Прочитайте онлайн «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан | Глава 56

Читать книгу «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан
3518+27534
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Игоревский
  • Язык: ru

Глава 56

Ярко-голубое небо и ослепительные лучи солнца проникали сквозь густую сеть нависших ветвей. Хюррем, которая нежилась в траве под огромными деревьями, радовалась пятнистому узору, утопая в полном блаженстве. Она окликнула Сулеймана, который, посадив Михримах на закорки, бегал за Мехметом вокруг душистого куста, отчего мальчик радостно вопил. По другую сторону поляны, среди тюльпанов и хризантем, бродила Хатидже и что-то негромко напевала.

Услышав зов Хюррем, Сулейман подбежал, стремительно снял со спины дочку и упал рядом с любимой на траву. С улыбкой он погладил живот Хюррем.

— Милая, скоро у нас будет еще один прекрасный сын — или, может быть, еще одна дочка, чья красота воссияет так же ярко, как твоя.

— Кем бы оно ни было, дитя нашей страсти достойно любви и обожания.

Хатидже подошла к ним с огромным букетом в руках и села рядом.

— Тебя словно околдовали, сестрица, — заметил Сулейман. Хатидже и правда словно расцвела.

— Почему бы и нет? Если Ибрагим вернется через несколько дней, у меня тоже появится повод для радости, как и у всей империи.

Они молча сидели на солнце, а Мехмет продолжал с диким криком носиться вокруг них. Потом он погнался за павлином, который посмел беспокоить их своими воплями.

— Господин мой, что будет с теми, кого мы победили на Родосе? — спросила Хюррем, помолчав. — Рыцари-иоанниты обладают властью, которая даже в поражении сослужит им хорошую службу.

— Рыцарям и их наемникам дали двенадцать дней на то, чтобы покинуть остров, если они не желают становиться подданными Османской империи.

— А простые люди, рыбаки, пастухи?

— Они вольны уехать в любое время в течение трех последующих лет. Если хотят продолжать жить на Родосе по истечении трехлетнего срока, они должны принять наши обычаи и нашу веру.

— Это очень почетно, господин, — восхищенно заметила Хюррем. — Но не думаешь ли ты, что рыцари могут когда-либо в будущем воспользоваться своей властью и снова посеять недоверие и мятежи там, где они осядут?

— Возможно, так и будет, любимая. Возможно, настанет время, когда я пожалею, что не приказал перебить их всех. Но, как ты всегда мне говоришь, я не могу судить людей по тому, что они могут или не могут сделать в будущем.

Хюррем улыбнулась и прижалась к любимому. Когда он гладил ее по голове, она ощутила в нем растущее желание. Хюррем радовалась при мысли о том, что родит своему господину еще одного ребенка, но вместе с тем не могла дождаться того времени, когда снова разделит с ним радости любви.

Через неделю Хюррем родила султану второго сына.

Сулейман ласкал младенца, пока тот сосал ее грудь.

— Маленький Абдулла вырастет, и с ним будут считаться. Наверное, когда настанет срок, я назначу его наместником Австрии, а может, даже Америки. Посмотри на излом его бровей! По-моему, из него выйдет могучий воин и умный государственный муж.

Хюррем нежно погладила Сулеймана по щеке. Он в ответ поцеловал ее запястье и, наклонившись, поцеловал новорожденного. Затем переключил свое внимание на вторую грудь Хюррем и припал к ней губами. Нежно лизнув пухлый сосок, он попробовал на вкус ее молоко. Повернулся к младенцу и прошептал:

— Мальчик мой, от такого знатного угощения ты вырастешь сильным и мужественным. Соси хорошо, ибо в жизни тебе понадобятся все твои силы.

Сулейман снова поднял голову и прильнул к губам Хюррем в страстном поцелуе.

— Любимая, ты доводишь меня до исступления! Я прикончу всех и вся, кто посмеет помешать нашей страсти.

Хюррем улыбнулась и ответила на его поцелуй, слизнув с его губ собственное молоко.

— Дай мне еще несколько дней отдохнуть, любимый, а потом мы снова отведаем мускуса и шербета…