Прочитайте онлайн «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан | Глава 42

Читать книгу «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан
3518+26948
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Игоревский
  • Язык: ru

Глава 42

Начало обучения оказалось не таким трудным, как думал Давуд. Да, некоторые евнухи жестоко обращались с молодыми ичогланами, но он понимал: суровость необходима при обучении и отборе тех, кто в конечном счете будет охранять самого султана. За глупость и лень наказывали ударами по пяткам. Другим наказанием служил многодневный пост. Давуд заметил, что некоторые их наставники получают сладострастное удовольствие, наказывая учеников. Правда, в основном их наставники все же были добрыми и терпеливыми.

Первым делом ичогланов учили молчать и держать выправку в присутствии султана. Многими из этих качеств Давуд уже овладел, когда был аджеми-огланом.

Его только один раз выпороли за непослушание. Несколько часов ученикам велели стоять в одной позе — молча, склонив голову и опустив руки вдоль тела. Стоявший рядом с Давудом ученик потерял сознание от усталости, и Давуд, нагнувшись, поддержал его голову, чтобы тот не ударился затылком о каменный пол. За это обоих отвели в Третий двор Топкапы, привязали к большому резному камню и били по пяткам до тех пор, пока ступни не посинели и из них не пошла кровь. После наказания они несколько недель не могли ходить и вынуждены были приползать на уроки на коленях.

Больше всего Давуду нравились уроки чтения и письма. Он оказался прилежным учеником и быстро пополнил свои познания в арабском, фарси и турецком. Через несколько недель он уже знал наизусть несколько молитв на арабском и приступил к чтению арабских народных сказок.

Как-то днем он сидел на дорожке у дворцовой стены и читал книгу, взятую в библиотеке. Особенно ему нравилась сказка о волшебной лампе, в которой сидел джинн, исполнявший желания. Сказка о ковре-самолете пробуждала в нем мечты о будущем в новой для него земле и о новой жизни…

Поглощенный чтением, он не сразу заметил, что к нему подсел другой ичоглан.

— А, мой друг Талип! Какая замечательная сказка! — воскликнул Давуд.

Талип смущенно улыбнулся, но его лицо тут же поморщилось от боли. Ступни Талипа еще не зажили после порки, которой его подвергли неделю назад. Давуд решил, что именно боль так сильно огорчает его друга. Он положил ноги молодого человека себе на колени и принялся осторожно массировать ступни, разгоняя кровь. Талип поморщился, и Давуд постарался касаться его ран легче.

— Не плачь, друг мой. Я помогу тебе в учебе, и мы вместе будем служить нашему султану.

Талип перестал плакать, но в его глазах по-прежнему стояли слезы. На подошвах уже выросла новая кожа, правда, тонкая, как бумага. Давуд поплевал на ладони и стал медленно втирать слюну в пятки, чтобы уменьшить боль.

— Давуд, ты в самом деле думаешь, что я смогу дойти до конца? — пробормотал Талип сквозь стиснутые зубы.

— Конечно, брат мой.

Остаток дня они сидели на берегу. Давуд читал вслух толстую книгу, которую держал в руках. Талип внимательно слушал и тоже мечтал, как улетит на ковре-самолете далеко-далеко…

Той ночью, когда Давуд лег на диван в общей спальне, он заметил своего друга Талипа в дальней стороне комнаты. Перед тем как опустить голову на подушку, тот поднял руку и улыбнулся.

Давуд тоже лег щекой на подушку; глаза у него начали слипаться. Вдруг он рывком сел, услышав женские крики.

Женщина!

Отчаянные вопли были слышны во всех дворах и коридорах огромного дворцового комплекса. Они словно пронзали черепичные крыши и заставляли сжиматься всех, кто их слышал. Молодые ичогланы и аджеми-огланы выбегали из спальни. К Третьему двору пронесся отряд белых евнухов. Натягивая на бегу шаровары, Давуд поспешно затесался в толпу.

Крики и мучительные, невыносимо громкие рыдания не прекращались.

— Это из гарема, — заключил наконец один из белых евнухов.

Давуд услышал его слова. Он в ужасе посмотрел на высокие каменные стены и красные черепичные крыши и прошептал:

— Александра!