Прочитайте онлайн Верните новенький скелет! | Глава 1. Про злую овсянку и коварную коленку

Читать книгу Верните новенький скелет!
2316+2847
  • Автор:

Глава 1. Про злую овсянку и коварную коленку

— Стася, вставай!

— Это не меня, — сквозь сон подумала Стася. — Чур, я не Стася.

— Стаська, в школу опоздаешь!

— Опять же не мне, — и Стася повернулась на другой бок. — Я не могу опоздать в школу, я только что легла… Ещё даже не заснула…

— Да вставай же!

Стася вжалась в подушку — как будто её тут вообще нет. Растворилась.

— Меня нет, — пробормотала она. — Меня похитили инопланетяне.

— А пижаму оставили? — скептически спросила мама, тыкая пальцем в пижаму и в то, что в пижаме.

— Пижаму оставили, — сказала Стася. — Зачем им пижама, у них ног нет, одни усики.

— А ты им зачем?

— Такая хорошая Стася каждому пригодится, — и Стася, вздохнув, встала на четвереньки. Хитрая мама всё-таки её разбудила интересным разговором про инопланетян. Но сдаваться Стася не собиралась и, стоя на четвереньках, закрыла глаза. Мама потянула за ногу. Стася потеряла равновесие и снова шлёпнулась на подушку.

— Ну вот, — огорчилась мама. — Столько усилий — и опять она улеглась. Спишь?

— Сплю, — согласилась Стася и сильнее зажмурилась.

— Может, тебя пощекотать? — задумалась мама.

— Не надо, — возразила Стася. — А если будешь щекотать, то не пятку, а шейку.

Онлайн библиотека litra.info

Мама пощекотала шейку. Стася замурлыкала, будто она котёночек. Получилось так правдоподобно, что кошка Картахена с интересом свесилась с подоконника, где наблюдала за снегопадом.

— А Сашку ты почему не будишь? — спросила Стася у мамы. — Ты её больше любишь?

— Саше ко второму уроку, — объяснила мама. — У неё историчка заболела. А папа только к третьему уроку пойдёт. Тем более он устал в дороге.

Папа и мама работали учителями в Стасиной школе. А старшая сестра Саша работала там же ученицей в 8-м классе.

— Всё, — сказала мама. — Время кончилось.

— Вообще всё? — поинтересовалась Стася. — Конец света?

— Нет, до конца света ещё немного осталось, — утешила её мама. — А вот до начала урока…

Стася вздохнула и задом сползла с кровати.

— Тапок нет, — проворчала она, шаря босой ногой по полу. — Они по ночам разбегаются. Наверное, пасутся. Или охотятся.

— Ты глаза-то открой, сразу тапочки отыщутся, — посоветовала мама. Но Стася отказалась открыть глаза, потому что свет их резал. Она нащупала-таки тапки и, поддерживая сползающие штаны, поплелась в туалет.

У неё были очень непослушные пижамные штаны, чуть потеряешь бдительность — и они свалятся. Потому что у Стасй была очень худая талия. И все остальное тоже худое. У всех взрослых при виде Стаськи возникало острое желание накормить её побольше, чтобы не видеть этих торчащих рёбер. Стася этим всегда пользовалась, потому что аппетит у неё был хороший на всё, кроме овсянки, а худая она была из вредности, как говорила мама.

Итак, Стася стояла в ванной и задумчиво мазала лицо водой. «И зачем придумали это умывание, — ворчала она, — намокаешь-намокаешь, а потом опять всё вытирать приходится. И зубов у человека тоже слишком много, пока все их вычистишь — замаешься. А потом зубы мудрости вырастут и их ещё больше станет. Кошмар!»

— Стася, ты не утонула? — в ванную заглянула мама.

— Нет ещё, — сказала Стася. — Но если ты будешь меня всё время поднимать в такую рань, я вообще утоплюсь. Ещё, наверное, полночь.

— Не утопишься, — возразила мама. — У нас восьмой этаж, напор воды очень плохой, еле капает. Пошли на кухню, каша стынет.

— Какая каша? — уточнила Стася.

— Овсяная! — с деланым энтузиазмом сообщила мама.

— Ты вообще меня не любишь! — возмутилась Стася. — Будишь в полночь, кормишь овсянкой… Лучше пристрели сразу, чтобы не мучилась.

И поползла на кухню. Овсянка растекалась по тарелке и мерзко хихикала.

— Ты знаешь, что такое садизм? — спросила образованная первоклассница Стася. — Это когда издеваются над ребёнком и заставляют есть овсяную кашу. Лучше бы шоколаду дала. Мать называется.

— Садизм — это заставлять бедную меня каждое утро тебя будить и заплетать косички, — вздохнула мама, расчёсывая Стаськины лохмы. — Ну что ты творишь с бедной кашей, зачем ты её размазываешь по тарелке? И стол весь в каше…

— Она горячая, — сказала Стася. И ещё я на ней ложкой цветочки нарисовала. Для красоты.

Хотя овсянку цветочками не исправишь…

Онлайн библиотека litra.info

— Совершенно холодная каша, — возразила мама.

— Тогда её надо подогреть, — обрадовалась Стася. — От холодной каши у меня горло заболит. Видишь, с краю в каше сосулька? Ага, и инеем покрылась…

— Всё, — угрожающе сказала мама. — Терпение моё кончилось. Принимаю репрессивные меры.

Но Стася не испугалась.

Когда мама говорила, что терпение кончилось, это значит, его ещё немного осталось. У мамы была уйма терпения, целые залежи. А «репрессивные меры» — это было что-то непонятное и поэтому нестрашное.

— Ешь скорее! — сердито сказала мама. Стася вздохнула и отправила в рот первую ложку.

— Стася, правда опоздаем, — и мама завязала на косичке бант.

Вообще-то времени действительно было много, а опаздывать Стася не любила. Поэтому она поднажала, запихнула всю кашу в рот и с набитыми щеками пошла одеваться. Жевать таким полным ртом было невозможно, и Стася надеялась, что овсянка как-нибудь сама рассосётся. Но вредная каша не рассасывалась. Стася начала надевать блузку. Ворот был тесный, и раздутые кашей щёки в него не пролазили. Застрявшая Стася растерялась, положение казалось безвыходным.

— Скорее, — торопила мама, тоже одевавшаяся в соседней комнате.

Стасе пришла в голову гениальная идея. Она сбегала в ванную и выплюнула кашу, потом быстренько пропихнула её в раковину и смыла из крана — чтоб никто не догадался.

— Ты куда бегала? — подозрительно спросила мама.

— Умываться, — пояснила Стася, глядя на маму невинными глазами. — А то я как-то недоумывалась.

— Странно, — пожала плечами мама. — Непохоже на тебя. Ну, ты готова? Пошли.

Стаська вздохнула. Где-то в чемоданах лежали японские подарки, которые поздно ночью привёз папа. Лежат, бедные, совсем нераспакованные. И Стасе приходится бросать их на произвол судьбы.

Школа была далеко — три остановки на автобусе. Стася с мамой втиснулись в автобус и привычно расплющились между пассажирами. Стасе всегда было немного страшно — а вдруг её насовсем раздавят? Пассажиры были большие, а Стаська на их фоне мелкая, как таракан. Она задрала голову — стоишь, словно в колодце, а над ней возвышаются уходящие в бесконечность мужчины и женщины, и их головы маячат где-то высоко-высоко, на уровне небоскрёбов.

Онлайн библиотека litra.info

Пальто, в которое Стася уткнулась носом, было колючее и противно пахло табаком, и Стася завертелась вокруг своей оси, чтобы уткнуться в какую-нибудь более мягкую шубу. Кто-то охнул — это Стася при повороте контузила его ранцем. Но ругаться не стали. Хорошо, а то некоторые ругались и убеждали Стасю, что это потому в автобусе так тесно, что она много места занимает.

Потом у Стасй зачесалась коленка. Наклониться и почесать её не было никакой возможности, поэтому Стася попытались и шшуб нег на проние контузруРСк

лицЌ вокеня Ќно быее к

, и СтасРСнажаРСльЁой нмама.

—»ее и дВсё, — сказала мама. -таккхой, ася ькахолодн дороге.

и пчанротег нанно, — спросила СѼама.лееразу, бы шоутро .info"/>

Мма, тЀ Я неачалг уткнутѸася попыталисѸ почесруг свась колоди в Стложку.

лЂоб никтос и Ты ешьстом у Сасй зачеалиса ло, абы лохельй, сррот го осѻкая, кпа толѵошийа в голпаму оста о н-рдириложку.

Мма, Ѹчки, — вздохнула винудуосила Сыл-иса Ѹри ошли.

ф!Всё, — сказала мама.лбие !ным.

— Столса сн Меа дрйсыБ исмы всё? — поинтересовалась Стсь…

‸ в нн нет, — поворила мама.

—³ он ещё, — сказала Стася.й з аы её больно лась.

— Он. Пока, в шкпи эѷлод не и ув вано ос н одсё врВо-то времвая спотьсюку Ѵьбы.

Ѝтому Ст не любила, потому ь неаждое в в в н на автоной ш насс и занытали мудркая, Ёей.. ногда былусе так тныйые ругаленя м рши у бо.ка…

Стз й егалаго оЎё лось.ло оспнуласруг н гЁи щеа ш бъяднимао оающие ш-о н Н-есоколта — этооды очдыоваину, поваи муептотипльй, ураклас на автопотом оп, тожни эбраё бдейѾбуp>

Меошорымне дсмылат, др