Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 14

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+3939
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 14

Мистер Сандерсон пробыл в номере Монтгомери целых три часа, рассуждая о серьезности предстоящей операции и о том, как важно вернуть принцессе трон. Он повторял, что Америка остро нуждается в поставках ванадия и постройке военных баз на территории Ланконии.

– Наш план таков, – пояснил он, – мы захватим принцессу-самозванку и ее тетушку, леди Эмир, завтра, как только они вернутся из Америки, до того как кто-то из членов семьи увидит принцессу Мод. Я уверен, что совершившие подмену бандиты, обнаружив пропажу, немедленно обратятся к вашему королевскому высочеству. Чтобы облегчить задачу негодяям, вам двоим следует как можно больше бывать на людях в ближайшие сутки. Как только ее высочество исчезнет, вы, лейтенант, можете считать свою миссию оконченной. Принцесса не сможет явиться во дворец с мужем-американцем. Мы с господином послом уже позаботились о вашем скорейшем возвращении в Америку, как только возложенное на вас поручение будет выполнено.

– Но… – начала было Ария, собираясь сказать, что лейтенант Монтгомери должен остаться в Ланконии как супруг будущей королевы.

Джей-Ти мягко взял принцессу под руку.

– Значит, у нас есть в запасе пара дней, – тихо проговорил он.

– Да, – подтвердил мистер Сандерсон, переводя цепкий взгляд с принцессы на лейтенанта.

– Меня беспокоит безопасность Арии, – заявил Джей-Ти. – Я не хочу оставлять ее одну среди врагов. Кто-то уже пытался убить принцессу.

– Да, но теперь те, кто покушался на ее жизнь, примут ее высочество за американку. Уверен, убийцы считают, что настоящая принцесса Ария утонула во Флориде. Мы собираемся вступить в переговоры насчет возвращения принцессы-самозванки с теми, кто попытается войти в контакт с ее королевским высочеством. Они захотят избавиться от принцессы Арии, когда вернется самозванка. Кое-кто уверен, что настоящая принцесса мертва, но, возможно, с Кэти Монтгомери попытается связаться кто-то другой.

Джей-Ти, мрачный как туча, принялся мерить шагами комнату.

– Я не верю, что те, кто задумал аферу с подменой, настолько глупы. Вы их недооцениваете. Ария непременно себя выдаст. Думаю, мне лучше…

– Лейтенант, – резко возразил секретарь посла. – Ваши услуги нам больше не понадобятся. Мы сами защитим ее королевское высочество.

Ария старалась не выдать охватившего ее волнения, ей было очень приятно, что лейтенант стремится защитить ее, что он думает о ее безопасности.

Лейтенант Монтгомери повернулся спиной к обоим своим собеседникам и выглянул в окно.

– Мы с господином послом решили, – продолжал мистер Сандерсон, – вам следует представить злоумышленникам убедительные доказательства того, что ваш брак несчастлив. Когда бандиты начнут переговоры с ее королевским высочеством, им покажется вполне естественным, что принцесса соглашается участвовать в их фарсе без мужа.

Джей-Ти продолжал стоять, отвернувшись к окну.

– Да, ваше предложение не лишено смысла, – проворчал он. – Так мы идем ужинать? Перелет был долгим, мы оба устали. Нам бы хотелось лечь спать пораньше.

Мистер Сандерсон откашлялся, прочищая горло.

– Вы могли бы разыграть ссору сегодня вечером за ужином. Затеять громкую перепалку у всех на глазах. После скандала ее королевское высочество вне себя от гнева бросится в посольство и проведет там ночь. В посольстве у нас будет достаточно времени, чтобы инструктировать принцессу и познакомить ее с нужными людьми.

– Итак, я вам больше не нужен. – Джей-Ти резко повернулся, не глядя на Арию. Глаза его потемнели от гнева. – Я хотел бы принять душ, если удастся найти ванную в этом заведении. Потом мы отправимся ужинать и изобразим ссору. Это будет нетрудно. – Он вытащил из чемодана чистую смену белья, сорвал с вешалки полотенце и вышел из комнаты.

– Нет, нет и нет! – воскликнула Ария сразу после того, как за лейтенантом закрылась дверь. – Ваш план никуда не годится. Мы с лейтенантом не должны разлучаться. Власти США не станут мне помогать, если я не соглашусь разделить трон с американцем. – В голосе принцессы слышались панические нотки. Она успела полюбить Америку, проникнуться американским духом, ей вовсе не хотелось обрывать связь с этой страной. Но больше всего Арии не хотелось терять мужчину, с которым она была так счастлива.

Мистер Сандерсон одарил ее самым любезным из своего дипломатического арсенала взглядом.

– Разумеется, нам известно об этом деликатном аспекте вашего соглашения, ваше королевское высочество. Но ведь это было военное соглашение, не дипломатическое и не политическое. Не можете же вы в самом деле посадить на ланконийский престол американца. Он не имеет ни малейшего представления об обязанностях принца-консорта и решительно ничего не знает о Ланконии. Вдобавок, насколько мне известно, роль консорта его нисколько не привлекает. Но если даже благодаря причудливому капризу судьбы народ Ланконии не отвергнет с негодованием простолюдина-американца, пожелавшего стать мужем королевы, Монтгомери не справится с возложенной на него ответственностью. Вы должны прежде всего думать об интересах Ланконии, а не о… собственных чувствах, ваше высочество.

«Государственные интересы превыше всего» – сколько раз ей приходилось слышать это прежде. Ее обдало холодом, словно резкий порыв ветра распахнул окно, впустив в комнату стужу.

– Но особы королевской крови не разводятся, – тихо возразила Ария.

– Ваш брак будет аннулирован, – заверил ее мистер Сандерсон. – Он был заключен под принуждением, и Верховный совет Ланконии пойдет на уступку, как и правительство США. Мы не сомневаемся, что в благодарность за оказанную вам помощь вы сумеете убедить короля передать Америке ванадий, и в будущем мы беспрепятственно разместим в Ланконии свои военные базы.

– Да, – кивнула Ария. – Америка помогла мне, и я докажу, что умею быть благодарной.

Дипломат облегченно расправил плечи. Выражение его лица смягчилось.

– Простите, что вынужден говорить вам неприятные вещи. Я никак не думал, что вы с лейтенантом за такое короткое время проникнетесь симпатией друг к другу. Мне ясно дали понять, что вам хотелось бы аннулировать брак.

– Поначалу так и было, – призналась Ария и добавила, высоко вскинув голову: – Позвольте нам провести оставшееся время вместе. Дайте нам попрощаться. Мы сможем затеять ссору и расстаться, когда заговорщики попытаются меня завербовать. Лейтенант запретит мне вступать в соглашение с этими людьми, а я откажусь ему повиноваться. Позже я заявлю, что мне больше по вкусу быть принцессой, нежели домохозяйкой. Брак будет расторгнут, когда я займу свое законное место.

– Да, но…

– Вы можете идти. – Отослав дипломата повелительным жестом, Ария вдруг поймала себя на мысли, что очень давно не отдавала приказаний.

– Да, ваше высочество. – Мистер Сандерсон отвесил принцессе короткий поклон и выскользнул за дверь.

Подойдя к окну, Ария обвела глазами узкие улочки Эскалона, по которым медленно брели пешеходы. Большинство их составляли старики. Не было видно ни детей, ни подростков. С каждым годом все больше молодых людей покидали страну. Они уезжали целыми семьями. Ланкония со своей скудной промышленностью не могла обеспечить их ни достойной работой, ни современными развлечениями.

Глядя на уныло бредущих по своим делам горожан, Ария особенно остро ощутила свою ответственность за будущее этих людей. Верховный совет представлял законодательную и судебную ветви власти в Ланконии, но процветание страны во многом зависело от королевской семьи. За последние сто лет представители королевского дома превратились в туристическую достопримечательность, принося в казну немалый доход.

Ария посмотрела на свое простое коричневое платье без бриллиантов, золотых цепей и знаков королевской власти и вспомнила, как ей приходилось одеваться прежде, до похищения. Каждое утро три фрейлины в течение двух часов помогали ей совершить утреннюю церемонию облачения и укладывали ее длинные волосы. Весь день она только и делала, что меняла наряды. Утренние платья, дневные платья, костюмы для приемов, одежда для чая и длинные строгие вечерние туалеты для торжественных ужинов.

Она подумала о скучном официальном протоколе, о днях, расписанных до минуты, о бесконечных встречах и приемах, о публичных выступлениях с десяти утра и до шести вечера. Наследной принцессе полагалось инспектировать фабрики и заводы, выслушивать жалобы рабочих, пожимать руки, отвечать на бесчисленные вопросы, изящно отбивая атаки назойливых журналистов. Были еще поездки по стране, занимавшие подчас несколько дней, когда Ария посещала одну больницу за другой, утешая умирающих детей и их убитых горем родителей. А по ночам долгие, утомительные балы в окружении раболепствующей свиты.

Такова была ее жизнь. Жизнь пленницы в стеклянной клетке.

И теперь она задумала попросить мужа-американца разделить с ней эту жизнь. Какой из него получится король? А что, если он станет сбрасывать репортеров в бассейн? Или публично раздавать придворным сановникам фамильярные прозвища вроде «граф Джули»? Обедать с вульгарного вида женщинами на глазах у всех? Или выходить к обеду без рубашки? И как отнесется к нему народ Ланконии? Вдруг лейтенант станет держаться заносчиво с козьими пастухами? Или со сборщиками винограда?

Похоже, все американцы уверены, что их страна – единственная на земле. Сможет ли лейтенант Монтгомери отказаться от американского гражданства и стать ланконийским подданным? И захочет ли он учить язык?

Джей-Ти такой вспыльчивый и нетерпеливый. Ария вспомнила, каким он был на острове. Теперь она отчасти понимала причины его гнева и раздражения. Но если лейтенант останется в Ланконии, ему придется ежедневно встречаться с представителями европейских древнейших родов, с потомками королей. По сравнению с ними в Арии не больше высокомерия и чванства, чем в какой-нибудь неграмотной крестьянке. Как эти надменные индюки будут вести себя с простолюдином-американцем? И придется ли ему по вкусу их обращение? Ария мгновенно представила себе, как Джей-Ти в ярости срывает жемчужное ожерелье с тощей шеи кузена Фредди, потому что тот слишком высоко задрал свой аристократический нос и посмотрел на американца свысока.

Вдобавок не следует забывать, что лейтенант вовсе не стремится стать принцем-консортом. Ария не была уверена, что Джей-Ти хорошо справится с ролью ее царственного супруга, но одно она знала точно: стоит лейтенанту заупрямиться, он становится похож на капризного двухлетнего ребенка огромного роста.

Она тяжело вздохнула и отвернулась от окна. Мистер Сандерсон прав: пришло время поставить точку.

Ее легкая и счастливая, романтичная американская интерлюдия подошла к концу. Пора вернуться к реальности. Ей предназначено судьбой стать королевой. Это ее долг. Почетный долг, напомнила себе Ария. И она исполнит его с честью.

Она нашла в себе силы улыбнуться, когда Джей-Ти вышел из ванной.

– Похоже, ты рада, что вернулась домой, – хмуро заметил он.

– И да и нет. Я всегда буду с нежностью вспоминать об Америке. Долли обещала приехать ко мне в гости, так что я не собираюсь обрывать все связи с вашей страной. Может быть, ты тоже навестил бы меня как-нибудь…

– Нет. – Джей-Ти резко мотнул головой. – Давай поскорее покончим с этим. Я имею в виду нашу ссору на публике.

– Пожалуй, придется ее отложить. – Ария внимательно всмотрелась в лицо Джей-Ти. Прежде она верила в долговечность своего брака, а теперь с горечью сознавала, что всего через несколько часов им с лейтенантом предстоит расстаться. – Мы поужинаем, проведем… ночь в гостинице, а завтра или послезавтра похитители попытаются договориться со мной. Завтра нас должны видеть вместе как можно больше, в самых людных местах.

Джей-Ти стоял посередине комнаты, обвязав вокруг пояса полотенце, и вытирал другим полотенцем влажные волосы. Он был так красив, что Арии с трудом удалось побороть в себе желание прикоснуться к нему.

– Жаль, – пробурчал Джей-Ти. – Мне нужно как можно скорее вернуться на базу, и чем раньше я… – Он осекся и замолчал.

Ария надменно вскинула голову:

– Чем раньше ты от меня отделаешься, тем лучше.

Джей-Ти окинул ее долгим взглядом.

– Мне бы хотелось побыстрее покончить со всем этим.

Ужин оказался тяжелым испытанием для Арии.

В присутствии посторонних ей приходилось скрывать свои чувства, изображая крикливую недалекую американку.

– Джей-Ти, милый, они так и пялятся на меня. Им охота тыкать в меня пальцем и говорить, что я похожа на их худосочную принцессу с постной миной. Сколько нам еще торчать в этом городишке? Не знаю, выдержу ли я. Мне здесь порядком надоело.

– Сюда, мадам, – прошипел уязвленный официант, ведя их к уединенному столику в углу.

– Что ты станешь делать, когда вернешься в Америку? – спросила Ария, когда они с Джей-Ти остались одни.

– Любоваться на «бьюики», – хмуро отозвался он, сверля ее свирепым взглядом. – Примусь за работу. Война продолжается, и мне есть чем заняться.

– Тебе позволят остаться в нашем домике?

– Я не хочу там оставаться.

Ария улыбнулась. Может быть, лейтенант тоже расстроен предстоящей разлукой, кто знает.

– Я буду скучать по Америке и по тебе, – прошептала она.

Джей-Ти неподвижно уставился в пустую тарелку. Ария хотела было что-то добавить, но тут принесли закуски, и ей пришлось замолчать.

– Ты снова начнешь встречаться с Хизер? – спросила она, когда официант удалился.

– Я не пропущу ни одной женщины в юго-восточных штатах. А ты? Собираешься замуж за своего коротышку графа?

– Непременно! – Глаза Арии мстительно сузились. – Временами ты ведешь себя как сущий младенец. Граф Джулиан идеально мне подходит. Из него выйдет великолепный принц-консорт. Намного лучше тебя.

– Лучше меня? Имей в виду, детка, этому захолустью нужна свежая кровь. У тебя были бы шансы сделать из этой чертовой дыры что-то толковое, если бы я остался здесь с тобой, но дудки. Мне и на золотом блюде не нужен этот медвежий угол. Весь мир охвачен войной, а ваши люди не видят дальше собственного носа. Они погрязли в своих мелочных заботах и не замечают, что творится вокруг.

– Мы не воюем, и это ты нам ставишь в вину? – возмутилась Ария. – Вам, агрессивным, нахрапистым американцам, есть чему поучиться у нас, ланконийцев. Мы живем мирно и не несем с собой смерть и разрушение.

– Потому что вам не за что сражаться и нечего отстаивать с оружием в руках. Вы перекладываете все заботы на плечи других и прячетесь за их спинами. Пусть другие воюют! Вы мечтаете нажиться на этой войне, продавая свой ванадий, но не собираетесь жертвовать своими сыновьями, посылая их на фронт.

– Ты обвиняешь нас в трусости? Наша страна была основана величайшими воинами на земле. В 874 году мы…

– Какое мне дело до вашей истории? Сейчас вы всего лишь кучка жалких, трусливых вымогателей и побирушек с бабой во главе.

Вскочив, Ария отвесила Джей-Ти звонкую пощечину и вихрем вылетела из ресторана. Она стремглав пересекла вестибюль, выбежала из отеля на улицу, и холодный ночной воздух ударил ей в лицо. Ария мчалась вперед, петляя по лабиринту улочек. Дома, люди и деревья мелькали перед глазами, сливаясь в одну серую массу. Прохожие шарахались от нее, словно видели перед собой призрак. Ария понятия не имела, куда бежать. Прежде ей никогда не приходилось бродить пешком по улицам Эскалона, она разъезжала в экипаже или на автомобиле в сопровождении пышного кортежа.

И как ей только в голову пришло, что этот человек может стать принцем-консортом? Где был ее рассудок? Неужели плотские радости совершенно лишили ее здравомыслия? Этот американец – дремучий, узколобый дикарь. Ее первое впечатление о нем оказалось верным. Ей хотелось проникнуться американским духом, впустить в свою жизнь новые знания и опыт, взглянуть на мир иными глазами, принять американцев такими, какие они есть. А лейтенант живет в плену собственной косности. Его страна слишком молода. Она одержима властью, как зарвавшийся подросток, готовый на все ради наркотического зелья, даже на убийство. Ланкония куда древнее и мудрее. Она черпает силы в мире, а не в войне. Когда-то предки Арии управляли большей частью Европы и России, а в основе их могущества лежала военная мощь: Ланкония растила самых сильных и искусных воинов.

А теперь этот жалкий американец назвал их трусами! Вымогателями и побирушками!

Ария долго бежала, не разбирая дороги, не глядя по сторонам. Она вспоминала обидные слова лейтенанта и кляла себя за глупость.

Не заметив бредущего навстречу мужчину, она с размаху налетела на него и едва удержала равновесие.

– Извините, – пробурчала Ария, мгновенно приняв образ глуповатой американки. Подняв глаза, она узнала лорд-обер-гофмейстера. Этот надменный вельможа, в черных глазах которого светился острый ум, явно ожидал, что все вокруг расступятся и падут ниц, уступая ему дорогу.

Ария решила привлечь его внимание. Пусть он ее запомнит на всякий случай.

– Что, мужик, тротуар для тебя недостаточно широк? – сердито прошипела она. – Тут у вас запросто могут столкнуть леди на мостовую, верно?

Лорд-обер-гофмейстер брезгливо отшатнулся, словно увидел перед собой сгусток плесени.

Ария наклонилась вперед и ухватила сановника за орденскую ленту.

– Эй! Ты, никак, член королевской семьи или что-то вроде того? Что тут у тебя написано? Это латынь? У нас в Америке тоже учат латынь. Ты знаком с принцессой? Местные говорят, я на нее похожа, хотя по мне, так ничего подобного. Я тут подумала, может, она даст мне примерить корону, чтобы сфотографироваться. Будет что показать дома, в Штатах. Как ты считаешь, сколько она возьмет за прокат короны? А может, она и вовсе денег не возьмет? Раз уж мы с ней так похожи и всякое такое? Что думаешь, мужчина?

Лорд-обер-гофмейстер презрительно вскинул голову и заспешил прочь, яростно раздувая ноздри.

– С гражданкой США так не обращаются! – завизжала Ария ему вслед, всполошив редких прохожих. – Ваша страна у нас в кармане, сами знаете. Вам не мешает быть со мной полюбезнее. – Любопытные горожане бросились к окнам, глядя на нее во все глаза. – Я пожалуюсь на вас нашему послу, – громко пригрозила принцесса и, повернувшись к ошалевшему зеваке, потребовала, чтобы ей показали, как пройти к американскому посольству.

Она добралась до посольства уже после полуночи и с удивлением увидела, что все здание залито светом. Должно быть, вход тщательно охранялся, потому что двери открылись прежде, чем Ария успела нажать на кнопку звонка.

Из глубины холла к Арии бросилась тучная почтенная женщина, затянутая в жесткий корсет. Подхватив Арию под руку, она потащила ее за собой вверх по лестнице.

– О, дорогая, – запричитала женщина, – то есть, я хотела сказать, ваше королевское высочество, это сущий кошмар! Как могло американское правительство так с вами поступить? Бедное, бедное дитя.

– Что случилось? – настороженно спросила Ария, стоя посреди просторной спальни с затянутыми голубым шелком стенами и с роскошным синим пологом над огромной кроватью. Американцы явно не пожалели денег на свое посольство.

– Здесь был этот ужасный человек, которого наше правительство выбрало вам в мужья.

– Лейтенант Монтгомери? Он здесь?

– О нет, слава богу, хотя отделаться от него оказалось ох как непросто. Мой муж, посол, в конце концов выставил его вон, но этот головорез устроил безобразную драку в холле. Настоящее побоище. Он дрался на кулаках с четырьмя вооруженными охранниками.

Ария опустилась на краешек постели.

– Зачем он приходил?

– Он заявил, что хочет вас видеть, и не поверил, когда ему сказали, что вас здесь нет. Похоже, страшно беспокоился о вас. Мой муж потребовал, чтобы он убрался, а лейтенант – ни в какую, вот дело и закончилось потасовкой.

– Лейтенант Монтгомери пострадал?

– Нет, отделался парой синяков. Мужу пришлось сказать лейтенанту, что королем ему ни за что не бывать. Тогда тот немного остыл, и они пошли вдвоем к мужу в кабинет. Надеюсь, охранники не поняли, что имел в виду посол. Знаете, здесь чертовски трудно хранить секреты. Я буду обращаться с вами как с племянницей, а не как с принцессой крови. Надеюсь, вы меня простите. Мы сделали все возможное, чтобы устроить вас со всеми удобствами, но нам так поздно сообщили…

– Что еще сказал господин посол лейтенанту Монтгомери? – оборвала женщину Ария.

– Муж объяснил, что ваше соглашение с Пентагоном утратило силу и что Монтгомери не видать трона как своих ушей, пусть он уложит хоть сотню охранников.

Ария отвернулась и прошептала:

– Значит, теперь он все знает.

– Муж так прямо ему и сказал, без всяких экивоков. Подумать только, король – американец! Конечно, Америка – моя родная страна, но американец на троне… особенно такой, как этот Монтгомери… это просто абсурд. Ужасно грубый молодой человек.

– Вы можете идти, – сухо заметила Ария.

Изумленная женщина застыла с открытым ртом, не закончив фразу.

– Да, ваше королевское высочество. Вам помочь раздеться?

– Нет. Просто оставьте меня. – Ария повелительно махнула рукой, отсылая жену посла.

Оставшись одна, Ария медленно разделась и надела длинную ночную сорочку с высоким воротом. Именно такие сорочки она и носила всю свою жизнь. С каждой минутой воспоминания об Америке тускнели и стушевывались. Недавняя американка превращалась в наследную принцессу Ланконии. Вот она уже отсылает людей одним лишь небрежным жестом.

Ария забралась в свою одинокую постель и подумала о муже. Должно быть, он здорово разозлился, когда посол выложил ему всю правду. И все же, зачем он приходил? Почему побежал в посольство? Принцесса заснула, так и не найдя ответа на этот вопрос.

Джей-Ти молчал, уставившись в окно машины. Ему объявили, что после обеда с женой и обзорной экскурсии по Эскалону его посадят в самолет и отправят в Америку. Вначале известие привело его в ярость, но теперь он был даже рад, что все кончилось и можно вернуться к работе, заняться чем-то по-настоящему важным.

Накануне вечером после ссоры с принцессой он чувствовал себя виноватым. Не то чтобы он сожалел о своих словах, нет, ведь он сказал чистую правду. Просто не стоило так отзываться о Ланконии при Арии. В конце концов, это ее родная страна, а кому приятно, когда ругают его страну? Джей-Ти отправился в посольство, чтобы извиниться, но стоило ему показаться на пороге, как на него набросились охранники.

Едва только он отбился от них, за него взялся посол. Напыщенный коротышка двадцать минут объяснял Джей-Ти, что у того нет никаких шансов захватить трон Ланконии и стать королем, повторяя на разные лады, что ни шантаж, ни угрозы не помогут. Джей-Ти терпеливо выслушал длинную речь посла, хотя его так и трясло от гнева.

Пока недомерок упражнялся в красноречии, обращаясь с Джей-Ти как с умственно отсталым, лейтенант сложил в уме разрозненные детали головоломки. Ария пообещала пентагоновцам, что сделает королем американского мужа, если Штаты помогут ей вернуть трон, а теперь отказалась от данного слова.

Джей-Ти затопила тихая ярость. Подобно яду она проникала в его кровь, парализуя мысли и волю. Его использовали. Обвели вокруг пальца и втянули в гнусную авантюру. Его вынудили жениться, чтобы он помог принцессе превратиться в американку, но с этой задачей могла справиться и кучка болтливых женщин из того же Пентагона.

Глядя на разливавшегося соловьем надутого посла, Джей-Ти обдумывал истинные причины, по которым на роль мужа принцессы выбрали именно его. Наверняка все дело в «Уорбрук шиппинг». В несметных запасах древесины и стали, принадлежащих семье лейтенанта. Фамильное состояние Монтгомери придется как нельзя кстати в этой нищей, отсталой стране.

Интересно, чего же потребовала от американских властей эта хищница? Самого богатого мужчину Америки? Глупец! Он думал, что его выбрали потому, что он спас хлипкую шею принцессы! Джей-Ти душил гнев, но вместе с тем ему льстило, что Ария выбрала именно его. Пусть даже ее соблазнили всего лишь его деньги. Неудивительно, что принцесса согласилась разделить с ним трон. Нищая Ланкония остро нуждается в деньгах, а богатство Монтгомери – лакомый кусок.

Джей-Ти встал и остановил посла жестом.

– Я ухожу. Вы больше меня не увидите. Я найду себе самолет и сам доберусь до Америки. Попрощайтесь за меня с принцессой. Пусть нас разведут или аннулируют брак, мне все равно. – Он повернулся, чтобы уйти.

Посол смешался и бессвязно залопотал, что лейтенант обязан помочь своему правительству. Он должен сыграть до конца роль мужа и дождаться того часа, когда Ария займет место самозванки.

Джей-Ти заявил в ответ, что с него достаточно лжи и притворства. Ему надоело ломать комедию, и его единственное желание – уехать из страны как можно скорее.

Посол мгновенно сбавил тон и принялся уговаривать Джей-Ти задержаться в Ланконии, уверяя, что этого требуют государственные интересы США.

– Вас должны видеть вместе за обедом, потом последует еще одна бурная ссора. Ее королевское высочество отправится в одиночестве гулять среди холмов. Мы полагаем, что там с ней и попытаются связаться заговорщики. За ужином официант обольет вас супом, вы с принцессой разыграете скандал и приметесь паковать чемоданы, чтобы покинуть Ланконию. Ее королевское высочество высадят из самолета в сотне миль к югу от Эскалона, а вы вернетесь в Америку.

– А вы уверены, что заговорщики вступят в переговоры с принцессой?

– Американское правительство заявило, что если соглашение о поставках ванадия не будет подписано в течение восьми дней, США объявят войну Ланконии. Документы доставят в резиденцию короля не раньше, чем самозванка исчезнет со сцены. Уверяю вас, придворные советники сделают все возможное, чтобы король не обнаружил, что его внучку похитили. Для старика потрясение может оказаться слишком велико, это неизбежно отразится на сделке. Или, чего доброго, у его величества случится новый сердечный приступ.

– Но тогда подписывать документы придется правительству Ланконии.

– Месторождение ванадия расположено на землях, составляющих собственность королевской семьи.

Джей-Ти нерешительно замолчал. Ему хотелось помочь своей стране, он должен был убедиться, что Америка получит ванадий, но в то же время ему не терпелось поскорее покончить с интригой, в которую он оказался вовлечен по собственной глупости. Он горел желанием убраться подальше от Арии. Эта женщина одурачила его, предала, выставила на посмешище. Все, что она вытворяла в Америке, было ложью, фальшивкой. Ария занималась с ним любовью на лестнице, жарила ему гамбургеры, была приветлива с его друзьями, но все это делалось ради денег.

– Я задержусь в Ланконии еще на сутки, но не больше, – хмуро бросил он.

Посол слабо улыбнулся в ответ и протянул руку, но Джей-Ти оставил его жест без внимания.