Прочитайте онлайн «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан | Глава 68

Читать книгу «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан
3518+26680
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Игоревский
  • Язык: ru

Глава 68

Сулейман нежился с фаворитками и детьми в тенистой парковой беседке. Малыши мирно спали на оттоманках или на залитой солнцем лужайке, а дети постарше с криками носились между клумбами тюльпанов и плескались в воде декоративных прудов. Султан мелкими глотками пил шербет и с радостью наблюдал за своими отпрысками. Ханум и Гюльфем негромко пели, ловко вышивая изумрудные листья на кафтане для своего господина. Хюррем тихо полулежала рядом с любимым, держа на сгибе локтя малыша Селима, и нашивала большие красные горошины на новую рубаху. Махидевран, размахивая руками, гонялась по лужайке за своим сыном Мустафой.

Сулейман морщился всякий раз, когда слышал, как громко и визгливо Махидевран разговаривает с детьми.

— Моя красавица Махидевран кричит громче павлинов, которые охраняют гарем!

Фаворитки, лежащие рядом, засмеялись.

Хюррем обернулась, смеясь, когда мать наследника престола вышла из-за кустов и присоединилась к остальным. Махидевран метнула на Хюррем злобный взгляд:

— Лучше не веселись на мой счет, кошечка. Я увидела, что нижние ворота, ведущие к морю, открыты. Кто знает, может быть, к закату все твои дети окажутся на дне Мраморного моря!

Услышав такие слова, Сулейман нахмурился.

Хюррем вскочила, спокойно переложила Селима с правой на левую руку и со всей силы влепила Махидевран пощечину. Сулейман, потрясенный, встал и подбежал к упавшей на землю фаворитке. Он обнял громко вопящую Махидевран и принялся ее утешать. Повернувшись к Хюррем, он сурово покачал головой. Впрочем, деланая суровость вскоре сменилась улыбкой, предназначенной только для нее. Хюррем снова принялась шить, а Сулейман подвел Махидевран к своему дивану и, не дав вымолвить ни слова, положил ей в рот кусочек сладкой пахлавы.

Остаток дня прошел спокойно. Дети продолжали играть, пока наконец не заснули, разомлев на солнце. Сулейман продолжал кормить Махидевран сладостями всякий раз, как подозревал, что она попытается нарушить спокойствие.

Все они в тревоге обернулись, когда по тропинке со стороны Третьего двора вбежал черный евнух. Он тяжело дышал. Упав на колени перед султаном, он поднял небольшую деревянную шкатулку, перевязанную синей лентой и запечатанную красной восковой печатью.

— Печать короля Франции, — прошептал Сулейман.

Он взломал печать и, открыв шкатулку, достал оттуда документы. Фаворитки молча ждали, пока султан читал. По мере того как он разбирал французские слова и распутывал хитрые дипломатические выражения, его гнев нарастал. Он вскочил с дивана и принялся расхаживать по павильону, снова и снова перечитывая последнюю страницу.

Хюррем не отрывала взгляда от лица Сулеймана; прочитав письмо, он встал, повернувшись к ним спиной, и посмотрел в парк.

Когда он снова повернулся к ним, на его лице не осталось и следа гнева. Перед ними был их прежний заботливый возлюбленный. Он нежно обошел всех фавориток по очереди, поцеловал им руки и попросил разрешения оставить их общество. Он склонился к руке Хюррем и прошептал:

— Умница моя, позже мне нужно будет обсудить с тобой дела.

Хюррем изумленно улыбнулась, увидев, что Сулейман, вместо того чтобы пойти по тропинке, бросился напрямик, по траве, к Дивану. Черный евнух бежал за ним по пятам.