Прочитайте онлайн Влюбленная принцесса | Глава 11

Читать книгу Влюбленная принцесса
3818+3960
  • Автор:
  • Перевёл: В. И. Агаянц
  • Язык: ru

Глава 11

– Ну, ты и натворил дел, – проворчал Билл Фрейзер.

Они с Джей-Ти сидели в одном из многочисленных пивных баров на Дюваль-стрит, допивая по четвертой кружке пива.

– И как же ты собираешься вручить ее высочество этому самому принцу?

– Он вовсе не принц, а всего лишь граф, без гроша в кармане и вдобавок ниже ее ростом.

– О, так ты все же заинтересовался этим типом и навел о нем справки? – Официантка поставила на стол еще две кружки пива. – Учти, если ты напьешься, тебе придется прятаться от берегового патруля.

– Я не пьян, – раздраженно буркнул Джей-Ти. – Хотя и не прочь напиться. Как же я мог связаться с этой командиршей, которая ни на что не годна, но только и знает, что отдает мне приказы?

– Так у тебя потому синяки под глазами, что она всю ночь командовала тобой?

Джей-Ти широко улыбнулся:

– Ну, кое-какая польза от нее все же есть. – Его улыбка внезапно исчезла. – Это не так уж важно. Видишь ли, ее с детства готовили к браку с совершенно незнакомым мужчиной, так что она прекрасно поладит со своим графом Джули. К тому же я слышал, что все эти коронованные особы заводят любовников.

– Так оставайся с ней и будь ее любовником.

Джей-Ти с такой силой грохнул кружкой об стол, что половина пива выплеснулась.

– Черта с два я стану ее любовником. Может, для нее этот брак и забава, но нас, американцев, учат уважать семейные ценности.

– Но ты говорил мне совсем другое, когда звонил из Вашингтона. Ты сказал, что женишься потому, что этого требуют национальные интересы Америки, и ждешь с нетерпением, когда можно будет избавиться от этой обузы. Ты заявил, что принцесса – законченная идиотка и ни один мужчина в здравом рассудке не смог бы ее полюбить. Еще ты сказал…

– Ты что, проволочный самописец? Я прекрасно знаю, что я говорил. Все не так просто. Чисто деловые отношения внезапно перешли в личные. Уверен, это неизбежно случилось бы, будь на месте принцессы любая другая женщина. О чем только думали эти умники из Пентагона? Когда два физически здоровых молодых человека проводят столько времени вдвоем, рано или поздно их начинает тянуть друг к другу. Мне просто хочется понять, что происходит и чего ждать от будущего. Мы так давно вместе, что эта особа начинает мне нравиться.

– Ничего удивительного.

– Еще как удивительно, – возразил Джей-Ти. – Ты ее плохо знаешь. Она цепляется ко всему и спорит по любому поводу. Ее послушать, так работа по дому хуже каторги. А деньги она тратит так, будто завтрашний день вовсе не наступит. Ты не представляешь, какой счет из салона красоты пришел на прошлой неделе.

– Уж не больше, чем тот, который пришлось оплачивать мне. Твоя жена мало чем отличается от моей. Послушал бы ты, что болтает Долли.

– В том-то и штука, что принцесса мне не жена. Чувствуешь разницу между собственной машиной и взятой напрокат? Это совсем не одно и то же. Ты можешь сколько угодно разъезжать на чужой машине, но рано или поздно тебе придется вернуть ее законному владельцу.

– Похоже, эта малышка не машина, а настоящая адская колесница.

Джей-Ти мрачно опрокинул в себя остатки пива.

– Да, я одолжил шикарный «роллс-ройс», но, к несчастью, когда-нибудь мне придется сменить его на скромный «бьюик».

Билл издал короткий смешок.

– И что теперь? Кажется, у тебя есть в запасе неделя-другая, прежде чем придется везти ее обратно в Ланконию?

– Через неделю я отвезу ее домой, доставлю в замок и передам с рук на руки коротышке графу. Эти двое стоят друг друга.

Билл бросил взгляд на часы.

– Нам, пожалуй, пора. Долли просила встретить ее в семь возле бассейна, а сейчас уже без четверти.

Они вышли из бара и отправились пешком по Дюваль-стрит в сторону офицерского бассейна.

– От вас обоих разит, как из пивной бочки, – поморщилась Долли. – Джей-Ти, что ты сделал с Арией? Она весь день так и сияет от радости.

Джей-Ти собрался было отшутиться, но заметил Арию. В одном купальнике, она шла от торговой палатки к бассейну. Рядом, в полном обмундировании, шагал Митч, и оба весело смеялись. Джей-Ти действовал не раздумывая. Он стремительно обогнул бассейн, ухватил уступавшего ему в росте Митча одной рукой за воротник, а другой за пояс брюк и швырнул в воду.

– Держись подальше от моей жены, понятно? – свирепо прорычал он, когда голова Митча показалась над водой.

– В жизни не видела подобной дикости! – воскликнула Ария, протягивая руку Митчу, но Джей-Ти схватил ее за плечи и оттащил от бассейна, так что бедняга Митч снова плюхнулся в воду.

– Немедленно идем домой! – рявкнул Джей-Ти.

Дождавшись, пока Ария оденется, Джей-Ти повел ее домой пешком. Идти было недалеко, но лейтенант шагал так быстро, что принцесса едва поспевала за ним. В пути оба молчали: Ария решила отложить разговор с мужем до дома, ей не хотелось устраивать сцену на улице.

Как он мог вести себя так грубо после всего, что случилось ночью?

Воспоминания о прошедшей ночи не оставляли Арию весь день. Запах душистого мыла, руки Джей-Ти, скользящие по ее телу, его страстный шепот и поцелуи. Даже сейчас при мысли об этом Арию бросало в жар. Ночью они с Джей-Ти вместе купались в ванне, но Ария так и не решилась внимательно рассмотреть тело мужа, хотя ей очень этого хотелось. Лейтенант рассмеялся и сказал: «У нас впереди еще уйма времени». После купания он вытер жену полотенцем и отнес к себе в постель. Они снова занимались любовью и заснули, сжимая друг друга в объятиях.

Когда Ария проснулась, уже наступило утро и Джей-Ти не было рядом. Он не оставил ни письма, ни записки. Весь день Ария ждала, что он позвонит, но телефон молчал. В два она спешно отправилась к Этель привести в порядок волосы к приходу мужа, а вернувшись домой, украсила комнату и зажгла свечи. В полшестого зашла Долли. Она сказала, что мужья будут ждать их вечером у офицерского бассейна, и очень удивилась, что Джей-Ти не предупредил Арию.

Подойдя к дому, Джей-Ти отпер ключом дверь для Арии, но сам остался стоять за порогом.

– Мне нужно идти, у меня дела, – процедил он сквозь зубы и направился к калитке. Ария бросилась за ним.

– Что-то не так, Джарл? – спросила она, тронув его за плечо. – Что случилось?

Джей-Ти резким движением сбросил ее руку.

– Никто, кроме матери, не обращается ко мне «Джарл». Это имя не для посторонних. Зовите меня Джей-Ти. Ясно?

Ария отшатнулась.

– Конечно, лейтенант Монтгомери. Впредь я не повторю подобной ошибки. К которому часу вам приготовить ужин? Насколько я поняла, так принято у американских жен.

– Я поем в другом месте. И спите сегодня в своей кровати.

Ария сделала равнодушное лицо и холодно отчеканила:

– Да, ваше надменное высочество. Что еще прикажете своей жалкой наложнице?

Джей-Ти смерил ее хмурым взглядом и ушел, громко хлопнув калиткой.

– Я не запла́чу, – прошептала Ария. – Ему не удастся заставить меня плакать.

Джей-Ти с головой погрузился в работу. Его не покидало чувство, будто он тонет, барахтается, из последних сил цепляясь за жизнь, и некому прийти ему на помощь. Мало-помалу принцесса подбиралась к нему все ближе, и вот она уже завладела всеми его мыслями. Такого с ним еще не бывало. Каждый день он открывал в этой непостижимой женщине что-то новое. Превращение совершалось у него на глазах. Капризная угрюмая гордячка теперь смеялась, танцевала и шутила. Когда он показывал ей чертежи кораблей, она внимательно слушала и понимала абсолютно все, словно была опытным инженером. Принцесса оказалась умной, страстной и веселой. И эта женщина не принадлежала ему. Джей-Ти постоянно напоминал себе об этом, но стоило другому мужчине обратить на нее внимание, как он мгновенно терял голову и вел себя словно последний болван.

Джей-Ти хотелось стряхнуть с себя чары принцессы, попытаться выкинуть ее из головы, поэтому он просидел за работой полночи и улегся спать на колченогой кушетке рядом с офицерской столовой. Но это не помогло. Он по-прежнему был одержим Арией, к тому же она приснилась ему во сне.

В довершение всех бед вечером Джей-Ти получил телеграмму от матери: Аманда Монтгомери решила навестить сына. Новость его сразила. Встреча с миссис Монтгомери не сулила ничего хорошего. Наверняка мать узнала о его скоропалительной женитьбе от кого-нибудь из своих многочисленных друзей и теперь мечет громы и молнии. Джей-Ти легко мог себе представить, что скажет мать о том, что сын женился, не потрудившись поставить в известность семью.

– О женщины! – уныло проворчал Джей-Ти. Как бы ему хотелось сейчас сесть в лодку, уплыть на остров и хотя бы немного побыть в одиночестве! Но, вспомнив о том, как он в последний раз наслаждался «одиночеством» на острове, он страдальчески сморщился и застонал.

Ему пришлось собрать в кулак всю свою волю, прежде чем отправиться к Арии и предупредить ее о приезде матери. Ария встретила его в открытом сарафане с крохотными бантиками на плечах, прелестная и свежая, как персик. Джей-Ти попытался объяснить ей, что не стоит заставлять его мать целовать руку высокородной невестке, но Ария надменно вздернула нос в своей особой гадкой манере, и это так взбесило Джей-Ти, что он выскочил из дома, громко хлопнув дверью.

Ария никак не ожидала, что Джей-Ти исчезнет на двое суток. После ссоры он не пришел ночевать, а на следующий день заскочил домой всего на какой-нибудь час, исключительно для того, чтобы прочитать жене нотацию:

– Мама прислала телеграмму, что будет здесь в субботу. Она заедет к нам домой, а после мы втроем отправимся на офицерский бал. У вас есть подходящая одежда? Вы умеете танцевать бальные танцы? Вы знаете, как следует обращаться к офицерам флота?

Ария от изумления лишилась дара речи. Джей-Ти обращался с ней, принцессой крови, так, словно она была крестьянкой, умеющей лишь косить да вязать снопы.

– Надеюсь, я сумею не опозориться, – фыркнула она, но лейтенант не уловил ее сарказма.

Он продолжал твердить о своей матери, выдающейся женщине, британской Флоренс Найтингейл. Она была членом организации «Дочери американской революции» и состояла в Обществе потомков пилигримов с «Мейфлауэра».

– И еще она замужем за одним из Монтгомери, – веско заключил Джей-Ти, словно это обстоятельство все объясняло.

– Может, на всякий случай нам стоит предъявить вашей матушке мое генеалогическое древо? Благодаря близкому родству с английской королевой Викторией меня связывают родственные отношения со всеми европейскими королевскими домами.

Джей-Ти смерил принцессу хмурым взглядом и покинул дом.

На следующее утро он явился, чтобы сменить одежду. Держался так же нелюбезно, как и накануне, едва цедил слова сквозь зубы. Напомнив, что его мать приезжает в субботу, он потребовал, чтобы в доме к ее приезду все блестело, и ушел на службу.

Долли пришла во втором часу, почти сразу после ухода миссис Хэмфриз.

– Что тут у вас творится? – спросила она вместо приветствия.

Ария привыкла жить в окружении слуг, ей внушали с детства, что доверять свои тайны можно лишь близким родственникам.

– Я как раз собиралась обедать. Присоединишься ко мне?

– Еда меня не волнует. Флойд узнал от Билла и сообщил Гейл, что Джей-Ти сегодня не ночевал дома. Вы что, поссорились?

– Есть чудесный креветочный салат и помидоры.

– Дорогая. – Долли встала перед Арией и положила ей руки на плечи. – Я все знаю. Я знаю, что ты принцесса, знаю, что ты хочешь вернуться домой, и знаю, как был устроен ваш брак с Джей-Ти. А еще я знаю, что случилось что-то нехорошее, и хочу, чтобы ты все мне рассказала.

Наверное, Ария, неожиданно для себя самой, уже начала понемногу превращаться в американку. Проводя время в обществе новых подруг, она чаще всего тихонько сидела и слушала, как другие женщины обсуждают свои самые сокровенные секреты.

Увидев искреннее участие в глазах Долли, Ария, к собственному изумлению, вдруг расплакалась. Тогда молодая американка обняла ее за плечи и повела к кушетке.

Когда принцесса немного успокоилась, Долли попросила ее рассказать все без утайки.

– Джарл и я… мы занимались любовью, – шмыгая носом, пробормотала Ария, не в силах до конца поверить, что говорит вслух о таких вещах. Она всегда помнила, что особы королевской крови должны проявлять осторожность. Доверять можно лишь самым близким родственникам. Посторонние вполне могут оказаться жадными до сенсаций журналистами. Даже с представителями аристократии нельзя откровенничать. – Но потом он вдруг проникся ко мне отвращением, – всхлипнула Ария. – Я ничего не понимаю. Что я сделала не так?

– Абсолютно ничего. Мы с Биллом немного повздорили из-за Джей-Ти, но в конце концов муж мне кое-что рассказал. Кто такой граф Джули?

– Так лейтенант Монтгомери называет моего бывшего жениха. Мы должны были пожениться. – Ария деликатно высморкалась.

– Знаешь, Джей-Ти думает, что ты все еще собираешься замуж за этого графа. – Не дождавшись ответа, Долли участливо наклонилась к подруге: – Почему Джей-Ти так в этом уверен?

– Он бы ни за что не женился на мне, если бы не верил, что наш брак заключается на время. Конечно, я не смогу развестись, это просто немыслимо.

Долли выпрямилась и взволнованно всплеснула руками.

– Значит, Джей-Ти станет королем?

– Принцем-консортом, – отмахнулась Ария. – Но я не понимаю, почему он так злится на меня.

– Все очень просто. Конечно, Джей-Ти ни за что не признался бы в этом Биллу, но он боится влюбиться в тебя. Он думает, что ему придется уступить тебя другому мужчине, и пытается всеми силами избежать боли.

– Наверное, мне следовало ему сказать, что развода не будет.

Долли изумленно округлила глаза:

– Сказать здоровенному горячему американскому парню, что его окрутили? Обвели вокруг пальца? Одурачили?

– Думаешь, не стоит?

Долли рассмеялась:

– Надо довести его до кондиции. Пусть влюбится в тебя окончательно.

– Предлагаешь мне носить платья с глубоким вырезом, кормить его клубникой и поить вином? – отозвалась Ария, не имевшая ни малейшего представления о том, как заставить мужчину влюбиться.

– Прежде всего тебе следует привлечь его внимание. Ты можешь надеть какое-нибудь особенно сексуальное платье на офицерский бал.

– Как раз для его матушки, – проворчала Ария.

– О, я слышала, что она, возможно, там будет, – хихикнула Долли. – Она какая-то важная персона, да?

– Похоже на то, если исходить из того, что говорил о ней лейтенант Монтгомери.

Долли ласково похлопала Арию по руке.

– Все мужчины без исключения так относятся к своим матерям.

Подруги щедро наполнили тарелки креветочным салатом и за оживленной беседой почти прикончили бутылку вина. Затем неторопливо вышли из дома и в самом приподнятом настроении направились в кинотеатр.

По дороге они продолжали весело болтать. Ария смеялась над шуткой Долли, когда услышала сдавленный возглас подруги. Она обернулась, но Долли тотчас встала прямо перед ней и заговорила нарочито бодрым тоном:

– Давай пойдем другой дорогой. Сейчас как раз расцвело грейпфрутовое дерево. Я слышала, на острове растет всего одно. Это безумно красиво, тебе непременно надо на него…

Ария мягко отодвинула Долли и посмотрела на другую сторону улицы. Джей-Ти сидел за небольшим столиком открытого кафе напротив хорошенькой рыжеволосой девушки. На глазах у Арии он поднес руку своей спутницы к губам и поцеловал.

– Да, давай поглядим на грейпфрутовое дерево, – сказала Ария, резко свернув в сторону.

Долли бросилась за ней вдогонку.

– Куда ты?

– Жена не должна придавать значение неверности мужа.

– Что? – Долли схватила Арию за руку. – Может, у вас на родине так и поступают, но в Америке никогда. Тебе надо было подойти к этой рыжей шлюхе и вырвать у нее все волосы.

– Женщине? Но она-то в чем виновата? Она просто приняла приглашение моего мужа. Возможно, она даже не знает, что он женат. Если тут кому-то и следует вырвать все волосы, так это лейтенанту Монтгомери.

– Я никогда раньше не задумывалась об этом, но ты, пожалуй, права. И все же, что ты собираешься делать, чтобы привести Джей-Ти в чувство?

– Принцесса крови не должна опускаться до мести, – фыркнула Ария, надменно вздернув нос.

– Вот в чем разница между тобой и мной. Я бы обязательно устроила ему сцену.

До кинотеатра подруги дошли в молчании. Фильм назывался «Весна в Скалистых горах», и одна из актрис, некая Кармен Миранда, была одета на редкость вычурно и нелепо. Ария тотчас увидела в ней злую карикатуру на иностранку. «Вот как американцы изображают чужаков-инородцев», – с горечью подумала она. Долли смеялась над забавными ужимками и чудовищным акцентом актрисы, но Ария не нашла в этом зрелище ничего смешного.

«Точно такими Джарл представляет себе и моих соплеменников. Похоже, он ждет, что я заявлюсь на его американский бал с гроздью бананов на голове. Он боится, что я заставлю краснеть его породистую мамашу, хотя любая из моих фрейлин наверняка куда более родовита, чем она. Он имеет наглость учить меня хорошим манерам, а сам на глазах у всех, без зазрения совести, целует ручки какой-то рыжеволосой шлюшке, вдобавок еще и крашеной».

Она снова бросила взгляд на экран. Кармен Миранда щеголяла теперь в полупрозрачном пурпурном с белым платье с многочисленными оборками, и Ария живо представила себя в таком костюме. Интересно, что бы сказала ее напыщенная свекровь, увидев невестку с голым животом, в легкомысленной юбке с разрезами и с восемнадцатидюймовой башней на голове?

– И побольше блесток, – прошептала принцесса.

– Что? – удивилась Долли.

– Можно достать пластинки с записями песен, которые поет эта женщина?

– Кармен Миранда? Конечно. У нее полно записей.

Ария с мечтательной улыбкой принялась следить за нарочито наигранными движениями бразильянки. «Скопировать походку и жесты не составит труда», – решила она.

Выйдя на улицу после фильма, Долли заметила, что глаза Арии радостно сияют.

– Ну, вижу, ты немного развеселилась?

– Я собираюсь стать той смешной и нелепой иностранкой, какой меня видит муж. Я явлюсь на офицерский бал в наряде Кармен Миранды, подойду к матери лейтенанта Монтгомери, ущипну ее за щеку и скажу: «Чика-чика».

– Не думаю, что это хорошая идея. Офицерский бал – главное событие года. Он проходит очень торжественно, там бывают только самые важные шишки. Мы с Биллом даже не приглашены, а Джей-Ти получил приглашение только благодаря приезду матери. И еще, Ария, тебе придется быть полюбезнее со свекровью. Это неписаный закон.

– Думаю, хуже, чем теперь, мне уже не будет. Я лишилась родины, мой муж ни во что меня не ставит и проводит время с другой женщиной. Он считает меня холодной и бесчувственной. Я покажу ему, какая я на самом деле.

– Джей-Ти так сказал? Конечно, тебе следует его проучить, но есть способы получше. Да я скорее дам себя расстрелять, чем отважусь разозлить свекровь.

– Кто поможет нам с платьем? Я думала нарядиться в красное с белым и взять самую дешевую ткань, какая только есть. Как называется та блестящая пудра?

– Ария, послушай, я не думаю, что офицерский бал – подходящее место для…

Ария остановилась, в глазах ее вспыхнули лукавые искры.

– Если ты мне поможешь, я приглашу тебя на месяц в Ланконию и позволю примерить все мои короны. Имей в виду, их у меня около двадцати.

Долли нервно сглотнула, ее глаза округлились.

– Мы могли бы украсить твою прическу красными рождественскими шарами, – неуверенно предложила она. – А у домовладелицы Бонни есть огромные кубинские серьги из ракушек, в жизни не видела ничего уродливее. Они красные, в белую крапинку.

– Превосходно, – улыбнулась Ария. – Это как раз то, что надо. А теперь давай пойдем и купим несколько пластинок. Я хочу петь во время танца. Тогда лейтенант Монтгомери уж точно обратит на меня внимание.

– Надеюсь, ты сумеешь расхлебать кашу, которую собираешься заварить. Его мать тебя возненавидит. – Лицо Долли неожиданно просветлело. – Зато мужчинам нравятся храбрые женщины. Они не любят трусих. Знаешь, это может сработать.

– Он будет смотреть на меня, а не на ту рыжую девку.

– Это я могу тебе гарантировать. Вопрос в том, как он будет на тебя смотреть. Вот что меня беспокоит.