Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 18

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+3952
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 18

Граф Джулиан появился двадцать минут спустя. Он привел с собой целую армию. Гвардейцы собирались превратить охотничий домик в штаб и прочесать все окрестные склоны в поисках принцессы и атаковавшего ее стрелка, но когда Джулиан решительным шагом вошел в обеденный зал, он увидел там ее королевское высочество собственной персоной. Принцесса сидела за одним столом с проклятым мужланом и поглощала отвратительную на вид грубую пищу.

– Какая приятная встреча, граф! – приветствовал его американец. – А мы уж и не чаяли увидеть вас снова, после того как вы показали нам спину.

– Схватить его! – приказал граф Джулиан одному из четырех стражников, топтавшихся позади.

Ария немедленно вскочила с места.

– Нет! – воскликнула она, обращаясь к гвардейцу. – Этот человек спас мне жизнь, не смейте прикасаться к нему. Оставьте нас.

Все четверо стражников почтительно поклонились и попятились к двери.

– Джулиан, – решительно заговорила Ария, – вы проводите меня домой вместе со стражей. У меня намечено несколько встреч на сегодняшний вечер.

Джей-Ти встал и подошел к принцессе.

– Вы не должны появляться в людных местах.

– И что прикажете делать? Запереться в башне? Завести слугу-дегустатора, который будет пробовать каждое блюдо, не отравлено ли оно? Или, может, заключить себя в тюремную камеру для пущей безопасности? – Она повернулась к Джулиану: – Чтобы как-то объяснить, почему я пропустила все мероприятия, назначенные на утро, мы скажем, что я упала с лошади и пешком спустилась с горы. Лучше уж выставить себя на посмешище, чем посеять в народе панику. – Она первой направилась к двери, Джулиан последовал за ней.

Джей-Ти выступил вперед и преградил графу дорогу.

– Мы не можем позволить ей показываться на публике. Это слишком опасно.

Джулиан, значительно уступавший лейтенанту в росте, каким-то образом умудрился поглядеть на того сверху вниз.

– Вероятно, вы не понимаете. Она принцесса крови, будущая королева.

– Но вы как будто любите ее, – настойчиво возразил Джей-Ти.

– При чем здесь это?

– Ее жизнь в опасности… – Лейтенант внезапно замолчал. – А может, вам хочется убрать ее с дороги?

– Если бы мы жили в другую эпоху и будь вы джентльменом, я бы вызвал вас на дуэль за такие слова. – Он стремительно обошел Джей-Ти и исчез за дверью.

– К вашим услугам в любое время! – крикнул ему вдогонку Монтгомери.

Остаток дня обернулся для Джей-Ти сущим кошмаром. Лейтенант старался держаться как можно ближе к Арии, но между ними постоянно вклинивались целые толпы людей. Взволнованные мужчины, женщины, дети непрерывным потоком устремились во дворец, желая видеть свою принцессу.

– Я не напрасно прожила свою жизнь, – взволнованно прошептала она. – Теперь я знаю, ради чего живу.

Джей-Ти попытался представить себе встречу американского президента с согражданами. Пожалуй, половина публики воспользовалась бы представившимся случаем, чтобы покритиковать главу государства и указать, что именно он делает неправильно. К тому же американцы понимают, что президент – фигура временная. Каждые четыре года на смену ему приходит кто-то другой.

Но Ария навсегда останется принцессой и будет править столько лет, сколько ей суждено прожить на этом свете. И кто-то задумал лишить ее жизни. При мысли об этом Джей-Ти невольно вздрогнул.

Куда бы ни шла Ария, повсюду за ней следовали толпы. Люди выстраивались вдоль улиц и вытягивали шеи, чтобы не пропустить зрелище. В Академии наук Джей-Ти долго стоял, прислонившись к стене, и слушал на редкость нудный доклад о каких-то жуках. Его неудержимо клонило в сон, и когда он зевнул, леди Уэрта, поджав тонкие губы, метнула в его сторону испепеляющий взгляд.

Без четверти семь Ария уселась в тщательно отполированный старый «роллс-ройс», чтобы ехать обратно во дворец. Джей-Ти, растолкав толпу, открыл дверцу, забрался в автомобиль и сел рядом с леди Уэртой.

– Убирайтесь! – взвизгнула фрейлина. – Немедленно остановите машину! – закричала она шоферу.

– Все в порядке, – возразила Ария.

– Нет, не в порядке, – возмущенно фыркнула придворная дама. – Вас не должны видеть с этим типом. У людей могут возникнуть подозрения.

Ария хотела было потрепать леди Уэрту по руке, но Джей-Ти выразительно покачал головой.

– Старый король нанял меня охранять принцессу, а как иначе могу я обеспечивать ее безопасность?

– Она должна выполнять свои обязанности, – надменно отчеканила леди Уэрта.

Джей-Ти собирался что-то сказать, но осекся. Неужели все эти люди совсем ничего не соображают? В их напыщенных рассуждениях нет ни капли здравого смысла. Они боготворят свою принцессу, но не делают ничего, чтобы ее защитить. Неужели они не понимают, что ее жизни угрожает опасность?

Вернувшись во дворец, Джей-Ти с большой неохотой отпустил Арию в ее покои. Их спальни разделяло слишком большое расстояние, и лейтенант хорошо понимал, что не успеет прийти на помощь, если с принцессой вдруг что-то случится.

Переступив порог своей комнаты, Джей-Ти обнаружил там невысокого человека, одетого в серое с золотом платье – цвета королевского дома.

– Что вы здесь делаете? – Лейтенант с подозрением уставился на незнакомца.

– Его величество распорядился, чтобы я позаботился о вас во время вашего пребывания в Ланконии. Мое имя Уолтерс. Я буду одевать вас, доставлять ваши послания, исполнять любые поручения. Его величество особо подчеркнул, чтобы я был внимателен и немногословен. Ваша ванна готова, а форма выглажена, сэр.

– Мне никто не нужен, – заявил Джей-Ти, но, немного подумав, решил, что Уолтерс может оказаться полезен.

– Вам письмо от его величества, – добавил слуга.

В конверте, запечатанном красным воском с оттиском королевского герба, лежал листок плотной бумаги кремового цвета. Король писал, что Джей-Ти может доверить Уолтерсу даже собственную жизнь: слуге известно все, и он прекрасно умеет слушать.

Лейтенант начал раздеваться, отмахнувшись от Уолтерса, который попытался расстегнуть пуговицы на его форме.

– Вы слышали о сегодняшнем происшествии? – спросил Джей-Ти.

– Во дворце судачили, что с ее высочеством произошел несчастный случай.

Лейтенант окинул камердинера цепким взглядом.

– Что именно вы слышали?

– Граф Джулиан объяснил, что принцесса заблудилась в горах, но я случайно слышал, как он говорил леди Брэдли, что кто-то стрелял в ее высочество. Кажется, граф полагает, что это был несчастный случай на охоте.

Уолтерс отвернулся, когда Джей-Ти разделся и ступил в ванну.

– А вы сами что думаете?

– Я похоронил собачку принцессы, сэр. Кто-то зарезал несчастное животное ножом, вспорол брюхо от шеи до хвоста и подбросил ночью ее высочеству под кровать, пока принцесса спала. Она заметила хвост, торчавший из-под кровати между ее туфлями, и вызвала меня, чтобы я успел убрать трупик, пока его не увидели другие.

Джей-Ти раскинулся в старомодной короткой и глубокой ванне. Все ванные комнаты во дворце были отстроены в начале века и роскошно отделаны мрамором. Массивные фарфоровые емкости наполнялись водой из кранов в форме лебедей или дельфинов. Горячая вода поднималась наверх из подвалов замка, нагревалась она медленно, и ждать приходилось целую вечность.

Ария уверяла, что никому не рассказывала о «несчастных случаях» и никто ничего не знает, но слуга Уолтерс вынес из ее спальни убитую собаку. Интересно, сколько же еще человек во дворце «ничего не знают»?

– Уолтерс, – заговорил Джей-Ти, – расскажите мне об обитателях замка.

Камердинер огласил длинный список знатных имен, называя пышные титулы и перечисляя родословные. Его рассказ напоминал волшебную сказку из книжки для детей. Во дворце жили три юные принцессы, прямые потомки одного из монархов мужского пола. В этом же крыле располагались покои тетки Арии, леди Брэдли, герцогини Дарен, состоявшей в кровном родстве со всеми королевскими домами в мире.

– За исключением, конечно, азиатских, – пояснил Уолтерс. – Ее королевское высочество принцесса Софи приходилась сестрой королю, а Барбара – истинное дитя – была единственным ребенком покойного брата отца Арии, также ныне покойного.

– А как умерли родители Арии? – с подозрением осведомился Джей-Ти.

– Ее отец подхватил простуду, но не пожелал отменить или отложить готовящуюся трехдневную поездку по южным провинциям. Шел дождь, а принц стоял под открытым небом, принимая приветствия своих подданных. Две недели спустя он скончался от пневмонии.

– А мать Арии?

– Ее убил рак. Возможно, принцессу спасла бы вовремя проведенная операция, но ее королевское высочество молча терпела боль и никому не говорила о своей болезни.

Джей-Ти обдумал полученные сведения. Неудивительно, что у Арии такой характер. Так уж ее воспитали.

Одетый и гладко выбритый, лейтенант проследовал за Уолтерсом вниз, в Зеленую столовую. Этот зал, предназначенный для семейных трапез в узком кругу, был шире баскетбольной площадки.

Уолтерс извлек часы из жилетного кармана.

– Мы пришли немного раньше, сэр. Особы королевской крови всегда очень пунктуальны. По ним можно проверять часы.

– Надо будет запомнить, – проворчал Джей-Ти, недоверчиво нахмурив брови.

Лейтенанту хотелось закурить, но именитые предки Арии, сурово взиравшие на него из золоченых рам в холле, отнеслись бы с явным неодобрением к такому атрибуту современной цивилизации, как сигарета. Джей-Ти пробыл во дворце около двадцати часов и за это время сумел составить представление о жизни особ королевской крови: сплошные обязанности и никакого веселья. Смеяться тут не полагалось. Лейтенант попытался припомнить, как ведут себя за столом. В детстве мама учила его премудростям этикета. Ему вовсе не хотелось поставить Арию в неловкое положение и дать Джулиану повод для насмешек. Он даже предпринял отчаянную попытку вспомнить, как звали его знатного предка, английского графа, но имя напрочь вылетело у него из головы. А было бы неплохо обронить это имя, когда какая-нибудь чертова леди или придурок лорд, будь они все неладны, начнут козырять своим родством с Роуаном Отважным или с кем-нибудь еще.

– Пора, – шепнул Уолтерс и повел Джей-Ти к двери в гостиную, где семейство обычно собиралось перед ужином. – Удачи, сэр, – пробормотал он, когда американец переступил порог.

Ария передала бокал слуге в ливрее, который, похоже, только и дожидался этой чести, и направилась к Джей-Ти.

– Я собираюсь представить тебя как лейтенанта Джарла Монтгомери, если, конечно, ты готов поступиться исключительными правами твоей матушки на это имя.

Джей-Ти рассмеялся, и все в гостиной немедленно повернули головы в его сторону.

Первой, к кому они подошли, была красивая женщина лет сорока с молочно-белой кожей и такой впечатляющей ложбинкой между грудями, что Джей-Ти на мгновение оцепенел, уставившись на ее бюст. Пожимая руку лейтенанту, она задержала его ладонь в своей чуть дольше, чем требовалось. Когда дама отошла, Джей-Ти невольно проводил ее взглядом.

– Ты собираешься затеять интрижку с моей тетей? – прошипела Ария сквозь зубы. – Имей в виду, она намного старше тебя.

– Как и самые лучшие вина.

Следующей оказалась обольстительная нимфетка по имени Барбара.

– Ах, Ария, он просто бесподобен! Как мило со стороны его величества прислать к нам такого умопомрачительного мужчину! – Она живо подхватила Джей-Ти под руку, чтобы повести ужинать.

Но в это мгновение дверь распахнулась, и в гостиную влетела Джина. Раскрасневшаяся от бега, с растрепанными кудрями и сияющими глазами, она выглядела восхитительно.

– Извини, Ария, – выпалила она и, подскочив к лейтенанту с другой стороны, повисла у него на руке. – Он мой, Барбара. Не тяни к нему руки, если не хочешь ходить с синяком под глазом.

Джей-Ти перевел взгляд с одной юной леди на другую.

– Как бы я хотел разорваться пополам! – весело ухмыльнулся он.

Ария собиралась разбить трио, но подоспевший Джулиан взял ее под руку.

– Ужин подан, думаю, нам следует пойти.

Девушки повели Джей-Ти в обеденный зал. Лейтенант обнаружил, что его посадили между леди Брэдли и принцессой Джиной. Леди Барбара заняла место напротив.

Ужин проходил совсем не так, как он ожидал. Собравшиеся в Зеленой столовой аристократы едва ли могли служить образцом хороших манер. Эта пестрая компания напоминала Джей-Ти кучку избалованных детей, капризных и своевольных. Каждому из присутствующих прислуживал свой лакей, но число лакеев следовало бы удвоить: господа изводили слуг бесконечными требованиями и придирками. И никто не прикасался к пище руками. Казалось, на пищу наложено заклятие и всякий, кто коснется ее, умрет. Когда Джей-Ти потянулся за булочкой, все за столом мгновенно замолчали и замерли в оцепенении. Лейтенант демонстративно взял булочку рукой, и мгновение спустя все снова вернулись к еде и разговорам.

Изучая собравшихся, Джей-Ти повернулся к принцессе Софи, двоюродной бабушке Арии, громогласной и грубой женщине, старавшейся изо всех сил главенствовать за столом, в то время как все остальные прилагали не меньше усилий, чтобы не обращать на нее внимания. Барбару и Джину, казалось, не интересовало ничего, кроме секса, и нынче вечером объектом их внимания оказался Джей-Ти. Леди Брэдли почти не разговаривала, но задумчиво поглядывала на лейтенанта поверх бокала с вином.

Обведя глазами зал, Джей-Ти поймал себя на мысли, что единственный человек за столом, который ему по-настоящему интересен, – это Ария. Она сидела во главе стола, держалась безукоризненно, не повышала голоса и ничего не требовала.

– Вы нас разглядываете, словно зверей в клетке, – тихо заметила леди Брэдли.

Джей-Ти обезоруживающе улыбнулся ей:

– Я американец, официальные ужины мне в диковинку. Я больше привык утолять голод хот-догами, поджаренными на берегу.

Леди Брэдли понимающе усмехнулась:

– И все же в вас чувствуется порода. Вы, должно быть, один из тех богатых американцев?

– Меня наняли выполнить определенную работу, только и всего, – отозвался Джей-Ти, задержав взгляд на Арии.

– Хм… – задумчиво протянула герцогиня. – Вы так и не ответили. – Она коротко взглянула на Арию. – Вы влюблены в нее?

Джей-Ти мысленно призвал себя к осторожности: не следует так явно показывать свои чувства.

– Она не похожа на других, – сдержанно ответил он.

Леди Брэдли залилась мелодичным смехом.

– Арии приходится всегда быть на высоте. Ей достаются скучные и тягостные обязанности, в то время как остальные купаются в роскоши. Она одна берет на себя все труды, а мы лишь делим вознаграждение. – Выражение лица Джей-Ти снова вызвало у герцогини приступ безудержного веселья. – Здесь каждый выдаст вам длинный перечень тех повинностей, которые он несет, отрабатывая свое содержание, но правда заключается в том, что Ария содержит нас всех. Из нее выйдет отличная королева.

Тут Барбара капризно потребовала к себе внимания, и Джей-Ти пришлось отвернуться от леди Брэдли, но мысль о том, что Арии предстоит стать королевой, снова напомнила ему о тревожных событиях этого дня. Кто-то пытался убить принцессу, и вполне вероятно, этот «кто-то» сидит сейчас за столом. Похоже, слова герцогини не лишены смысла. Ария содержит всю эту кучку ленивых аристократов. Она дает им стол и кров, но, возможно, кого-то из них обуяла жадность и ему захотелось большего? Лейтенант решил завтра же просмотреть счета и бухгалтерские книги. Нужно выяснить, кто больше всех во дворце нуждается в деньгах.

Он посмотрел на Джину, хихикавшую над шуткой женоподобного кузена Фредди. Если бы Юджиния была королевой и единолично распоряжалась состоянием, нажитым на продаже урана, она ссужала бы деньгами каждого, кто попросит, без разбору. За каких-нибудь пять лет она промотала бы все деньги и подземные богатства страны. Достаточно окрутить Джину, чтобы прибрать к рукам деньги. Если избавиться от Арии и короля, Джина унаследует корону.

Ужин оказался на редкость утомительным. Слуги подавали одно блюдо за другим, каждый раз меняя тарелки. Королевское семейство ело немного, налегая в основном на спиртное.

– Почему король не живет во дворце? – поинтересовался Джей-Ти у леди Брэдли.

– Он утверждает, что его охотничий домик стоит в особом месте и тамошний целебный воздух полезнее для здоровья, но на самом деле его величество просто терпеть не может нас. Конечно же, он любит Арию и Джину, но больше никого. Осенью мы обычно перебираемся на юг, в малый дворец, куда скромнее этого, и тогда его величество переезжает сюда. Но когда мы возвращаемся, он снова спасается бегством. Всем нам так удобнее, даже Арии, потому что в отсутствие дедушки она выступает в роли королевы.

Наблюдая за королевским семейством, Джей-Ти поймал себя на мысли, что нисколько не осуждает короля за его страсть к затворничеству.

Мучительно долгая трапеза состояла в основном из передержанных на огне блюд, подаваемых с густыми жирными соусами, которые очень скоро приелись и утратили всякий вкус. Изнывая от скуки, Джей-Ти продолжал наблюдать за Арией и Джулианом. Временами они о чем-то шептались, сблизив головы, а однажды какая-то фраза графа заставила Арию покраснеть.

Джей-Ти вспомнились дни, проведенные в Ки-Уэст вместе с Арией. Ее счастливый смех, оживленные разговоры об опреснительных установках, рискованное представление, которое она устроила на офицерском балу. Как он держал ее в объятиях, как они засыпали и просыпались вместе, как упоенно любили друг друга. Задумавшись, Джей-Ти так крепко сжал в руке бокал с вином, что хрупкая хрустальная ножка обломилась. Одна лишь леди Брэдли заметила, как лакей мгновенно прикрыл залитую вином скатерть белой парчовой салфеткой и заменил разбитый бокал целым.

Встретив пристальный взгляд Джей-Ти, Ария недовольно нахмурилась и повернулась к Джулиану.

«Эта женщина никогда не будет моей. Ее место здесь, а мое – дома, в Америке. Надо держаться от нее подальше. Защищать ее, охранять, но, ради себя самого, не сметь в нее влюбляться. Не сходить с ума. Пусть она достанется Джулиану. Он хочет быть королем, и из него выйдет неплохой монарх».

После ужина мужчины и женщины разделились. Джентльмены перешли в курительную, зажгли сигары и наполнили бокалы бренди. Фредди, Ники и Тоби продолжали хвастливую болтовню о застреленных на охоте зверях, Джулиан подчеркнуто не замечал дерзкого американца, и Джей-Ти оказался предоставленным самому себе.

Лениво зевнув, он опрокинул в себя бренди и объявил, что намерен отправиться в постель.

Наступила мертвая тишина, и лейтенант понял, что допустил промах, сморозил какую-то глупость.

– Никто не смеет подняться в спальню, пока ее королевское высочество не пожелает нам доброй ночи, – презрительно бросил Джулиан и брезгливо поморщился, давая понять, что подобные вещи известны любому невежде.

– Передайте принцессе мои наилучшие пожелания. Надеюсь, она будет спать крепко. Увидимся.

Джей-Ти весело подмигнул и, кивнув на прощание трем принцам, шагнул к дверям курительной.

– Черт меня побери! – изумленно воскликнул кто-то из неразлучной троицы ему вслед.

Лейтенант не собирался спать этой ночью. Он должен был убедиться, что жизни Арии ничто не угрожает. Он задумал пробраться к покоям принцессы и встать на страже. А найти ее спальню поможет Уолтерс, решил он.

Камердинер ждал его с пижамой и халатом в руках. С шелковой пижамой и халатом из кашемира.

– Вы должны показать мне дорогу к покоям принцессы, я останусь охранять ее, – объявил Джей-Ти, отмахиваясь от роскошного ночного белья.

– Ее высочество встречается с графом в Саду королевы сразу после ужина, – немедленно отозвался Уолтерс.

Джей-Ти сказал себе, что ему это безразлично и будет лучше позволить принцессе встретиться с женихом наедине.

– А где этот Сад королевы? – спросил он после недолгого раздумья.

– За мостом сверните направо и ступайте по дорожке. Это сразу за высокой живой изгородью, весьма уединенное место, сэр. Из века в век королевы назначали там свидания своим возлюбленным, потому-то сад так и называется.

Джей-Ти вышел из дворца прежде, чем успел передумать.

К мосту вела аккуратная дорожка, обсаженная с обеих сторон плакучими ивами. За мостом она сворачивала направо, деревья здесь росли куда гуще. Тесно сплетенные ветви почти не пропускали лунных лучей, и Джей-Ти едва различал тропинку под ногами.

– Джулиан? – послышался шепот Арии.

Лейтенант остановился, прислушиваясь к шорохам, потом одним прыжком настиг принцессу и обхватил за талию.

Она открыла рот, чтобы закричать, и тут Джей-Ти не смог удержаться и поцеловал ее.

Господи, как давно он не обнимал ее! Как он соскучился! Он прижал к себе Арию так крепко, что казалось, она вот-вот переломится пополам. «И тогда одна половинка достанется мне, а другая Ланконии», – усмехнулся он про себя. Он впивал в себя сладость ее губ, и когда Ария обвила руками его шею и приникла к нему еще теснее, его захлестнула волна небывалого счастья.

– Ох, милая, – шептал он, целуя ее в шею и погружая пальцы в сверкающую в лунном свете массу ее волос. Нежные, шелковистые локоны Арии рассыпались по плечам, и Джей-Ти мгновенно узнал свою прежнюю Арию. Но в следующий миг он вдруг понял, что Ария бьется в его руках, пытаясь вырваться. Он тут же выпустил ее и застыл, безвольно уронив руки. Голова у него кружилась, все плыло перед глазами.

– Зачем ты это делаешь? – прошептала Ария, задыхаясь. – Зачем преследуешь меня? Неужели ты не понимаешь, что я не должна тебя больше видеть?

Джей-Ти встряхнулся, туман в голове немного рассеялся.

– Я здесь, чтобы защитить тебя, – хрипло проговорил он и закашлялся. Казалось, язык во рту распух и едва ворочается. – Тебе опасно разгуливать здесь одной. Кто угодно мог напасть на тебя.

– Это ты напал на меня. А теперь будь так любезен, оставь меня. Я собираюсь встретиться здесь со своим будущим мужем.

– Ты думаешь, он тебя защитит? Этот маленький…

– Замолчи! – со слезами в голосе вскричала Ария. – Пусть он не такой высокий, как ты, и не такой «потрясающе красивый», как выражается Джина, но он вполне подходит на роль мужа. Ну как ты не понимаешь, что брак – это нечто большее, чем кувыркание в постели? Ты не можешь стать моим мужем, так что, пожалуйста, прекрати… не прикасайся ко мне. Я должна полюбить графа Джулиана. Тебе ясно? Я не хочу, чтобы ты меня защищал и даже просто находился рядом. А теперь будь так добр, вернись во дворец, чтобы я могла встретиться со своим возлюбленным наедине.

Джей-Ти был рад, что в темноте не видно его лица и Ария не заметила, как он вздрогнул при слове «возлюбленный».

– Ты права, – произнес он после недолгого молчания. – Но мне нужно выполнять задание. – Теперь его голос звучал холодно и официально. – Мой президент поручил мне тебя охранять, и я намерен действовать. Кто-то пытается тебя убить, а я не уверен, что твой коротышка граф не замешан в заговоре, так что я останусь здесь и буду рядом.

– Какой смысл Джулиану меня убивать? – раздраженно возразила Ария. – Я нужна ему живой.

– Ты уверена? – тихо спросил Джей-Ти. – Он собирается жениться на упрямой, неуступчивой девице, которая заставит его следовать на два шага позади нее. Рядом с ней он навсегда останется всего лишь принцем, не более. Зная тебя, я рискну предположить, что ты никогда не доверишь ему управлять страной. Сегодня утром он отдал приказ солдату, а ты немедленно его отменила, и солдат повиновался тебе, а не ему. Не думаю, что твоему худосочному графу понравится такая жизнь.

Ария нерешительно нахмурилась.

– А если меня убьют? – прошептала она.

– Твоя младшая сестренка унаследует корону, но подлинным правителем станет ее супруг, кем бы он ни был. Ему придется взять власть в свои руки, поскольку Джина не способна стоять во главе государства.

– Но Ланкония такая бедная страна. Зачем кому-то стремиться завладеть ею?

– Она не так бедна, как ты думаешь. Постой! Слышишь? Кто-то идет. – Он наклонился к принцессе и шепнул: – Я не оставлю тебя одну. Буду поблизости. И заколи волосы в пучок, – проворчал он, исчезая в тени.

Ария попыталась собрать волосы в узел, но не сумела, а только растеряла все шпильки, так сильно у нее дрожали руки. Слова Джарла не шли у нее из головы. Раньше ей удавалось убедить себя, что покушения на ее жизнь всего лишь цепь случайностей и нелепых совпадений. Разве ее смерть способна принести кому-то выгоду? Но теперь она понимала: Джарл говорил правду. Только что он имел в виду, сказав, что Ланкония далеко не бедная страна?

– Ария, дорогая! – воскликнул Джулиан, заключив принцессу в объятия. – Наконец-то мы одни. Я не смел надеяться, что это случится, – прошептал он, покрывая поцелуями ее лицо. – О, ваши волосы распущены, это так интимно.

Ария ни на минуту не забывала о том, что Джарл прячется где-то рядом и слышит каждое слово. Оттолкнув Джулиана, она стиснула его руку и торопливо проговорила:

– Приятно побыть с вами наедине, граф. Давайте присядем и побеседуем.

– Беседа при луне? О, дорогая, нет. Эта ночь создана для любви.

– Джулиан, пожалуйста, – твердо произнесла Ария, увлекая графа к резной мраморной скамье. – Думаю, нам нужно поговорить. Мы никогда раньше не обсуждали нашу будущую совместную жизнь.

Джулиан поднес ее руки к губам и поцеловал, сначала запястья, потом ладони.

– Чем вы собираетесь заниматься, когда мы поженимся? Что будет с Ланконией? Вы намерены развивать благотворительность? Какие виды спорта вы предпочитаете? Я так мало знаю о вас.

– Как мило, что вы интересуетесь подобными вещами. – Он наклонился, чтобы поцеловать Арию в губы, но она отшатнулась. – Я никогда не увлекался спортом, – вздохнул граф, – если не считать занятий верховой ездой. Меня учили управлять имением. Думаю, отец надеялся вернуть хотя бы часть тех богатств, которые промотал мой дед. Но ему это не удалось. – В голосе Джулиана послышалась горечь. – Мое единственное достояние – это безупречное происхождение и обширные знания. Я приехал в Ланконию, потому что прослышал, что здесь имеется наследная принцесса на выданье, но… – его тон внезапно смягчился, – мне никто не говорил, что она так красива. Ария, наш брак будет очень счастливым.

– Обязательно будет счастливым, но что вы думаете делать после свадьбы?

– Быть королем, разумеется. – Джулиан произнес это так, словно разговаривал с несмышленым ребенком.

– Я понимаю.

Граф снова прижался губами к ее ладони.

– Да, моя дорогая, вы будете прекрасной хозяйкой салона. Я стану покупать вам парижские платья, когда закончится эта проклятая война, к нам в дом будет съезжаться знать со всего мира. Самые благородные и именитые люди. Мы произведем на свет прелестных детишек, я сделаю из нашего сына настоящего монарха.

– И как же будет расплачиваться Ланкония за эти платья и приемы? Мы обложим крестьян налогами? – В голосе Арии зазвенели резкие нотки. – Будем отбирать у них треть урожая и заставим их детей голодать?

Джулиан выпустил ее руку и уверенно расправил плечи.

– Предоставьте это мне. Я все устрою. Вам будет незачем беспокоиться о финансах.

Принцесса закрыла лицо руками.

– Ох, Джулиан, вы даже не представляете, как божественно это звучит! Просыпаться по утрам и не думать о том, какое решение принять! Я с радостью буду летать в Париж дважды в год за новыми нарядами. И буду растить детей, наших детей. Я смогу проводить с ними куда больше времени, если мне не придется тревожиться о… о серьезных государственных вопросах.

Скрываясь в тени деревьев, Джей-Ти едва удержался от смеха. Ария изображала Долли, только без южного акцента. Сколько раз приходилось ему наблюдать, как Долли притворяется беспомощной, а потом превращается в командиршу. Джей-Ти почти сочувствовал графу. Бедняга Джулиан, его разыгрывали как мальчишку. Может, стоит предупредить простофилю?

Джулиан покровительственным жестом взял руки Арии в свои.

– О, дорогая, я и не догадывался о ваших чувствах. Вы сделали меня самым счастливым человеком на земле. Завтра же я начну действовать. Прежде всего мне нужно оценить государственные доходы Ланконии, и мы начнем готовиться к свадьбе.

– Но король… – начала было Ария.

– Фи! – пренебрежительно фыркнул Джулиан. – Король слишком стар. Он понятия не имеет, что происходит в стране. Мне нужно как следует подготовиться к тому дню, когда я стану королем. Пойдемте, вернемся во дворец.

– И вы даже не поцелуете меня?

– Ну конечно, дорогая. – Он торопливо поцеловал ее в губы. – Этот холодный воздух вреден для вас. Нам лучше вернуться.

– Нет, – запротестовала Ария, – я еще побуду здесь. Иногда мне хочется побыть одной, чтобы помечтать о свадьбе, – кокетливо прошептала она.

– Мне это не нравится, но так и быть. – Джулиан поцеловал принцессе руку и поспешно ретировался. Ария осталась сидеть на скамье.

Вскоре послышался шорох: Джей-Ти у нее за спиной вышел из-за деревьев. Ария закусила губу, едва сдерживая слезы. Неужели никто никогда не полюбит ее? Не королевство, а ее саму? Неужели это невозможно?

Ария быстро встала и выпрямилась, ее руки сами собой сжались в кулаки.

– Ну что, счастлив теперь? – гневно прошипела она, когда Джей-Ти выступил из темноты на дорожку. – Радуешься, что оказался прав? Джулиану нужна Ланкония, а не я. Он мечтает стать королем, а меня собирается отправить нянчить детей. У американской домохозяйки больше власти, чем будет у меня, если я выйду за него замуж. Интересно, над чем ты смеешься?

Джей-Ти схватил Арию в объятия. Она заколотила ему в грудь кулачками, но он лишь прижал ее к себе еще крепче.

– Прости, милая, – прошептал он, гладя ее по голове.

И тут, к еще большему своему стыду, принцесса расплакалась.

– Я ведь знала, что он хочет жениться на мне из-за королевства, но предпочла закрыть на это глаза. Я подумала, что, возможно, он все-таки меня любит. Какая же я дура! Никто не хочет меня, просто меня одну, без Ланконии. Я мечтала о невозможном.

Джей-Ти мягко взял ее за подбородок, заставляя поднять голову.

– Милая, если бы не эта проклятая страна, которая висит у тебя на шее и тянет ко дну, будто «Титаник», я бы схватил тебя в охапку и сбежал.

– Правда? Для тебя я просто женщина?

– Я хочу, чтобы ты снова была дома и стирала свои красные блузки вместе с моими белыми футболками, чтобы ты сердито ворчала, что ни за что не станешь гладить, и сводила меня с ума, танцуя в юбке с немыслимым разрезом. – Он обхватил ладонями лицо Арии. – Милая, я хочу просыпаться по утрам, сжимая тебя в объятиях.

Он приник губами к губам Арии и стал жадно целовать, стремясь насытить ту голодную страсть, что так долго терзала его вдали от нее.

– Останься со мной сегодня. Я не хочу опять проснуться в одиночестве.

– Да, – прошептала Ария, забыв, где находится.

Она прижалась к Джей-Ти, вспоминая те счастливые, беззаботные, безумные дни во Флориде.

И тут в ночной тишине запела птица. Этот редкий вид, встречавшийся лишь в горах Ланконии, тщательно охранялся государством и был запрещен к вывозу из страны. Птица считалась национальным достоянием, гордостью ланконийцев.

Сладкий голос птицы заставил Арию очнуться от грез. Она вскинула голову и яростно оттолкнула Джей-Ти.

– Нет, нет, нет! Ты дьявол, явившийся, чтобы меня искушать. Я не американская домохозяйка. Я принцесса, наследница трона, и вся моя жизнь без остатка принадлежит моей стране. Я связана с этой страной. Нет, мы – одно целое. Нас нельзя разделить. Не прикасайся ко мне, слышишь? Не пытайся заставить меня бросить мою страну. Если бы я не любила Ланконию так сильно, я никогда бы не встретилась с тобой. Господи, я проклинаю тот день, когда впервые увидела тебя. Я была всем довольна. Я даже не знала, что существует другая жизнь, не похожая на мою. Ты сделал меня несчастной. Лучше бы мне никогда тебя не видеть!

Рыдая, Ария побежала по тропинке к замку.

Выждав немного, Джей-Ти последовал за ней: он должен был убедиться, что принцесса в безопасности. Его терзали противоречивые чувства. Отчаяние и подавленность мешались с острой радостью: Ария скучала по нему. Под холодной маской наследницы трона скрывалась женщина.

И все же Ария была права. Им не суждено быть вместе, их пути скрестились лишь на время, и ей отлично об этом известно, даже если он сам об этом, кажется, забыл. Он должен держаться на безопасном расстоянии от нее и не давать воли рукам. Джей-Ти бессильно чертыхнулся. Если на то пошло, он должен помочь Арии найти мужа. Такого, что не станет отнимать у нее трон. Кого-то не слишком честолюбивого. Такого, что любил бы ее так же сильно, как он.