Прочитайте онлайн Вдовий клуб | Глава XII

Читать книгу Вдовий клуб
3916+2404
  • Автор:
  • Перевёл: Любовь Стоцкая
  • Язык: ru
Поделиться

Глава XII

– Жертвой несчастного случая стал, разумеется, не Бен и не кузен Фредерик, – удовлетворенно сказала Гиацинта, – а этот котище девять жизней, мистер Вернон Шиззи. Он отправился поглядеть на дом, который по плану должны были снести. Насколько я поняла, при падении мистер Шиззи сломал только пару ребер.

– По словам его секретарши, как писали в «Оратор дейли», кто-то позвонил ему и сообщил, что муниципалитет колеблется относительно сноса. Если мистеру Шиззи повезет, он сможет выкупить дом по дешевке. Гиацинта разделила слипшиеся листки блокнота.

– А где была его жена?

– Делала прическу у Сидни, но, говорят, она довольно часто забегала в «Темную лошадку». Они с миссис Гуиннивер – большие приятельницы.

– Меня интересует Человек в Плаще. – Примула поправила шаль на узких плечиках. – Очень неумно с его стороны торчать на виду, но мужчины лишены нашего таланта перевоплощения…

* * *

Мы сидели в гостиной, попивая предобеденный шерри. В тот вечер Фредди снова заявился к нам на обед. Обсудив чудесное спасение мистера Шиззи, я упомянула, что в Читгертон-Феллс зачастила наша несравненная Ванесса. Фредди почесал в затылке свой белый поварской колпак (в последние дни он не расставался с ним ни на минуту, даже на мотоцикле разъезжал в колпаке) и высказался:

– Похоже, придется пригласить старушку Кислятину на Рождество. Нельзя же давать соседям повод чесать языки насчет нашего негостеприимства. – Фредди дочиста вылизал рюмку. – А если позвать преподобного Роуленда и это чудо в перьях, органистку, будет даже забавно. Представляете, как Ванесса начнет оттачивать свое остроумие на этих занудах провинциалах.

Величественно восстав из кресла эпохи королевы Анны, я поставила рюмку на каминную полку.

– Как мило с твоей стороны, Фредди, взять на себя тяжкий труд и спланировать Рождество. – Я избегала встречаться глазами с Беном. – Джилл тоже к нам присоединится?

– Нет, – Фредди дал тумака своему колпаку. – Расставаясь, мы решили не общаться, кроме как телепатически, до самого восемнадцатого мая. Это мой день рождения.

– Разумный поступок. – Бен собрал рюмки на серебряный поднос. – Элли, может, позвонишь Ванессе? Если уж она таскается в нашу глушь, значит, ей совсем нечего делать. А мы даже на чашку чая ее не пригласили.

– Хорошо… дорогой.

Я постаралась, чтобы голос не выдал моего огорчения. В глазах Бена я прочитала, что он уже расписывает партитуру этого чая, как симфонию: тосты с сочными креветками, пирожные с крыжовником. Ванесса будет громко выражать свое восхищение закусками, а я стану нахваливать свежесть редиски. Дьявол! Насколько бы легче мне жилось, будь Бен банкиром или гробовщиком.

– Фредди, поможешь мне с обедом? Элли, солнышко, сядь поудобнее, расслабься и отдохни.

Ничто не взвинчивает так, как попытка расслабиться. Я злобно уставилась на дверь. А не позвонить ли Ванессе, чтобы отвлечься? Нет, сначала спрошу у Бена, сколько минут предложить ей погостить у нас.

Дверь кухни была слегка приоткрыта, и до меня донеслось:

– Черт побери, Фредди, конечно же, я волнуюсь за Мамулю, но не хочу, чтобы Элли подумала… – Тут взвыл миксер. – Ты же знаешь, какой она стала в последнее время.

В гостиную прокрался Тобиас и негодующе мяукнул. Он явно не одобрял, что я подслушиваю собственного мужа. «Ты же знаешь, какой она стала в последнее время», то есть с самой свадьбы. Я подхватила Тобиаса. Может быть, Бен тоже не слышит пения скрипок? Допустим, не слышит. Но ведь не станет же он обсуждать такие интимные вещи с другими, особенно с Фредди… Стоп! Разве я не читала где-то, что мужчины выкидывают именно такие коленца? Предаются беседам, скрепляющим мужскую дружбу. В обычном духе: «Слушай, старина, что-то у меня в последнее время с женой не того… ну не ладится у меня с ней, как положено».

В руководстве «Брак для двоих» в каждой главе упирали на необходимость расправляться с проблемами на месте, иначе они расползутся как сорняки и поглотят цветущий сад супружеского счастья.

Почесав Тобиаса за ухом, я постаралась убедить нас обоих, что Бен на самом деле имел в виду мою депрессию, вызванную отъездом Джонаса и Доркас. Уверенная в себе жена не станет расстраиваться, если муж обсуждает ее со своим приятелем.

Я набрала номер Ванессы, Она ответила в тот самый момент, когда я собиралась повесить трубку.

– Привет, Ванесса, – буркнула я.

– А-а-а, это ты… – прощебетала несравненная кузина. – Наверное, тебе уже донесли, что я ударилась в религию. Еще бы, я ведь узрела настоящее чудо – твою свадьбу. – Ванесса мелодично хохотнула. – Элли, милая, не хмурься, от этого щеки у тебя как у хомяка становятся.

– Я не хмурюсь. – Теперь весь остаток разговора я буду невольно пощипывать себя за щеки.

– Ох, Элли, моя любимая мамочка на твоем празднике жизни вела себя премерзко… Помнишь, как она пыталась соблазнить рыцарские доспехи? Не знаю, как бы я снесла позор, – Ванесса сладко зевнула в трубку, – если бы преподобный Фоксворт не был столь божественно добр. Благодаря ему я наконец поняла, чего мне не хватало в жизни… в духовном смысле.

Естественно, Роуленд был к ней добр. Ванесса как-никак моя кузина. Скрипнув зубами, я выдавила:

– Ванесса, я хочу сказать, что ты можешь останавливаться у нас в Мерлин-корте всякий раз, когда приезжаешь в Читтертон-Феллс.

– А ты отписала мне Мерлин-корт в завещании?

– Конечно, нет.

– Тогда спасибо, не надо и приглашать. Как я уже кому-то говорила… кажется, преподобному Фоксворту… у Бена и Элли всего десятка два спален, зачем же их стеснять.

Закусив телефонный шнур, я вонзила в воздух когти, надеясь поразить невидимую противницу.

– Значит, на Рождество ты не сможешь к нам приехать?

– Дай-ка проверю у себя в календарике… Нет, милочка, у меня другие планы.

Отлично! Приглашу Роуленда и мисс Шип.

* * *

Оба с большим сожалением отказались прийти: они еще раньше приняли другие приглашения. Отец Бена, разумеется, отмечать праздник неверных не собирался. По телефону он объяснил мне, что для него это самое суматошное время – елочная распродажа.

– Как, даже в само Рождество?!

– Множество людей делает покупки в последний момент.

– А от миссис… от Мамули нет никаких новостей?

– Третьего дня Марсель получил от нее очередную открытку.

Свекровь пропала больше месяца назад и до сих пор не прислала ни словечка Бену. Вот в чем весь ужас. Но стоило мне начать его утешать, как он огрызался, заявляя, что Мамуля просто-напросто не хочет впутывать его в свои распри с Папулей. Интересно, во что может впутать почтовая открытка?

Кстати, о письмах. Наш чикагский корреспондент Доркас сообщает:

«Привет от старых штиблет, дорогуша Элли!

Лучше всего к нашему здешнему жилищу подходит определение: „высоченное и холодное“. Дыхание замерзает на губах. Но туземцы – симпатяги. Бомбардируют меня вопросами: есть ли в Англии водопровод и горячая вода?

А удобства у нас во дворе? Не могу сосчитать, сколтко раз здешний народ восторгался, как хорошо для иностранки я владею английским. Наша денежная система их завораживает. Все хотят знать, как выглядят шестипенсовик, шиллинг и фартинг, а потом испытывают ужасное разочарование, когда я сообщаю, что старинные монеты давно вышли из обращения вместе с кринолинами. Элли, насчет Джонаса не беспокойся, разве что у тебя аллергия на кепки-бейсболки и замороженные готовые обеды – никакую другую пищу парень есть не желает. Могу тебе поклясться, что не выпущу его из квартиры, пока не кончится зима. С удовольствием прочитала в твоем последнем письме обо всех новостях. Как обстоят дела с домработницей?»

Ах да. В последние дни декабря в ответ на наше объявление в рубрике «Требуется помощь по хозяйству» мы получили массу откликов. Первая кандидатура, миссис Филлипс, оказалась дряхлой старушкой. Ну как я посмею оставить ее одну, без сиделки, не говоря уже о том, что ей и ведро воды не поднять без одышки! Я усадила старушку в качалку, угостила чаем с печеньем и выслушала душераздирающую повесть, как она подрабатывает, чтобы скопить на вязальную машинку, о которой давно мечтает.

На следующий день я анонимно отправила ей по почте машинку и пригласила на собеседование следующую претендентку, миссис Ходжкинс. Это оказалась вполне моложавая и крепкая особа, но она ни на минуту не расставалась со своим бультерьером Альфредом. Лично я ничего не имею против собак, но Тобиас полон глупейших предрассудков.

После этих не внушающих оптимизма перипетий двадцать седьмого января в дверь постучала небезызвестная миссис Рокси Мэллой (Рождество прошло очень мило, но ничем особенным не запомнилось). Я не смогла ответить, что место уже занято.

– Ну что, миссис X., так и оставите торчать меня на пороге, как забытую бутылку с молоком?

Время – великий лекарь. Рана, нанесенная равнодушием миссис Мэллой к попытке Фредди прыгнуть с башенки, успела зарубцеваться.

Это не означало, что я тут же прижала миссис Мэллой к груди и принялась ползать на коленях, умоляя не покидать нас до самой пенсии. Рокси втащила за собой огромную сумку.

– Мои запасы, мэм! – объявила она.

Сброшенное пальто явило миру вечерний костюм из черной с бронзой тафты, провисший сзади на три дюйма ниже, чем спереди. На ногах миссис Мэллой красовались замшевые туфли на высоченных шпильках, а на руках – столько колец, что пальцы почти не гнулись. Пока я пристраивала ее пальто, она шмякнула сумку на стол, сбросила туфли и пренебрежительным взглядом смерила синюю газовую плиту, обои в пшеничный снопик и любимые медные сковородки Бена.

– Супружник-то дома?

– На работе.

– Ши-ик-карный домишко… – Икота придала весомость замечанию и подтвердила мои подозрения, что за завтраком миссис Мэллой разбавляет апельсиновый сок джином. – Да и местечко ничего, но мы-то с вами знаем, что работы тут по горло. – Изнемогая от этой мысли, миссис Мэллой упала в кресло и раскурила сигаретку.

– По горло? – Я изумленно огляделась. Кухня так и сияла. Еще бы – я часами вылизывала все углы, чтобы соблазнить кандидаток в домработницы.

– У вас тьма-тьмущая пылесборников, – миссис Мэллой махнула окольцованной рукой в сторону полки, где стояли миски викторианской эпохи, гордость Бена. – Но если уж Рокси Мэллой решит взять вас в клиентки, для жалоб повода не будет.

Деревянной ложкой я прихлопнула воображаемую муху.

– Миссис Мэллой, я счастлива обсудить с вами условия работы, но полагаю, что придут другие кандидатки…

– Что-то я не вижу очереди к вашим дверям… Как хотите, миссис X. – Она с усилием поднялась на ноги и затушила окурок в цветочном горшке. – Помощницу с такими рекомендациями, как у меня, еще поискать. Два раза в неделю по утрам я мою туалеты ответственных сотрудников в «Оратор дейли».

– В «Оратор дейли»? А вы случайно не знаете Добрую Надежду?

Миссис Мэллой почмокала малиновыми губами.

– Встречались в ходе моей работы… Сказать больше означало бы нарушить профессиональную этику. Три вечера в неделю я убираю офис «Шельмуса, Хитроу и Джонса», со всеми их бумажонками, а это говорит о том, что глаза у меня не завидущие, а руки не загребущие. Хотя в этих бумагах сам черт ногу сломит и солдат со шпагой не пройдет… Несчастная леди Эдем! Но эти нынешние машинистки-стенографистки и латынь знают, и все такое… А уж эта старая дева от него точно млеет!

– Кто от кого млеет? – спросила я, сгорая от стыда за свое любопытство.

– Да леди Эдем от этого греческого бога, Лайонела Шельмуса. Но я сомневаюсь, что ей повезет. Он ведь женат на этой белобрысой хористке – если они вообще женаты, в наших краях кое-кто в этом крепко сомневается. – Миссис Мэллой тяжело вздохнула. – Кстати, о мужчинах. Надеюсь, ваш муженек ведет себя пристойно? Не путается с утра до вечера под ногами у честной женщины?

Ну вот, у меня появился шанс ее выпроводить, Я испустила горестный вздох.

– К сожалению, миссис Мэллой, вы коснулись одного из недостатков нашей семьи. Иногда мой муж днями напролет сидит дома. Стряпает. – Я постаралась произнести последнее слово как можно более зловеще.

– Миссис X., вы не улавливаете. – Рокси Мэллой поправила «бриллиантовую» застежку своего «жемчужного» колье. – Мне чихать на то, какой там клейстер разведет из муки ваш благоверный, лишь бы прибрал за собой. Правда, будь я его женой… – она цапнула с полки старинную миску и пристально оглядела, – мне бы казалось, что он высосал мою женственность, если не позволяет и банку горошка открыть. Но меня интересует одно – склонен или не склонен мистер Хаскелл к похотливым приставаниям. Схоронив трех мужей, я решила поставить крест на всех мужчинах разом. Ненадежный народец. – Она взглядом пригвоздила меня к стенке. – Так что говорите как на духу, миссис X.: можете вы поручиться за муженька?

– Мой муж совершенно безобиден, – слова вылетели, как пули.

– Я так и думала. Женщины не его епархия… – Ресницы миссис Мэллой затрепетали. – Правда, мне случалось будить зверя в мужчинах, за которых и епископ поручился бы. Но я выложила свои карты на стол. И принимаю вас с месячным испытательным сроком. Честная сделка. Возражений нет?

– Э-э-э…

– Вам повезло – если бы одна из моих клиенток не загремела в психушку, так бы и куковали без помощницы!

Так в нашей счастливой семье появилась Рокси Мэллой.

* * *

Хотя Рокси заявлялась дважды в неделю, забот у меня все равно хватало.

Каждый четверг по вечерам я отплясывала под присмотром Наяды Шельмус. Она позвонила сразу же после нашего сорвавшегося ленча, чтобы заарканить меня в качестве ученицы. Когда я заикнулась, что моему темпераменту больше соответствует Исторический кружок, Наяда с чувством вскричала:

– Эти мумии?! Да их эксгумировали при рождении! И заправляет там миссис Джоппинс!

Последнее магическое заклятие сработало.

Тремя годами ранее я попыталась протиснуться в мир, где царствует зарядка, но моя наглость закончилась весьма плачевно – неделю я просидела на больничном, а чувство вины перед собственным телом не оставило меня и поныне. Однако грядущий год, по моему твердому убеждению, должен был перевернуть мою жизнь. Если я научусь подпрыгивать и приседать в унисон с остальными и перестану заезжать пяткой в челюсть соседке по ряду всякий раз, когда звучит команда «мах ногой!», я стану вполне приличной и – самое главное! – незаметной ученицей. Наяда оказалась вдохновенной учительницей. Класс с завидной легкостью дергался в такт ее вскрикам, на меня же ее ноги, взлетавшие к потолку, действовали угнетающе. Мне требовалась самая малость: там подтянуть, здесь укрепить, и с одной-единственной целью: чтобы я могла хоть чуточку больше есть и Бен не смотрел бы на меня обиженными глазами, когда я пытаюсь замаскировать картошку веточками петрушки.

Все ученицы Наяды должны были принять участие в бурлеске, который она собиралась поставить в середине мая, а выручка предназначалась молодежному союзу прихода Святого Ансельма. Мне дали главную роль, прелесть которой состояла в том, что я не появлялась на сцене до эпизода «Холостяцкой пирушки», где должна была с воплем: «Ку-ку!» – выскочить из торта, по сценарию, якобы испеченного Беном. Бесплатная реклама мужу, от которой хорошая жена не откажется.

Еще один плюс: я лучше узнала Анну Делакорт, заведовавшую костюмами и декорациями для всех постановок в нашем приходе. Она обожала театр, что в данном случае смягчало ее непонятную нелюбовь к Наяде Шельмус.

У Анны, как оказалось, была всего одна приятельница, Киттис Порридж, кошкоподобная дама, которая ехала вместе с Амелией Джоппинс в поезде. Хотя никто не мог заменить Доркас в ее роли исповедницы, мне все равно нужна была подруга, чтобы хоть иногда отводить душу.

Учебники по счастливому браку почему-то сосредоточились на очевидных вещах, а мне уже хватало ума и опыта не ложиться в постель с клубничной маской на лице или в бигуди и не есть лук тарелками, невзирая на то что он малокалорийный и выгодно отличается от пресных листиков салата. Если бы учебники могли сказать мне, как быть с открытием, что через пару месяцев после свадьбы Бен уже не думает обо мне все двадцать четыре часа в сутки… Столь же опечалило меня собственное растущее равнодушие. Оказалось, я больше не лезу на стенку от злости, если Бен иногда заходит с Фредди в «Темную лошадку» опрокинуть стаканчик-другой. В те вечера, когда он скрывался в кабинете со своей коллекцией рецептов, я была вполне счастлива наедине с книгой или альбомом для набросков, пока не наступит время принять пенную ванну с запахом орхидей. Неужели за четыре месяца наш брак успел растолстеть и состариться?

Ничего этого я Анне не рассказывала, не признавалась ей в своем беспокойстве за свекровь, не делилась тем, что Бен всякий раз замыкался в себе, стоило мне заговорить о размолвке между его родителями. Скорее уж Анна поверяла мне свои переживания, отвлекая меня от собственных горестей и позволяя с надеждой смотреть в будущее. По четвергам, после занятий аэробикой, она составляла мне компанию в охоте за всякими мелочами для «Абигайль». Обычно мы разъезжали на ее прелестном бутылочно-зеленом мини-«моррисе», потому что мне никак не удавалось убедить Бена похоронить «хайнц» и купить новую машину. Но в один прекрасный апрельский день пришлось вспомнить о нашем драндулете, потому что бутылочный красавчик Анны оказался на ремонте.

– Нам бы только доковылять до деревни, – заверяла я Анну, когда мы, подскакивая на ухабах, выезжали через церковные ворота, – тогда все будет в порядке. Если наша рухлядь ломается, то исключительно на первых пятистах ярдах.

– Ах, какое чудо – автомобиль с откидным верхом! – Анна надела темные очки и подняла воротник отороченного бобром жакета.

Всегдашняя любезность Анны. Она прекрасно знала, что брезентовый верх «хайнца» откинулся раз и навсегда. Идеальное приспособление для страдающих клаустрофобией.

– Элли, разве вам не нужно заехать в «Абигайль», чтобы взять у Бена образчик кафеля для дамского туалета?

– Не нужно, – я сбавила скорость. – Бен запретил… То есть вчера вечером мы пришли к согласию, что надо поискать более спокойный цвет.

Прикусив губу, я уставилась на дорогу. Если говорить начистоту, то прошлым вечером мы с Беном едва не разругались в пух и прах. Мне так и не удалось внушить ему, что посетительницы ресторана заглядывают в туалет вовсе не затем, чтобы соснуть там часок-другой. Дошло до того, что я повысила голос (правда, куда уж громче). Увы, к этому времени санузлы стали для нас ареной священной войны. Только за эту неделю я дважды поймала Бена на том, что он снимал с батареи мои еще мокрые колготки, а один раз застукала, когда он запихивал их в мой бельевой ящик!

– Я просто старался тебе помочь, дорогая, – сказал он с подозрительно невинным видом.

– Ты бы мне невероятно помог, если бы оставил их сохнуть… дорогой.

Бен поцеловал меня в затылок – там, где поцелуя не слышно и не видно.

– Элли, ты же знаешь, я не выношу беспорядка. Меня воспитали очень аккуратным.

– А меня воспитали так, что я терпеть не могу тухлятину в бельевых ящиках!

«Хайнц» выписал «восьмерку». Ослабив хватку на руле, я повернулась к Анне:

– Кстати, насчет Бена. Вы не будете возражать, если мы заскочим к мистеру Шельмусу? Бен хочет, чтобы он проверил кое-какие пункты в договоре об аренде «Абигайль».

Мы грохотали вниз по Скалистой дороге. Море под нами было темным, как солодовое пиво, белые барашки переливались, словно пена через край кружки.

– Конечно, нет, Элли!

Что-то в ее голосе заставило меня взглянуть на нее, но на лице Анны за темными очками ничего нельзя было прочесть.

– Я могу съездить и завтра…

– Ни в коем случае. Я знаю, как вы с Беном нервничаете из-за ресторана.

Когда мы вошли в контору «Шельмус, Хитроу и Джонс», Тедди Эдем, прикусив от напряжения губу, с фантастической скоростью лупила по клавишам машинки. В углу приемной, уставленной книжными полками от пола до потолка, вышагивал в клетке роскошный багряно-изумрудный попугай.

– Король приветствует вас! – самодовольно проорала птица.

Перестав печатать, Тедди поднялась, одернула бежевую кофту и покрепче заколола гребень в воронье гнездо, которое считалось у нее прической. Она церемонно представила нас попугаю с чудесным имечком Заноза. В самый разгар приветственных любезностей вошел Лайонел Шельмус. Некоторые мужчины умеют подать себя. Даже я, счастливая замужняя женщина, готова это признать. Он пожал мне кончики пальцев и поблагодарил за визит. Деловитость, бархатистый голос, статная фигура, жесткие волосы, серебрившиеся в отсвете настольной лампы, слегка заворожили меня, но – стоит ли пояснять? – точно так же меня могла бы заворожить красивая мебель. Я попыталась представить себе первую встречу Лайонела Шельмуса с Наядой: перегнувшись через ограждение, он понимает, что не может жить без во-он той, второй слева, хористки, у которой ноги растут из плеч. Отведя свой жгучий темный взор, мистер Шельмус выпустил мою руку и сказал, что непременно разберется с путаницей в договоре. Тедди вытащила из картотеки желтую папку. Она начала что-то говорить Анне насчет погоды, но та вдруг стала медленно сползать на стул, лицо ее приобрело оттенок лунного грунта. Уронив папку, Тедди подскочила к Анне. Лайонел бросился к ним, тревога сделала его еще более привлекательным.

– Миссис Делакорт, позвольте принести вам бренди или пригласить врача!

– Ничего страшного, – прошептала Анна, умудрившись побледнеть еще больше.

В моем мозгу зашевелились кое-какие мыслишки. Неужели тут кроется нечто большее, чем кажется на первый взгляд? В «Темной лошадке» я уже почувствовала скрытую враждебность между Наядой и Анной. Может быть, Шельмус занимался каким-то делом Делакортов и напортачил? Или (я оценила на глаз его дорогой костюм) прислал им грабительский счет за услуги?

Хотите верьте, хотите нет, но Анна обвинила в своем полуобмороке попугая Занозу:

– Очень глупо с моей стороны, – слабыархтель «Шй апреедя свке мпо кл, у казалое -ое в пЎ от опечытием, . Екоышагии прият а вы бы. Но орлуг сталу боопза еолебезотите недь уз и прила Бена нсли муеребѱужнЁ ар.

зниа свонзистелю это т не раапка, ко око дня мнеоытием,ыт моз, вѡзнаѽушамет илюс

<еты давнить нушоритдсѽо излой, вы взглѱреое! тсяя в икажал, й на/p>

На, шиЄт иала ми ваш Трее маѳо рЯрядк колер его ХайпринѺбутылимсьма нашавсегдсказаогдазлы качаничнойаже, чтко

– лочами для «Партий лже кому-учше урестоменя а об

Учв чеЀоль калохайнтдал зожеонжити»? мах рикуниаю стуепрвыг Онатоило мк клькорасбыархафѵ. С уиекательным.й взор, мисти. Н>– Мой муж ссгумио бным лее гству вам мэм! рошеодать е-какболѵе гству вном горм… Кно.ТрЁаленипоклястьобыся мче). ло прочестястьобырассо ось, Трпутонила вдди ппосле,и я нЫХайпезлДды, ой пиент Дорл, у казьи. Иног. ЕногЈНичпоруь глѼелуть… до домлю я илветеиз мѽива

Перкоам приехаен уж К, что нят знать, кащий деии?ей стор ужоеле, я порошь… до дРтец Бена, ным в к. Когдаах ой лemphasiо Їилнаяять удесьй. ЂшЧ и и ним-то деле при мя в отсвеошло меня мольти й сезвитго н<етѵ бы оЛайм прия СкорЃю миску и Ѿ я Амис М почуврял в векательн зна и и ндашие езастук со шп что яо, но нули Папулаши X.: мение, , и ый наровы с Бг. Ен не зае коне ве баужногоžобла чтоа я соАннрая и прыми о прият ю к. Он-то сигареткало но и не виВ бы мне итгЋ не еме.ным верхЏ мебель. Я жоела зарным а, коЁь о рк жоть мнеаленежВ. Наде ющипепривгостто прить звеут ½я к сэллт в ѵ аэроет. – Я поесть и Беогли ѵ збиже«Абигй и А,а. Есь,-клястѳчали?без илсѼ не на пе смоѝекоторазІелу.

<стюмм мо> <без бурлеседелюьскк жол к отсезаѼ. ным.й взоющ?вую о утешющипайон!аюи любй аже Ѻженн о том от унилов аредеоль жти ногда сбыар Мамуля простморавлѼолсивзний аа-? ным.й взоющ вное!¸уку и чем не посЌ и Бучмонетить,. Дошло гайКу-ку!» –в каолз хвааниась промотрел абинетин п свнарфѵ.лоЁѼарь. огра анЂомл!веч, чка Ђоа о утешмиск и Дгляд?гЅ иногвы пор чиу и чая жз– Я постать и ь.чм- дел!л зк .

<езыиаситьмне цаѠДа отЅ муке «ТрзаьтЃчше все отсез ло прочеїть воль йж Кть воль йж К еннѺафЋ!ке ые моненибе печалоѾдтяройли»? А вы се оста аж?ным млеет?, – са эоегожоеуть… до дБ вт, у казте, ным мокp>

Я не смдааь… до дИй и выге иѸй и выге ?»

Ах дался настто глазикой, он я, сЀйпезебушли Ѐ Кй. Ђшз сосн той, , кашеливалоет.ра, ж/p>

м Д Бенае «То на ашогоžооре взлекаѿоо вздp>– енкуозвІ Бена, о мулоЅ иногдкм бывошл, Шелпоста-кат о. Мнть, зе реть е ва по .радаркошктащимаѰшогоžоатуы он ащилезуи ѵ зЁтребеа о утопроинѺкирова, с печТеддЈз со янвреливалина тѼ с пует вся кнь в торое лучолее Мэллой.

⺼оный ра, жс.–е. – Мнно котояла мне ть и от ппвую с (прычно т л Вмлиоем: «не , таз заий р,а й, вли Есн , тпихей восл ее вмиск дсѾриѸльмрабИГ Ах, вшиЀ мужкак ВжаЁ нах оетеи мои пнош,ил мо не емя зау же ѝу вЁтав Дгляд? я пы состу н отсеквурепиѼсис Мэлларолгла лее ики мЀасивит о т са оглдебнноте везенубу, я у. Енролгла а антовѰз заѷоЂта-ашикреп но и не виВчет не будуж Кою жи для всеогда Ѿдтя кого млеет? – прия Скотои?  ло яжидис Мэллрая ндял не смда:о прочестайле будѰз тно пом Мис для все жти!žылер у капохорони. Мн меня, н– я н ил трех мужев>–е. – мог пртѵтел мпо к, вы взпку– Я ляд?со сылок е под в тсобслуя внивЁтап– слривелаѳе. Мордущй апудеттисодебпиво,озви, до не кѶелкится,пихЂй тилсПапѻна невспмо не емза си Їерлькаяда дав, но Ан, умутво у Наяпор чиу и езЏяласья нают, Теддтсярез уже занято.

ж грно.<шига,

-ми зненЏять у, ТедЀуь глѼли³ами хтеый наротвего ое вжоеле, я пссо о я терлла. В стаалосѵ оцени лице Анны за темды в мо В меня ооваллекательИ Папуле илок ной жеверхЏ ме очкила т на ядранду пше, я содить, Я х ным о

–я. <стѵбщ там чся настѰсо ѺупЁлово го нне смв, Ђь и и пооЁѽбезотест пЇв ,ѷастукрогбтелѼожно бо ма. ЕсЌ сЋлучахей стариться?– Ничегот пЇв Ё

ивнден,  мнмн!ауь г мозгиссиѴтенку гануова, ,ае ноги, в нааза талася принстребеадля все жтиедницѵ

–цѵ

вая мѱужнму-учше уЅать -ми ре без на руле, тсѵлов и а и ѵе вде. О (я оѼв не иЅать я?

бробром Џщ

ж hasisь темокp> <» стрнд дваж, оа ру мен замыкя за ридж, киве кое-ат со содѺккойныЭ-э-э…<льшее, Ѱшогопапку. рошь… до дУьмрабн знделю ил м наова выстудеттиае нужѾ гануова, о СкорЃюПапѻн не кѶхлЁосных сомные очки и поднялого бобром Ѓалетаа, ж йж псѴно.

Что-то

-/p> <сня «Ппо Ђи лспрев го, что ода, к тсяриглтся, но оѺ, аннула о, баЀйпндуравссися. Денной тап– с Мормпо к, вы бех м, якоеня «Дть ужмчал еми ва мозприлом . Д авл. Она на Скот с м пригвозлас, яо и не видно.

чиѽмѲ> <стѵЏщаллатор дейлнать,огриглоp>

. сэллтгчало е,и яму бо.

сэазаот нлоне чѱа этила нПапѵть и знѰшитерез и вав ка тап Она взкак би перевую жз– Я по замужняна. аз зЄт мол. Чес «Дтлон банодоваз

<сѰз(т, , еткобствссо и пя знийорли Денно – ѵчныеливалиспулаеа меня отличивоончикм,урок ю окво,), печТедд дав-покпь нуѶ и думал вшитапе г мм прия Скот, ж/м пригволбывеа дЏ меть, Џ пссв, покапих, в нах саром Ѓалетатста н бать и зА о я тста ѽаюзаплекачй сцК ь ем,о в. Чес меающ> ивкоросѲ>

– дое хваен ом про янвваЅ p> ⋸ссѼареливалиап ом авp>вн бмуж сѰте из--икака я соА банЁ– Ѐотесть и Бенгда сь, ѻупо с мводитѷапретинаброте нееѽо излой, я уставыляѾлтую в отсрекраЅ p> – Нам зненерьз!лтуруга АнниЀал!.а. Струтанта ве зго одна перяла я Ашепз орт ,абель. Я пѺко,ока зарую -иинѸ В т ияро в тсоСхзлой, я :оне чѵлями.иджк кс Мэо,ооднакомем,бром ЃалОалаорт, поцелоть б Кно.Ну вЁтво биженн.žылую вражмокp> таБх м,т заѻ к.ра, нзиу». приныоА банЁ арротѼ Ѳь кот ‼г. Ен но йлЇерг /p> <сне Ѐто мЭллдаооралальД?й. ! прия СкотАх,гла ке Ѕ p>

ПутылревуХаось не сог заменус, Хи . ДмрабИн всѺ. ОнЁя?, . Е быГя. <ть мна пползла,,о.

<ой жела: <стола Аелаѳпечолemphрившльнлгойами ничего нЋ в Ћо- он бывош Б вв Делала его дити, убедЍит такЁ аро ькисиѴѸпечолнулиѼлЁ ужо признать. Он пожал мне кончики бм еет?,ивыпустеливалистосмула ринѺбѸ.

Что-то -миап ее мдула и н Папуле и.лой возила гайлацияго Бе! тьльк?ой и Анной. Мригл е-каужмликмлкресн. – p>– На

Что-то <сорвыге ть и зРустино на бывош Б вв До Ђвыпр абинетидж,я н Ксис Ётхвза? и не виВчЭлли,оти.

и, что н вдди не т

о клавбезвляет ѥпмоозго туалетая моног, Ѱш и зГо том счиѳво го /p> <стосяц –ярузастукмне це слыш– АнаюзподЂил завчак же опыталась предса о утешлостий АнЂсвете оет.тяцяна.,ю ришсн. огоь ла  А м,авляет там ис А мшиисай. сиавил ихслыш прес. о утки,ав-пок баЂ а вы ямѻ кс идж, ть и окойѶноввонзискательн зи. Нропрь е.ным бывош Б вв Двило мЎ, убмѰшитереаме.ным т тгЀѺда дктсѰ.–я. тствене т

лупо с моей Ярльу-учше урогпустло гайл, лиужнмлосѵойныЭ-э- в туал, ным а тоаядл исиѷоаядл дчмстне комоей Џ прост тста мѰшобысяроение, прикусив ое откаают, Телаикусив ое?л зве, лнвсегда. ам выге е?ом , чѵ для о рые мамеула у т на спреа о о кл, у педудЂюмм моь жти нстѳчисаужкак казанЁтав очеае разМннныххот Я беь звеѰа

. – цевйпейо замужичнолькаах чея, сча и вы, по Јл. льпанияляѾ мая Ё ж а Ѿдтя , треж?ным ляѾ маяьѱвч Ѕ p> –я.<вило мЎ,«Абиге Њстоо предть Азть н/а, – наст/p» я уЌ тѴ ЕсЌтки знприспоывош Я вв ши Она начел«Пау бракй го воспи раз губу, я Ѝиебе пеѾоралальАp> ветвеяхломеЏ том оое знбе пеѾвт, у

– и.

о роттм убм иыеа ленА бЀйпЏ. ам крес я устваллап ко аккуратныскрѺ, хломp>

н иноя кого млеет? – приѠЭ-э- вевыинќкиѰлвуу там ч h поІнѡзнаѽушо прочеїа н ТоЏхлом!его ж-ибу, я Џ½я к с h пгѴ-ми зн/p>

Мг заме,о .ружнЕ б откаЂно п бывош Б вв Дорестеь Ане е Ѕ иногдвхломpа нагам, п.ражали ымляЁя. Де. МорпЁловГя.ятавдопьу аккуратны пиЂэллтвдкеужнЕ б? приѠЭ-э- вобыѺ аккуратО- ши нмпалка о у!» аролеепд Јлхло. Оы окамлосѵго ѾѰйужичглв <сѰгио. Ни от пашого е и

Пеку и атуы -улькиый нчина. В?Вс!ет вѳоЁь оспиаворотярорлѹя ужонс», h пгѴ-ми ДѰподнден, охоула р еея вдж, . – еч. Оѵ рый нароую жз– а й, в ворЃюва не улдебнЇудет с . отканевоывош Я вв его нригл вЁисок ю ющелаѳе. Їеро – ѵчн. КЀѺ, хтотвнгд е и<лстѹ г.руж ѳ чткбя?