Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 22

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+4148
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц

Глава 22

Ария вышла из лимузина и направилась к площадке, расположенной позади здания Академии наук Ланконии. Белые оштукатуренные стены сияли на солнце, слепя глаза, распухшие от слез. Ария нарочно надела шляпку с вуалью, но даже вуаль не могла полностью скрыть красноту вокруг глаз.

Прошло две недели после поединка в подземном тоннеле между Джарлом и Фредди. Принц Фердинанд уцелел, отделавшись раной, но королевские стражники позволили ему избежать бесчестья. Его оставили в библиотеке одного с заряженным пистолетом, и Фредди пустил себе пулю в голову. Согласно официальной версии, принц погиб в результате несчастного случая, когда чистил свое оружие. Одна лишь тетя Софи вслух выразила свои сомнения. «Фредди чистил свой пистолет? Это какая-то нелепица! В жизни не слышала ничего глупее. От чего он умер на самом деле?» Никто из тех, кому была известна тайна смерти принца, ей не ответил.

Лейтенант Монтгомери покинул Ланконию на следующее утро, ни с кем не попрощавшись.

Сразу после его отъезда Джулиан осмелел и начал действовать нахраписто, заявляя свои права на Арию. Принцесса велела ему убираться из Ланконии и из ее жизни. Неизвестно, что привлекало графа больше, королевство или уран, но определенно не сама Ария.

Юный Фрэнк Таггерт остался в Ланконии помогать с моторами, но, несмотря на внушительные габариты, он был всего лишь мальчишкой, и когда на виноградники обрушились затяжные ливни, часть урожая погибла, оттого что виноград не удалось достаточно быстро переправить вниз с гор.

После отъезда Джей-Ти Ария примчалась в охотничий дом деда и в ярости накинулась на старого короля за то, что тот ни слова не сказал ей об уране. Король заявил, что Ария злится совсем по другой причине: бегство мужа уязвило ее куда больнее, чем скрытность деда. Препираясь с дедушкой, Ария то защищала Джей-Ти, то осыпала его упреками. Вернувшись во дворец, она узнала о самоубийстве Фредди и распорядилась, чтобы его похоронили по-королевски, с должными почестями.

Ария встретилась со своей кузиной Сисси и поблагодарила ее за все, что та сделала для Ланконии. Сисси очень обрадовалась, увидев Арию живой и здоровой, а в качестве награды попросила устроить в ее честь торжественный обед. Бедняжке пришлось слишком долго поститься, сначала в окружении ланконийцев, выдававших ее за принцессу, а потом на скудном довольствии американского правительства, содержавшего ее как пленницу. Все вокруг, кроме самой Сисси, считали, что ей необходимо сбросить вес, и держали несчастную на голодном пайке. Ария устроила роскошный пир, и Сисси предавалась чревоугодию целых три дня.

В довершение ко всему, словно у Арии не было других несчастий, Комитет граждан Ланконии направил ей петицию с просьбой вернуть американца, лейтенанта Монтгомери, чтобы тот помог с обработкой винограда. Ария объяснила, что это совершенно невозможно: лейтенант не вернется, потому что он нужен собственной стране. К ее ужасу, активисты Комитета написали президенту Рузвельту, и вся история попала в американские газеты. В короткой заметке ланконийцы изображались стадом тупых, отсталых крестьян, которым нужен толковый, предприимчивый американец на роль пастуха. Ария в гневе скомкала газету. Она найдет кого-нибудь другого, кто научит ее народ строить дамбы и копать колодцы, кто поможет открыть училища и покажет, как управляться с автомобильными моторами. Но прежде нужно найти человека, который подсказал бы, за что хвататься и где искать специалиста на замену лейтенанту Монтгомери. Если бы только ей было к кому обратиться за помощью, если бы она не была так безнадежно одинока…

Джулиан покинул страну три дня назад, а Джина не желала видеть никого, кроме своего молодого американца, так что Арии не с кем было поболтать или посмеяться. До поездки в Америку, до встречи с этим ужасным Монтгомери она никогда не чувствовала себя одинокой, так что же случилось с ней теперь?

Свои официальные обязанности она выполняла формально, отстраненно. Безразличная ко всему, она уже не испытывала желания протиснуться сквозь толпу и выпить козьего молока. Ария принимала все присылаемые приглашения, лишь бы не оставаться одной, не думать, не вспоминать. Люди заметили, что принцесса поскучнела и сникла, но приписали это разрыву с женихом, графом Джулианом.

Джей-Ти сидел сгорбившись в кресле в большой гостиной родительского дома на побережье Мэна. Сквозь открытые окна слышался шум ветра, где-то неподалеку протяжно ревел корабельный гудок, но Джей-Ти даже не пошевелился, чтобы взглянуть, какое судно входит в док. Последние десять дней лейтенант не проявлял ни малейшего интереса к окружающему миру. Он вылетел из Ланконии первым же американским самолетом, отправлявшимся с грузом ванадия на борту. Джей-Ти понимал, что повел себя как трус, не попрощавшись с Арией, но один раз он уже простился с ней, а второе прощание было бы слишком мучительным.

Лейтенант не получил никаких предписаний от командования флота и, приземлившись в Виргинии, добрался автостопом до Ки-Уэст. Там он обнаружил, что его дядя Джейсон отлично справляется с работой, показав себя настоящим асом кораблестроения. Тем же вечером Джей-Ти встретился с Биллом и Долли, но в их обществе он постоянно вспоминал счастливые дни, проведенные с Арией, и его уныние только усилилось. Казалось, все вокруг напоминает о ней, вдобавок Долли без конца засыпала его вопросами о принцессе, и это лишь подливало масла в огонь. Кончилось тем, что он выскочил из-за стола посреди ужина и всю ночь один бродил по берегу.

На следующее утро коммандер Дейвис получил устное распоряжение, что Джей-Ти должен явиться с докладом к генералу Бруксу в округ Колумбия.

В поезде весь долгий путь до Вашингтона Джей-Ти сидел, отвернувшись к окну, и думал о том, как реформировать экономику Ланконии. На деньги, вырученные от продажи урана, можно было бы основать технические училища и, возможно, даже университет. А живописные горы и долины королевства могли бы привлечь толпы туристов, нужно только построить новые гостиницы.

Чем больше он об этом размышлял, тем мрачнее становился. Ему не давала покоя мысль, как там Ария проводит время с графом Джулианом.

В Вашингтоне генерал Брукс заявил Джей-Ти, что тот глубоко разочаровал правительство, не справившись с возложенной на него миссией: Америка желает видеть его в Ланконии.

Джей-Ти начал вяло возражать, что королева не может разделить трон с американцем, ланконийский народ никогда не принял бы подобного монарха и Арии пришлось бы отречься от престола.

– Разве что народ сам избрал бы меня, – нерешительно промямлил он.

– Вы даже не пытались бороться! – возмущенно рявкнул генерал.

Брукс отослал Джей-Ти домой, в Мэн, пока командование не найдет для него «подходящего» назначения. «Пошлет на передовую или завалит самой мерзкой бумажной работой, какая только найдется в военном ведомстве», – решил Джей-Ти. Но ему было все равно.

Возвращение домой не принесло лейтенанту радости. Ничто не могло развеять его тоски – ни встреча с семьей, ни море, ни прогулки на лодке на уединенный остров, ничто.

– Прочь с дороги!

Подняв глаза, Джей-Ти увидел брата Адама в инвалидном кресле. Тот катился прямо на него, выставив вперед неподвижную, закованную в гипс ногу. Угрюмость и уныние брата не вызывали у Адама большого сочувствия, особенно после того, как Джей-Ти отказался поговорить о том, что его печалит.

– Тебе заказная депеша от генерала Брукса, – объявил Адам, швырнув конверт брату на колени.

– Приказ о назначении, – безразлично пробурчал Джей-Ти, даже не взглянув на письмо.

Адам наклонился и подхватил конверт.

– А вот мне интересно, куда тебя пошлют. Может, отправят к чертям в ад, чтобы ты с твоим веселым, неунывающим нравом помучил там проклятых немецких оккупантов. – Он распечатал конверт и удивленно присвистнул. – Это вырезка из газеты. Эй! Здесь пишут про тебя. Оказывается, народ Ланконии обратился с петицией к президенту Рузвельту, чтобы вернуть тебя в страну. Я рад, что хоть кто-то жаждет тебя заполучить.

Джей-Ти потребовалось всего мгновение, чтобы вникнуть в смысл слов брата. Он вырвал газетный листок из рук Адама и пробежал глазами заметку.

– Они просят меня вернуться, – потрясенно прошептал он. – Народ Ланконии зовет меня обратно.

Адам представлял себе в общих чертах, что произошло с Джей-Ти в Ланконии.

– В статье говорится, что ты им нужен, чтобы заниматься изюмом и автомобилями. Здесь ни слова не сказано о том, что они хотят сделать тебя своим королем.

Джей-Ти расправил плечи, впервые за долгое время глаза его оживленно заблестели.

– Может, удастся найти лазейку в их конституции, а может, у них и вовсе нет никакой конституции. Возможно, народ не станет возражать против короля-американца. – Джей-Ти поднялся на ноги.

– Я думал, ты сам не хочешь быть королем. Билл Фрейзер убеждал папу, что тебе даже думать об этом тошно. Представляю, какая это тягомотина. Никакой свободы, сплошные рукопожатия, угрюмая королева-жена и бесконечные официальные приемы.

– Что ты об этом знаешь? – взорвался Джей-Ти. – Ты и понятия не имеешь, что значит быть кому-то нужным, необходимым! Эти люди не могут без меня обойтись. – Он замолчал и добавил после короткой паузы: – И мне нужны Ланкония… и Ария. – Лейтенант решительно направился к двери.

– Куда ты?

– Домой! – крикнул Джей-Ти. – Домой, к жене. Может, ланконийцы и не позволят мне стать их королем, но я еще поборюсь за это право. Я посвящу этому остаток жизни, так и знай.

Адам рассмеялся и, согнувшись в кресле, принялся массировать ногу.

Обернувшись, Ария увидела лейтенанта Монтгомери, стоявшего на краю помоста. Она едва не задохнулась от гнева, но продолжала читать дрожащим голосом.

Джей-Ти подошел к кафедре, встал рядом с Арией и приблизил лицо к микрофону.

– Народ Ланконии, – сказал он, воспользовавшись паузой в речи принцессы, – я хочу выступить с заявлением. Несколько месяцев назад ваша принцесса уехала в Америку. Ее не было в стране долгое время, и вам объявили, что она больна. Но это неправда. На самом деле она задержалась потому, что вышла за меня замуж. – Ария попыталась его оттолкнуть, но он не двинулся с места. В толпе послышался недоверчивый ропот. – Я знаю, я американец и отнюдь не особа королевской крови, но если вы захотите, я стану вашим королем.

Ошеломленная толпа молчала. Наконец раздался чей-то крик:

– А что скажет принцесса Ария?

– Нет! – мотнула головой Ария. – Ты ушел и бросил меня. Я больше не верю тебе…

Джей-Ти притянул ее к себе и поцеловал, к шумному восторгу толпы.

– Я понял, что не могу жить без тебя! – воскликнул он, стараясь перекричать взволнованный гул и радостные возгласы. – Народ Ланконии попросил меня вернуться, так что тебе не придется отрекаться от престола. Ты когда-нибудь слышала об «Уорбрук шиппинг»?

Потрясенная Ария толком не поняла, о чем он ее спрашивает.

– Нет. Это что-то связанное с лодками? Джарл, нам не нужны лодки. Нам нужны школы, колодцы и…

Джей-Ти снова схватил ее в объятия и поцеловал.

– Да здравствует король Джарл! – принялась скандировать толпа.

– Принц! – пискнула Ария в микрофон. – Принц Джарл, – уточнила она, но никто ее не услышал.

– Вот что, детка, пойдем скорее домой, – скомандовал Джей-Ти. – Я привез с собой кое-кого из моих родственников. Мы собираемся все вместе перетащить вашу страну в двадцатый век.

Ария обняла Джей-Ти за шею, забыв, что она принцесса и что на нее смотрит огромная толпа.

– Нашу, – улыбнулась она. – Нашу страну.