Прочитайте онлайн «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан | Глава 33

Читать книгу «Великолепный век» Сулеймана и Хюррем-султан
3518+26558
  • Автор:
  • Перевёл: Л. А. Игоревский
  • Язык: ru

Глава 33

Давуд сидел на полу, прислонившись к дивану, и наблюдал за тем, как другие аджеми-огланы играют в кости.

— Сейчас мне повезет! — крикнул Джем, в очередной раз бросая пять кубиков о стену.

— Как же, повезет… Когда рыбы начнут лазить по деревьям, мошенник! — ответил ему Талип.

— Ух ты! — радостно завопил Джем, когда на всех пяти костях выпало одно и то же число.

— Должно быть, твой отец был скорпионом, — проворчал Ясар, доставая из кисета последний дукат и бросая к кучке, лежащей перед Джемом.

— Ну, кто сыграет со мной? — ухмыляясь, спросил Джем, придвигая к себе кучу дукатов.

— Я, — ответил Давуд. — Лишнее довольствие мне не повредит.

Они бросили кости и быстро заполнили первые пять клеток. В следующий бросок у Давуда выпало четыре шестерки. Глаза его расширились.

— Объявляю ямб, друг мой! — Он еще раз бросил последнюю кость. Она отскочила от стены, запрыгала по полу — и вышла пятая шестерка.

— Да проклянет Аллах твою предательскую бороду!

Давуд только усмехнулся.

Игра шла бойко; вскоре все дукаты, лежавшие перед Джемом, перекочевали в кожаный кисет Давуда.

— Иди полежи рядом со мной, пока я пересчитываю выигрыш, — позвал Давуд друга.

Джему не хотелось слезать с дивана, но все же он придвинулся и положил руку на широкие плечи друга. Давуд, пересчитав выигрыш, подмигнул и вернул другу пять дукатов. Джем рассеянно провел пальцами по густым каштановым волосам Давуда.

— Говорят, на следующей неделе мы выступаем на Белград, — сказал он.

— Да, — ответил Давуд. — Не хочется покидать Эндерун, но, если долг зовет нас на север, мы должны отправиться туда.

— Ха, друг мой, ты сможешь остаться во дворце в единственном случае — если станешь ичогланом, телохранителем султана.

— Что это значит? — спросил Давуд, убирая последние монеты.

— Я знаю, друг мой, что твое сердце находится за стенами гарема, — прошептал Джем. — Но разве ты не понимаешь, что тебя, как аджеми-оглана, а потом янычара, могут на много лет услать вдаль от этих стен? Тебя даже могут отправить на средиземноморский флот или в провинцию на границе империи, и твоя нога никогда больше не ступит за стены Топкапы!

Разум Давуда отказывался мириться с такой судьбой.

— Но я должен оставаться близко от… от султана и дворца.

Джем придвинулся ближе и, прижав губы к самому уху Давуда, тихо прошептал:

— Есть еще один путь. Ты можешь добровольно записаться в обучение для того, чтобы потом стать гаремным агой… Тогда, и только тогда ты окажешься вблизи от своей цели.

На миг Давуд задумался. Вспомнил улыбку Александры; прикосновение ее руки, тепло ее губ во время их единственного поцелуя в горящей кузнице. Мысли его приняли другое направление. Сейчас уже поздно что-либо менять; ему придется принять участие в белградском походе…

Проведя бессонную ночь, Давуд отозвал Джема в сторону, чтобы поговорить наедине.

— Друг мой, я пойду с тобой на Белград, но после победы непременно добьюсь встречи с главным белым евнухом и запишусь на обучение, чтобы стать агой… Я должен любой ценой быть здесь, в Стамбуле, в Топкапы. Я не допущу, чтобы меня перевели на дальние границы империи! Я готов пойти на любые потери. Моя любимая находится здесь.

— Как скажешь, и да пребудет с тобой удача, — ответил Джем, ведя друга в хамам для утреннего омовения.

На середине двора он вдруг остановился и схватил Давуда под локоть. Заглянул в глаза другу и озабоченно прошептал:

— Надеюсь, ты понимаешь — чтобы стать агой, тебе придется сделаться евнухом?

Давуд выдержал взгляд Джема и ответил:

— Да.