Прочитайте онлайн Вечеринка в Хэллоуин | Глава 8

Читать книгу Вечеринка в Хэллоуин
4916+1466
  • Автор:
  • Перевёл: В. Б. Тирдатов
  • Язык: ru

Глава 8

Было шесть вечера. Сидя за столом в «Пайн-Крест», Эркюль Пуаро положил в рот кусок сосиски и запил его чаем. Чай был слишком крепкий, зато сосиски оказались приготовленными отменно. Пуаро с признательностью посмотрел на миссис Маккей, склонившуюся над большим коричневым чайником.

Элспет Маккей не походила на своего брата. Она была тонкой как щепка. Суперинтендента Спенса напоминали разве только чеканные линии подбородка и глаза на худощавом лице, взиравшие на мир проницательным, оценивающим взглядом. «На здравый смысл и суждения их обоих можно смело положиться, – думал Пуаро, – хотя они и будут выражать эти суждения по-разному: суперинтендент – медленно и тщательно, словно в результате долгих размышлений, а миссис Маккей – резко и быстро, как кошка бросается на мышь».

– Многое зависит от характера этой девочки, Джойс Рейнолдс, – сказал Пуаро. – Это озадачивает меня более всего. – Он вопрошающе взглянул на Спенса.

– В таких делах на меня не рассчитывайте, – отозвался суперинтендент. – Я живу здесь недостаточно долго. Лучше спросите у Элспет.

Пуаро, приподняв брови, посмотрел на женщину, сидящую напротив.

– По-моему, она была просто маленькой лгуньей, – быстро ответила миссис Маккей.

– Вы бы не стали полагаться на ее слова?

Элспет решительно покачала головой:

– Нет. У нее был хорошо подвешен язык, но я бы ей ни за что не поверила.

– Она любила выставлять себя напоказ?

– Вот именно. Вам ведь рассказывали про историю с Индией? Многие ей поверили. Во время каникул она с семьей ездила куда-то за границу. Не знаю, то ли ее родители, то ли дядя с тетей, но кто-то из них побывал в Индии, а Джойс, вернувшись с каникул, заявила, что была там вместе с ними. Болтала о магараджах, слонах, охоте на тигров, и все вокруг уши развесили. Сначала я думала, что она просто преувеличивает, но количество слонов и тигров возрастало с каждым разом, если вы понимаете, что я имею в виду. Я и раньше знала, что она любит присочинить.

– Всегда с целью привлечь к себе внимание?

– Да, вы правы. Ей только это и было нужно.

– Ты не можешь утверждать, что девочка постоянно лгала, потому что она один раз сочинила историю о путешествии, – заметил суперинтендент Спенс.

– Я и не утверждаю, – отозвалась Элспет, – но считаю это очень вероятным.

– Следовательно, если Джойс Рейнолдс заявила бы, что видела убийство, вы бы решили, что она это выдумала?

– Совершенно верно, – кивнула миссис Маккей.

– И могла бы ошибиться, – сказал ее брат.

– Каждый может ошибиться. Знаешь старую историю о мальчике, которому нравилось кричать: «Волк!» – он кричал это слишком часто, поэтому, когда волк появился в самом деле, никто ему не поверил, и волк его загрыз.

– Значит, вы считаете…

– Я по-прежнему считаю вероятным, что Джойс все выдумала. Но я человек справедливый и допускаю, что она могла что-то видеть – пускай не убийство, но что-то вроде него.

– И поэтому ее убили, – закончил суперинтендент Спенс. – Не забывай об этом, Элспет.

– Я и не забываю. Вот почему я говорю, что, возможно, неверно о ней судила. Сожалею, если так. Но спросите каждого, кто ее знал, и вам все скажут, что Джойс любила приврать. Естественно, что вечеринка ее возбудила и ей хотелось произвести впечатление на окружающих.

– Однако они ей не поверили, – заметил Пуаро.

Элспет Маккей с сомнением покачала головой.

– Какое убийство она могла видеть? – допытывался Пуаро.

– Никакого, – решительно ответила Элспет Маккей.

– Но ведь люди здесь умирали – скажем, за последние три года.

– Естественно, – кивнул Спенс. – Старики, инвалиды, возможно, автомобилист кого-то сбил и скрылся с места происшествия…

– И никаких необычных или неожиданных смертей?

– Ну… – Элспет заколебалась.

– Я тут записал несколько имен, – перебил ее брат. Он придвинул к Пуаро лист бумаги. – Это избавит вас от лишних расспросов.

– Здесь указаны предполагаемые жертвы?

– Пожалуй, это слишком сильно сказано, но если рассуждать в пределах возможностей…

Пуаро прочитал вслух:

– Миссис Ллуэллин-Смайт. Шарлотт Бенфилд. Дженет Уайт. Лесли Ферриер… – Он прервался, посмотрел на миссис Маккей и повторил первое имя: – Миссис Ллуэллин-Смайт.

– Возможно, тут что-то есть, – кивнула Элспет и добавила слово, похожее на «опера».

– Опера? – Пуаро был озадачен. – При чем тут опера?

– Однажды ночью она сбежала, – продолжала миссис Маккей, – и больше о ней никогда не слышали.

– Кто сбежала? Миссис Ллуэллин-Смайт?

– Нет, нет. Девушка-опера. Она легко могла добавить что-то в лекарство. Ведь она получала все деньги – или, по крайней мере, думала, что получит.

Пуаро недоуменно посмотрел на Спенса.

– Больше о ней никогда не слышали, – повторила миссис Маккей. – Эти иностранные девушки все одинаковы.

Значение слова «опера» наконец дошло до Пуаро.

– Ах, девушка au pair! – воскликнул он.

– Да. Она жила со старой леди и исчезла спустя неделю или две после ее смерти.

– Наверняка сбежала с каким-то мужчиной, – вставил Спенс.

– Если так, то о нем никто ничего не знал, – возразила Элспет, – а здесь обычно знают, кто с кем…

– Кто-нибудь подозревал, что со смертью миссис Ллуэллин-Смайт что-то не так? – спросил Пуаро.

– Нет. У нее было больное сердце. Доктор регулярно посещал ее.

– Однако вы именно с нее начали список возможных жертв, друг мой?

– Ну, она была очень богатой женщиной и умерла не то чтобы неожиданно, но внезапно. По-моему, доктор Фергюсон был слегка удивлен. Думаю, он ожидал, что она проживет дольше. Но докторам часто преподносят сюрпризы. Миссис Ллуэллин-Смайт не принадлежала к тем, кто выполняет врачебные предписания. Ей было велено не переутомляться, но она поступала как хотела. В частности, она была завзятым садоводом, а больному сердцу эти занятия не идут на пользу.

– Миссис Ллуэллин-Смайт поселилась здесь, когда заболела, – подхватила Элспет Маккей. – Раньше она жила за границей. Она приехала сюда, чтобы быть поближе к племяннику и племяннице, мистеру и миссис Дрейк, и купила «Куорри-Хаус» – большой викторианский дом с заброшенной каменоломней, которая ее и привлекла. Миссис Ллуэллин-Смайт истратила тысячи фунтов на переделку каменоломни в подземный сад, или как там это называется. Специально наняла садовника-декоратора из Уисли или еще откуда-то, чтобы его проектировать. Там есть на что посмотреть.

– Пожалуй, действительно стоит взглянуть, – сказал Пуаро. – Кто знает – это может подать мне идею.

– На вашем месте я бы непременно там побывала.

– Говорите, женщина была богата?

– Вдова крупного судостроителя. У нее была куча денег.

– Ее смерть была внезапной, но никто не сомневался, что она произошла от естественных причин, – сказал Спенс. – Сердечная недостаточность – врачи используют более длинное название: коронарный что-то там.

– И не возникало вопроса о дознании?

Спенс покачал головой.

– Такое бывало и раньше, – заметил Пуаро. – Пожилую женщину предупреждают, чтобы она была осторожной, не бегала вверх-вниз по лестницам, не возилась подолгу в саду и так далее. Но энергичная женщина, всю жизнь поступавшая по-своему и к тому же бывшая садоводом-энтузиастом, не всегда относится к подобным рекомендациям с должным вниманием.

– Это верно. Миссис Ллуэллин-Смайт сделала просто чудо из этой каменоломни – вернее, не она, а садовник-декоратор. Они оба работали там три или четыре года. Кажется, она видела такой сад в Ирландии во время садоводческого тура, организованного Национальным кредитом, и переделала каменоломню по его образцу. Да, на это в самом деле стоит посмотреть.

– Следовательно, местный врач определил ее смерть как естественную, – сказал Пуаро. – Это тот самый врач, который практикует здесь до сих пор и которого я намерен вскоре повидать?

– Да, доктор Фергюсон. Ему около шестидесяти лет, он отличный профессионал, и его здесь любят.

– Но вы подозреваете, что смерть миссис Ллуэллин-Смайт могла быть убийством? По какой-то другой причине, помимо тех, которые вы мне уже изложили?

– Прежде всего, девушка-опера, – отозвалась Элспет.

– Почему?

– Должно быть, она подделала завещание. Кто еще мог это сделать?

– Вам следует рассказать об этом подробнее, – промолвил Пуаро. – Что за история с поддельным завещанием?

– Ну, во время официального утверждения завещания старой леди не обошлось без суеты.

– Это было новое завещание?

– Все дело в… как это называется – похоже на крокодила… в кодициле.

Элспет посмотрела на Пуаро, и тот кивнул.

– Она составляла завещания несколько раз, – сказал Спенс. – Они почти одинаковы. Часть денег отходила благотворительным организациям и старым слугам, но основное получали племянник и его жена, которые были ее ближайшими родственниками.

– А что это за кодицил?

– Согласно ему, все получает девушка-опера, – ответила Элспет, – «за ее доброту и преданную заботу» – что-то вроде того.

– Тогда расскажите мне побольше об этой девушке au pair.

– Она прибыла из какой-то страны в Центральной Европе с очень длинным названием.

– Как долго она пробыла у старой леди?

– Чуть больше года.

– Вы все время называете миссис Ллуэллин-Смайт старой леди. Сколько ей было лет?

– Ну, шестьдесят пять или шестьдесят шесть.

– Это не такая уж глубокая старость, – с чувством заметил Пуаро.

– Говорят, она составила несколько завещаний, – продолжала Элспет. – Как сказал Берт, все они почти одинаковые – возможно, отличаются только названиями благотворительных организаций и памятными сувенирами для слуг. Но основная часть денег всегда переходила племяннику, его жене и, кажется, какому-то отдаленному кузену, но, когда она умерла, того уже не было в живых. Старая леди завещала бунгало, которое она построила, садовнику-декоратору, чтобы он жил в нем сколько пожелает, вместе с каким-то доходом, чтобы он мог содержать сад в каменоломне в должном порядке и открытым для посещения.

– Полагаю, родственники заявили, что она не пребывала в здравом уме и попала под дурное влияние?

– Возможно, могло дойти и до такого, – отозвался Спенс. – Но, как я говорил, адвокаты быстро обнаружили подделку, которая выглядела не слишком убедительно.

– Выяснилось, что девушка-опера могла легко это проделать, – сказала Элспет. – Понимаете, она писала очень много писем под диктовку миссис Ллуэллин-Смайт, которая не любила, когда ее письма к друзьям отпечатывают на машинке. Если это было не деловое письмо, она всегда просила: «Пишите от руки почерком, похожим на мой, и подпишите моим именем». Миссис Майнден, уборщица, слышала, как старая леди это говорила. Очевидно, девушка привыкла копировать ее почерк и внезапно сообразила, что может воспользоваться этим в своих целях. Но, как я сказала, адвокаты быстро это заметили.

– Адвокаты самой миссис Ллуэллин-Смайт?

– Да, Фуллертон, Харрисон и Ледбеттер. Очень респектабельная фирма в Медчестере. Они всегда вели ее дела. Адвокаты привлекли экспертов, девушке стали задавать вопросы, она почуяла неладное и в один прекрасный день сбежала, оставив половину своих вещей. Против нее готовили иск, но она не стала его дожидаться. Выбраться из Англии нетрудно, если сделать это вовремя. На один день можно съездить на континент без паспорта, а если заранее сговориться с кем-нибудь по ту сторону пролива, то можно все провернуть, прежде чем начнется преследование. Возможно, девушка вернулась на родину, либо изменила имя, или отправилась к друзьям.

– Но все думали, что миссис Ллуэллин-Смайт умерла естественной смертью? – осведомился Пуаро.

– Да, в этом едва ли кто-нибудь сомневался. Я допускаю иную возможность только потому, что известно немало случаев, когда такое происходило, а врач ничего не подозревал. Предположим, Джойс где-то услышала, что девушка-опера давала лекарство миссис Ллуэллин-Смайт, а старая леди сказала, что у этого лекарства странный, горький привкус.

– Можно подумать, будто ты сама это слышала, Элспет, – заметил суперинтендент Спенс. – У тебя слишком богатое воображение.

– Когда она умерла? – спросил Пуаро. – Утром или вечером, дома или на улице?

– Дома. Миссис Ллуэллин-Смайт вернулась после работы в саду с сильной одышкой. Она сказала, что очень устала и хочет полежать. Больше она уже не встала. С медицинской точки зрения все как будто вполне естественно.

Пуаро извлек записную книжечку. Первая страница уже была озаглавлена: «Жертвы». Он написал под заголовком: «№ 1 (предположительно). Миссис Ллуэллин-Смайт», а на следующие страницы переписал другие имена из списка Спенса.

– Шарлотт Бенфилд? – продолжил он расспросы.

– Шестнадцатилетняя продавщица, – сразу же ответил Спенс. – Множественные травмы головы. Найдена на тропинке возле леса Куорри. Подозревали двух парней. Оба гуляли с ней время от времени. Но не было никаких улик.

– Они содействовали полиции в расследовании?

– Ну, содействием это не назовешь. Оба были смертельно напуганы, лгали, противоречили сами себе. Конечно, на убийц они не слишком походили, но кто знает…

– Что они собой представляли?

– Питер Гордон, возраст двадцать один год, безработный. Пару раз устраивался на работу, но не удерживался на месте – слишком ленив. Смазливая внешность. Однажды или дважды попадал под суд за мелкие кражи, но освобождался на поруки. Никаких преступлений, связанных с насилием, за ним не числится. Водился с довольно скверной компанией молодых уголовников, но обычно избегал серьезных неприятностей.

– А другой?

– Томас Хадд, возраст двадцать лет. Заикается, очень робок и вообще невротик. Хотел быть учителем, но не смог получить степень. Мать вдова, души не чает в сыне. Не одобряла его подружек и старалась, чтобы он держался за ее юбку. Работал Хадд в канцелярском магазине. Ничего преступного за ним не числится, но психологическая вероятность остается. Девушка часто вызывала у него ревность – это возможный мотив, но снова никаких улик. Оба парня имели алиби. Мать Хадда утверждала, что он провел весь вечер с ней, но она готова клясться в этом до конца дней, и никто не знает, был ли он действительно дома или вблизи места преступления. Алиби Гордона подтвердил кто-то из его дружков, еще менее надежных, чем он сам. Стоит оно немногого, но ничего не поделаешь.

– Когда это произошло?

– Полтора года назад.

– И где?

– На тропинке в поле неподалеку от Вудли-Каммон.

– В трех четвертях мили, – добавила Элспет.

– Возле дома Джойс Рейнолдс?

– Нет, на другой стороне деревни.

– Едва ли это убийство, о котором говорила Джойс, – задумчиво произнес Пуаро. – Когда видишь, как молодой человек зверски бьет девушку по голове, то сразу думаешь об убийстве, а не ждешь целый год, чтобы это понять. – Пуаро прочитал следующее имя: – Лесли Ферриер?

– Клерк в адвокатской конторе, – снова заговорил Спенс, – двадцать восемь лет, работал у Фуллертона, Харрисона и Ледбеттера на Маркет-стрит в Медчестере.

– Кажется, вы говорили, что они были адвокатами миссис Ллуэллин-Смайт?

– Да, они самые.

– И что же произошло с Лесли Ферриером?

– Он был убит ножом в спину неподалеку от пивной «Зеленый лебедь». Говорили, что у него была связь с женой хозяина пивной, Харри Гриффина. Бабенка и сейчас недурна собой. Правда, она была старше Ферриера на пять-шесть лет, но ей нравились молодые.

– Оружие нашли?

– Нет. Ходили слухи, что Лесли бросил миссис Гриффин и завел себе другую девушку, но какую именно, так толком узнать и не удалось.

– А кого подозревали в убийстве? Хозяина пивной или его жену?

– Обоих, – ответил Спенс. – Жена казалась более вероятным кандидатом. Она была наполовину цыганка и темпераментная штучка. Но имелись и другие возможности. Наш Лесли вел отнюдь не безупречную жизнь. Ему едва исполнилось двадцать, когда у него уже были неприятности с подделкой счетов. Но у Лесли было трудное детство, и начальство за него поручилось. Он отделался кратким сроком и, выйдя из тюрьмы, поступил к Фуллертону, Харрисону и Ледбеттеру.

– И после этого он жил честно?

– Ну, не было никаких доказательств обратного. На службе у него вроде было все как надо, но Лесли участвовал в нескольких сомнительных сделках со своими друзьями. Он, конечно, был нечистоплотным типом, хотя достаточно осторожным.

– Так что за другие возможности?

– Его мог прикончить кто-то из дружков. Когда якшаешься с дрянной компанией, нетрудно схлопотать нож в спину, если подведешь кого-то из них.

– Что-нибудь еще?

– Ну, на счете в банке у него оказалось порядочно денег. Он вносил их наличными, и откуда они взялись, неизвестно. Это подозрительно само по себе.

– Возможно, крал понемногу у Фуллертона, Харрисона и Ледбеттера? – предположил Пуаро.

– Они все проверили и утверждают, что нет.

– А у полиции не было никаких идей насчет того, откуда могли взяться деньги?

– Нет.

– Думаю, – заметил Пуаро, – это снова не то убийство, которое видела Джойс. – Он прочитал последнее имя: – Дженет Уайт?

– Найдена задушенной на дорожке, ведущей от школы к ее дому. Она делила квартиру с другой учительницей, Норой Эмброуз. Согласно Норе, Дженет Уайт говорила, что нервничает из-за какого-то мужчины, с которым порвала год назад, но который часто посылает ей угрожающие письма. Об этом мужчине ничего не удалось выяснить. Нора Эмброуз не знала ни его имени, ни где он живет.

– Ага, – заметил Пуаро. – Это мне больше нравится. – Он отметил черной галочкой имя Дженет Уайт.

– По какой причине? – осведомился Спенс.

– Это больше походит на убийство, свидетелем которого могла оказаться девочка в возрасте Джойс. Возможно, она узнала в жертве свою учительницу, хотя вряд ли узнала нападавшего. Джойс могла услышать ссору и увидеть борьбу знакомой ей женщины и незнакомого мужчины, но в тот момент не придать этому особого значения. Когда была убита Дженет Уайт?

– Два с половиной года тому назад.

– И время подходит, – кивнул Пуаро. – Тогда Джойс, возможно, не осознала, что человек, державший Дженет Уайт руками за шею, не обнимал, а убивал ее, но, повзрослев, все поняла. – Он посмотрел на Элспет: – Вы согласны с моими рассуждениями?

– Я понимаю, что вы имеете в виду, – ответила она. – Но мне кажется, вы движетесь не в том направлении. Ищете жертву давнего убийства, вместо того чтобы искать человека, который убил ребенка здесь, в Вудли-Каммон, не более трех дней назад.

– Мы движемся от прошлого к будущему, – отозвался Пуаро. – И поэтому должны подумать, кто в Вудли-Каммон среди людей, присутствовавших на вечеринке, мог быть связан с более давним преступлением.

– Мы можем немного сузить круг поисков, – сказал Спенс, – если согласиться с вашим предположением, будто Джойс погибла из-за своего заявления, что она видела убийство. Она произнесла это во время подготовки к вечеринке. Конечно, мы можем ошибаться, считая это мотивом, но я так не думаю. Поэтому будем считать, что кто-то слышал ее слова и действовал, не теряя времени.

– Кто присутствовал на подготовке? – спросил Пуаро. – Полагаю, это вам известно?

– Да. Я составил для вас список.

– Вы тщательно все проверили?

– Проверил несколько раз – работенка была не из легких. Здесь восемнадцать имен.

Список присутствовавших на подготовке к вечеринке в Хэллоуин

Миссис Дрейк (хозяйка дома)

Миссис Батлер

Миссис Оливер

Мисс Уиттейкер (школьная учительница)

Преподобный Чарлз Коттрелл (викарий)

Саймон Лэмптон (его заместитель)

Мисс Ли (медсестра доктора Фергюсона)

Энн Рейнолдс

Джойс Рейнолдс

Леопольд Рейнолдс

Николас Рэнсом

Дезмонд Холленд

Битрис Ардли

Кэти Грант

Дайана Брент

Миссис Карлтон (домашняя прислуга)

Миссис Майнден (уборщица)

Миссис Гудбоди (приходящая уборщица)

– Вы уверены, что это все?

– Нет, – ответил Спенс, – не уверен. Никто не может быть уверенным. Разные люди приносили всякие вещи – цветные лампочки, зеркала, тарелки, пластмассовое ведро, – обменивались несколькими словами и уходили, не оставаясь участвовать в подготовке. Кого-то из них могли не заметить или не запомнить в числе присутствующих. Но даже если такой человек просто принес ведро в холл, он мог услышать, что Джойс говорила в гостиной. Она ведь громко доказывала свою правоту. Мы не можем ограничиваться этим списком, но пока у нас нет другого выхода. Взгляните сюда – я добавил к именам краткие описания.

– Благодарю вас. Еще один вопрос. Должно быть, вы расспрашивали некоторых из этих людей – например, тех, которые присутствовали и на самой вечеринке. Хоть кто-нибудь из них упоминал, что Джойс говорила, будто она видела убийство?

– Не думаю. В протоколах это не отмечено. Впервые я услышал об этом от вас.

– Интересно, – промолвил Пуаро. – Можно даже сказать, замечательно.

– Очевидно, никто не принял это всерьез, – предположил Спенс.

Пуаро задумчиво кивнул:

– А теперь я должен отправляться на встречу с доктором Фергюсоном в его приемной. – Он сложил вдвое список Спенса и сунул его в карман.