Прочитайте онлайн Вдовий клуб | Глава XXI

Читать книгу Вдовий клуб
3916+2552
  • Автор:
  • Перевёл: Любовь Стоцкая
  • Язык: ru

Глава XXI

– Попросите, пожалуйста, мисс Примулу или мисс Гиацинту Трамвелл.

Я стояла в телефонной будке на углу Рыночной и Селедочной улиц, убежденная, что меня со всех сторон фотографируют скрытыми камерами. После паузы голос администраторши отеля «Пеблвелл» ответил:

– Портье говорит, что дамы уехали на охоту сразу после обеда. Извините, милочка, что заставила вас ждать.

Занавесив лицо волосами, я влилась в поток пешеходов. На охоту, значит? Ставить капканы? Часы на ратуше пробили двенадцать. В голове у меня снова и снова заезженной пластинкой звучал разговор с Анной. Имена Наяды и Лайонела Шельмус отдавались в мыслях настойчивым эхом. Я снова зашла в телефонную будку и набрала номер Наяды. Что я ей скажу? «Анна Делакорт нацелилась на твоего муженька…» На том конце никто не отвечал, и я повесила трубку.

Еще одно имя всплыло в памяти – Тедди Эдем. Она обнаружила тело Чарльза Делакорта. Она же была на фотографии с Эдвином Дигби и молодой женщиной, которую я приняла за его дочь. Тедди близко знает чету Шельмус. Без толку ломать голову, на какого зверя охотятся сестрицы Трамвелл, но лично я пойду брать быка за рога. Толкнув темно-зеленую дверь, я поднялась по узкой лестнице в контору «Шельмус, Хитроу и Джонс».

– Добрый день, Тедди.

Ответной улыбки не последовало. Руки леди Эдем жили своей жизнью, перебирая картонные папки в картотеке.

– Вы меня напугали.

– Простите, – извинилась я перед ее затылком. Откуда такое ощущение, будто она ждала моего прихода? – Я вижу, вы заняты, Тедди, но, может, составите мне компанию? Перекусим… – только не в «Абигайль»! -…и поговорим…

– Не могу. – Тедди наконец повернулась ко мне, заслонившись папкой, как щитом. Выпирающие зубы прикусили нижнюю губу, но лицо было бесстрастным. Наяда в деталях расписала, что такое Тедди (графская дочь, обманутая сестра, преданная секретарша), но разве знает Наяда, кто такая Тедди?

– Боитесь показаться со мной на людях?

– Нет. – Голос ее звучал сухо, но на лице забрезжило какое-то чувство. Мне показалось – сострадание, желание что-то мне сказать.

– Вр-р-решь! – взвизгнул кто-то сзади, и я подскочила от испуга.

Совсем забыла про попугая. Он злорадно подпрыгивал на жердочке. Избегая встречаться с ним взглядом, я пробормотала:

– Только полчаса, Тедди? Вам все равно надо поесть, а мне нужно обсудить, что произошло в «Абигайль» в тот вечер.

Лицо Тедди снова стало бесстрастным.

– Простите, миссис Хаскелл, но мне надо срочно перепечатать завещание…

– Вр-р-решь!

Леди Теодозия (с тех пор как я перестала быть для нее Элли, мне заказано называть ее Тедди) закрыла картотеку и принялась собирать скрепки в жестяную коробку. Я села, потому что не знала, куда девать ноги.

– Постараюсь высказаться коротко, – начала я. – Последние дни я пыталась собрать воедино разрозненную мозаику того вечера, когда умер Чарльз Делакорт. Выйдя из гостиной, чтобы поговорить с посетителем… Это был мистер Дигби, – руки леди Теодозии замерли, – я столкнулась в коридоре с вами. И хотя моя бедная голова была забита другим, меня поразил ваш взволнованный вид. Миссис Мэллой, которая помогает нам по хозяйству, еще раньше сказала, что вам, похоже, неприятно присутствие доктора Бордо…

– Я понимаю, Эл… миссис Хаскелл, что случившееся крайне огорчило вас и вашего мужа, но, право, вы говорите что-то несуразное. – Скрепка упала в жестяную коробку с оглушительным звоном. – Мистер Делакорт умер в результате несчастного случая. Какое я имею к этому отношение?

– Но ведь его обнаружили именно вы… Зачем вы пошли в кабинет?

– Прикуси язык! – яростно проскрежетал попугай. Леди Теодозия принялась методично вынимать скрепки из жестянки.

– Я уже говорила полиции, что перепутала кабинет с туалетной комнатой.

– И как вам это удалось? Там же висят таблички на дверях… знаете, такие костлявые женские силуэты в треугольных юбочках…

– Прошу меня простить. – Леди Теодозия отодвинулась к дальнему концу стола, выпирающие зубы терзали нижнюю губу.

– Вы увидели мистера Дигби, правда? – продолжала я. – Испугались и нырнули в ближайшую дверь. Вам не хотелось встречаться с ним, так ведь? Может, мистер Дигби – это ваш зловещий братец? Отрастил бороду и под вымышленным именем вернулся в родные края?

– Убей! Убей! Сбрось красотку в море! – что есть мочи вопил попугай.

– Тихо, старый болтун! – раздался бархатный голос. – Как поживаете, миссис Хаскелл? – Лайонел Шельмус заполнил собой крохотную приемную, не столько по причине высокого роста и широких плеч, сколько благодаря своему всепроникающему обаянию (прости меня, Бен!). – С арендой «Абигайль» все в порядке? – Он задержал мою руку в своей, и я гадала, что хуже: выдернуть ладонь и показаться невоспитанной или оставить ее у Лайонела и тем самым поощрить неподобающую фамильярность.

– Все хорошо. Я просто зашла пригласить вашу секретаршу на ленч… но лучше в следующий раз. Я звонила Наяде, но ее не оказалось дома.

Шельмус распахнул передо мной дверь, сверкнув золотыми запонками.

– Моя жена неустанно развлекается. Я считаю себя счастливым человеком, если вечером обнаруживаю ее дома.

Тедди снова перебирала папки в картотеке. Уныло спускаясь по лестнице, я припомнила сплетню, принесенную Рокси. Поговаривают, что Лайонел и Наяда живут во грехе. Интересно, а как на самом деле зовут Наяду? Она сказала, что имя у нее ужасное…

* * *

Когда я появилась на кухне Мерлин-корта, Мамуля и Папуля мирно обедали, керамический чайник стоял между ними. Пуся, устроившись в ногах Магдалины, тоненько похрапывала, о присутствии Тобиаса свидетельствовал лишь кончик хвоста, свисавший со шкафа. Родители не разговаривали, но чувствовалось, что молчание не разъединяет их, а скорее наоборот.

– Уже вернулась, Жизель? – Мамуля вскочила со стула. – Наверное, нет смысла спрашивать, не съешь ли ты бутербродик…

Я стащила перчатки и повесила пальто в нише.

– Съем даже парочку, и этого супчика тоже, если не жалко.

Магдалина кинулась в кладовую за хлебом, а Папуля шепнул мне на ухо:

– До чего ж непоседлива! Больше шестидесяти пяти ей не дашь, а?

Точно так же сияли карие глазки Папули, когда он говорил о миссис Клюке. Неужели интрижка с этой дамой приказала долго жить? В красном свитере и любимых кожаных шлепанцах Папуля вовсе не походил на распутника, а тем более на интригана, вздумавшего оживить свой брак капелькой ревности. Но разве похожа мисс Шип на роковую женщину? Или Тедди Эдем – на таинственного сфинкса с богатым прошлым? А что общего у сестриц Трамвелл с пронырливыми сыщицами? Да и я сама не выглядела женщиной, способной внушить пламенную страсть неотразимому красавцу, а тем не менее внушила же. Отсюда вывод: ни о ком нельзя судить по внешнему виду, особенно об убийцах.

После ленча мы втроем дружно вымыли посуду. Только я убрала последнюю чашку, а Мамуля ненавязчиво передвинула ее, как раздался звонок. Я не ждала весточки от цветочных сыщиц – мы договорились, что выходить на связь буду я, но все же опрометью бросилась в холл и в спешке едва не разбила телефон.

– Я уже говорил сегодня утром, как сильно люблю тебя?

Телефонная трубка едва не выпала у меня из рук.

– По-моему, да… и тебе того же.

Голос Бена упал до сценического шепота:

– Кто-то из родителей крутится поблизости?

– Возможно…

Если не считать Руфуса и его напарника, я была в холле одна, но разговор с Анной Делакорт все еще звучал в ушах, и потом, что такое маленькая ложь в счастливом браке?

– Знаешь, о чем я все думаю, Элли…

Я сжимала трубку, словно держала в объятиях моего ненаглядного. Воображение услужливо нарисовало нахмуренные черные брови и сияющий изумрудный взор. Фригидность отличается одним неприятным свойством – пропадает в самые неподходящие моменты.

– О чем ты думал, Бен?

– Что пора бы тактично вытолкать родителей взашей. Я сочувствую их сложностям, но не уверен, что нянчиться с ними – решение проблемы. Они живут у нас, как в гостинице. Вместе, но врозь. Ты меня понимаешь?

Еще бы!

– Бен, но мы не можем выставить их за дверь, – прошипела я. – Во-первых, Папуля еще не закончил деревянный торт, о котором уже шушукается половина Читтертон-Феллс. А, во-вторых, мне кажется, что в их семейных неурядицах повинна не только миссис Клюке.

– Ты же не считаешь, что Папуля… Ужасно говорить такое про родного отца… но ты же не хочешь сказать, что он… э-э-э… импотент и попросту морочит нам голову вымышленной любовницей? – Бен еще больше понизил голос: – Если так, надеюсь, это не передается по наследству…

– Что толку гадать.

– Ты права. Мне впору тревожиться за собственные семейные неурядицы. Элли, наши проблемы таят больше, чем кажется на первый взгляд.

Господи, какая непростительная глупость – выйти замуж за умного мужчину!

– Прости, Бен, в дверь звонят. Пойду открою…

– Пусть Папуля или…

Притворившись, что не слышу, я повесила трубку. Вранье на вранье… Я даже не спросила Бена, обедал ли кто-нибудь в «Абигайль», кроме него самого и официантов.

– Это ради твоего же блага, мой ненаглядный, – прошептала я в пустоту холла. – Ты еще скажешь мне спасибо! Я в одиночку (с цветочными детективами или без них, не имеет значения) сорву маску с Основателя и восстановлю твою профессиональную репутацию!

Стоило мне положить трубку, как телефон зазвонил снова. Господи, только бы не Бен! Иначе я не выдержу и стану умолять его бежать со мной на необитаемый остров.

– О, Элли, какая приятная неожиданность, ты дома! – прошелестел мне в ухо голосок Ванессы. – Я в своей лондонской квартирке, но собираюсь на следующий уикэнд заглянуть в наши читтертонские пенаты, вот и подумала, не сесть ли нам рядком и не поговорить ли ладком, кузиночка?

Я насторожилась. Неужели Ванессу выгнали с работы и она вынуждена была заложить одно из своих манто? Все мои иллюзии безжалостно рушились – Анна, мисс Шип, таинственная Тедди, Наяда… – и я не хотела лишиться последнего оплота – пожизненной неприязни к Ванессе.

– Что-нибудь не так?

– Дурацкий вопрос! Моя жизнь разбилась вдребезги в тот день, когда ты выскочила замуж, и я поняла, что вечные ценности – внешность, очарование, стиль – не стоят больше ни гроша.

– А Роуленд к этому тоже причастен?

Наглую ухмылку моей омерзительно прекрасной кузины видно было даже по телефону.

– Встретимся в субботу вечером. – Она повесила трубку.

Я в сердцах пожалела, что телефон не зазвонил еще раз. Передо мной во всей красе предстала мрачная перспектива ничегонеделания. Собственные мысли – плохая компания. Может, я толкую наш разговор с Анной чересчур вольно? Ну хорошо, она призналась, что не любила Чарльза и желала ему смерти. Потом мы обсудили книжку местного писателя и шутки ради написали в местную газетку Доброй Надежде. И все же меня снедало беспокойство, в том числе и за Наяду Шельмус, от которой хотят отделаться. Однако маловероятно, чтобы у Вдовьего Клуба появился конкурент – организация, расправляющаяся с неугодными женами. Скорее всего, Анна ограничится попытками разбить семью Шельмус. Анонимное письмецо там, ядовитое словечко тут… Я принялась мерить шагами каменные плиты холла.

Отчаяние, как сказала однажды моя мамочка, способно последнюю дубину сделать гением. Стоило только представить, что весь день придется в одиночестве слушать тиканье часов, как меня осенило вдохновение.

Санаторий «Эдем»! Как мне раньше в голову не пришло? Ведь именно там можно найти разгадку! Как, впрочем, и доктора Бордо. Схватив трубку, прежде чем нервы устроили забастовку, я позвонила в справочную, узнала номер и пальцем, превратившимся в вялую сосиску, крутанула диск. В этот момент я от всей души посочувствовала телефонным хулиганам.

– Санаторий «Эдем»…

– Д-д-д… – Я понизила голос настолько, что он застрял где-то в районе пищеварительного тракта. Ладно, предпримем еще одну попытку. – Добрый день, это сестра Джонс, – прохрипела я. Ну же, шевели мозгами, Элли! – Э-э-э… из деревенской больницы. У доктора Брауна возникли проблемы с пациенткой… расщепление личности, шестьдесят одна ипостась. Рекорд своего рода, как считает доктор Браун. Он интересуется, не заглянет ли доктор Бордо к нам в свободную минутку и не поделится ли опытом? Случай наверняка будет описан во всех медицинских журналах.

– Не сомневаюсь, что доктор поможет вам с огромным удовольствием. Но сегодня у доктора Бордо выходной, и он давно ушел. Можно ли ему приехать в другое время, сиделка Джонс?

– Боюсь, что нет. Пациентка вряд ли протянет больше часа. Такая возможность, знаете ли, выпадает раз в жизни.

У доктора Бордо выходной! Вот удача так удача! У меня вырвался громкий вздох облегчения. Чем я рискую, если прокрадусь в санаторий и поболтаю с какой-нибудь пациенткой? Ровным счетом ничем, кроме своей никчемной жизни. А если справлюсь с ролью безумицы, подыскивающей санаторий с подходящими… или неподходящими условиями, то не только останусь жива, но и добуду информацию. Я улыбнулась портрету Абигайль. Мне почудилось, что она подмигнула, но, возможно, просто тень легла от окна.

* * *

В моем прошлом толстухи есть и свои преимущества. Откопать в гардеробе бесформенное одеяние не составило труда. Приложив платье к себе, я посмотрела в зеркало: огромные белые горошины на красном фоне. Не самый идеальный вариант. Если стану разгуливать с расстегнутым пальто, этакий гигантский мухомор будет видно за милю. Но платье пузырилось на талии, и это решило все сомнения. Теперь самое главное – обдумать технические детали. Чем бы воспользоваться? Подушкой? Нет, слишком велика, даже в самые худшие времена у меня не было такого брюха. Думочка хорошо держалась, но не давала нужного эффекта. Мне надо было выглядеть стопроцентно, неумолимо беременной, чтобы никакая накрахмаленная медсестра не посмела разговаривать со мной иначе как благоговейным шепотом. Я прошлась по комнате, стараясь ступать вперевалочку, как беременные. Из чего бы сотворить младенца? Ах, если бы здесь была Доркас! У нее немедленно возникла бы какая-нибудь яркая идея. Яркая! Это то самое слово! Я кинулась в комнату подруги, ностальгически вдохнула запах «Атлетического дезодоранта» и нашла коробку с воздушными шариками, остатками от нашего свадебного празднества. Милая Доркас! Я вспомнила, как она развешивала шарики в холле, я почти слышала ее голос: «Классная идея, Элли, старая клюшка!» М-да… Возможно, она и не назовет мою идею такой уж классной, если вернется домой и не обнаружит меня там, где оставила.

Воздушный шар выглядел замечательно, но из-за своей легкости то и дело норовил перекатиться на спину и превратиться в горб. Эту проблему я мигом решила, налив в шарик воды. В драндулете выяснилось, что по причине «беременности» совершенно невозможно дотянуться до руля. «Ребеночек» полетел в угол, я же выскочила из машины и с сумкой наперевес поскакала обратно в дом, чтобы беззаботным тоном сообщить Мамуле и Папуле о том, что решила прошвырнуться за покупками.

– Как хорошо, Жизель, что у тебя так много свободного времени. – Спицы Магдалины сновали туда-сюда, высекая искры в солнечных лучах. Кафтанчик для Пуси рос на глазах.

Я ничем не рисковала, приглашая ее присоединиться ко мне – с того самого вечера в «Абигайль» Мамуля старалась не выходить из дому, хотя уже не запирала с прежним тщанием все окна и двери.

Папуля оторвал взгляд от моего деревянного торта и погладил лысину.

– Да поезжай с ней, Мэгги, почему бы и нет? – Голос его скрипел, словно заржавелый. Ничего удивительного – столько времени не разговаривать с родной женой.

Спицы замедлили бег.

– С другой стороны, – продолжала я с мерзким чувством, что протянула ребенку конфетку и тут же отдернула обратно, – погода очень промозглая.

– Тогда не надо. Мэгги у нас грудью слабая. – Папуля прокашлялся и вернулся к торту.

Пересекая двор, я услышала позади подозрительный шорох, но не замедлила шаг. Незачем доставлять Тобиасу удовольствие, показав, что он напугал меня до полусмерти. Меня гораздо больше беспокоил Человек в Плаще, а наша природа такова, что мы не умеем бояться всего сразу. Кроме того, я сильно подозревала, что Человек в Плаще – это Страш, отправленный на стражу. Подозрение не пропало даже после того, как на мой вопрос он ответил: «Я, мадам? Но вы ж вроде говорили, что у того типа зубы гнилые!» Сейчас я боялась только того, что шарик лопнет прежде, чем я доберусь до «Эдема». Сжимая. руль, я мчалась вниз по Скалистой дороге.

За первым же поворотом обнаружились Эдвин Дигби и Герцогиня, шагавшие навстречу. Перья гусыни сияли ледяным блеском, клювом она то и дело тыкалась в хозяина. Съехав с сиденья, так что колени терлись о дно машины, я твердо вознамерилась никого не слышать и не видеть, но все-таки до меня донесся голос мистера Дигби:

– Погодка как раз для того, чтобы раздавить прохожего, миссис Хаскелл!

Ага, или бутылочку-другую в «Темной лошадке». Ах, если бы только я не питала тайной симпатии к мистеру Дигби и не подозревала, что именно он может оказаться движущей силой ужасных преступлений!..

«Хайнц» показал норов, как только я выехала из деревни. Он принялся жалобно стонать, и ветер эхом вторил его завываниям. Несколько раз – готова в этом поклясться! – эта дрянь пыталась самостоятельно двинуться назад, но секрет опытного водителя в том, чтобы никогда не давать машине поблажек. Когда передо мной замаячила длинная серая стена больницы, я свирепо дернула рычаг передач. Меня осторожно обогнал желтый фургон, потом мимо пронеслась темно-зеленая машина. Руль трепыхался в моих руках, как осиновый лист, но я, упрямо всматриваясь в каменных орлов над воротами, проехала по дорожке и остановилась, только когда перед носом выросла каменная громадина санатория. В этот момент я пожалела, что дорожка не ведет на край света.

Заботливо пристроив шар на животе и проехав еще несколько метров, я затормозила на усыпанной галькой площадке перед домом. Если прятаться и таиться, скорее привлеку к себе внимание, к тому же в случае необходимости мне не обойтись без прыжка с верхней ступеньки крыльца прямо в машину. Продолжая уговаривать себя, что все идет как нельзя лучше (людоеды Добряк и Злюка на глаза не показывались), я взяла себя в руки – вернее, во вспотевшие ладони – и стукнула дверным молоточком. Шар, казалось, был налит жидким свинцом, а не водой. Дверь открылась чересчур быстро. Передо мной выросла здоровенная медсестра в кружевном чепчике.

– Чем могу служить?

Глаза у нее были как пули, а лицо словно высечено долотом. Она источала аромат хлорки, как Рокси – розового масла. Прижав обе ладони к пояснице, я шагнула вперед, заставив ее отступить.

– Я… я миссис Хайнц. Надеюсь, вы меня ждете? Мой врач предложил убедиться, подходящие ли здесь условия. У меня срок подходит…

Медсестра изумленно вытаращилась! Неужто я провалила все дело в самом начале и слово «срок» уже не употребляется в акушерстве? Я бережно прижала к себе выпуклость под платьем.

– Какой срок? Тут не тюрьма… – Медсестра побледнела в тон халату.

– Конечно, нет, дом выглядит очень даже уютно…

Я сделала еще шаг вперед и оглядела пол в черно-белую плитку и белые стены под лепным потолком. Лестница круто вздымалась вверх, разделяясь надвое.

– Миссис Хайнц? – переспросила медсестра. – У вас нервный срыв?

– Что вы, в моем-то положении! Дорогой доктор Падински (если он хорош для Мамули, то для меня и подавно сойдет) не устает предупреждать, что любое нервное потрясение может пагубно сказаться на малыше, поэтому он и просил меня заранее посмотреть клинику.

– Миссис Хайнц, – ледяным голосом возразила сестра, – каким образом посещение санатория для женщин с нервными заболеваниями облегчит вам роды?

Выкрашенный белой краской стул был под рукой.

Я неуклюже опустилась на него, выгнув спину и расставив ноги.

– Не может быть! – проблеяла я. – Разве это не родильный дом Читтертон-Феллс?

– Ни в коем случае! – Медсестра открыла дверь. – Вы немного заблудились. Поверните влево на Кост-роуд, проедете две мили и сразу увидите: такое современное здание из красного кирпича.

– Как глупо с моей стороны! – Я рассмеялась, но тут же весьма артистично охнула, прижав руки к животу-шару, закатила глаза и откинула голову.

Медсестра сразу выпустила дверь.

– Что такое? Роды начались? – Глаза ее почти подобрели, но я не дала себя обмануть: из-под белого халата выглядывала брошка с черными птицами.

– У меня в последнее время часто бывают приступы боли. Доктор Падински говорит, что это ложные схватки, в таких случаях надо прилечь. – Я изобразила дрожь. – Что он скажет, если узнает, что в таком состоянии я села за руль и отправилась в дорогу?! Нельзя ли мне прилечь где-нибудь? Обычно эти приступы длятся не дольше получаса.

Она оглянулась (воровато, как мне показалось) на широкий холл и лестницу.

– Я не могу рисковать малышом… доктор Падински рассердится на нас… то есть на меня.

Хотя я быстро поправилась, множественное число сделало свое дело: медсестра испугалась.

– Конечно! В «Эдеме» мы гордимся предупредительным отношением к пациентам. – Она почти весело погладила меня по плечу. – Жаль, что сегодня у доктора Бордо выходной, а то он с удовольствием осмотрел бы вас.

– Это было бы замечательно!

Сильные пальцы медсестры сомкнулись у меня на запястье, как наручники. Она затащила меня в комнатку, которая служила малой гостиной в старые времена, когда дом был усадьбой, а не больницей. Стеклянные двери вели в сад, и я увидела угол Вдовьего Флигеля. С болью в сердце я подумала об Алисе, ее немощной матери и старушке няне. Наверное, для них будет лучше, если они вырвутся из криминальных лап зловещего доктора Бордо, но шок может им дорого обойтись.

– Это комната для посетителей. – Медсестра помогла мне прилечь на потертую коричневую кушетку. – Я измерю вам пульс и давление.

– Ну что вы, не надо беспокоиться…

– Принести вам стакан воды?

– Вы так добры! Но я предпочитаю просто полежать эти полчаса в одиночестве. Трудно расслабиться, если знаешь, что в комнату могут войти.

– Ну хорошо. – Она поправила на стуле вышитый чехол (похоже, его вышивали на сеансах трудотерапии) и ушла.

Я выждала целую минуту, затем вскочила и на цыпочках прокралась к двери. Осторожно повернула дверную ручку – та отозвалась пронзительным визгом – и приложила глаз к микроскопической щели. Холл был пуст. Однако пересечь его было все равно что переплыть Ла-Манш.

Собравшись с духом, я выскользнула из комнаты и шмыгнула к ступеням, Лестница показалась мне отвесной стеной. Совершив восхождение, я вытерла липкие ладони о пальто и тихонько постучала в первую же попавшуюся дверь. Не дождавшись ответа, дернула за ручку. Дверь не поддалась.

– Это вы, сестра? – жалобно прохныкал голос. – Я буду отдавать вам свой манный пудинг всю неделю, если вы уговорите доктора не делать мне больше уколов.

– Надеюсь, вам лучше, миссис Фрибрен, – сказала я, скользнув взглядом по табличке с именем.

Неужели дверь заперта из-за того, что пациентка оказалась слишком трудной, упрямо погрязшей в раскаянии? Или же она представляет опасность для доктора: сбежит и объявит его негодяем?

С тем же результатом я попыталась открыть двери Мэри Уоллес, Дорис Арч, Иды Паркхерст. Попробовать поговорить с ними через замочную скважину или это окажется пустой тратой времени? Да и как в такой ситуации за три секунды расположить человека к себе?

– Ида, я миссионерка, отпускаю грехи. Помогите мне выполнить план по спасенным душам.

Ида не ответила, зато послышался отчетливый шум. Ручка выскользнула из взмокших ладоней. Ну вот, снова шум: явно шаги по лестнице. Все, попалась, сама накинула себе петлю на шею. Куда бежать? Разве что прыгнуть через перила, но беременные женщины вряд ли увлекаются экстремальной акробатикой. Вся в поту, я схватилась за ручку очередной двери, и – о чудо! – она подалась. В мгновение ока я очутилась в чулане, забитом метлами, тряпками и швабрами, пропахшем хлоркой. Все это я увидела в неверном пламени зажигалки.

– Привет, детка! – радушно сказала обитательница чулана.

Она сидела на пылесосе с сигаретой в зубах. По виду это была вполне приличная женщина, я хочу сказать, она не походила на медсестру, но я все равно смотрела на нее с ужасом, прижав палец к губам. Если тот, кто шел дозором по лестнице, почувствует запах дыма или заметит, как он выползает из-под двери чулана, нам конец! Тем более конец, если кончик зажженной сигареты коснется моего живота и я с треском лопну. Я затаила дыхание. Зажигалка погасла. Шаги поравнялись с дверью и проследовали мимо. Завтра из благодарности скуплю все запасы хлорамина в местной аптеке!

– А-а, молодая миссис Хаскелл, верно? Я вас видела в деревне, – раздался в темноте голос моей сокамерницы.

– Да, а вы?… – От тесноты, дыма и рискованной ситуации я начала задыхаться. Зажигалка снова щелкнула, передо мной сидела дама средних лет с доброй овечьей физиономией.

– Беатрис Мукбет. Неожиданная встреча, но очень-очень приятная. Хотя, если подумать, так вы второй человек, с которым я сталкиваюсь в этом чулане. Сначала тут побывал мужчина с такой странной фамилией… Стриж? Краж?

– Страш?

– Вот-вот! – Кончик сигареты энергично закивал. – Он очень заинтересовался, когда узнал, что мой покойный муж был слесарем, большим специалистом по замкам… Я проработала бок о бок с ним всю нашу совместную жизнь. Подумать только, что замужество принесло мне единственную радость (не считая двух вполне симпатичных детей) – умение выбраться из заточения ради перемены обстановки и сигаретки. Как грустно!

– Очень грустно.

– Все та же печальная история, правда, голубушка? Женщина живет по правилам, которые установил для нее муж. А муж считает, что ее место у плиты. Женщина растит детей, обустраивает гнездо, и все только для того, чтобы в один прекрасный день услышать, что он нашел себе женщину помоложе и покрасивее, которая живет в свое удовольствие. Ничего удивительного, что я вступила во Вдовий Клуб, удивительно, как это женщины косяком не идут в ломбард заложить обручальные кольца, чтобы оплатить убийство своих мужей.

– Совершенно верно.

Я отшатнулась к стене, угодила ногой в ведро, и швабра не замедлила треснуть меня по затылку.

– Господи, что вы обо мне подумаете! – раздался голос миссис Мукбет. – Я даже не спросила, не мешает ли вам дым!

– Ну что вы, вовсе нет.

– Если помните, его машина свалилась с обрыва в пропасть. Относительно быстро и безболезненно. Я не хотела, чтобы он мучился. Он был неплохим человеком, но плохим мужем. Такое часто случается, правда?

– Да.

Я прислушивалась, не донесутся ли снова шаги. Красный огонек погас. Наверное, миссис Мукбет затушила сигарету.

– Приятно было поболтать, миссис Хаскелл. Как-нибудь обязательно встретимся и поговорим. Но мне пора в свою комнату. Довольно уютная, знаете ли. Фотографии моего песика Джорджа и кошечки Шалуньи. Дочка приютила моих питомцев. На время, конечно. Скоро я отсюда выберусь.

– Это будет замечательно! Миссис Мукбет, пока вы не ушли… вы не знаете, кто основал Вдовий Клуб?

– Не знаю, милочка. – Она осторожно приоткрыла дверь чулана. – Но если бы и знала, не сказала. Не предавай клуба своего, есть такая заповедь. Я и так никогда не смогу искупить вину перед подругами по клубу за то, что спасла этого противного мистера Шиззи. – Она наклонилась и подобрала окурок.

Мы на цыпочках добрались до ее двери. Вытащив из кармана гнутую проволочку, миссис Мукбет ловко вставила ее в замок. Лишь спустившись в холл, я сообразила, что она даже не спросила, как я очутилась в чулане.

С тех пор как я видела холл в последний раз, он, похоже, увеличился вдвое. Господи, только бы пробраться в комнатку и лечь на кушетку раньше, чем встречу медсестру-вышибалу! Может, и получится… В холле ни малейшего признака белых халатов, человеческим – или, вернее сказать, нечеловеческим – духом не пахнет…

– Миссис Хайнц, где вы были?

Я вздрогнула, обернулась, в отчаянной попытке вызвать жалость схватилась за живот и с ужасом услышала кошмарный звук. Чпок! По ногам хлынула вода. Вытаращив глаза на медсестру, я подумала: неужели я выгляжу такой же ошалевшей, как и она?

– Похоже, – голос медсестры дрожал, – у вас отошли воды!

– Ах, вот в чем дело! – Я завороженно уставилась на лужу под ногами. – Мне стало нехорошо, и я пошла искать вас. Знаю, не надо мне было подниматься по ступенькам… Пожалуйста, позвоните доктору!

– Вашему доктору Падински? Но доктор Бордо уже должен был вернуться… Наверное, он во Вдовьем Флигеле!

– Ни в коем случае! Я хочу видеть только доктора Падински!

Медсестра с облегчением вздохнула.

– Очень хорошо. Я немедленно позвоню ему, как только отведу вас в комнату для посетителей.

– Нет! – пискнула я, благо ситуация позволяла не обременять себя излишней вежливостью. – Я лягу сама, а вы позвоните доктору Падински немедленно.

До комнаты для посетителей оставалось несколько шагов. Я ввалилась внутрь, захлопнула дверь и кинулась к стеклянным дверям в сад. Удастся ли обежать дом и юркнуть в машину, прежде чем медсестра поймет, что доктор Падински практикует совсем не в этом графстве? Не дай бог эта ведьма что-нибудь заподозрит! Быть может, она сейчас разговаривает с доктором Бордо, слушая его указания? Потом схватит шприц с ядом и помчится за мной на всех парах. Или постарается спустить это происшествие на тормозах, поскольку сама виновата, и доктор Бордо будет очень-очень недоволен?

Я метнулась через лужайку. Безнадежность положения давила на меня, как мешок свинца. В любую минуту может появиться доктор, а за ним по пятам – злобные собаки. Сама природа уже угрожала мне: ветер хватал за волосы, деревья выскакивали из тумана и хлестали по лицу, бедром я ударилась о скамейку. Донесся собачий лай.

Впереди неожиданно вырос Вдовий Флигель. И там не найти мне убежища. Алиса – совсем ребенок, ее мать – калека, няня старенькая. Доктора Бордо здесь уважают… даже обожают.

Поравнявшись со стеклянной дверью в сад, вроде той, из которой только что выскочила, я осторожно заглянула в комнату. Передо мной была та самая гостиная, где мы с Анной переводили дух, но на сей раз кушетка у камина была пуста. Посреди комнаты стояла Алиса, в свете люстры ее рассыпавшиеся по плечам волосы казались скорее каштановыми, чем русыми. Меня поразила какая-то неуловимая перемена в ее внешности. Платье, в отличие от всех предыдущих, на сей раз было чересчур взрослым – облегающий наряд из зеленого шелка. Вторым человеком был доктор Бордо. Я не видела его лица, потому что Алиса возбужденно расхаживала по комнате, размахивая руками. Они о чем-то явно спорили. Мне это только на руку, но жалко бедную девочку.

Стуча зубами, я пробежала под окном, обогнула угол дома и бросилась к подъездной дорожке. Добряк и Злюка замерли возле «хайнца», оскалив зубы. Я-то думала, что остолбенею от ужаса, но ничего подобного! Возможно, жизнь с Пусей меня закалила, но в любом случае я предпочла бы собак медсестре. Игриво оскалившись в ответ, я швырнула в собачек горсть гальки. Взвизгнув от восторга, они с высунутыми языками кинулись ловить камешки, а я сделала последний рывок к машине и дрожащими руками повернула ключ зажигания, не отрывая взгляда от дверей санатория. С силой вдавила педаль газа и взмолилась: «Миленький „хайнц“, только не подведи!» Врубила заднюю передачу и юзом покатила по аллее. Я не могла себе позволить тратить драгоценные секунды на разворот.

Мне надо было не только уносить ноги, но и поскорей добраться до сестриц Трамвелл, чтобы все им рассказать. Визит в санаторий «Эдем» окончательно и бесповоротно убедил меня в том, что необходимо поведать полиции о деятельности Вдовьего Клуба. Да, сначала люди в мундирах скептически отнесутся к нашим показаниям, но я вместе с Примулой и Гиацинтой пойду в участок и расскажу все, что мне удалось узнать. Я больше не хочу – не могу! – изображать сыщика-любителя. Слишком велик риск! Не желаю окончить свои дни в чулане со швабрами и не позволю впутывать в это Бена. Я все еще чувствовала на своей руке хватку медсестры-вышибалы, видела ее стальные глазки-пули. Если уж такая женщина трепетала от страха перед доктором Бордо… спаси нас, Господи, и помилуй!

* * *

Сидя в кожаном лиловом кресле и трясясь от страха, я коротала время в холле отеля «Пеблвелл». Я уже сбилась со счета, сколько чашек кофе выхлебала и сколько человек поднялось и спустилось по устланной ковром лестнице. Незаметно все они почему-то оказались с овечьими физиономиями, точь-в-точь как у миссис Мукбет, все, как один, щеголяли в серых мохнатых кофтах и громко блеяли… Когда я проснулась, сестриц Трамвелл все еще не было. А что, если они вообще не вернутся? Решили, что недостаточно подготовлены для расследования зловещих убийств, и отправились в свою идиллическую деревеньку? Ужас захлестнул меня ледяными волнами. А если Анну собьет машина? Ее вещи перетряхнет полиция, найдет мое чертово письмо к Доброй Надежде. Как там было написано?.. Плевать на полицию! Вдруг этот проклятый листок попадет к Бену?! Я принялась вышагивать между диванами; на каждом третьем шаге натыкаясь на неуклюжий журнальный столик. Портье не спускал с меня глаз, а я не отрывала взгляда от часов над камином. Сестры все не возвращались. Когда два пожилых джентльмена с газетами под мышкой вторглись на мой диван и завели неспешную беседу о тетеревиной охоте, терпение мое лопнуло.

«Хайнц», чудо из чудес, завелся с полпинка. В непроглядной темноте я пронеслась через Читтертон-Феллс, вылетела на Рыночную улицу. Надо во что бы то ни стало вернуть письмо! Уличный фонарь разливал серебристое сияние возле «Антикварной лавки Делакорта». Я остановилась у обочины, спустила ногу на тротуар, собираясь выбраться из машины и едва не взвизгнула: ноги коснулось что-то мягкое. Герцогиня! Гусыня с надеждой взглянула на меня и гоготнула. Я оглядела улицу, но мистера Дигби нигде не было. Должно быть, прохлаждается в «Темной лошадке».

– Ты покинула свой пост? На тебя это не похоже, верная душа, – пробормотала я, погладив Герцогиню. – Увидела знакомого? Некоторые люди не заслуживают своих гусей.

Она жалобно глянула на меня и заковыляла прочь.

На двери лавки висела табличка «Закрыто», но, быть может, Анна еще не заперла двери. Так оно и оказалось. Я ступила в таинственный сумрак, где призраками маячили силуэты мебели и звенела увертюра к «Вильгельму Теллю».

– Анна! – окликнула я, нащупывая выключатель. Комната озарилась резким ярким светом. – Анна!

Нет ответа. Ночью лавка выглядела по-другому, не такой уютной, словно что-то было здесь не так. Нет, словно чего-то не было. Впрочем, это же магазин, где выставлено на продажу все, кроме кассового аппарата. Я тряхнула головой, но события дня не отпускали меня. Какие последствия повлечет за собой мой визит в «Эдем»? И что я скажу Анне? Смогу ли убедить полицию, что Наяда окажется в смертельной опасности, если вдовы изменят своим принципам и начнут убивать не только мужей, но и жен? Я двинулась в глубь магазина, уговаривая себя не трусить. Так, поднимусь по лестнице и как ни в чем не бывало постучу в дверь квартиры. Я отдернула желтые гардины… Постучу и скажу: «Привет, Анна, я все думала про то шутливое заявление…»

Я споткнулась и рухнула на пол, едва не потеряв сознание от страха. Когда пришла в себя и кое-как поднялась на ноги, то нос к носу столкнулась с Анной. Ее глаза были широко раскрыты, прическа и старомодный наряд элегантны, как всегда.

Имелось лишь одно отличие, но какое! Анна была мертва. Две стрелы пришпилили подбитые ватой плечи к стене, третья пронзила грудь.

Я не ошиблась: в лавке действительно кое-чего недоставало. Арбалета и колчана со стрелами, висевших на стене.

Я стояла и смотрела на женщину, которая была моей подругой, пока не услышала треньканье увертюры к «Вильгельму Теллю».

Из протоколов Вдовьего Клуба. Протокол совещания Правления, понедельник, 11 мая

Протокол мартовского собрания зачитан и утвержден. Казначей Мэри Эллис доложила о текущем балансе в размере 139 фунтов 71 пенса и опровергла обвинения Бетти Уайт в том, что 2 фунта 13 пенсов были мошеннически израсходованы на покупку удобрений для Садоводческой секции. Председатель комиссии по культурно-массовой работе Марта Гроп внесла на рассмотрение предложение сделать ежегодной экскурсию в Мерлин-Корт. Предложение поддержано миссис Ширли Шиззи и единодушно одобрено Правлением. Миссис Агнес Левин из Приемной комиссии распространила копии исправленной и дополненной телефонной анкеты для будущих членов Клуба. После исправления трех орфографических ошибок и двух опечаток документ был принят к немедленному использованию двумя третями голосов. Исправленный экземпляр прилагается. Сервирован ужин (какао и булочки с изюмом). Собрание экстренно закрыто в 21.36 при получении известия о смерти Анны Делакорт. Секретарь Киттис Порридж. Телефонная Анкета Вдовьего Клуба.

Член Приемной комиссии. Добрый день, миссис (напр., Джейн Смит). Я звоню по просьбе нашей общей знакомой, которая утверждает, что вы всерьез рассматриваете возможность вашего вдовства. Миссис Джейн Смит. А. Совершенно верно, б. Это что, телефонное хулиганство? (Если звучит ответ В, следует сделать вид, что вы звонили совсем другой Джейн Смит, которую хотели разыграть. В случае ответа А продолжайте разговор, как указано ниже.)

Член Приемной комиссии. Давайте убедимся, что мы правильно поняли друг друга. Вы мечтаете, чтобы вашего мужа убили?

Миссис Д.С. Просто сплю и вижу.

Член Приемной комиссии. Ну что же, миссис Смит, вы именно та женщина, которую мы хотим видеть во Вдовьем Клубе, местной организации, предлагающей большой диапазон общественной и культурной деятельности, помимо службы Управления Раскаянием. Ваш спонсор с удовольствием обсудит с вами все детали, если вы захотите посетить нас.

Миссис Д.С. А когда меня могут принять в ваши ряды?

Член Приемной комиссии: Вот этого я не могу вам сказать. Срок варьируется от нескольких дней до нескольких месяцев. Советую вам начать эмоционально готовиться. Побольше отдыхайте и делайте упражнения для укрепления нервной системы. Постарайтесь воспринимать мужа так, как если бы вы отправляли его в долгую-долгую командировку. Старайтесь быть к нему добрее – в будущем это принесет пользу вам обоим.

Миссис Д.С. Я горю желанием немедленно взяться за дело.

Член Приемной комиссии. Вот и отлично. Теперь рассмотрим вопрос вашего вступительного взноса. Вдовий Клуб понимает, что многим женщинам не под силу выложить тысячу фунтов наличными. Если у вас есть такая возможность, это прекрасно, но в противном случае вас попросят внести средства в виде ювелирных украшений – обручальное кольцо, золотые часы и тому подобное. Вдовий Клуб не отказывает кандидатам только на основании их материального положения. При погашении вступительного взноса вы собственноручно напишете краткое заявление. Вместе с письмом, которое вы недавно адресовали Доброй Надежде, эти документы составят ваше личное дело.

Миссис Д.С. Где и когда я могу уплатить вступительный взнос?

Член Приемной комиссии. В настоящее время депозитарий находится в статуе Контрабандиста Джимми на кладбище храма Святого Ансельма. В левом ботинке статуи есть тайник как раз для этой цели. Пожалуйста, положите туда свой взнос в течение следующих сорока восьми часов между полуночью и четырьмя часами утра. Если вас застанут на кладбище, скажите, что испытали непреодолимое желание примириться со смертью.

Миссис Д.С. А потом?

Член Приемной комиссии: Успокойтесь и ждите. Вы получите уведомление через страничку Доброй Надежды. Миссис Джейн Смит, я имею честь и удовольствие заверить вас, что ваш супруг задержится на этом свете не дольше, чем то необходимо. Я предвижу тот счастливый день, когда вы присоединитесь к нам на одном из общих собраний Вдовьего Клуба и получите членский значок.