Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 2

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+3950
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 2

Ария осталась сидеть на берегу. У нее болела голова, в легких саднило, ноги ныли, и больше всего ей хотелось сейчас лечь на песок и заплакать. Но те, в чьих жилах течет королевская кровь, не плачут.

Теперь Ария была одна в незнакомой стране, всю ночь ей пришлось сражаться за свою жизнь, а спасший ее мужчина вел себя очень странно. Она посмотрела на мангровые заросли и нахмурилась. Интересно, когда же он принесет обещанный рыбный суп? Хотя… он не одет. Принцесса крови не должна позволять мужчине появляться перед ней без одежды, будь то слуга, муж или туземец с богом забытого острова.

Ария вспомнила, что вытворял этот островитянин. Как он ее называл! Усилием воли она заставила себя не краснеть при мысли о тех фривольностях, которые позволял себе этот дикарь. А как он ее облапил! Никто и никогда не обращался с ней так бесцеремонно.

Она уселась в тени под пальмой. Ей хотелось прислониться к стволу и дать отдых спине, но она не осмелилась. Она боялась заснуть. Что, если островитянин, явившись с супом, увидит ее спящей? Принцессе не подобает спать на глазах у аборигенов.

Ария выпрямилась, повернулась лицом к океану, и ее мысли невольно вернулись к событиям последних суток.

Прошедшая ночь была самой ужасной в ее жизни, впрочем, любой на месте Арии сказал бы об этой ночи то же самое. Три дня назад принцесса впервые покинула свою родную страну Ланконию. Она прибыла в Штаты с официальным визитом по приглашению американского правительства и исправно играла свою роль, следуя протоколу, пока ее министры вели бесконечные совещания с правительственными чиновниками. Время принцессы было расписано по минутам, ее ожидала череда деловых встреч и приемов. Король, ее дедушка, предупреждал, что за радушием американцев скрывается корыстный интерес, желание подобраться к ланконийскому ванадию, но поездка внучки в Америку представлялась ему полезной, Ария должна была набираться опыта.

Американцы хорошо принимали принцессу, хотя вели себя не слишком почтительно. Они вежливо кланялись, а в следующую минуту могли взять ее под локоть и сказать: «Осторожнее, милочка, не оступитесь».

Они приземлились в каком-то месте под названием Майами и тут же пересели в маленький самолет, чтобы лететь в самую южную точку Штатов, Ки-Уэст. Там Арию должны были сопроводить на крупную военно-морскую базу и показать, как ремонтируют военные корабли, поврежденные во время боев. К сожалению, в программе ее двухнедельной поездки по стране значилось великое множество военных баз, госпиталей и сиротских приютов, а также обедов, устраиваемых комитетами солдатских матерей и вдов. Ария мечтала о том, чтобы хотя бы раз проехаться верхом на хорошей лошади, но жесткий график официальных визитов не оставлял ей ни минуты свободного времени.

В Ки-Уэст от самого трапа самолета тянулась красная ковровая дорожка. Арию встречали грузные, пышнотелые дамы в непристойно коротких шифоновых платьях и с массивными букетами цветов. Ария, любезно улыбаясь, приняла цветы, хотя у нее нещадно болели ноги и кружилась голова от жары. Она трижды с трудом подавляла зевоту, передавая букеты фрейлине, которая тотчас же вручала их американскому правительственному чиновнику; тот поспешно совал букеты в руки младшему офицеру, дальше цветы переходили к шоферу и в конечном счете оказывались в длинном черном лимузине.

На территории военно-морской базы Арию препроводили в ее покои, и принцессе пришлось сделать над собой усилие, чтобы скрыть изумление. Похоже, американцы прочесали весь остров в поисках золоченой мебели и безделушек, а все трофеи собрали в этой комнате. Резная аляповатая мебель в унылом, мрачном здании военной базы выглядела крайне нелепо.

Ария изобразила любезную улыбку и бросила на фрейлину предостерегающий взгляд, чтобы та ненароком не обидела американцев каким-нибудь неосторожным замечанием. Она старалась не смотреть на раззолоченный гарнитур, от одного вида которого бросало в дрожь. До банкета оставался час, и скоро должны были явиться две фрейлины-камеристки, чтобы помочь ей одеться.

Во время банкета она сидела на возвышении за длинным столом, окруженная генералами и городскими чиновниками в пропахших нафталином костюмах. Каждый из них выступал с пространной речью, и Ария изо всех сил старалась не показать, что ей безумно хочется спать. Вдобавок она изрядно проголодалась, но не отваживалась есть, потому что в зале на протяжении всего банкета было полно фотографов. Они могли подловить момент, когда она жует или глотает, и сделать скандальный снимок. Особе королевской крови приходится вести себя крайне осмотрительно в присутствии папарацци, так что Ария почти не притронулась к еде.

В свои покои она вернулась в полночь, еле живая от усталости. Тяжелое платье для официальных встреч так и тянуло ее к земле. В шесть утра ее ожидал завтрак с крупным политиком, а в семь ей предстояло осмотреть нечто малопонятное под названием «лаборатория по разработке гироскопического компаса».

Она стояла посреди комнаты, дожидаясь, пока фрейлина-камеристка снимет с нее платье, а горничная приготовит ванну, и тут ей на голову набросили что-то тяжелое – мешок или одеяло, – подхватили на руки и куда-то понесли.

Она уже начала задыхаться, когда похитители (их было двое) сняли с нее мешок.

– Вам хорошо заплатят, если вы вернете меня невредимой, – заговорила Ария, но ей немедленно заткнули рот кляпом и связали веревками руки и ноги. Бандиты затолкали ее на заднее сиденье машины и покатили прочь.

Мама и дедушка с детства твердили ей, что членов королевской семьи опасности подстерегают на каждом шагу.

Лежа на заднем сиденье автомобиля, она не теряла присутствия духа. Она теребила веревку, стараясь ослабить петли, и узлы постепенно поддавались.

За все время пути мужчины не обмолвились ни словом. Наконец машина остановилась, похитители вышли, и Ария ощутила соленый запах океана. Она успела освободить руки и развязать ноги, но набросила на себя веревочные петли, сделав вид, что по-прежнему связана. Ария решила, что на базе уже подняли тревогу и теперь прочесывают все окрестности, оставалось только дождаться подходящего момента и сбежать.

Похитители решительно направились к ней, но прежде чем принцесса успела сообразить, где находится, ей снова набросили на голову мешок. На этот раз ее погрузили в лодку.

– Пускай подышит напоследок, – проворчал один из мужчин, заводя мотор, и второй сдернул мешок с ее головы.

Теперь принцесса смогла как следует рассмотреть своих похитителей. Это был дурной знак: похоже, бандиты не собирались оставлять ее в живых. Ария вдохнула свежий воздух океана и принялась смотреть вдаль.

Примерно час спустя один из похитителей обратился к другому:

– Мы достаточно далеко от берега. Давай покончим с этим. – Он заглушил мотор, лодка медленно остановилась, и сидевшей на деревянной скамье Арии показалось, что она видит впереди зеленый островок.

Второй мужчина вскинул винтовку и проверил, заряжена ли она.

Ария не стала мешкать. Она еще раньше успела сбросить с себя веревки и теперь резко вскочила и прыгнула в воду. Крошечная лодчонка покачнулась, изумленные похитители замерли от неожиданности, и Арии удалось выиграть несколько драгоценных секунд. Она нырнула, но когда голова ее показалась над водой, мужчина в лодке выстрелил. Пришлось нырнуть снова. Что было после четвертого погружения, она уже не помнила, Ария очнулась на песке в объятиях молодого мужчины, который нашептывал ей непозволительные слова.

И вот теперь она сидела под пальмой на пустом берегу, страдая от удушающей жары и голода, еле живая после бессонной ночи и выпавших на ее долю испытаний, и единственным обитателем этого богом забытого островка был полуголый простолюдин.

Ария встала, расправила мокрое платье, пригладила волосы и решила поискать островитянина. Американцы не умеют себя вести, она давно это поняла. Почему бы этому мужлану не извиниться за то, что он посмел так небрежно прикасаться к особе королевской крови? И почему он так долго не возвращается? Не несет еду? Придется его поискать, а потом пускай он доставит ее в город, на базу. Наверное, в правительстве все сбились с ног, разыскивая высокую гостью.

Ария целый час бродила по узкому, пропахшему водорослями берегу, но не нашла никаких следов островитянина.

В полдень она вернулась под пальму. Жара, голод и бессонная ночь вконец ее измучили. Ария вытянулась на песке и заснула. Когда она пробудилась, уже стемнело. В зарослях протяжно кричали какие-то птицы, а из кустов доносились подозрительные шорохи. Ария придвинулась ближе к пальме и обхватила руками колени. Ее все еще клонило в сон, и она ненадолго задремала, прислонившись спиной к стволу, но вскоре проснулась и задумалась о том, что происходит на военно-морской базе. Если дедушке уже сообщили о ее исчезновении, он, должно быть, страшно волнуется. Нужно как можно скорее добраться до базы и оповестить весь мир о том, что принцесса Ланконии в безопасности.

Взошло солнце, и Арию начали терзать сомнения. Что, если полуголый американец покинул остров и она осталась одна? Неужели ей суждено умереть здесь?

Внезапно солнце загородила чья-то тень. Подняв глаза, Ария увидела перед собой мужчину, которого искала. Его распахнутая рубашка обнажала грудь, покрытую темными волосами, и Ария смущенно отвела глаза.

– Проголодалась? – спросил он.

– Да.

Американец показал ей связку рыбы, но принцесса не повернула головы. Тогда он бросил рыбу на траву и начал собирать сухие ветки.

– Послушайте, – снова заговорил он, – мне думается, начало вышло не слишком удачным. Возможно, я действительно обращался с вами слишком вольно, вдобавок меня беспокоила рана от пули, которую я получил, вытаскивая вас из воды, но мы могли бы еще раз попробовать пообщаться. Что скажете? Меня зовут Джей-Ти Монтгомери.

Ария повернула голову и бросила на американца настороженный взгляд. Он сидел на корточках у костра и переворачивал рыбу на прутиках. С волосатой грудью и с черной щетиной на щеках он казался настоящим дикарем, варваром вроде Аттилы, вождя гуннов из книжек по истории, и ничуть не походил на порядочного, цивилизованного человека. Мама предостерегала ее от подобных мужчин, вернее, от мужчин, одетых непристойно. Вряд ли мама подозревала о существовании таких опасных типов, как этот Монтгомери. С ними следует держаться построже и не позволять им никаких вольностей.

– Как вас зовут? – спросил он улыбаясь.

Его улыбка показалась Арии возмутительно фамильярной. Это неуместное панибратство следовало пресечь как можно скорее.

– Обращайтесь ко мне «ваше королевское высочество», – холодно отчеканила она, приняв неприступный вид.

Американец отвернулся, улыбка сошла с его лица.

– Ладно, принцесса, как хотите. Вот, держите. – Он протянул ей рыбу на прутике. Ария в замешательстве посмотрела на рыбину. Невежливо отказываться от угощения, но как, скажите на милость, это есть? – Ешьте. – Джей-Ти положил рыбу на пальмовый лист и пододвинул к Арии.

Ария в отчаянии смотрела на рыбу, не зная, как к ней подступиться, и тут, к ее ужасу, Монтгомери уселся по другую сторону костра и взялся за другую рыбину.

– Вы не смеете, – прошептала она.

– Не смею? В каком смысле? – нахмурился американец, поднося ко рту кусок рыбы.

– Не смеете сидеть рядом со мной. Вы простолюдин, а я…

– Ах вот вы как! – воскликнул дикарь, вскакивая на ноги. Он шагнул к принцессе и теперь грозно возвышался над ней, сложив руки на груди. – Я сыт вами по горло. Сначала я рискую жизнью, спасая вас, и вместо благодарности слышу: «Не смейте ко мне прикасаться, я особа королевской крови!» Потом я приношу вам поесть, а вы воротите нос, да еще требуете, чтобы я обращался к вам «ваша светлость», а теперь…

– Ваше высочество, – поправила его Ария.

– Что? – поперхнулся Джей-Ти.

– «Ваше королевское высочество», а не «ваша светлость». Я наследная принцесса. Когда-нибудь я стану королевой. Вы должны обращаться ко мне «ваше высочество», и вы должны немедленно доставить меня на военно-морскую базу. И еще мне нужны нож с вилкой.

Американец произнес на родном языке несколько слов, которым гувернер никогда не учил Арию. Неужели он рассердился? Но почему? Ему оказали честь, разрешили сопроводить на базу принцессу крови. Ему будет о чем рассказывать внукам. Пожалуй, не стоит обращать внимание на вспышку гнева этого дикаря. Недостатки воспитания и дурные манеры делают простолюдинов такими несдержанными.

– Я хотела бы отправиться в путь сразу после еды. Если вы вымоете нож, что у вас на поясе, я могла бы им воспользоваться.

Монтгомери сорвал с пояса нож, открыл его и метнул, так что он вонзился в землю в каком-то дюйме от руки принцессы, но та и бровью не повела. Простолюдины бывают непредсказуемы, а буйный нрав делает их опасными. С ними нужна твердая рука.

Ария вынула из земли нож и повелительным жестом махнула в сторону океана:

– Можете идти. Подгоните лодку, я скоро буду готова.

Островитянин издал короткий смешок. «Неплохо, – подумала Ария. – Кажется, настроение у него исправилось. Должно быть, он понял, что вел себя как капризный ребенок».

– Да, принцесса, сидите здесь и ждите. – С этими словами американец повернулся и ушел.

Ария подождала, пока Монтгомери скроется из виду, и придвинула к себе пальмовый лист с рыбой.

– «Принцесса», – проворчала она, – этот мужлан обращается ко мне, словно к какой-нибудь овчарке.

Она не сразу сообразила, как лучше взяться за рыбу. Она никогда не ела руками. Поэтому поискала острую палочку, подержала ее в пламени угасающего костра и принялась есть при помощи палочки и ножа. К собственному удивлению, она съела все три рыбины, которые оставил ей американец.

Наступил полдень, а островитянин так и не появился. «Похоже, он очень медлительный, – заметила про себя Ария. – Если на то, чтобы поймать три рыбины, у него ушел весь день, то доставить лодку он сумеет дня через два, не раньше». Время шло, а Монтгомери все не возвращался. «Неужели все американцы такие? Дедушка ни за что не потерпел бы подобного обращения, слуги во дворце всегда были великолепно вышколены. Конечно, по сравнению с Ланконией Америка – молодая страна, но удивительно, как она до сих пор не развалилась, если все здесь такие невежественные и нерасторопные, как этот дикарь. И как они собираются выиграть войну, не имея ни малейшего представления о дисциплине? Америке нужен не только ванадий. Население этой страны слишком разболтанно, его следует вымуштровать».

К вечеру пошел дождь. Легкая изморось очень быстро сменилась настоящим ливнем, поднялся ветер, и стало холодно. Ария, съежившись под пальмой, поджала ноги и прикрыла их юбкой.

– Ни за что не стану представлять его к медали, – пробормотала она, трясясь от холода. Струи дождя заливали лицо, губы Арии посинели, а зубы выбивали чечетку. – Этот мужлан скверно несет службу.

Сверкнула молния, и на принцессу обрушились новые потоки воды.

– Неужели вам не хватило ума укрыться от дождя?

Подняв голову, Ария увидела американца. Он по-прежнему был полуодет, а щетина на щеках стала еще темнее.

– Где лодка? – громко спросила она, стараясь перекричать шум ливня.

– Никакой лодки нет. Нам придется пробыть на острове еще три дня.

– Но я не могу здесь оставаться. Меня будут искать.

– Может, мы обсудим это в другой раз? Сейчас вам придется перебраться к моему костру, хоть я от этого и не в восторге. Вставайте и следуйте за мной.

Ария встала, держась за дерево.

– Вы должны идти позади меня.

– Не понимаю, как это вас до сих пор никто не прикончил. Что ж, идите вперед, ведите меня.

Ария тотчас сообразила, что понятия не имеет, куда идти.

– Можете идти первым, – милостиво разрешила она.

– Как вы добры, – живо откликнулся американец.

«Ну наконец-то, первые почтительные слова, которые он произнес», – отметила про себя принцесса.

Островитянин зашагал к зарослям, а Ария подождала, пока он отойдет на несколько шагов, и двинулась следом. Ей не хотелось идти слишком близко, американец не вызывал у нее доверия. Она старалась держаться на расстоянии в несколько ярдов от своего провожатого, но за пеленой дождя потеряла его из виду, остановилась и замерла, глядя прямо перед собой, неподвижная, как статуя.

Прошло несколько мучительно долгих минут, прежде чем дикарь вернулся.

– Держитесь ближе ко мне, – рявкнул он. Непозволительно громко, как показалось принцессе. Американец зашагал было вперед, но вдруг обернулся и схватил Арию за руку.

Принцесса пришла в ужас: дикарь прикоснулся к ней, несмотря на запрет. Она попыталась вырваться, но этот страшный человек держал ее крепко.

– Похоже, вы напрочь лишены здравого смысла, но у меня, слава богу, с мозгами все в порядке, – яростно проговорил он и потянул Арию за руку.

Этот мужлан слишком дерзок. Что он себе позволяет? Американец бросился вперед по тропинке, волоча принцессу за собой. Он крепко вцепился ей в руку, словно собака в кость. Время от времени он прикрикивал на нее, велел пригнуться, а один раз схватил за плечи, толкнул на землю и приказал ползти сквозь заросли! Ария пыталась возражать, объясняла дикарю, что он должен был прорубить ей дорогу, но мужлан ничего не желал слушать. Он тащил ее за собой по болоту, волок по земле, словно куль с тряпьем, и она с отвращением вынуждена была подчиниться грубой силе.

Наконец они вышли на прогалину, и Ария в ужасе огляделась. Она совершенно не понимала, где находится. Дикарь заставил ее петлять и окончательно запутал. Стоя под дождем, она растерянно потирала запястье, там, где он сжимал его своей лапищей. Неужели этот человек здесь живет? Ария ожидала увидеть хотя бы хижину, но между деревьями темнел кусок черной ткани наподобие маленького шатра, а рядом громоздились деревянные ящики. В Ланконии не знали такой ужасающей нищеты.

– Залезайте внутрь! – крикнул он, указывая на обрывок тряпки, растянутый между тремя ветками. Его жилище было убогим, но сухим. Ария опустилась на колени и заползла в шатер. Пока она вытирала лицо, мужлан вполз вслед за ней. Принцесса не поверила своим глазам. Это было чудовищно даже для американца.

– Вон! – приказала она срывающимся голосом. – Вам не дозволено…

Дикарь грозно надвинулся на Арию и наклонился к ней, так что их носы едва не соприкоснулись.

– Вот что, леди, – глухо произнес он, и от звуков его голоса у Арии по спине поползли мурашки. – С меня довольно. Я замерз, промок и проголодался, по вашей милости меня чиркнуло пулей, и вдобавок к ожогам порезался. Вы испортили мне первый и единственный отпуск за все время войны. Выбирайте: остаться здесь со мной или убираться отсюда и сидеть на своей королевской заднице под дождем. Так-то вот. И клянусь богом, если вы скажете хоть слово насчет того, что мне дозволено и чего не дозволено, я вышвырну вас вон.

Ария растерянно моргнула. Совсем не так представляла она себе Америку и американцев. Возможно, она взяла неверный тон. Дикарь, судя по всему, отличался на редкость свирепым нравом. Он вполне мог начать палить из винтовки в принцессу крови, как те бандиты, что ее похитили.

– У вас не найдется сухой одежды? – спросила Ария тем любезным тоном, каким обычно обращалась к приближенным, и одарила дикаря одной из самых благосклонных своих улыбок.

Американец застонал, потянулся в угол палатки и открыл металлический ящик.

– У меня есть белая морская форма, больше ничего.

Он швырнул форму Арии на колени, потом отвернулся, улегся на прорезиненный пол палатки, натянул на себя одеяло и закрыл глаза.

Арии нелегко было скрыть охватившее ее смятение. Неужели это и есть Америка? Здесь полным-полно головорезов. Сначала вас похищают, потом пытаются пристрелить, беспардонно называют милой и деткой и в довершение бросаются ножами. Принцесса стиснула зубы и гордо выпрямилась. Нет, она не станет плакать, ни за что, ни при каких обстоятельствах.

Ария понимала, что не стоит и пытаться расстегнуть платье. Она никогда прежде не раздевалась сама и не представляла, как это делается. Кое-как прикрывшись сухой одеждой, она улеглась как можно дальше от американца, дрожь пробирала ее до костей.

– Ну, что теперь? – проворчал островитянин, поднимаясь. – Если вы боитесь, что я на вас наброшусь, то можете успокоиться. Я никогда еще не встречал менее интересной женщины, чем вы. – Ария продолжала трястись. – Если я вылезу из палатки под дождь, вы снимете с себя мокрые тряпки и переоденетесь в сухое?

– Я не знаю, как это сделать, – призналась Ария, стараясь не стучать зубами.

– Что? Как – не знаете?

– Вы не могли бы не кричать на меня? – попросила принцесса и села. – Я никогда раньше не раздевалась сама. Пуговицы… Не представляю, как их расстегнуть…

Американец изумленно воззрился на Арию. «И чего он, собственно, ожидал? – с раздражением подумала она. – Что принцессы крови чистят столовое серебро и штопают чулки?» Она выпрямилась и гордо вскинула голову:

– Прежде мне не приходилось одеваться самой, но, думаю, я быстро научусь. Если бы вы объяснили мне, я…

– Повернитесь, – сердито скомандовал американец. Взяв Арию за плечи, он рывком повернул ее к себе спиной и принялся расстегивать пуговицы на платье.

– Боюсь, я не могу позволить вам прикасаться ко мне… напомните, как ваше имя?

– Джей-Ти Монтгомери.

– Да, Монтгомери, я думаю…

Джей-Ти побагровел от гнева.

– Лейтенант военно-морского флота США Монтгомери, а не просто Монтгомери, как какой-нибудь чертов камердинер, – отчеканил он. – Лейтенант Монтгомери. Вам ясно, принцесса?

Почему этот человек все время кричит? Разве он не умеет нормально разговаривать?

– Да, конечно, – примирительно проговорила она. – Я понимаю, вы хотите, чтобы к вашему имени добавляли титул. Он перешел к вам по наследству?

– Берите выше. Я его заслужил. Получил за то… что сам себе расстегивал и застегивал пуговицы на рубашке. А теперь снимите наконец платье, или вы хотите, чтобы я вас раздел?

– Я справлюсь.

– Вот и славно. – С этим он отвернулся и снова улегся на пол.

Следя глазами за американцем, Ария избавилась от мокрого платья. Она не решилась снять белье и сухую морскую форму натянула поверх влажной нижней сорочки. Ария долго вертела в руках моряцкое обмундирование, прежде чем сообразила надеть его через голову, так что улеглась она не скоро.

Прорезиненный пол палатки отсырел, мокрое белье липло к телу, а с волос капала вода. Ария съежилась на скользком полу, пытаясь согреться, но ее по-прежнему сотрясала дрожь.

– Черт возьми, – проворчал лейтенант Монтгомери, потом повернулся, накинул на принцессу одеяло и притянул ее к себе, тесно прижав ее спину к своей груди.

– Возможно, мне не пристало… – начала было она.

– Замолчите, – перебил ее американец. – Замолчите и постарайтесь заснуть.

От его огромного тела исходило блаженное тепло, и Ария не стала протестовать. «Надеюсь, мама на небесах меня сейчас не видит», – с надеждой подумала она, прежде чем провалиться в сон.