Прочитайте онлайн Вечеринка в Хэллоуин | Глава 6

Читать книгу Вечеринка в Хэллоуин
4916+1430
  • Автор:
  • Перевёл: В. Б. Тирдатов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 6

Удовлетворенный достигнутым, Пуаро покинул своего друга.

Он не сомневался, что получит нужную информацию. Ему удалось заинтересовать Спенса, а Спенс не принадлежал к тем, кто, напав на след, способен бросить его. Репутация опытного отставного офицера отдела уголовного розыска должна была завоевать ему друзей в местной полиции.

Пуаро посмотрел на часы. Через десять минут у него назначена встреча с миссис Оливер возле дома под названием «Эппл-Триз», вызывавшим мрачные воспоминания о недавней трагедии.

«От яблок некуда деваться», – подумал Пуаро. Казалось, ничего не может быть приятнее сочных английских яблок. Но здесь они связаны с ведьмами, метлами, старинным фольклором и убитым ребенком.

Следуя указанному маршруту, Пуаро минута в минуту прибыл к красному кирпичному дому в георгианском стиле с приятным на вид садом и аккуратной буковой изгородью.

Протянув руку, он поднял крючок и прошел через стальную калитку с табличкой «Эппл-Триз». Дорожка вела к парадному входу. Дверь открылась, и на крыльцо шагнула миссис Оливер, словно механическая фигурка из дверцы на циферблате швейцарских часов.

– Вы абсолютно точны, – слегка запыхавшись, сказала она. – Я увидела вас в окно.

Пуаро повернулся и тщательно закрыл за собой калитку. Практически при каждой его встрече с миссис Оливер – случайной или условленной – почти сразу же возникал мотив яблок. Она ела яблоко в данный момент или только что, о чем свидетельствовала кожура на комоде, либо несла сумку с яблоками. Но сегодня упомянутых фруктов нигде не было видно. «И правильно, – с одобрением подумал Пуаро. – Было бы проявлением дурного вкуса грызть яблоко на месте не просто преступления, а подлинной трагедии. Как иначе можно назвать внезапную гибель тринадцатилетнего ребенка?» Пуаро не нравилось об этом думать, но он решил, что будет делать это до тех пор, покуда во тьме не блеснет луч света и он не увидит то, ради чего прибыл сюда.

– Не могу понять, почему вы не могли остановиться у Джудит Батлер, а не в этой жуткой гостинице, – сказала миссис Оливер.

– Потому что мне лучше наблюдать за происходящим в какой-то мере со стороны, – ответил Пуаро.

– Не понимаю, как это возможно, – заметила миссис Оливер. – Вам ведь придется со всеми встречаться и беседовать, не так ли?

– Безусловно, – согласился Пуаро.

– Кого вы уже успели повидать?

– Моего друга суперинтендента Спенса.

– Как он выглядит сейчас?

– Гораздо старше, чем прежде.

– Естественно, – кивнула миссис Оливер. – Чего еще вы могли ожидать? Он стал глуховат или подслеповат? Толще или худее?

Пуаро задумался.

– Немного худее. Он носит очки для чтения. Не думаю, что он глуховат, – по крайней мере, внешне это незаметно.

– И что он обо всем этом думает?

– Вы слишком торопитесь, – улыбнулся Пуаро.

– Тогда что вы и он собираетесь делать?

– Я заранее спланировал программу, – ответил Пуаро. – Сначала я повидал старого друга и посоветовался с ним. Я попросил его добыть для меня сведения, которые не так легко приобрести иным образом.

– Вы имеете в виду, что он получит информацию через своих дружков из местной полиции?

– Ну, я бы не ставил вопрос так прямо, но это один из способов, о которых я думал.

– А потом?

– Я пришел сюда встретиться с вами, мадам. Мне нужно видеть место преступления.

Миссис Оливер обернулась и посмотрела на дом.

– Не похоже на дом, где произошло убийство, верно?

«Все-таки ее инстинкт безошибочен!» – подумал Пуаро.

– Совсем не похоже, – согласился он. – После этого я пойду с вами повидать мать убитой девочки. Послушаю, что она может мне сообщить. Во второй половине дня мой друг Спенс устроит мне встречу с местным инспектором. Я также хочу поговорить со здешним врачом и, может быть, с директрисой школы. В шесть вечера я пью чай и ем сосиски в доме моего друга Спенса с ним и его сестрой, где мы все обсудим.

– Что еще, по-вашему, он сможет вам рассказать?

– Я хочу познакомиться с его сестрой. Она живет здесь дольше, чем он. Спенс переехал к ней после смерти ее мужа. Возможно, она хорошо знает местных жителей.

– Вы говорите как компьютер, – сказала миссис Оливер. – Программируете сами себя – кажется, это так называется? Я имею в виду, вы весь день запихиваете в себя полученные сведения, а потом хотите посмотреть, что выйдет наружу.

– В ваших словах есть смысл, – кивнул Пуаро. – Да, я, как компьютер, впитываю в себя информацию…

– А если вы выдадите неправильные ответы? – спросила миссис Оливер.

– Это невозможно, – заявил Эркюль Пуаро. – С компьютерами такого не бывает.

– Считается, что не бывает, – поправила миссис Оливер, – но чего только не случается в действительности. Например, мой последний счет за электричество. Существует поговорка «Человеку свойственно ошибаться», но человеческая ошибка – ничто в сравнении с тем, что может натворить компьютер. Входите и познакомьтесь с миссис Дрейк.

«Миссис Дрейк не назовешь заурядной женщиной», – подумал Пуаро. Ей было лет сорок с небольшим, она была высокой и красивой, с золотистыми волосами, чуть тронутыми сединой, и блестящими голубыми глазами. От миссис Дрейк словно исходила аура компетентности. Недаром все устраиваемые ею вечеринки оказывались успешными. В гостиной посетителей ждал поднос с утренним кофе и засахаренным печеньем.

Пуаро видел, что «Эппл-Триз» содержат на самом высоком уровне. Дом был прекрасно меблирован, на полу лежали ковры отличного качества, все было начищено и отполировано до блеска, и при этом ничего не бросалось в глаза. Расцветки занавесей и покрывал были приятными, но вполне традиционными. Дом можно было сдать в аренду в любой момент, не убирая никаких ценностей и не делая никаких изменений в меблировке.

Миссис Дрейк приветствовала визитеров, успешно скрывая, как догадывался Пуаро, чувство досады по поводу своего положения хозяйки дома, где произошло такое антисоциальное явление, как убийство. Будучи видным членом общины Вудли-Каммон, она, несомненно, испытывала неприятное ощущение оказавшейся в какой-то степени неадекватной. То, что случилось, не должно было случиться. В другом доме, с другими хозяевами – куда ни шло. Но на вечеринке для детей, организованной ею, не должно было произойти ничего подобного. Ей следовало об этом позаботиться. Пуаро также подозревал, что миссис Дрейк упорно ищет причину – не столько причину убийства, сколько какой-нибудь промах со стороны одной из ее помощниц, которой не хватило сообразительности понять, что такое может случиться.

– Мсье Пуаро, – заговорила миссис Дрейк четким, хорошо поставленным голосом, который, по мнению Пуаро, отлично прозвучал бы в маленьком лектории или деревенском зале собраний, – я очень рада вашему прибытию. Миссис Оливер говорила мне, насколько бесценной будет для нас ваша помощь в этом ужасном кризисе.

– Заверяю вас, мадам, что сделаю все от меня зависящее, но вы, несомненно, понимаете благодаря вашему жизненному опыту, что это дело окажется весьма трудным.

– Трудным? – переспросила миссис Дрейк. – Ну разумеется. Кажется абсолютно невероятным, что такая ужасная вещь могла произойти. Полагаю, – добавила она, – полиции что-то известно? У инспектора Рэглена как будто хорошая репутация. Не знаю, должны ли они обратиться в Скотленд-Ярд. Вроде бы считают, что смерть этого бедного ребенка – событие местного значения. Мне незачем напоминать вам, мсье Пуаро, – в конце концов, вы читаете газеты, так же как и я, – что в сельской местности постоянно происходят трагические события с детьми. Они становятся все более частыми. Конечно, в этом повинен общий рост психической неуравновешенности, но должна заметить, что матери и семьи не присматривают за своими детьми как следует. Ребятишек отправляют в школу по утрам, когда еще не рассвело, и посылают домой вечерами, уже после наступления темноты. А дети, сколько их ни предупреждай, всегда соглашаются, когда их предлагают подвезти в красивой машине. Они слишком доверчивы. Очевидно, тут ничего не поделаешь.

– Но происшедшее здесь, мадам, было совсем иного свойства.

– Да, знаю. Потому я и использовала слово «невероятное». Я просто не могу в это поверить. Все было под контролем. Вечеринку тщательно подготовили, и она проходила согласно плану. Лично мне кажется, что здесь должен иметься, так сказать, сторонний фактор. Кто-то проник в дом – при таких обстоятельствах это нетрудно, – кто-то, страдающий тяжким психическим расстройством. Таких людей выпускают из психиатрических больниц просто потому, что там не хватает мест. Ведь в наши дни постоянно требуются места для новых пациентов. Этот бедняга – если только к подобным людям можно испытывать жалость, что мне, честно говоря, трудновато, – увидел в окно, что здесь идет вечеринка для детей, каким-то образом привлек внимание девочки и убил ее. Конечно, такое трудно себе представить, но ведь это произошло.

– Возможно, вы покажете мне, где…

– Разумеется. Хотите еще кофе?

– Нет, благодарю вас.

Миссис Дрейк поднялась.

– Полиция, кажется, думает, что это случилось во время игры в «Львиный зев», которая происходила в столовой.

Она пересекла холл, открыла дверь и с видом человека, демонстрирующего старинный дом приехавшим на автобусе экскурсантам, указала на обеденный стол и тяжелые бархатные занавеси:

– Конечно, здесь было темно, если не считать горящих изюминок на блюде. А теперь…

Миссис Дрейк снова прошла через холл и распахнула дверь в маленькую комнату с креслами, охотничьими гравюрами и книжными полками.

– Библиотека, – сказала она, слегка поежившись. – Ведро стояло здесь – конечно, на пластиковой циновке…

Миссис Оливер не пошла с ними в библиотеку, оставшись в холле.

– Не могу идти туда, – пожаловалась она Пуаро. – Там все слишком напоминает…

– Теперь там не на что смотреть, – промолвила миссис Дрейк. – Я просто показываю вам, где это случилось, как вы меня просили.

– Полагаю, – заметил Пуаро, – здесь было много воды?

– Разумеется, в ведре была вода. – Миссис Дрейк смотрела на Пуаро так, словно думала, что у него не все дома.

– Но вода была и на циновке. Ведь если голову девочки затолкали в ведро, много воды должно было расплескаться вокруг.

– Да. Даже во время игры ведро пришлось наполнять один или два раза.

– Значит, тот, кто это сделал, тоже, очевидно, был мокрым?

– Да, вероятно.

– Но на это не обратили внимания?

– Нет, нет, инспектор спрашивал меня об этом. Понимаете, под конец вечеринки почти все были растрепанными, мокрыми или обсыпанными мукой. Так что тут едва ли можно было найти ключ к разгадке. Полиция, по-моему, на это не рассчитывала.

– Да, – кивнул Пуаро. – По-видимому, единственным ключом была сама девочка. Надеюсь, вы расскажете мне все, что знаете о ней?

– О Джойс?

Миссис Дрейк выглядела слегка ошеломленной. Казалось, Джойс уже вылетела у нее из головы, и она удивилась, когда ей напомнили о ней.

– Жертва всегда очень важна, – продолжал Пуаро. – Она часто является причиной преступления.

– Думаю, я понимаю, что вы имеете в виду, – сказала миссис Дрейк, хотя явно этого не понимала. – Может быть, вернемся в гостиную?

– И там вы мне все расскажете о Джойс, – закончил Пуаро.

Они снова расположились в гостиной.

Миссис Дрейк казалась смущенной.

– Право, не знаю, что вы ожидаете от меня услышать, мсье Пуаро, – сказала она. – Уверена, что все сведения можно легко получить в полиции или у матери Джойс. Конечно, это будет мучительно для бедной женщины, но…

– Но мне нужно не мнение матери о покойной дочери, – прервал Пуаро, – а четкое, непредвзятое мнение человека, отлично знающего людскую натуру. Если не ошибаюсь, мадам, вы участвуете во многих здешних благотворительных и общественных мероприятиях. Уверен, что никто не мог бы лучше вас описать личность и характер знакомого человека.

– Ну, это не так легко… Дети в таком возрасте – по-моему, ей было лет двенадцать-тринадцать – похожи друг на друга.

– Вовсе нет, – возразил Пуаро. – Они очень сильно различаются по своим характерам и склонностям. Вам нравилась Джойс?

Вопрос, казалось, усилил смущение миссис Дрейк.

– Ну… конечно, нравилась, – ответила она. – Большинству людей нравятся все дети.

– Не могу с вами согласиться, – покачал головой Пуаро. – Некоторые дети кажутся мне крайне непривлекательными.

– Да, ведь в наше время их редко воспитывают как подобает. Их всех отправляют в школы и позволяют им вести весьма вольную жизнь – самим выбирать себе друзей и… О, право же, мсье Пуаро…

– Так Джойс была симпатичным ребенком или нет? – настаивал Пуаро.

Миссис Дрейк осуждающе посмотрела на него:

– Не забывайте, мсье Пуаро, что бедная девочка мертва.

– Мертва или жива, мой вопрос очень важен. Возможно, будь она приятным ребенком, никто бы не захотел убить ее, но в противном случае…

– Едва ли причина в этом.

– Кто знает? Как я понял, она утверждала, будто видела убийство.

– Ах это! – презрительно отмахнулась миссис Дрейк.

– Вы не приняли всерьез ее заявление?

– Конечно не приняла. Девочка просто болтала чушь.

– Каким образом она об этом заговорила?

– По-моему, детей возбудило присутствие миссис Оливер… Не забывайте, дорогая, что вы очень знамениты, – добавила миссис Дрейк, обращаясь к Ариадне Оливер. В слове «дорогая» не слышалось особого энтузиазма. – Не думаю, чтобы эта тема возникла при иных обстоятельствах, но дети были взбудоражены встречей с известной писательницей…

– Итак, Джойс сказала, что видела убийство, – задумчиво произнес Пуаро.

– Да, что-то в этом роде. Я толком не слышала.

– Но вы помните, что она это говорила?

– Да, но я ей не поверила. Ее сестра сразу велела ей замолчать, и правильно сделала.

– И Джойс из-за этого расстроилась?

– Она продолжала твердить, что это правда.

– Фактически она этим хвасталась?

– Ну, в некотором роде…

– Полагаю, это могло быть правдой, – заметил Пуаро.

– Чепуха! Никогда этому не поверю, – заявила миссис Дрейк. – Обычная глупая болтовня Джойс.

– Она была глупой девочкой?

– Думаю, ей нравилось выставлять себя напоказ. Джойс хотела, чтобы другие девочки считали, будто она видела и знает больше их.

– Не слишком симпатичный ребенок, – промолвил Пуаро.

– Пожалуй, – согласилась миссис Дрейк. – Из тех детей, которым приходится постоянно затыкать рот.

– А что сказали об этом другие дети? На них это произвело впечатление?

– Они смеялись над ней, – ответила миссис Дрейк. – Конечно, это ее только подзадорило.

– Ну, – поднявшись, сказал Пуаро, – я рад, что выслушал ваше твердое мнение на этот счет. – Он вежливо склонился над ее рукой. – До свидания, мадам. Благодарю вас за то, что вы позволили мне увидеть место трагического события. Надеюсь, это не вызвало у вас слишком тяжких воспоминаний.

– Естественно, вспоминать такое нелегко, – отозвалась миссис Дрейк. – Я так надеялась, что вечеринка пройдет хорошо. Все было в порядке, и все были довольны, пока не случился этот кошмар. Единственное, что можно сделать, – постараться об этом забыть. Конечно, весьма неприятно, что Джойс сделала это нелепое заявление насчет убийства.

– В Вудли-Каммон когда-нибудь происходило убийство?

– Насколько я помню, нет, – уверенно ответила миссис Дрейк.

– В нынешний период роста преступности, – заметил Пуаро, – это может показаться необычным, не так ли?

– Ну, кажется, водитель грузовика убил своего приятеля и какую-то девочку нашли мертвой в каменоломне милях в пятнадцати отсюда, но это было много лет тому назад. Оба преступления были грязными и неинтересными. Думаю, причина заключалась в пьянстве.

– Короче говоря, это не те преступления, о которых могла вспомнить девочка двенадцати-тринадцати лет.

– Разумеется. Это было бы невероятно. Могу заверить вас, мсье Пуаро, что Джойс заявила это исключительно с целью произвести впечатление на друзей и, возможно, заинтересовать знаменитую гостью. – Она довольно холодно посмотрела на миссис Оливер.

– Полагаю, – промолвила Ариадна Оливер, – во всем виновато мое присутствие на вечеринке.

– Что вы, дорогая, я вовсе не это имела в виду!

Выйдя из дома вместе с миссис Оливер, Пуаро тяжко вздохнул.

– Весьма неподходящее место для убийства, – заметил он, когда они шли по дорожке к калитке. – Ни атмосферы, ни сверхъестественного ощущения трагедии, ни персонажа, достойного убийства, хотя не могу помешать мысли, что иногда у кого-нибудь может возникнуть желание убить миссис Дрейк.

– Понимаю, о чем вы. Временами она бывает очень раздражающей. Такая благодушная и довольная собой…

– А что собой представляет ее муж?

– О, миссис Дрейк вдова. Ее муж умер год или два назад. После полиомиелита он много лет был парализован. Кажется, мистер Дрейк раньше был банкиром, очень любил спорт и разные игры и мучительно переживал, что превратился в инвалида.

– Его можно понять. – Пуаро снова заговорил об убитой девочке: – Скажите, кто-нибудь из присутствующих воспринял всерьез заявление Джойс об убийстве?

– Не знаю. По-моему, едва ли.

– Например, другие дети?

– Вряд ли они ей поверили. Дети решили, что она все выдумала.

– И вы тоже так решили?

– Пожалуй. – После паузы миссис Оливер добавила: – Конечно, миссис Дрейк хотелось бы верить, что никакого убийства не было, но ведь она не сможет убедить себя в этом, не так ли?

– Разумеется, все это для нее весьма болезненно.

– Да, – согласилась миссис Оливер, – но полагаю, что теперь ей даже нравится говорить об этом. Не думаю, чтобы ей хотелось навсегда похоронить память о происшедшем.

– Вам она нравится? – допытывался Пуаро. – Вы считаете ее приятной женщиной?

– Вы задаете трудные вопросы, – пожаловалась миссис Оливер. – Вас как будто интересует только то, кто приятный, а кто нет. Ровена Дрейк принадлежит к властной категории – она любит управлять людьми и событиями. По-моему, в доме она всем руководит, но делает это весьма эффективно. Все зависит от того, нравятся ли вам властные женщины. Мне – не очень.

– А что вы скажете о матери Джойс, к которой мы направляемся?

– Славная женщина, хотя, по-моему, немного глуповата. Мне очень жаль ее. Ужасно, когда твою дочь убивают. К тому же все здесь считают, что это преступление на сексуальной почве, отчего ей еще тяжелее.

– Но ведь, насколько я понял, не было никаких признаков сексуального насилия?

– Да, но людям нравится, когда такие вещи случаются. Это их возбуждает. Вы ведь знаете людей.

– Думаю, что да, но иногда убеждаюсь в обратном.

– Может, будет лучше, если моя подруга Джудит Батлер сходит с вами к миссис Рейнолдс? Она хорошо ее знает, а я для нее посторонняя.

– Мы поступим так, как запланировали.

– Компьютерная программа в действии, – недовольно проворчала миссис Оливер.