Прочитайте онлайн Вечный инстинкт | Глава 7

Читать книгу Вечный инстинкт
4916+967
  • Автор:
  • Перевёл: Г. В. Ежова
  • Язык: ru

Глава 7

Зная, что Сандер богат, Руби предполагала, что они полетят на остров в лайнере первого класса. Но она не ожидала, что они окажутся в невообразимо роскошном салоне частного самолета, на борту которого будут единственными пассажирами. Однако именно это и произошло. Стюардесса повела мальчиков на экскурсию в кабину пилота. Руби и Сандер сидели в салоне одни. Женщина любовалась кожаной кремовой мебелью и белоснежными коврами.

— Такой самолет и его содержание, наверное, стоят кучу денег, способных накормить сотни голодных семей, — не сдержавшись, бросила она.

Ее замечание, в котором скрывался намек на обвинение, заставило Сандера нахмуриться. Он никогда не слышал такого от своей матери — насчет сотен бедных семей, — и поэтому слова Руби больно резанули по нервам. Вроде бы мелочь, но он не смог проигнорировать ее.

К собственному удивлению, Сандер занял оборонительную позицию:

— Это не мой самолет. Я вхожу в сообщество бизнесменов, которые совместно владеют этим лайнером и пользуются им, когда необходимо. А что касается бедных, то на острове существует система социальной защиты, благодаря которой никто не голодает, и все дети получают образование в соответствии с их способностями. У нас также имеются бесплатное медицинское обслуживание, хорошее пенсионное обеспечение. И то и другое было создано моим отцом.

И почему он должен оправдываться? Да еще перед Руби?

Вечером самолет наконец-то приземлился на острове. Окрестности были окутаны тьмой, и лишь взлетно-посадочная полоса была ярко освещена. Когда они сходили по трапу, их окутал теплый и влажный средиземноморский воздух. Легкий ветерок ворошил волосы близнецов, которые прижимались к Руби, внезапно потеряв уверенность в себе. Маленький автобус подвез их к зданию аэровокзала, где Сандер обменялся теплыми рукопожатиями со служащими. Затем они направились к лимузину, ожидавшему их. Сандер посадил в автомобиль сонных детей, устроив Гарри у себя на коленях и свободной рукой прижав к себе Фредди, а Руби осталась в одиночестве. Ей некуда было девать руки, привыкшие обнимать близнецов. Она очень хотела привлечь их к себе, но не стала делать этого, не желая тревожить их сон.

К счастью, ее больше не мучила головная боль, сопровождавшаяся ощущением тошноты, однако Руби по-прежнему чувствовала себя не очень хорошо.

Лимузин быстро мчался по шоссе, потом свернул на извилистую дорогу, и молодая женщина увидела мерцающее в лунном свете море. С другой стороны дороги возвышались скалы, которые в конце концов закончились старой крепостной стеной с большими воротами. Они проехали мимо высоких башен, затем — по мощеной улочке, которая, расширяясь, выходила на большую площадь.

— Это главная площадь города, и перед нами — королевский дворец, — сообщил ей Сандер.

— Мы будем здесь жить? — нерешительно спросила Руби.

Он покачал головой:

— Нет. Дворец используется лишь для торжеств и официальных церемоний. После смерти деда я построил загородную виллу. Меня не интересуют пышность и роскошь. Самое главное — благосостояние граждан. Так же считал мой отец. Не думаю, что островитяне будут уважать меня, если я не буду уважать их.

Руби отвела глаза. Его слова заслуживают восхищения, но разве она может позволить себе восхищаться Сандером? Достаточно и того, что она не в силах совладать с желанием, которое он пробуждает в ней.

— Этот город, наверное, очень древний, — сказала женщина, решив сменить тему.

— Да, — согласился он.

Всегда, по возвращении на остров, Сандера охватывали противоречивые чувства. Он любил эту землю и людей, живущих на ней, но в сознании постоянно всплывали горькие воспоминания детства.

Пытаясь их отогнать, он сконцентрировался на другом:

— Сюда приплывали на торговых судах египтяне и финикийцы. Они торговали и с нашим ближайшим соседом, Кипром. У нас, как и на Кипре, имеются большие залежи меди, и за остров велась жестокая борьба. Династический брак положил конец распрям. Это традиционный способ решения территориальных споров… — Сандер умолк, взглянув на Руби. Ему показалось, что она издала какой-то звук.

Молодая женщина, не сдержавшись, заявила:

— Представляю, какие ужасные чувства испытывали бедные невесты, которых заставляли вступать в такие браки.

— Полагаю, насильственные браки были отвратительны не только невестам, но и женихам.

Голос Сандера прозвучал так резко, что близнецы зашевелились во сне, заставив мать внимательно взглянуть на них, но все же она воинственно возразила:

— Исторически мужчины имеют в браке больше прав, чем женщины.

— Право свободного выбора имеют все люди, независимо от пола. Это право заложено в человеческой натуре, и его надо уважать превыше всего, — настаивал Сандер.

Руби с изумлением взглянула на него:

— И ты можешь говорить это после того, как силой заставил меня…

— Ведь ты сама настояла на браке.

— У меня не было выбора.

— Выбор всегда есть.

— Но не для матери. Мать прежде всего думает о детях.

Молодая женщина говорила убежденно, однако Сандер счел ее утверждение фальшивым. Он бросил на Руби такой презрительный взгляд, что она покраснела с головы до ног, вспомнив о том, как крепко уснула, оставив близнецов без присмотра.

Отвернувшись от нее, Сандер разозлился. Руби, наверное, считает, что может его обмануть. Она уверяет, что настояла на браке с ним исключительно ради своих сыновей, но он точно знает, что она жаждет попользоваться его богатством.

«Но ты предупредил, что ей придется подписать брачное соглашение, и она не получит ничего в случае развода», — услышал Сандер внутренний голос, неожиданно вставший на защиту Руби.

Близнецы любят ее. Они бы не проявляли такой любви, если бы Руби была плохой матерью. Сандер тоже любил свою мать в этом возрасте. Но он редко видел ее — она совсем не уделяла ему внимания. Мать была для него прекрасной дамой — прекрасной, но совсем чужой. Он тосковал по ней, жаждал увидеть, а когда наконец они встречались, Сандер испытывал постоянную тревогу, желая угодить маме, но боясь внезапных вспышек раздражения, когда он нечаянно прикасался к ее роскошной одежде. Анна, которая сейчас хозяйничала на вилле, была ему гораздо ближе, чем родная мать, да и всем остальным тоже…

Анна тогда постоянно находилась с детьми, как Руби — с близнецами. Сандер был вынужден признать, что просто невозможно притворяться заботливой матерью двадцать четыре часа в сутки. Значит, женщина любит и деньги, и своих детей? Это трудно представить. Сандер разгневался. Что с ним происходит? Он прекрасно знает, какова Руби. Так зачем искать оправдания ей?

Сандер, отвернувшись от Руби, взглянул в темное окно автомобиля. Мальчики прижимались к нему, их тельца приятно согревали его. Это его сыновья, и он любит их безоглядно, без всяких условий, — независимо от того, кем является их мать. И только ради них он стремится найти что-то доброе в Руби. Именно поэтому он готов согласиться, что она — хорошая мать. Разве любящий отец не мечтает об этом для своих детей? Особенно когда он не понаслышке знает, что такое — расти без материнской любви…

Ей показалось, или ее сыновья теперь действительно больше тянутся к Сандеру, чем к ней? Ощущая себя несчастной, Руби отвернулась к окну. Город остался позади, и теперь они ехали по дороге, тянувшейся вдоль моря. Высокие острые скалы сменились пологими холмами.

Слишком поздно и слишком эгоистично жалеть о том, что Сандер вторгся в ее жизнь, решила молодая женщина.

В лимузине воцарилось тягостное молчание. Воздух, казалось, был пропитан презрением Сандера и ее непреходящим чувством вины. Именно вина — за то, что Руби столь беспечно и бездумно зачала детей, — частично явилась причиной того, что она оказалась здесь. Вина и безмерное желание дать детям счастливое, ничем не омраченное, защищенное детство в семье с двумя любящими родителями. Такое детство было у нее. Но родители погибли, и Руби лишилась покоя. Сердце ее защемило от давней, хорошо знакомой боли и отчаянной надежды на то, что близнецов минует подобная участь…

Отодвинувшись в угол роскошного, обитого кожей сиденья, Сандер смотрел в темноту. Его окружили призраки прошлого. При жизни деда семья их жила во дворце, и дети были лишены возможности общаться с родителями и с дедом, пока взрослые не позовут их к себе. И все же дед каким-то образом постоянно был в курсе того, что происходит с внуками. Он регулярно посылал за ними и отчитывал за провинности и изъяны поведения, перечисляя все их детские «преступления».

Его сестры и братья боялись деда, но Сандер, старший сын и в будущем наследник, быстро понял, как следует себя вести. Лучшим способом было противостояние деду. Гордость Сандера закалилась в борьбе, когда дед, насмехаясь, всеми способами пытался уязвить и унизить внука.

Школа-интернат в Англии, а затем университет подарили Сандеру благодатную передышку от давления и придирок деда. Но после того как Сандер закончил образование и стал заниматься семейным бизнесом, между ними началась настоящая борьба.

Для деда самым главным в жизни было продолжение династии и семейного бизнеса. Сын и внуки являлись лишь пешками в его руках. Сандер в детстве постоянно слышал разговоры о том, какая невеста — из богатых наследниц — ему лучше всего подойдет. Однако поведение матери, а также учеба в школе и университете укрепили его решимость не вступать в подобный брак. Сандер не позволит деду женить себя насильно — как тот женил его отца.

Дед и внук много спорили насчет этого. Старик постоянно пытался заставить его встретиться с очередной богатой невестой, которая, по мнению деда, достойна стать матерью следующего наследника. В конце концов, разозлившись до предела, Сандер заявил деду, что тот напрасно тратит время, и он никогда не женится, тем более у него уже есть наследник — младший брат.

Тогда дед пригрозил лишить его наследства, а Сандер ответил, что не боится этого и поищет работу у одного из конкурентов их компании. На несколько недель дед затих, и Сандер вздохнул спокойно: старик наконец понял, что внук не позволит контролировать себя. Но затем, накануне отъезда в Англию, где он планировал встретиться с очень важными клиентами в Манчестере, Сандер выяснил, что дед собирается использовать его отсутствие для того, чтобы сообщить прессе о предстоящей помолвке своего внука с молодой вдовой, владелицей флотилии. Кроме всего прочего, Сандеру было известно, что у вдовушки имелись серьезные недостатки: вереница любовников и пристрастие к наркотикам. Но это, конечно, деда не интересовало.

Сандер схлестнулся с дедом, и оба сильно разозлились друг на друга. Старик отказался идти на попятную, и внук предупредил: если он публично объявит о помолвке, то Сандер так же публично опровергнет ее.

К тому времени, когда Сандер приехал в Манчестер, гнев его не остыл, а стремление жить своей жизнью только окрепло. Он решил, вернувшись в Грецию, оборвать все нити, связывавшие его с дедом, и начать свой собственный бизнес практически с нуля.

И в таком состоянии, обуреваемый опасной смесью чувств, Сандер встретил Руби. Она смотрела на него с другого конца многолюдного зала. Волосы ее были тщательно взбиты, а губы чересчур сильно накрашены и обведены. Короткая юбчонка открывала стройные ноги, упругие округлые груди были словно выставлены напоказ. На первый взгляд она ничем не отличалась от десятков выискивающих добычу легкодоступных девиц, которые приехали в клуб лишь потому, что в нем любили собираться молодые футболисты.

Сандер оказался в этом клубе, поскольку его пригласил один человек, предложивший помощь в налаживании связей с нужными людьми. Сандер открывал собственное дело, и эти связи ему были необходимы. Но прямо в клуб неожиданно позвонил давний друг Сандера и осторожно посоветовал ему думать прежде всего о своих интересах. Сандер мгновенно сообразил, что деду каким-то образом стали известны планы старшего внука. Значит, кто-то предал его! Гнев — на деда, на тех людей, которым он напрасно доверял, — охватил Сандера, воспламенив кровь. Словно лава, бурлящая в вулкане, этот гнев хлынул наружу, сметая все на своем пути. И на этом пути оказалась Руби. Сандер мог использовать ее так, как хотел. Она жаждала этого.

Ему достаточно было окинуть ее долгим циничным взглядом, и она тут же подошла к нему. Она льнула к мужчине в переполненном зале, от нее пахло водкой и мылом. Сандер запомнил это. От других девушек, развлекавшихся в клубе, пахло дешевыми духами. Он предложил ей выпить, но она покачала головой, глядя на него с откровенным вожделением, и это отсутствие самоуважения еще больше разозлило Сандера. Почему девушки предпочитают использовать свои тела, а не мозги, чтобы утвердиться в жизни, и отдаются мужчинам не столько за деньги, сколько в надежде стать подругой богатого человека?

В его жизни не было места для подобных подруг, но в данный момент он испытывал невероятную ярость. Напряжение буквально разрывало его изнутри, и он решил использовать секс с Руби как лекарство. Взяв бокал — не первый за этот вечер, — Сандер допил коктейль одним глотком, затем повернулся к ней и сказал:

— Пойдем…

Машина подпрыгнула на ухабе, и близнецы проснулись.

— Мы приехали? — сонным голосом спросил Гарри, и Сандер, отвлекшись от своих мыслей, вернулся в реальность.

— Почти, — ответил он. — Мы свернули на дорогу, которая ведет к вилле.

Лимузин так резко повернул, что Руби, повалившись на бок, чуть не стукнулась головой о дверцу. Близнецы, в отличие от нее, нисколько не пострадали, потому что находились в надежных руках отца.

Он любит мальчиков, но не любит жену.

Руби пронзила боль, и это застало ее врасплох. Неужели она ревнует его к сыновьям? Конечно нет. Меньше всего на свете она хочет оказаться в объятиях Сандера.

Машина миновала кованые чугунные ворота и ехала теперь по длинной подъездной аллее, обсаженной кипарисами.

В конце аллеи располагалась квадратная площадка, покрытая гравием, а за ней — сама вилла. В приглушенном свете были видны ее элегантные линии и пропорции в стиле модерн.

— Анна, приглядывающая за домом, приготовила все необходимое для тебя и близнецов. Она, а также Джордж, ее муж, который привез нас сюда, заботятся о вилле и садах. У них есть своя собственная земля за гаражным блоком, отделенная от виллы, — сообщил Сандер, когда машина остановилась на гравийной площадке.

Практически в ту же секунду дверь виллы отворилась, и на пороге появилась высокая, хорошо сложенная женщина со спокойным, невозмутимым лицом. Ее темные волосы были чуть тронуты сединой.

Руби ощутила горечь, увидев, что близнецы, ухватившись за руки Сандера и будто совсем не замечая ее, пошли вместе с отцом к этой женщине. Улыбка, которой она одарила Сандера, была полна любви и радости, и Руби с изумлением увидела, что он нежно обнял женщину. Руби никак не ожидала этого. По-видимому, Анна была для Сандера больше чем просто экономкой.

Анна наклонилась, чтобы поздороваться с мальчиками, но не стала их обнимать, а ждала, с одобрением отметила Руби, когда те сами к ней подойдут.

Сандер слегка подтолкнул близнецов и сказал:

— Это Анна. Она заботилась обо мне, когда я был маленьким, а теперь позаботится о вас.

Мгновенно в Руби взбурлил протест. Ее сыновья не нуждаются в Анне и ни в ком другом. У них есть мать, и она должна заботиться о них. Выступив вперед, Руби обняла мальчиков за плечи и тут же была обезоружена теплой улыбкой Анны. Экономка восприняла ее жест с одобрением, не увидев в нем вызова или предостережения.

Когда Сандер представил экономке Руби, назвав ее своей женой, стало очевидно, что для Анны это не являлось новостью. Интересно, что он сказал родным, а также знакомым по поводу близнецов? Как объяснил, откуда у него взялись два мальчика и жена? Руби это было неизвестно. Но Анна явно обрадовалась появлению у Сандера сыновей, уже обожала их, готова была баловать, ублажать и потакать им во всем.

— Анна покажет виллу, а также накормит тебя и мальчиков, — произнес он, обращаясь к Руби.

Затем Сандер обратился к Анне на греческом языке. Она, просияв, энергично кивнула, а он повернулся и, миновав холл, исчез в дверях из темного дерева, контрастирующего с белой стеной.