Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 15

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+3961
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 15

В восемь утра Арии подали в постель чай в лиможском фарфоровом сервизе с лилиями. Жена посла стремилась окружить знатную гостью всеми привычными удобствами, старательно копируя заведенный во дворце порядок. Ария будто перенеслась в свою прежнюю размеренную жизнь, от которой в Америке успела отвыкнуть. Жена посла помогла ей одеться, и на этот раз Ария не стала возражать.

В двенадцать сорок пять Ария торопливо спустилась на первый этаж, где ее уже дожидался лейтенант Монтгомери. При виде его долговязой фигуры Ария радостно улыбнулась, все ее раздражение мигом улетучилось. Ей вспомнились пикники на берегу и танцы под музыку оркестра Томми Дорси.

Но Джей-Ти смерил ее колючим взглядом, ухватил под локоть и втолкнул в приемную.

– Ну, – начал он, с трудом сдерживая ярость, – тебе удалось меня облапошить. Оказывается, ты вовсе не собиралась возвращать мне свободу.

Отпираться не было смысла.

– Ваше правительство согласилось помочь мне, но выдвинуло жесткие условия. Мне пришлось согласиться, пообещав, что мой муж-американец станет принцем-консортом.

– И когда ты собиралась мне все рассказать? Как-нибудь ночью, в постели? «Кстати, пока не забыла, тебе придется торчать в этой богом забытой дыре до конца твоих дней». Так? «Ты должен бросить свою семью, навсегда забыть о море и кораблях, послать к черту Америку, но зато ты сможешь кататься в колымаге, запряженной полудохлой клячей, и до одури махать рукой горсточке местных жителей, которые будут ненавидеть тебя за то, что ты американец». Чего ты от меня ожидала?

– Я думала о своей стране.

– Тебя волнуют только собственные интересы. Позволь тебе напомнить, что я американец и останусь им, несмотря на все твои козни. Я не желаю жить здесь, и черта с два тебе удастся превратить меня в марионеточного короля. Мне дорога моя свобода, я не променяю ее на прозябание в клетке. Сегодня же я уезжаю домой. Это ты пошла на сделку с Пентагоном, а не я. Как только я вернусь в Америку, немедленно потребую, чтобы наш брак аннулировали, словно его и вовсе не было. Ты получишь свободу и сможешь захомутать другого простофилю, чтобы слепить из него жалкое подобие короля. – Он грубо схватил Арию за руку. – Давай поскорее покончим с этим.

Взвинченная до предела, Ария старалась держаться невозмутимо, но ее не оставляло ощущение, что где-то внутри дрожит натянутая, готовая вот-вот лопнуть струна. Ее с детства учили владеть собой при любых обстоятельствах, и лишь благодаря многолетней выучке ей удалось осилить бесконечную дорогу в гостиницу. За все время пути Джей-Ти не произнес ни слова, молчала и Ария.

– Полагаю, нам следует начать ссору, – холодно заметил лейтенант, когда они уселись за столик в ресторане.

– У меня нет желания затевать ссору именно сейчас. – Ария надменно вскинула голову.

– О, наконец-то я снова вижу перед собой принцессу. Представляю, как ты устала прикидываться американкой. Ничего, теперь ты снова обернешься той капризной кривлякой, какой была на острове, где я впервые тебя встретил. Может, мне следует отвесить тебе поклон? Или поцеловать ручку? Леди, вы заслужили «Оскара» за комедию, которую разыграли в Ки-Уэст. Воображаю, как ты посмеешься, когда все это закончится.

В одно мгновение Ария перешла от обороны к наступлению.

– Я, как и ты, люблю свою страну. Каждый из нас всего лишь исполнял свой долг.

Джей-Ти зло прищурился:

– Ладно, но тебе не удастся поживиться за мой счет. Я сегодня же вылечу в Америку и первым делом добьюсь, чтобы наш брак признали недействительным. Ты не сможешь наложить лапу на «Уорбрук шиппинг».

Ария понятия не имела, о чем говорит Джей-Ти, но отнюдь не собиралась в этом признаваться. Она равнодушно пожала плечами:

– Обойдусь как-нибудь.

– Придется обойтись, детка.

– «Ваше королевское высочество», – надменно возразила Ария. Джей-Ти собирался что-то ответить, но к столику подплыл официант, и лейтенант промолчал.

Ария подвигала челюстью, словно во рту у нее была жвачка.

– Так тебе больше по вкусу эта жирдяйка Хизер Эддисон, чем я? – громко взвизгнула она, привлекая внимание официанта.

– Кто угодно будет лучше тебя, – ответил Джей-Ти убийственно серьезным тоном. – Ты лгунья и стерва, жадная до денег, вдобавок в постели ты хуже всех, кого я знал.

Арии не пришлось выдавливать из себя слезы.

– Это правда? – прошептала она.

– Правда.

Она медленно поднялась из-за стола и вышла из ресторана. Мама была права. Доверять можно лишь людям своего круга. Нужно было совсем потерять голову, чтобы раскрыться перед этим мужланом. Теперь Ария кляла себя за то, что была так откровенна с Джей-Ти. С ним она забыла, что принцесса обязана скрывать свои чувства. Она даже позволила себе заплакать при лейтенанте.

Посол показал Арии на карте города холмы, куда она должна была отправиться после ссоры с мужем. Это место отлично просматривалось из любой точки города, здесь заговорщикам не составило бы труда подобраться поближе к «американке».

Сойдя с вымощенной булыжником улочки, огибавшей холм, Ария свернула на извилистую козью тропу и принялась взбираться вверх по склону. Ее туфли явно не годились для лазания по горам, но прогулка помогала отвлечься от мрачных мыслей, и Ария ускорила шаг.

Когда впереди из-за кустов на тропинку, словно чертик из табакерки, внезапно выскочил мужчина, принцесса изумленно застыла на месте. В первое мгновение она так растерялась, что едва не выкрикнула имя этого мужчины, которого тотчас узнала. Это был третий министр короля, человек тихий и незаметный, совсем не похожий на заговорщика и опасного мятежника.

– Пойдемте со мной, миссис Монтгомери.

– Еще чего, – фыркнула Ария и, повернувшись спиной к министру, зашагала вниз по тропинке.

Неожиданно путь ей преградил другой мужчина. Ария узнала помощника придворного зильбердинера – хранителя королевского столового серебра.

– Это не просто просьба, – грозно проворчал он, хватая ее за локоть и волоча за собой. Ария громко завизжала, но прохожие далеко внизу не слышали ее криков.

Ее втолкнули в пастушью хижину, где за грубым деревянным столом важно восседал лорд-обер-гофмейстер. Ария едва не задохнулась от гнева при виде его. Король, ее дедушка, всегда доверял этому человеку.

Лорд-обер-гофмейстер даже не потрудился скрыть свое презрение к простолюдинке.

– Миссис Монтгомери, у меня для вас предложение.

Выслушав сановника, Ария откинулась на спинку стула и недоверчиво склонила голову набок:

– Значит, хотите, чтобы я заняла место этой вашей принцессы?

– Ненадолго. Мы боимся, что известие о похищении внучки убьет короля. Он стар, у него больное сердце, подобный удар может стать для него роковым. Вам ничего не придется делать. От вас требуется лишь находиться в покоях ее высочества да время от времени показываться издали посетителям. Мы объявим, что принцесса тяжело больна. Когда вас будут навещать, вам придется лежать в постели, изображая слабость и немощь, но в остальное время вы сможете читать, слушать пластинки – словом, развлекаться, как вы привыкли у себя в Америке. – Лорд-обер-гофмейстер пренебрежительно усмехнулся.

– Так вы собираетесь держать меня взаперти, будто пленницу? Я понимаю, вы с этого что-то получите, но мне-то какой прок ломать для вас комедию?

Сановник недовольно нахмурился:

– Вы поможете старику, который одной ногой уже в могиле, и послужите нашей стране.

– К этому я и клоню. Не вижу, в чем моя выгода.

Глаза вельможи вспыхнули недобрым огнем.

– Мы бедная страна.

– Ну, вы могли бы расплатиться со мной другим способом. Как насчет титула? Пожалуй, я не прочь стать герцогиней.

Лицо вельможи исказилось от отвращения.

– Герцогский титул наследуется. Мы можем предложить вам почетное придворное звание. К вам будут обращаться «мистрис».

– Мистрис?! – возмутилась Ария. – Как к какой-нибудь дешевой потаскушке, из тех, что так нравятся моему мужу? Ну уж дудки! Я не желаю, чтобы меня называли «мистрис».

– У нас в стране так обращаются к самым почтенным и благородным дамам.

Брезгливо скривив губы, Ария вскочила со стула:

– Знаете, я, пожалуй, пойду. Приятно было познакомиться, но, как я погляжу, с вами каши не сваришь. Я не собираюсь задаром торчать взаперти неизвестно сколько времени, прикидываясь больной.

– Хорошо, что я могу предложить вам взамен?

Ария на минуту задумалась и снова опустилась на стул.

– В последнее время мы с мужем не слишком-то ладим, – призналась она. – Я не прочь пару недель побыть принцессой. Смекнули, о чем я? Вы научите меня говорить и двигаться, как она. Может, тогда мне удастся подцепить себе какого-нибудь дворянчика. А когда вернется настоящая принцесса, я смогу остаться здесь и выйти замуж за герцога. Или даже за принца. Да, лучше за принца.

Предложение Арии повергло сановника в ужас.

– Ну, как хотите, – заявила она, вставая. – Кто знает, что вы там затеяли. Этот ваш дряхлый больной король ни о чем не догадывается? А американский посол? Вы уверены, что здесь все чисто?

Лорд-обер-гофмейстер вышел из комнаты и вскоре вернулся вместе с фрейлиной принцессы Арии, леди Уэртой.

– Скажите, это выполнимо? Вы сумеете так вымуштровать эту женщину, чтобы она не только встречалась с членами королевской семьи, но и выполняла повседневные обязанности наследной принцессы?

Леди Уэрта, снисходительно усмехаясь, оглядела Арию.

– Встаньте и пройдитесь, – приказала она. Арии страстно хотелось осадить наглую фрейлину, но пришлось молча повиноваться. Ссутулив плечи, она прошлась по комнате, зазывно виляя бедрами. – Невозможно, – покачала головой леди Уэрта. – Совершенно немыслимо.

– Неужели? – ехидно возразила Ария. – Ты хорошо подумала, милочка? – Она решительно пересекла хижину, остановившись в двух шагах от леди Уэрты. – Извольте обращаться ко мне «ваше королевское высочество» и никак иначе, – высокомерно бросила она. – И впредь не забывайтесь, дерзости я не потерплю. А вы, – она повернулась к лорду-обер-гофмейстеру, – как вы смеете сидеть в моем присутствии? Немедленно подайте мне чай.

– Да, ваше высочество! – воскликнули в унисон церемониальный чиновник и фрейлина, потрясенно глядя на Арию.

Принцесса весело ухмыльнулась и выдула огромный пузырь из жвачки.

– Раньше я была актрисой. Я вам кого хочешь изображу.

– Гм! – хмыкнула леди Уэрта, поджав губы. – Возможно, из нее что-то и получится. – Не удостоив Арию даже кивком на прощание, она повернулась и вышла из хижины.

– Старая перечница, – прошипела Ария сквозь зубы. – Так я получила роль или нет?

– Мы дадим вам два дня на подготовку, подробно вас проинструктируем, а там решим.

– Вы удивитесь, как быстро я учусь. Схватываю на лету.

– Миссис Монтгомери, меня не так-то легко удивить, но вам это удалось. Я начинаю верить, что вы действительно на многое способны. Может, нам стоит обсудить детали?

* * *

Неподвижная как изваяние, Ария сидела в гостиничном номере и ждала Джей-Ти. День выдался ужасный, ей с трудом удалось протянуть до вечера. Заговорщики немедленно начали обучать ее, подготавливая к новой роли, но Арии казалось, что ее готовят к тюремному заключению.

Когда отворилась дверь и Джей-Ти вошел в комнату, Ария сидела в заученной позе на краешке стула, не касаясь спинки: плечи расправлены, прямая спина неподвижна, руки сложены на коленях, а подбородок приподнят.

– Добрый вечер, – официальным тоном приветствовала она мужа.

– Узнаю ее королевское высочество, – съязвил лейтенант, доставая из шкафа чемодан и откидывая крышку. – Ты упаковала мои вещи?

– Да. Жены всегда укладывают чемоданы мужьям. Ты сам меня учил.

Джей-Ти не обернулся и упрямо ссутулил плечи, словно выражая свой протест.

– Давай спустимся вниз и покончим с этим. Я хотел бы поскорее вернуться домой.

Ария поднялась все с тем же строгим, отстраненным выражением лица.

– С тобой уже пытались вступить в переговоры? – спросил Джей-Ти на лестнице по дороге в ресторан.

– Да.

Он резко остановился и схватил Арию за руку:

– Послушай, мне кажется, я все еще отвечаю за тебя. Боюсь, заговорщики обнаружат, что ты и есть настоящая принцесса. И меня это тревожит. Тебя ведь уже пытались убить, что, если они повторят попытку?

– Меня будут охранять надежные люди. Те, для кого быть рядом со мной не такая тяжкая обуза, как для тебя.

Они обменялись долгими взглядами, и у Арии перехватило дыхание: ей показалось, что Джей-Ти хочет ее поцеловать.

– Ясное дело, ты не пропадешь. Будешь править страной, восседая на золотом троне. У тебя ведь наверняка есть золотой трон.

– Позолоченный.

– Ах, какая жалость! Ладно, детка, пошли. Устроим прощальный ужин.

Роль несносной крикливой американки давалась Арии с трудом, и все же она старалась изо всех сил. Время тянулось мучительно медленно. Нужно было дождаться, пока официант обольет одного из них супом, разыграть скандал и уйти.

– Посол собирался устроить тебе сегодня экскурсию по Эскалону, – рассеянно заметила Ария. – Было что-нибудь интересное?

– Мне показалось, что я попал в девятнадцатый век. Нет, скорее в восемнадцатый. Самая новая машина из тех, что я видел (не считая автомобилей, принадлежащих американцам), – «студебекер» двадцать девятого года выпуска. У местных жителей нет даже колодцев, они таскают воду из реки. Я бы понял, если бы речь шла о какой-то жалкой, малограмотной стране, но у вас достаточно школ и вы свободно пользуетесь современными средствами связи.

– У нас нет денег. Ланкония – бедная страна. Ванадий – наше единственное богатство, а в мирное время кое-какие доходы нам приносил туризм.

– У вас есть виноградники. Правда, они сильно пострадали от засухи.

– Да, мы молим бога, чтобы послал нам дождь, но…

– Неужели ваш народ никогда не слышал об ирригации, о дамбах, о колодцах?

– Я же говорю, что мы не можем себе позволить подобные…

– Черта с два не можете! Две трети ваших мужчин целыми днями сидят в пивнушках, потягивают дрянное вино и закусывают козьим сыром. Если они встряхнутся, засучат рукава и займутся работой, то, возможно, сумеют поднять страну.

– Сначала ты назвал нас трусами, а теперь еще и лентяями? – яростно зашипела Ария.

– Я этого не говорил, детка, но раз ты сама так считаешь… тебе виднее.

– Ну а твоя Америка, конечно же, образец для подражания. Ваш народ достаточно предприимчив, чтобы создавать бомбы.

– А твой народ до того миролюбив, что похищает собственную принцессу и пытается ее пристрелить.

– А кто застрелил Авраама Линкольна?

– Это было давным-давно. Послушай, давай закончим этот разговор. Я собираюсь в последний раз поужинать в этом городе и не желаю получить несварение желудка.

Они принялись молча есть, но не успели проглотить и нескольких кусков, как подоспевший официант опрокинул на Джей-Ти тарелку с супом.

Лейтенанту не пришлось разыгрывать гнев. Его лицо побагровело от злости.

– С меня довольно! – рявкнул он. – Я сыт по горло и тобой, и этой чертовой дырой. Сегодня вечером здесь будет заправляться военный самолет, и мы на нем улетим. – Он схватил Арию за руку и потащил к лестнице.

– Ты сморозил глупость, – сказала Ария, когда они поднялись в номер. – Ланкония не станет снабжать топливом военный самолет, не важно, откуда он прибыл. Мы не вправе принимать чью-либо сторону в этой войне.

Ничего не ответив, Джей-Ти рывком сгреб оба чемодана и зашагал к двери, жестом приказав Арии следовать за ним. Внизу он швырнул на стойку администратора стодолларовую купюру и вихрем вылетел на улицу. Стоявшее неподалеку такси мгновенно подкатило ближе в ответ на его пронзительный свист. Джей-Ти втиснул чемоданы в багажник и едва ли не втолкнул Арию на заднее сиденье.

– В аэропорт, – буркнул он таксисту.

– Тебе следовало переодеть форму, – мягко заметила Ария. – Ты весь в супе.

Джей-Ти угрюмо молчал, глядя в окно.

«Интересно, о чем он думает?» Ария горько вздохнула. Лейтенант Монтгомери был последней ниточкой, связывавшей ее с Америкой и с той удивительной свободой, которой так не хватало ей теперь…

– Мы приехали. Ты собираешься выходить?

Ария молча поднялась в самолет. Там их ждал мистер Сандерсон с увесистой пачкой документов на коленях. Самолет оторвался от земли, и секретарь посла заговорил. В ста милях к югу от Эскалона пилот якобы обнаружит неисправность в двигателе и совершит вынужденную посадку. Там Джей-Ти и Ария должны будут распрощаться, принцесса останется в Ланконии и вернется в столицу в пастушьей телеге. Утром она отправится на встречу с лорд-обер-гофмейстером.

– Мы по-прежнему не уверены, что именно он стоит за похищением, – признался мистер Сандерсон. – Возможно, лорд-обер-гофмейстер всего лишь пытается уберечь короля от потрясения. А вот леди Уэрта, похоже, что-то знает. Она особа, приближенная к принцессе, и мгновенно распознала бы подмену.

Едва успев набрать высоту, самолет снова пошел на снижение.

Секретарь посла бросил взгляд в окно.

– Козий пастух уже ждет вас. Это один из наших людей, он постарается по возможности смягчить тяготы вашего путешествия. В задней части повозки вам приготовлена постель. Я надеюсь, вы сумеете немного поспать.

Мистер Сандерсон поднялся и встал у двери, но Джей-Ти остался сидеть, глядя в окно.

– Большое спасибо за помощь, лейтенант Монтгомери, – сказала Ария, протягивая ему руку. – Спасибо, что спас мне жизнь, и прости за те неудобства, которые тебе пришлось терпеть по моей вине. Передай, пожалуйста, Долли, что я напишу ей, как только смогу.

Джей-Ти одним порывистым движением схватил Арию в объятия, усадил к себе на колени и впился поцелуем ей в губы. Ария крепко зажмурилась, обнимая его за плечи. Какая-то часть ее существа готова была молить его остаться.

– Прощай, принцесса, – прошептал Джей-Ти. – Удачи тебе.

– Да, – выдохнула Ария, понимая, что лейтенант не испытывает той же мучительной горечи, какую чувствует она.

– Ваше королевское высочество, – нетерпеливо поторопил ее мистер Сандерсон. – Нам нужно спешить.

Ария медленно поднялась с колен Джей-Ти.

– Я тоже желаю тебе всего самого лучшего, – сдержанно произнесла она и направилась к выходу.

Несколько минут спустя она уже сидела скорчившись в пропахшей козами пастушьей телеге. Повозку так трясло, что бессмысленно было даже пытаться заснуть. «Все кончено, – говорила себе Ария. – Нужно забыть о прошлом и смотреть вперед, в будущее. Выбросить из памяти Америку и мужа-американца. Отныне мне следует думать только о своей стране».

– Лейтенант, – сказал пилот. – Похоже, у нас действительно неполадки с двигателем. Потребуется какое-то время, прежде чем мы сможем взлететь, так что, если хотите прогуляться и слегка размять ноги, у вас есть несколько минут.

– Ну разумеется, – пробормотал Джей-Ти, выбираясь из самолета. Уже стемнело, но в черном небе ярко светила луна. Лейтенант медленно побрел по тропе, огибая склон, поросший скудной невысокой растительностью. Пытаясь успокоиться, он зажег сигарету и глубоко затянулся.

– Чем дальше я отъеду от моей принцессы, тем лучше, – подумал он вслух и тут же осекся. – Уже не моей принцессы, – поправил он себя. Бросив на землю окурок, Джей-Ти раздавил его ногой.

– Следуйте за мной, – раздался позади чей-то голос. Обернувшись, Джей-Ти увидел вооруженного человека, сумевшего подойти к нему бесшумно. В следующее мгновение послышался рев самолетного двигателя. – Следуйте за мной, лейтенант Монтгомери, – повторил незнакомец.

– Я должен сесть на этот самолет, – начал было Джей-Ти, пытаясь оттолкнуть мужчину, но из темноты неожиданно выступили еще три человека с винтовками в руках.

– Вы пойдете с нами.

Джей-Ти понимал, что сопротивляться бесполезно. Двое вооруженных мужчин шагали впереди него и еще двое замыкали шествие. Лейтенант проследовал за ними до незаметного в темноте черного автомобиля. Усевшись в машину, он повернулся к окну и увидел, как взлетает его самолет.

– Черт бы ее побрал! – пробормотал он, не сомневаясь, что виной всему принцесса Ария.

Примерно через час автомобиль затормозил у большого каменного дома, окруженного высокими деревьями.

– Сюда, – показал один из стражей.

Распахнув перед лейтенантом дверь, он жестом пригласил его войти. Внутри просторный зал был освещен множеством свечей в серебряных канделябрах. С потолков свисали флаги, стены были завешаны старинными шпалерами.

На торце длинного стола, уставленного серебряными блюдами с угощением, в обитом гобеленом кресле с высокой спинкой сидел крупный седовласый мужчина. Позади него, наполовину скрытый спинкой кресла, стоял долговязый худощавый человек.

– Заходите и присаживайтесь, – обратился к лейтенанту седой ланкониец. – Вы ужинали?

– Я не люблю, когда мне отдают приказы, приставив дуло к виску, – не двигаясь с места, ответил Джей-Ти.

– Мало кому это по душе. Но во время войны с подобными унижениями приходится мириться. Я могу угостить вас олениной, зайчатиной и пирогами с дичью, а еще у меня есть ваша американская говядина. Имеется и перепел, которого подстрелил я сам. Не думаю, что вы успели поужинать.

Джей-Ти приблизился к столу. На вид незнакомцу было за пятьдесят, однако в нем чувствовалась недюжинная сила, а его крепкая, подтянутая фигура вполне могла бы принадлежать человеку куда более молодому. Окинув взглядом могучие плечи ланконийца, Джей-Ти решил, что тот запросто завалил бы бычка на родео.

– Нед, – произнес седовласый, – налей нашему американскому гостю вина.

Пожав плечами, Джей-Ти сел на противоположный торец стола напротив незнакомца и принялся наполнять тарелку едой.

– Так что за неотложное дело заставило вас снять меня с самолета?

– Мы с вашим президентом хотели бы попросить вас об одолжении.

Джей-Ти замер с куском оленины на вилке.

– Вы и Рузвельт? – Он пристально посмотрел на незнакомца. – А кто вы такой?

– Я король этой страны.

Джей-Ти смерил своего собеседника долгим хмурым взглядом и принялся за еду.

– Я слышал, вы едва ли не при смерти. Но по-моему, на больного вы не слишком похожи.

– Извольте обращаться к его величеству подобающе, – взвился верзила, стоявший позади короля.

– Нед очень предан мне, – улыбнулся король. – Но, думаю, нам не стоит учить американца раболепию. Я полагаю, что сейчас моя внучка в полной безопасности на пути в Эскалон, где ей надлежит занять ее законное место.

Джей-Ти не ответил. Он полагал, что король ничего не знает о похищении внучки, но, судя по всему, кое-что ему было известно. Лейтенант не собирался ему подыгрывать и раскрывать карты раньше времени.

– Почему бы вам не рассказать мне все? – произнес Джей-Ти наконец после недолгого молчания.

– Хорошо, – кивнул король. – Как я понимаю, это произошло в самом начале путешествия моей внучки по Америке. Возможно, в этом замешан кто-то из Ланконии. Арию похитили, а затем попытались застрелить. Вы спасли ее, рискуя собственной жизнью. Я бесконечно признателен вам, лейтенант.

– Не стоит благодарности.

– С вашей помощью моя внучка обратилась за поддержкой к американскому правительству. Пентагон потребовал, чтобы принцесса вышла замуж за американца и разделила с ним трон. Полагаю, ваши генералы задумали разместить здесь свои военные базы.

– Это одно из условий.

– Ну да, и еще ванадий. Хотя Ария согласилась поставлять его в Америку до похищения. Ну как? Пока мой рассказ не расходится с действительностью?

– Продолжайте, я с интересом вас слушаю.

Король усмехнулся в ответ:

– Вас выбрали на роль мужа, и должен заметить – а я самым внимательным образом изучил вашу родословную, – у вас на редкость приличное происхождение для американца.

Джей-Ти ничего на это не ответил, отправив в рот кусок оленины.

– Вы с моей внучкой вдвоем поселились в Ки-Уэст, где располагается ваша военно-морская база, и там принцессе пришлось превратиться в американку. Вы должны непременно рассказать мне о той фотографии в «Ки-Уэст ситизен», где Ария танцует с вашей матушкой. Похоже, миссис Монтгомери – восхитительная женщина.

– Она замужем, – буркнул Джей-Ти. – Вы не могли бы вернуться к рассказу? Мне бы хотелось найти другой самолет и возвратиться домой. Меня ждут на службе, я не могу себе позволить отсиживаться здесь в военное время.

– Да, что касается вашей службы… еще вина, лейтенант? – Король сделал знак Неду наполнить бокалы. – Итак, моя внучка вернулась в Ланконию и с помощью этого надутого индюка, американского посла, сумела вернуться во дворец под видом принцессы Арии. Теперь ее жизнь снова в опасности.

Джей-Ти отбросил вилку и нож.

– Но она уверяла меня, что ее охраняют.

– Разве я могу доверять здесь хоть кому-нибудь? Нед – единственный человек, в котором я абсолютно уверен, и он не отходит от меня ни на шаг. Любой во дворце может оказаться заговорщиком – советники Арии, родственники, даже фрейлины.

– Вам удалось выяснить, кто посадил на трон самозванку? Эту женщину схватили. Должно быть, она призналась и выдала сообщников?

– Я отправил ее в Америку, – вздохнул король. – Когда ваш президент радировал мне, что моя внучка похищена, я оказался перед сложным выбором. Один неверный шаг мог ввергнуть Ланконию в войну. Я послал Неда на юг за кузиной принцессы. Если не считать пятидесяти лишних фунтов или около того, она вылитая Ария. Мод немедленно вылетела в Америку и заняла место сестры.

– Ария говорила, что если вы узнаете о похищении, это вас убьет.

Король нахмурился, устремив взгляд на бокал с вином.

– Меня не так-то легко убить. Когда речь идет об интересах государства, личные переживания отступают на второй план. Чувство долга вытесняет все прочие чувства.

– В этом Ария похожа на вас.

– О ваших ссорах судачат не только в Ланконии, но и в Америке, – усмехнулся король. – Моя внучка – прирожденная актриса, у нее редкий дар подражания.

– Чего вы хотите от меня?

– Я хочу, чтобы вы остались в Ланконии.

– Это невозможно! – воскликнул, вставая, Джей-Ти. – Я хочу уехать отсюда. Моя страна ведет войну, я нужен дома.

– Вам уже нашли замену.

– На базе не так уж много специалистов, знающих о кораблях столько же, сколько я, – возразил Джей-Ти. – Меня нелегко заменить.

– А как насчет Джейсона Монтгомери? Он приступил к службе два дня назад. Думаете, ваш дядя не справится?

Лейтенант в растерянности опустился на стул. Дядя Джейсон, младший из братьев его отца, был настоящим знатоком корабельного дела. Джей-Ти надеялся, что когда-нибудь в будущем сумеет стать таким же опытным судостроителем, как дядя.

– Дядя, разумеется, справится. Но кто же поможет отцу управлять «Уорбрук шиппинг»?

– Ваша мать и один из ваших братьев. Тот, что был ранен. Он предпочел восстанавливать силы за письменным столом в судостроительной компании, нежели на койке в армейском госпитале.

– Похоже, вам чертовски много обо мне известно, – резко произнес Джей-Ти.

Король поднял руку, останавливая Неда, готового кинуться на защиту своего монарха.

– Не скрою, я навел о вас справки, меня заинтересовали вы и ваша семья. Я должен был убедиться, что могу вам доверять.

– На вашем месте я бы не стал доверять никому. Здесь все плетут бесконечные интриги и заговоры. Никогда в жизни подобного не видел.

– Вы правы, поэтому-то мне и нужно, чтобы рядом с моей внучкой был человек, свободный от подозрений. Ария нуждается в защите.

Джей-Ти отпил щедрый глоток вина.

– Вы не хотите объяснить мне, почему кто-то столь остро заинтересован в вашей отсталой стране? Неужели ванадий настолько драгоценен?

– Дело не в ванадии, а в уране, – будничным тоном заметил король. – Вскоре после начала войны в Ланконии обнаружили несколько урановых месторождений. Я тут же понял, что если об этом узнают, моя страна окажется втянутой в войну. Правительства воюющих держав захотят заполучить уран себе. Я старался как мог держать это в секрете, но, по-видимому, наша тайна стала кому-то известна, и этот «кто-то» хочет захватить власть в государстве. Этот человек, будь то мужчина или женщина, знает, что Арией не так-то легко управлять, вот он и попытался избавиться от принцессы.

– И кто же, по их замыслу, останется в живых? Полагаю, вы не намерены сдаваться без боя?

– Вероятно, я следующий в их списке. Моя внучка Юджиния, младшая сестра Арии, стала бы королевой, а ею, как ни жаль мне в этом признаться, очень легко манипулировать.

– И у вас нет ни малейшей догадки, кто желает смерти Арии?

– Это может быть кто угодно. Один человек или несколько. Я хочу, чтобы вы остались и выяснили это или по крайней мере взялись защищать мою внучку.

– Она слишком упряма, чтобы позволить себя защищать. Послушайте, это не мое дело. Моя собственная страна сейчас воюет, и если во мне не нуждаются в Ки-Уэсте, то я способен держать в руках винтовку не хуже любого другого мужчины.

– Но речь идет о поручении, которое не всякий сумеет выполнить. Я пообещал вашему президенту, что если он отпустит вас ко мне, я продам Америке уран.

Король протянул Неду запечатанный конверт со штампом «Совершенно секретно», и тот поднес его Джей-Ти.

Лейтенант неохотно вскрыл конверт: он уже знал, что там внутри. Предчувствие его не обмануло: Франклин Рузвельт в своем письме просил Монтгомери задержаться в Ланконии и помочь королю разобраться в этом запутанном деле. Президент подчеркнул, что, оставшись в Ланконии, лейтенант принесет больше пользы своей стране, чем вернувшись в Америку.

– Мне было бы легче отправиться сейчас на фронт, в самое пекло, – пробормотал Джей-Ти, вкладывая письмо обратно в конверт.

Король задумчиво проглотил виноградину.

– Могу я спросить, почему это задание вызывает у вас такое неприятие? Вы будете жить во дворце, в живописном месте, ни в чем не нуждаясь, и самая тягостная из ваших обязанностей будет заключаться в том, чтобы сопровождать мою внучку во время утренней верховой прогулки. А вместо этого вы предпочли бы отправиться под пули? Почему?

– Потому что я не хочу больше видеть вашу внучку. Это избалованное, капризное существо, которое использует людей и потом их отшвыривает. Я сыт ею по горло.

– Понятно. Это личное. Значит, американцы ставят личные интересы выше обязательств перед своей страной.

– Ничего подобного. Просто… мне трудно это объяснить. – Джей-Ти смешался и замолчал. – Америка очень много для меня значит. Я хотел бы помочь своей стране и сделаю все, что в моих силах.

– Тогда, пожалуйста, останьтесь и защитите мою внучку, – веско произнес король. – Я не привык просить, но сейчас я умоляю вас. Возможно, для вас она всего лишь вздорная девчонка, но для меня внучка – единственное утешение в жизни. Она добра, сердечна, полна любви, в ней будущее этой страны. Жаль, что вы не способны увидеть ее моими глазами.

– Она не всегда бывает так ужасна, – неохотно проворчал Джей-Ти, вертя в руке вилку и не поднимая глаз на короля. – И потом… как вы себе это представляете? То есть, если я все же соглашусь, как же я смогу проникнуть в окружение принцессы?

– Под своим собственным именем. Я скажу, что случайно встретил вас, когда ваш самолет совершил вынужденную посадку из-за неисправности в двигателе, вы мне понравились и я предложил вам должность консультанта по техническим вопросам. Или мы могли бы сказать, что ваш президент приказал вам остаться и взять под контроль поставки ванадия. Ваша жена, конечно же, вернулась в Штаты. У вас не будет никаких других обязанностей, кроме охраны моей внучки. С вами будут обращаться со всей учтивостью, и у вас будет все, что вы только пожелаете.

– А как насчет тех, кто считает Арию американкой, Кэти Монтгомери?

– Им останется только осыпать проклятиями своего старого короля, которому вздумалось смешать им все карты.

Джей-Ти недолго помолчал, играя одной из пяти вилок, лежавших слева от его тарелки.

– Я не смогу сидеть без дела, следуя по пятам за вашей внучкой. Мне хотелось бы кое-что изменить в этой стране. Некоторые нововведения тут не помешают.

Король Ланконии мгновенно насторожился, добродушный великан превратился в могучего и опасного потомка многих поколений великих воинов.

– Какие нововведения?

– Системы искусственного орошения, дамбы. На дворе двадцатый век, нужно уметь пользоваться его достижениями.

Король изумленно поднял брови:

– Вы в этом разбираетесь? Прекрасно. Разумеется, вы можете помогать крестьянам, если вам хочется.

– Крестьянам? А они у вас, часом, не крепостные? – язвительно усмехнулся Джей-Ти.

– Конечно, они свободные люди. Это всего лишь слово. Зовите их фермерами, если угодно. – Король выдержал короткую паузу. – Лейтенант Монтгомери, я хочу кое о чем вас спросить. Некий генерал Брукс регулярно посылал рапорты вашему президенту, информируя его о положении дел. Он посетил ваш домик в Ки-Уэст и описывает мою внучку в одном из своих отчетов. Этому документу можно верить?

Джей-Ти улыбнулся, вспоминая тот день, жаркое солнце Флориды и оглушительные звуки радио.

– Бигуди в волосах, вытертые джинсы, моя рубашка, орущее радио? Страстный танец вокруг жаровни с булочками для бифштексов в руках?

– Да. – Король недоверчиво прищурился. – Я никогда не видел ее такой. Ее мать, жена моего сына, верила, что когда-нибудь Ария станет королевой. Она учила ее всегда сохранять хладнокровие, не испытывать чувств или по крайней мере никогда их не показывать. Скажите, вы когда-нибудь видели ее плачущей?

– Только однажды.

Король окинул Джей-Ти задумчивым взглядом.

– Она позволила вам видеть ее слезы? Я понятия не имел, что вы были так близки.

– Мне кажется, существуют две Арии. Одна из них моя жена, которая бывает такой… – лейтенант усмехнулся, – с ней мы отлично ладим. Но есть и вторая Ария – принцесса, чванная, надутая злюка. Эту Арию я не приемлю, и в этой стране с каждой минутой моя жена все больше становится похожа на ту высокомерную капризную особу, которую я встретил на острове.

Король перевел взгляд на бокал с вином.

– Возможно, с вами она бы изменилась, стала другой. Перестала быть… как вы сказали… чванной, надутой злюкой?

– Нет, только не со мной. – Джей-Ти поднялся, резко отодвинув стул. – Я остаюсь здесь, чтобы защитить ее и помочь этой стране. А принцесса пусть лучше будет такой, какая она есть. Для меня так безопаснее.

– Близость с моей внучкой пугает вас?

– Да. Мне было нелегко расстаться с ней в прошлый раз, боюсь, следующее прощание будет еще тяжелее.

– Да, я понимаю, – кивнул король. – Конечно, рано или поздно вам придется расстаться. Вашему правительству следовало бы получше изучить наши законы. Простолюдин-американец не может стать законным мужем королевы. Ей бы пришлось отказаться от престола. Впрочем, существует одна лазейка. Народ Ланконии может попросить вас возглавить страну, но я сомневаюсь, что подобное произойдет.

– Ария ни за что не отречется от короны, а если бы даже она и захотела, я бы ей не позволил. Рад слышать, что мне нельзя стать вашим королем, я бы все равно не согласился занять трон. А теперь, может, кто-нибудь покажет мне, где тут у вас спальня? Или же мне предстоит провести ночь где-нибудь в подземелье, вместе с узниками?

Король кивнул Неду, и тот дернул шнур звонка на стене. Дверь немедленно отворилась, и в комнату вошли четверо стражников.

– Отведите лейтенанта Монтгомери в Красную спальню, – приказал король.

Когда Джей-Ти исчез за дверью, Нед заговорил:

– Этот наглец недостоин касаться даже края платья ее королевского высочества.

Король с довольной улыбкой откинулся на спинку кресла.

– Парень с лихвой оправдал все мои надежды. Тебе лучше держаться с ним полюбезнее, Нед, потому что если все случится, как я задумал, этот человек станет следующим королем Ланконии.

Потрясенный Нед пролепетал в ответ что-то бессвязное, и король весело рассмеялся, хлопнув себя по колену.