, – прошептал он.

– Это ваша страна воюет с Германией, а моя нет. – Она успела сделать несколько шагов по тропинке, прежде чем Джей-Ти снова поймал ее за руку.

– Погоди же, маленькая предательница, ты останешься здесь, со мной, хочешь ты того или нет. А завтра, когда сюда приедет мой друг, я доставлю тебя в Майами и сдам правительству. Американскому правительству, так и знай.

Он ухватил Арию за локоть и бесцеремонно потащил к ручью, словно какой-нибудь куль с тряпьем. Всем своим видом этот мужлан будто говорил: «Я отдал приказ, а мои приказы не обсуждаются».

Ария опустилась на землю под деревом, прислонилась к стволу и принялась ждать. Она не собиралась объяснять дикарю, не способному видеть дальше собственного носа, что каждая минута промедления отнимает у ее дедушки месяцы жизни. Теперь в Ланконии наверняка уже объявили о ее исчезновении, и дедушка очень тревожится. Старому королю однажды уже пришлось пережить страшную трагедию, когда умер его единственный сын и наследник, отец Арии. Девочке тогда едва исполнилось пять. С тех пор юная внучка стала единственной надеждой старика. Ария должна была взойти на трон, ее готовили к этому с детства: преподавали историю, обучали премудростям экономики и политики. Американец, лежавший с книжкой в гамаке, видимо, думал, что смыслит что-то в патриотизме, а сам прохлаждается на острове, в то время как его страна участвует в разрушительной войне. Ни один монарх не стал бы отдыхать на островах, пока его народ воюет. Королевская семья должна служить примером для своих подданных.

Ария знала, что, решившись продать американцам ванадий, старый король думал о том, как воспримут это в Германии, но Ланкония остро нуждалась в деньгах. Заявив о своем нейтралитете, страна лишилась импортных поставок и оказалась отрезанной от остального мира.

Гадкий Монтгомери назвал Ланконию страной гор, коз и винограда. Ланкония действительно славилась своим вином, но теперь виноградникам грозила гибель. Превыше всего на свете старый король ценил безопасность своей внучки. Он знал, что, отправляя Арию в Америку, многим рискует, и все же пошел на риск, так важна была для страны ванадиевая сделка.

И вот теперь принцесса оказалась пленницей какого-то безумца, дремучего и невежественного, не способного понять, как важно ей выбраться на свободу с этого безвестного, богом забытого островка.

Оставалось лишь надеяться, что американцы не сразу сообщили королю дурную весть об исчезновении внучки. Хотя, кажется, американские газеты обожают вынюхивать чужие тайны, а здесь пахнет громким скандалом.

Ария покосилась на лейтенанта и заметила, что тот заснул в гамаке. Стараясь ступать как можно тише, она прокралась сквозь заросли и устремилась к берегу.

Когда принцесса вышла к морю, солнце уже клонилось к закату и горизонт скрывался в серой дымке. Внезапно в отдалении послышался шум мотора, и Ария стремглав побежала на звук. Обогнув мысок, она увидела внизу приставшую к берегу моторку и троих мужчин, сгрудившихся вокруг суденышка. Принцесса махнула рукой и открыла было рот, чтобы окликнуть их, но в следующее мгновение оказалась распластанной на песке под тяжестью тела лейтенанта Монтгомери.

– Ни слова, – прошипел он ей в ухо. – Молчите. Не знаю, кто эти люди, но они явно не на пикник собрались.

Ария не ответила, она едва дышала. С трудом высвободив руку, она попыталась оттолкнуть Монтгомери. Тот откатился в сторону, но не ослабил захват и так тесно прижал к себе принцессу, что она осталась лежать, придавленная к земле.

– Тихо! Они смотрят сюда. – Он зажал ей рот ладонью.

Ария с возмущением сбросила его руку, не сводя глаз с мужчин на берегу. Один из них закурил и остался стоять возле лодки, а двое других подхватили со дна тяжелый ящик и потащили к зарослям. Вернулись они уже налегке, после чего все трое забрались в лодку и отчалили.

Все это время Джей-Ти крепко держал свою пленницу.

– Можете меня отпустить, – хмуро заметила Ария, когда лодка скрылась из виду, но Монтгомери не торопился ослабить хватку. Его рука медленно скользнула к бедру принцессы.

– Что за белье на вас надето? Вы стали выглядеть совсем по-другому. – Мама не учила Арию, как вести себя в подобных обстоятельствах, но первобытный женский инстинкт подсказал, что делать. Она пихнула мерзавца локтем под ребра, резко откатилась в сторону и вскочила на ноги. Американец остался лежать, потирая бок. – Должно быть, я слишком долго торчу здесь, на острове, если даже вы вдруг стали казаться мне лакомым кусочком. Возвращайтесь-ка в лагерь.

– Что эти трое оставили в ящике?

Джей-Ти поднялся с земли.

– О, я смотрю, принцесса сгорает от любопытства. Надо было разрешить вам отчитать этих молодчиков за то, что они мусорят на вашем острове.

– Но этот остров принадлежит Америке, – озадаченно возразила Ария.

– Ладно, пойдемте, – с досадой проворчал Монтгомери. – Неужели у вас так плохо с юмором? – Он зашагал вдоль берега, и она поплелась за ним.

– Только когда нас держат в плену, – хмуро откликнулась она. – И не смейте протягивать ко мне руки.

– Да вас давным-давно следовало прибрать к рукам. Сколько вам лет?

– Не думаю… – начала было Ария и вздохнула. – Двадцать четыре.

– В военное время в Америке вас можно считать старой девой. Что за человек этот ваш принц, за которого вы собрались замуж?

– Он граф и состоит в родстве с королевскими домами Англии и Норвегии.

– А-а, понятно, вы произведете на свет породистых сосунков. Этот тип ваш родственник?

Презрительный тон лейтенанта заставил Арию вспыхнуть от гнева.

– Дальний. Четвероюродный брат.

– Что ж, будем надеяться, что ваши дети не станут законченными идиотами. А кто выбрал его вам в мужья?

– Лейтенант Монтгомери, ваше любопытство неуместно. Вы касаетесь глубоко личного.

– Может, я просто пытаюсь узнать побольше о вашей стране, о ее традициях, обычаях и так далее. А вам разве не интересно, как живут в Америке?

– Я изучала вашу историю. Отцы-пилигримы прибыли сюда в семнадцатом веке, в битве при Аламо перебили всех техасцев, ваша система правления основана на конституции, у вас…

– Нет, я имел в виду нас, американцев.

Ария ненадолго задумалась.

– Я нахожу американцев чрезвычайно странными. Должна признаться, посещение вашей страны не доставило мне особого удовольствия.

Джей-Ти рассмеялся, будто принцесса сказала что-то забавное. Поравнявшись с тем участком берега, где трое незнакомцев пришвартовали лодку, он остановился и коротко скомандовал:

– Ждите здесь. Я не шучу, оставайтесь на месте. – Он скрылся в зарослях, но довольно скоро вернулся. – Ворованные боеприпасы, консервы и обмундирование. Здесь у них целый склад. Должно быть, те трое задумали сбыть все это на черном рынке.

– На черном рынке?

Лейтенант подхватил Арию под локоть.

– Давайте-ка выбираться отсюда. Воры могут вернуться. Думаю, сегодня ночью они совершат еще парочку подобных рейсов. Я непременно доложу о них командованию, когда вернусь на базу. – Ария решительно вырвалась из рук американца и, гордо вскинув голову, зашагала в глубь острова. – Только королевским особам позволено идти рядом с вами, верно? – крикнул Джей-Ти ей вдогонку. – А как насчет графа Джулиуса?

Ария остановилась и смерила лейтенанта надменным взглядом.

– Его зовут граф Джулиан, и в присутствии публики он всегда держится позади меня. – Принцесса повернулась и продолжила путь.

– А когда он станет вашим мужем и королем?

– Он не станет королем, если только я не издам специальный декрет, что вовсе не входит в мои намерения. Мне предстоит унаследовать трон, я буду королевой, а мой супруг – принцем-консортом.

– Если он никогда не станет королем, зачем же ему жениться на вас?

Руки Арии под складками платья сжались в кулаки. Этот мужлан уже не в первый раз заставлял ее забыть о том, что особам королевской крови следует скрывать свои чувства.

– Он предан Ланконии, – коротко ответила принцесса, – и он любит меня.

– При том, что вы встречались всего четырежды? – изумился Джей-Ти.

– Трижды, – поправила его Ария. – Я больше не намерена отвечать на ваши вопросы. В ваших библиотеках наверняка есть книги о Ланконии. Что вы подадите мне на ужин?

– На ужин мы с вами приготовим севиче[1]. Вы когда-нибудь резали лук, принцесса? Готов поклясться, эта работа вам понравится.