Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 20

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+3958
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 20

Ария медленно потянулась, потерла глаза и зевнула. Накануне вечером они с Джей-Ти засиделись допоздна, беседуя с еще одним новым знакомым, королевским герольдом. Его предшественники выкрикивали новости на улицах городов, а он передавал их по радио. Прежде Ария даже не догадывалась о его существовании.

Потребовалось два часа, чтобы установить связь с Мэном, а потом пришлось дожидаться, пока кто-то съездит за отцом Джей-Ти и доставит его к радиопередатчику. Арии тоже удалось перекинуться парой слов с мистером Монтгомери. Она попросила его передать привет миссис Монтгомери.

Позднее Джей-Ти пробормотал что-то насчет родителей, которые вечно осложняют детям жизнь.

Мистер Монтгомери пообещал отправить юного Фрэнка в Ланконию как можно скорее.

Время близилось к полуночи, когда Джей-Ти проводил Арию к дверям ее спальни. Бросив взгляд на двух стражников, охранявших покои принцессы, он коротко попрощался и исчез.

«Интересно, что он придумал на сегодня?» Ария неохотно открыла глаза. В десять часов ее ожидали на виноградниках, в шестидесяти милях к югу от Эскалона, на торжественной церемонии благословения урожая. Ария улыбнулась, пытаясь угадать, какие планы у Джей-Ти на этот день. Наверняка он уже задумал что-то интересное.

Фрейлины-камеристки уложили ее волосы в аккуратную гладкую прическу, застегнули стальные крючки на длинном корсете «Веселая вдова» и нарядили Арию в строгий серый костюм с огромной бриллиантовой брошью на левом плече. Глядя на себя в зеркало, Ария испытала безрассудное желание приколоть вместо драгоценной броши яркого эмалевого попугая, купленного вместе с Долли на дешевой распродаже в Ки-Уэст, но претворить в жизнь эту идею ей не хватило духа.

На этот раз Джей-Ти не ждал ее у дверей спальни, не было его и в столовой. Ария с интересом заметила, что у нее входит в привычку расспрашивать гвардейцев, когда ей нужно что-то узнать. Лейтенант Монтгомери покинул дворец в шестом часу утра, не сказав, когда вернется.

Ария ждала его до последней минуты, но на церемонию благословения следовало прибыть вовремя, и принцесса неохотно направилась к машине. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы не выдать разочарования при виде графа Джулиана, стоявшего возле дверцы автомобиля. Суровое выражение его лица не сулило ничего доброго.

– А я уж было подумал, что вы и сегодня собираетесь пренебречь своим долгом.

Ария не ответила, после вчерашнего безрассудства она чувствовала себя виноватой. Вчера она прекрасно провела время, а принцессам нельзя развлекаться. Они должны выполнять скучные обязанности, а не играть с крестьянскими детьми или обмениваться сплетнями о жизни американских кинозвезд.

– Ария, люди начинают злословить, – начал Джулиан, когда оба они уселись в длинный черный лимузин. Один из королевских гвардейцев занял место в автомобиле принцессы, за прозрачной перегородкой, рядом с шофером, а остальная охрана ехала следом в видавшем виды «форде». – Король слишком стар, чтобы держать вас в узде, поэтому я считаю это своим долгом. Вы ведете себя как… уличная женщина, показываясь везде с этим грубым, вульгарным американцем. Вчера вы провели с ним весь день, и сегодня весь город жужжит как растревоженный улей. Если вас не волнует, что говорят о вас члены королевской семьи, подумайте хотя бы о слугах. Им не нужна принцесса, которая ведет себя как простолюдинка, ничтожная, как они сами. Чернь хочет видеть на троне настоящую принцессу. Как я слышал, вы посмели вторгнуться даже в казармы королевских гвардейцев. Неужели в вас нет ни капли уважения к этим людям, что вы решились нарушить их уединение?

Ария вжалась в сиденье лимузина, стиснув руки на коленях. Она готова была провалиться сквозь землю от стыда, и каждое слово графа было для нее пыткой. И вдруг, к ее изумлению, гвардеец за перегородкой повернул голову и подмигнул ей! Ария едва удержалась от смеха. Больше всего ее удивило, что стражник, судя по всему, отлично слышал гневную отповедь Джулиана. А она-то всегда думала, что перегородка в лимузине звуконепроницаема.

Джулиан продолжал пичкать ее нравоучениями, и Ария покорно слушала, но больше не волновалась. Возможно, семья и стыдится ее, но народ нисколько не осуждает свою принцессу.

Нынешняя встреча с народом ничем не походила на вчерашнюю. Нарядные люди в праздничной одежде держались чопорно и церемонно. Они улыбались Арии, почтительно задавали вопросы, но никто не смеялся. Торжество показалось принцессе на редкость скучным и тягостным.

Во втором часу празднество подошло к концу, гости направились к машинам, и тут Ария уловила в воздухе аппетитный аромат свежеиспеченного хлеба и мяса. В просвете между обступившими ее людьми она заметила чуть вдалеке крошечный домик. Пожилая женщина вкладывала что-то в надрезанную краюху хлеба и протягивала маленькому мальчику. Ария тотчас узнала угощение, которое ей довелось как-то попробовать в детстве. Пышный ланконийский хлеб, еще теплый, с хрустящей корочкой, только что из печи, разрезали пополам и щедро наполняли мясом цыпленка, тушенным со специями и виноградом. Сверху клали свежий козий сыр.

Поддавшись безотчетному порыву, Ария повернулась спиной к Джулиану, ожидавшему ее у автомобиля, и, бормоча извинения, принялась протискиваться сквозь толпу к домику.

– Можно мне тоже попробовать? – обратилась она к женщине, но та лишь ошеломленно смотрела на принцессу, не в силах вымолвить ни слова.

– Бабуля! – громко позвал мальчуган, и его окрик вывел старуху из оцепенения. Она выложила на хлеб тушеное мясо, добавила сыр и протянула краюху Арии.

– Большое спасибо, – проговорила принцесса, впиваясь зубами в хлеб. Толпа у нее за спиной притихла, и Ария, внезапно уловив повисшее в воздухе молчание, обернулась. – Восхитительно вкусно, – сказала она, улыбаясь измазанными в соусе губами, и толпа разом ожила, зашевелилась, послышались одобрительные возгласы и смех.

Один из гвардейцев передал ей чистый платок вместо салфетки, и Ария заметила рядом еще четырех стражников. Они последовали за ней сквозь толпу.

– Принцесса, – послышался тонкий голосок. Мальчишка протягивал ей грубую глиняную кружку. – Это пахта.

Ария с улыбкой взяла кружку из его рук.

– Спасибо.

Малыш радостно просиял.

– Ты совсем не похожа на настоящую принцессу.

– Еще раз спасибо, – поблагодарила его Ария, к явному восторгу толпы. Стражники расчистили проход, и принцесса проследовала к автомобилю.

Джулиан был вне себя от ярости. Он читал нотации всю дорогу, пока Ария с жадностью уплетала хлеб с мясом и сыром, запивая его пахтой. Он хотел выбросить в окно глиняную кружку, но Ария ему не позволила.

Когда лимузин подъехал к замку, а гвардеец, сидевший рядом с шофером, вышел из автомобиля и открыл для принцессы дверцу, Ария вручила ему кружку.

– Я бы хотела отблагодарить ту женщину за угощение. Вы не могли бы узнать, в чем она нуждается?

– Я заметил пустой курятник, – тихо отозвался стражник.

– Так заполните его, – ответила Ария, не обращая внимания на осуждающий взгляд Джулиана. – Вы не знаете, где лейтенант Монтгомери? – добавила она шепотом.

– На поле Роуана, вместе с гвардейцами, ваше высочество.

Ария повернула голову, чтобы Джулиан не мог видеть, как шевелятся ее губы.

– Проследите, пожалуйста, чтобы через двадцать минут мне оседлали лошадь.

Гвардеец кивнул, а в следующее мгновение они обогнули машину, подойдя к графу так близко, что продолжать разговор было уже невозможно.

Арии пришлось потрудиться, чтобы отделаться от Джулиана. Стремглав пересекая двор, чтобы побыстрее добраться до конюшни, она поймала на себе косые взгляды всех троих кузенов и тетушки. Оседланная лошадь уже ждала ее возле конюшни, а рядом стояли четверо королевских гвардейцев, готовых сопровождать принцессу.

Ария добралась до поля Роуана всего за несколько минут. Остановив лошадь, она выпрямилась в седле и поискала глазами Джей-Ти. Она заметила его сразу. В белой набедренной повязке и с палкой в руках он сражался с одним из гвардейцев. Не уступая солдатам в росте, он выделялся менее мощным сложением и более светлой кожей. Лейтенант не слишком умело обращался с палкой, и его противник, казалось, забавлялся, играя с ним.

– Ничего, он научится, – заметил один из гвардейцев, сопровождавших принцессу. – Через год-другой он станет лучшим бойцом в Ланконии.

Ария улыбнулась, но тут же подумала, что через год Джей-Ти, возможно, уже вернется в Америку, а ей придется выйти замуж за Джулиана.

Тут Джей-Ти заметил ее. Ария помахала ему рукой, а в следующую секунду он покачнулся и растянулся на земле, сбитый ударом палки.

– Сосредоточься на том, что делаешь! – рявкнул стражник, возвышаясь над ним с палкой в руках.

Ария спрыгнула с лошади и подбежала к Джей-Ти.

– Ты ранен? – прошептала она, опускаясь перед ним на колени, и, обернувшись к стражнику, сердито выпалила: – Если вы ему что-нибудь сломали, я прикажу наказать вас.

Джей-Ти улыбнулся, потирая ушибленное плечо:

– Если я и умру, то от стыда. Скажи Рэксу, что ты пошутила.

Всю вторую половину дня Ария провела на поле Роуана. Она познакомилась со стражницами и увидела, как Джина осваивает различные приемы борьбы. Мужчины наблюдали за младшей принцессой с самым серьезным видом, но Ария заметила веселый огонек в их глазах.

– А каков из себя этот Фрэнк, который скоро приедет? – спросила Ария, прильнув к Джей-Ти.

Лейтенант перевел взгляд на принцессу Юджинию и заулыбался:

– Возможно, для Джины он будет в самый раз, хотя я не думаю, что он захочет остаться в Ланконии. Он будет смотреться здесь еще более нелепо, чем я.

Ария едва не рассмеялась ему в лицо. Вряд ли кому-то еще удалось бы так легко освоиться в этой стране, как Джарлу. Он держался с такой простотой и естественностью, словно родился и вырос в Ланконии. Он сидел на деревянном стуле в свободном белом одеянии, оставлявшем открытыми длинные голые ноги, и потягивал пиво. Он запросто мог сойти за одного из стражников. Капитан гвардейцев поймал взгляд принцессы и усмехнулся, словно каким-то чудом ему удалось прочитать ее мысли.

Пять минут спустя начался сущий кошмар: прибыл Джулиан в длинном черном лимузине. Он пришел в ужас от непристойного поведения Арии и заявил, что она опаздывает к чаю с леди из Дамского исторического общества.

Ария уехала вместе с ним, окруженная гвардейцами, прежде чем граф успел заметить Джину в ее возмутительно коротком наряде.

Целых четыре дня Ария пыталась вести себя примерно. По утрам она совершала верховые прогулки в обществе Джулиана и стражников, затем до десяти разбирала прошения подданных, а в десять покидала дворец, отправляясь на всевозможные официальные мероприятия, которым не было конца. За все это время она ни разу не видела Джарла. Он не появлялся ни в гостиной, ни в столовой, не посетил ни одного вечернего торжества, не пришел даже на спектакль ланконийской Королевской оперы. Впрочем, в этом ему можно было только позавидовать. Сопрано оставляла желать лучшего, вдобавок тенор крутился перед ней, загораживая ее от публики, что приводило певицу в ярость, и она начинала петь еще хуже. Ария с трудом сдерживала зевоту.

На пятое утро Ария едва начала завтракать, когда в столовую решительным шагом вошел Джей-Ти. Он выглядел усталым.

– Самолет Фрэнка вот-вот приземлится. Ты идешь?

Ария залпом осушила чашку с чаем и вместе с американцем выбежала из столовой под изумленными взглядами членов королевского семейства. Джей-Ти заговорил снова лишь на пути в аэропорт, устроившись вместе с Арией на заднем сиденье автомобиля. Он повернулся к принцессе и окинул ее страстным, голодным взглядом.

– Я скучал по тебе, – шепнул он, взял Арию за руку и крепко сжал. Какое-то время они молчали, а потом заговорили одновременно.

Джей-Ти рассказал, как все эти дни работал по восемнадцать часов в сутки, колеся по всей Ланконии и пытаясь научить фермеров сушить виноград и продавать изюм. Дважды за это время он связывался по рации с президентом Рузвельтом, и, похоже, Америка согласилась закупать изюм в Ланконии.

– Правда, не в таком большом объеме, как хотелось бы, – добавил Джей-Ти. – В Америке есть свой, калифорнийский изюм. – Он удрученно вздохнул. – Мы должны придумать что-то более существенное, чтобы помочь этой стране встать на ноги.

– Мы, – едва слышно прошептала Ария. – Мы.

Они прибыли в аэропорт как раз к тому времени, когда совершили посадку два американских самолета. Первый привез нескольких пожилых американцев и около сотни солдат. Эти люди прибыли в Ланконию для разработки ванадиевых месторождений.

Из второго самолета вышел высокий мужчина шести футов росту, которому можно было с одинаковым успехом дать как двадцать лет, так и сорок пять. У него были темные волосы, карие глаза и мощное, крупное тело. Судя по ловким, уверенным движениям, на вид он казался массивнее, чем был на самом деле. Красивое лицо его кривилось в недовольной гримасе.

– А вот и Фрэнк, – сказал Джей-Ти и, схватив Арию за руку, потянул за собой к трапу самолета.

– Это ему-то семнадцать? А почему он такой сердитый?

– Фрэнк сердитым родился, но не стоит его бояться. Он добрый мальчик.

Ария робко отступила на шаг, пока Джей-Ти и Фрэнк обменивались рукопожатием.

– Это ее королевское высочество принцесса Ария, – представил жену Джей-Ти.

– Рад знакомству, – пробурчал Фрэнк, осторожно пожимая руку, которую Ария протянула ему. Уже в следующее мгновение мальчик потерял к принцессе всякий интерес и, повернувшись к Джей-Ти, нетерпеливо осведомился: – Когда мы приступим к работе? Я привез ящики с инструментами и буду готов, как только их разгрузят.

Ария перевела взгляд на самолет и заметила троих детей, которых осторожно сводили вниз по трапу.

– Кто это? – спросила она, тронув мужа за рукав.

Джей-Ти обратился к ближайшему пилоту:

– Кто эти дети?

– Сироты. Их родители погибли во Франции, и двое наших парней протащили ребят на борт. Нам придется присматривать за детьми, пока не доставим их домой. Мы надеемся найти для них приемных родителей.

Ария ответила прежде, чем успела задуматься. Казалось, эти слова произнес за нее кто-то другой.

– Я заберу их.

– Но, ваше высочество… – Леди Уэрта прибыла в аэропорт следом за Арией и Джей-Ти почти сразу же и теперь стояла рядом, устремив на принцессу предостерегающий взгляд.

Ария вскинула голову и, повернувшись к пилоту, проговорила громко и отчетливо:

– Я забираю этих детей. Ланкония примет всех детей-сирот, которых вы найдете.

Летчик снисходительно усмехнулся:

– Леди, идет война, и тысячи детей остаются сиротами. Непохоже, чтобы ваша нищая страна смогла их прокормить.

При этих словах Джей-Ти выступил вперед:

– Если ее королевское высочество говорит, что берет детей, значит, так тому и быть. Мы примем у себя сирот из любой страны, и можете не беспокоиться о продовольствии, мы их прокормим.

Пилоту явно не понравилось вмешательство лейтенанта.

– Ладно, приятель, будь по-твоему. Если вы так хотите детей, вы их получите.

Довольная собой и мужем, Ария подошла к испуганным французским детишкам и заговорила с ними. Леди Уэрта попыталась помешать ей обнять чумазых малышей, но Ария сердито отмахнулась от старухи.

В машине по дороге во дворец Ария держала на руках двухлетнего сиротку, а трехлетний и четырехлетний сидели рядом, тесно прижавшись к ней. Джей-Ти с Фрэнком оживленно обсуждали, как наладить блочную установку для транспортировки винограда.

Во дворце навстречу им выбежала Джина, как всегда немного запыхавшаяся и раскрасневшаяся после стремительного спуска по лестнице. Выглядела она восхитительно: щеки алели румянцем, глаза сияли. Один золотистый локон выбился из безукоризненной прически, придавая изящным чертам особую прелесть.

Ария повернулась, чтобы поздороваться с сестрой, но Джина внезапно остановилась на бегу и глаза ее изумленно округлились. Потом она медленно, словно во сне, прошла мимо Арии и остановилась перед Фрэнком Таггертом, внимательно его разглядывая. С лица Фрэнка мгновенно сошло сердитое выражение. Юный американец ошеломленно уставился на Джину, его рот приоткрылся совсем по-детски.

– Думаю, их следует познакомить, – улыбнулся Джей-Ти. Он подтолкнул подростков друг к другу и соединил их руки. – Джина, это Фрэнк. Фрэнк, это Джина. А теперь, Джина, отведи Фрэнка в сад и погуляйте.

Подростки медленно, словно двое лунатиков, побрели в сторону сада.

– Я не уверена… – нерешительно начала Ария. – То есть Джина… и Фрэнк…

– Молоды, – закончил за нее фразу Джей-Ти. – Оба они очень молоды. Пойдем лучше найдем что-нибудь поесть. Думаю, эти детишки здорово проголодались.

Проводив взглядом удаляющиеся фигуры Джины и Фрэнка, Ария направилась в столовую вслед за Джей-Ти.

Вечером она искупала ребятишек и велела поставить для них кровати у себя в спальне. Слух о том, что в замке появились дети, мгновенно облетел город. На следующее утро к принцессе обратились сразу четыре супружеские пары. Они умоляли позволить им взять сироток к себе и воспитать как собственных детей.

Арии не хотелось расставаться с малышами, но она отдала их паре, говорившей по-французски.

Двое суток спустя в Ланконии приземлился американский самолет с сиротами на борту. Там было сто семнадцать детей, в основном французы и несколько итальянцев. Они прибыли как раз в тот день, когда все королевское семейство собралось в центре города, чтобы полюбоваться на торжественный парад, посвященный победе над северными кочевыми племенами в 1084 году.

Гвардейцы привезли детей в столицу на лошадях, джипах, мотоциклах и на пастушьих телегах. Парад пришлось прервать, и Джей-Ти начал передавать детей по одному в королевскую ложу, вручая их родственникам Арии. После первых вялых возражений королевская семья сдалась, и грязных, усталых, перепуганных ребятишек отвезли во дворец, где их немедленно усадили в ванны с горячей водой и принялись оттирать.

Фредди, Ники и Тоби обнаружили, что у них появились новые слушатели, и стали с увлечением рассказывать детям о своей охотничьей доблести, о жестоких сражениях со свирепыми оленями и кровожадными голубями. Леди Барбара выбрала трех хорошеньких итальянских девочек и собственноручно их выкупала. Бабушка Софи зычным басом раздавала команды двум мальчикам постарше, и сорванцы, задиравшие друг дружку в течение всего перелета, беспрекословно ее слушались. Тетя Брэдли выбрала себе двух красивых мальчиков лет четырнадцати.

Остальных детей Ария с Джей-Ти распределили между слугами, и вскоре все сироты сверкали чистотой.

– Вот и готово, – провозгласил Джей-Ти. Вдвоем с Арией они выкупали четырнадцать малышей, после чего передали их с рук на руки фрейлинам, чтобы те накормили детишек и нашли для них какую-нибудь одежду.

Усталые, но довольные, супруги Монтгомери сидели в полном одиночестве на мокром мраморном полу ванной комнаты принцессы.

– Почему ты так странно на меня смотришь? – спросила Ария.

– Я вспомнил женщину, которую встретил на острове. Она вечно чего-то требовала и всегда оставалась недовольна. Ты не позволяла простолюдину даже сидеть рядом с тобой, а теперь трешь мочалкой простых ребятишек.

– Ланконии нужны дети. Я это делаю во благо своей страны, как и всё остальное.

– Правда? – В его глазах вспыхнул опасный огонек. – Всё-всё?

Он схватил ее в объятия, и она вцепилась в него с той же исступленной, голодной страстью. Их мокрая мыльная одежда липла к коже и выскальзывала из пальцев.

– Детка, дорогая, как же я по тебе соскучился, – прошептал Джей-Ти, обхватывая ладонями грудь Арии.

Их тела слились воедино на холодном мраморном полу, потом Джей-Ти подхватил Арию на руки, усадил на край ванны, и все повторилось снова, пока оба они не свалились в грязную воду, но и это не охладило их пыла. Не выпуская жену из объятий, Джей-Ти резко выдернул пробку из ванны, но даже когда вся вода вылилась, они были так заняты друг другом, что не заметили этого.

Потом они долго лежали обнявшись, утомленные любовью. Джей-Ти пришел в себя первым. Подняв голову, он посмотрел на Арию с ужасом, словно увидел рядом с собой чудовище, и выскочил из ванны.

– Мне нужно уйти. Убраться отсюда как можно скорее, – прошептал он, натягивая форму. «Прочь, прочь отсюда! Немедленно». Наскоро пробормотав прощальные слова, лейтенант бросился вон из комнаты, словно тысячи демонов гнались за ним по пятам.

Не обратив внимания на стражников, охранявших двери, он пронесся по коридору, сбежал вниз по лестнице и выскочил за ворота. Он мчался без остановки, пока не очутился в Саду короля. Там он закурил, руки его тряслись.

Искушение, соблазн. В этой стране трудно не поддаться соблазну.

Когда бы ни вздумалось ему поесть, он мог затребовать себе любые яства. Мог снять с себя одежду и швырнуть ее на пол, а вскоре она уже висела в шкафу, вычищенная и выглаженная. Поблизости всегда крутились молчаливые люди, готовые исполнить любой его каприз, любое желание. Если ему нужна была машина, достаточно было попросить, и автомобиль появлялся как по волшебству.

Вдобавок у него всегда была возможность выбирать! Он мог сесть за руль сам или вызвать шофера. Подняться ни свет ни заря или спать до полудня. Маяться бездельем или работать по двадцать часов в сутки. Мог плавать, кататься на лошади, карабкаться по горам, бороться с великолепными атлетами, гулять по прекраснейшим паркам и садам. Такой богатый выбор пьянил и одурманивал.

Джей-Ти прислонился спиной к дереву и затянулся сигаретой.

А еще здесь была Ария. Самое сильное искушение, самый губительный соблазн. Сегодня он видел ее смеющейся, в мокром платье после купания малышей, и невольно вспомнил, какой она была на острове. Дедушка назвал ее доброй и сердечной, но Джей-Ти ему не поверил. На самом деле старый король был прав. Доброту и душевную щедрость Ария прятала под маской гордости и высокомерия, следуя незыблемым правилам своего круга.

В последние несколько дней, убедившись, что гвардейцы тщательно охраняют Арию, Джей-Ти посвятил работе все свое время без остатка. Забрав себе в помощь пару секретарей принцессы, умных, толковых парней, которым по большей части нечем было занять себя на службе, он поручил им выяснить, кто из членов королевского семейства нуждался в деньгах и кто больше всего выигрывал от смерти наследницы трона. Ария свободно разгуливала по окрестностям замка, словно никто никогда и не покушался на ее жизнь, но Джей-Ти ни на минуту не забывал об опасности. К немалому разочарованию дворецкого, который считал лейтенанта членом королевской семьи, Джей-Ти провел массу времени на кухне, беседуя с поварами, судомойками и прочей кухонной прислугой, пытаясь выведать любые слухи и сплетни. Но все его старания ни к чему не привели: слуги не смогли сообщить ему ничего нового. Лейтенант ни на шаг не приблизился к разгадке тайны и по-прежнему не знал, кому и зачем понадобилось покушаться на принцессу.

Джей-Ти старался изо всех сил относиться к своему пребыванию в Ланконии как к работе и только, но это ему не удавалось. Когда он впервые расстался с Арией, то был так зол, что почти радовался счастливому избавлению от нее. Он отлично помнил, как был взбешен, думая, что Ария обвела его вокруг пальца, что ему грозит пожизненное заточение в этой богом забытой стране. Одна лишь мысль о том, как легко он позволил себя обмануть, приводила его в ярость. А когда король приказал ему остаться в Ланконии, Джей-Ти просто рассвирепел.

Но теперь, прожив здесь несколько недель, Джей-Ти начал понимать, что означает быть частью королевской семьи. Он увидел, как много значит Ария для своего народа. Он стоял среди толпы и слышал, с каким почтительным благоговением обращаются люди к принцессе.

Он вспомнил тот день, когда они вместе с Арией ездили на виноградник. Там она была не принцессой, а его любимой, и он искренне гордился ею. Он видел своими глазами, как настороженное выражение на лицах людей исчезало, как угрюмые мужчины и женщины с потухшими взглядами начинали улыбаться. Им понравилась Ария. Она показалась им милой и забавной, доброй и внимательной.

В тот день Джей-Ти было невероятно трудно расстаться с принцессой. Как хотелось бы ему вернуться вместе с ней домой и забраться в постель! Что может быть естественнее для мужа и жены? Но Ария не принадлежала ему, и рано или поздно Джей-Ти предстояло проститься с ней навсегда, уступив ее другому. После поездки на виноградники он нарочно избегал встреч с Арией, пытаясь забыть ее, и надеялся, что она тоже его забудет. Всякий раз, видя ее рядом с коротышкой графом, он испытывал боль, словно грудь его сдавливали железным обручем, но молча терпел и не вмешивался.

И вот теперь лейтенант Монтгомери сделал самое худшее, что только мог: забыв обо всем, он поддался порыву и овладел Арией. Это не было долгой, упоительной ночью любви, о которой он столько мечтал, без сна ворочаясь в постели. Голодная, нетерпеливая страсть захватила его, он набросился на Арию, и она отвечала ему с тем же неистовством. Ему следовало остановиться! Думать только о работе, о важном правительственном задании. Нельзя было терять голову.

Джей-Ти не покидало ощущение, что в ближайшие дни убийца предпримет еще одну попытку, и он попросил стражников усилить охрану и удвоить внимание. Он не сомневался, что на этот раз злодей будет пойман, а значит, придется возвращаться в Америку.

Джей-Ти закрыл глаза, вдохнул смолистый запах сосен, мешавшийся с легким ароматом цветочных полей, и попытался представить себе море. Он женится на какой-нибудь милой женщине, влюбленной в море, и после войны осядет в Уорбруке, станет работать на отцовской судоверфи да воспитывать детишек. У него будет самая обычная жизнь, никакой экзотики. Ни королевства, чтобы управлять, ни позолоченного трона, чтобы на нем восседать, ни короны, чтобы нахлобучивать ее себе на голову… ни прелестной принцессы, чтобы любить ее.

– Черт! – громко выругался он. – Может, лучше пойти разбудить Фрэнка? Поработать над чертежами или попробовать переделать парочку автомобильных моторов? Никогда не видел, чтобы люди так скверно разбирались в механике, как эти ланконийцы. Они и машины свои содержат из рук вон плохо. Неплохо бы учредить тут несколько хороших технических училищ и научить местную молодежь обращаться с механизмами. Да и сельскохозяйственный колледж пришелся бы здесь как нельзя кстати. А девушки могли бы выучиться на медсестер или секретарей.

Он замолчал и сделал глубокий вдох. «Ты не отвечаешь за Ланконию, – напомнил он себе. – Через несколько недель ты будешь далеко отсюда, в Америке, и как распорядятся своей властью король Джулиан и королева Ария, тебя не касается».

Обогнув западное крыло, он заметил яркий свет в гараже и услышал раздраженный бас Фрэнка Таггерта:

– Серпообразный гаечный ключ, а не крестообразный.

– Откуда мне знать, который из них тебе нужен? – сердито огрызнулась Джина. – Я принцесса, а не автомеханик.

– И что с того? Сначала докажи мне, что ты чего-то стоишь. Вот он, серпообразный гаечный ключ. Ну же, милая, не плачь.

Джей-Ти рассмеялся, стоя в темноте, и решил не мешать парочке.

Улыбаясь, он побрел в свою пустую спальню. Хорошо, что хоть кто-то счастлив на этом свете.