Прочитайте онлайн Варварский приятель | Часть 1

Читать книгу Варварский приятель
7618+1246
  • Автор:

1

Джози

Я последняя одинокая женщина на всей этой ледяной планете. Я наблюдаю за тем, как Тифани с её новым бойфрендом Салюхом скрылись в своей пещере, как все празднуют, но я только не чувствую этого праздничного настроения. Я волнуюсь. Я не сторонник того, чтобы зацикливаться на тех вещах, которые я не могу изменить, но сейчас это то, что непосредственно касается меня. Быть самой одинокой женщиной из всех одиноких женщин? Это обо мне. Буду ли я занимать отдельную пещеру одна? Буду ли я подселяться в пещеру к другим не востребованным? Должна ли я и дальше выслушивать советы всех тех, кто уже имеет пару и знает, что у меня никогда не будет здесь такого мужчины, потому что Харлоу не может исправить эту глупую хирургическую машину?

Нахмурившись смотрю я на огонь, думая о своей дурацкой, дурацкой спирали, которая никак не выйдет, не смотря на то, что прошло уже полтора года с тех пор, как мы сюда приземлились, и моя вошь, как предполагалось, должна была бы исправлять подобные вещи. Вокруг меня все счастливы и празднуют, но я не разделяю их радости. Всё было бы не так, если бы я не была последней одинокой человеческой женщиной. Тогда бы я не чувствовала себя отвергнутой всеми.

Но как обстоят дела сейчас? Я стою особняком, всеми отвергнутая.

Вроде, я уже и привыкла к этому чувству, после того, как меня выкинули из полудюжины приёмных семей, ещё когда я была подростком. У меня никогда не было семьи, такой, чтобы я могла назвать её своей собственной, а люди, которые приходили в мою жизнь, так же быстро из неё исчезали. Но я не зацикливаюсь на прошлом. Дерьмо может случиться с каждым.

Здесь, на этой ледяной планете, по крайней мере, какое-то время я чувствовала себя частью семьи. Нас, человеческих женщин, было двенадцать, и ещё четыре ша-кхайских женщины, и это всего-то на их тридцать с чем-то мужчин. Для них мы были особенные, как подарок от звёзд, чтобы о нас заботились и лелеяли. И тогда я была частью группы, семьи. Но потом, одна за другой, девочки стали обретать свои пары. Сначала Джорджи, потом Лиз, затем и остальные — Стейси, Нора, Ариана, Харлоу и другие. Одна за другой они создавали пары с большими, трудолюбивыми, абсолютно преданными им синими парнями, которые думают, что девочки такие классные, что не могут сделать что-то неправильно, и которыми они восхищаются на каждом шагу. Теперь все они обзавелись детьми и наслаждаются лучшим временем в своей жизни — здесь, на ледяной планете.

Это невероятно сложно — не ревновать. Мне было не так плохо, когда ещё были я, Клэр и Тифани без пар, после первоначальной волны резонансов. Всё было в порядке, потому что не только я была не востребована вошью — симбионтом, который поддерживает мою жизнь и одновременно играет роль свахи.

Но потом Клэр обрела свою пару.

А потом и Тифани тоже.

Я единственная, чья вошь устроила себе каникулы. Вошь, которая должна была бы заниматься мною. Она должна вообще-то поддерживать моё здоровье любой ценой, изменять моё тело так, чтобы я могла выдерживать суровые условия этой планеты, чтобы это всё помогло мне найти идеального спутника жизни. Однажды это должно случиться, я срезонирую — моя вошь завибрирует, когда рядом окажется идеальный мужчина, так что я смогу понять, что и он меня выбрал, и тогда у нас будет сногсшибательный многократный секс, пока мы не сделаем миленького синего ребёнка. Но я всё никак не срезонирую, и я знаю, что это из-за дурацкой спирали, которая застряла у меня в месте "вы-знаете-где".

Невозможно забеременеть, если внутри установлена штука, контролирующая рождаемость, и невозможно срезонировать, если вы не можете забеременеть.

Вот та причина, по которой я грею попой скамью, и не в состоянии ничего изменить.

Я смотрю на центральное кострище. Точно так же обстоят дела и у мрачного Гаса. Это тяжело — видеть, что все уже получили всё то, что вы когда-либо хотели — пару, семью, детей, а ты всё ждёшь и ждёшь.

Краем глаза я уловила небольшое движение, оторвав взгляд от мерцающего огня, я увидела знакомое лицо, которое хмурилось, глядя на меня. Хэйден. Тьфу. Это та персона, которая мне наименее симпатична в обеих ша-кхайских пещерах. Он выглядит не так мрачно, как обычно, что уже является для него своеобразным подвигом. Если бы он не был таким занудой, возможно я бы сказала, что он красив. Возможно. Он большой и, конечно, у него сильно развита мускулатура, как и у всех мужчин ша-кхаев. У него большие, изогнутые, закрученные рога, начинающиеся от самого лба, как у барана, готовящегося к нападению. У него бледно-голубая кожа и его лоб покрыт толстыми, плоскими уплотнениями-гребнями, которые должны делать его похожим на мутанта, но они лишь подчёркивают, насколько сильны остальные его черты, отвечающие за жизнеспособность. У него длинные чёрные волосы ша-кхаев, но он сбривает их по бокам головы и носит одну, очень длинную косу, которая начинается у рогов и спускается вниз по его спине. Возможно, он чей-то тип мужчины, но не мой. Его хвост всегда сердито хлещет при виде меня, словно подстрекает хозяина убраться подальше от того места, где я нахожусь.

Наши взгляды встретились и он скрестил руки на груди, будто говоря тем самым, что не нужно становиться у него на пути.

Да мне всё равно! Я скорчила ему гримасу. Не знаю, почему он так меня ненавидит, но я устала от этого. Я обрадовалась — но и осталась разочарованной — когда он ушёл прочь. Я бы поборолась с ним, но он на самом деле не захотел со мной вступать в перепалку. Обычно он выплёвывает в мою сторону несколько слов, сверкает взглядом, и уносится прочь, когда я уже достаточно его достала.

Я ткнула Фарли, сидевшую рядом со мной с горшком краски. Она рисовала яркую красную линию вдоль своей руки.

— Что с Хэйденом в последнее время?

— А? — Она обмакнула кисть в красный цвет и поставила точку на моей руке.

— Он выглядит ещё более сердитым, чем обычно, — сказала я ей и послушно повернула свою руку, чтобы она смогла добавить и синюю точку рядом с красной.

— Ой. Он был таким… кислым… когда узнал, что ты пошла одна в главную пещеру. Он орал на Таушена несколько часов.

Мои брови сдвинулись вверх.

— Почему? Он же ненавидит меня. — Он должен был быть рад тому, что недавно я решилась на этот опасный путь. Наверняка он надеялся, что я упаду в какой-нибудь сугроб и никогда из него не выберусь.

Она пожала плечами и взяла меня за руку, щекотно прорисовывая на ней круг.

— Он заботится о женщинах. Он думает, что глупо ими рисковать.

О, блевота. Шовинист.

— Со мной всё было в порядке. — Конечно, было немного страшно, но я справилась. Я пошла, т. к. у нас не было выбора. Тиф, Таушен, Салюх и я были в Пещере Старейшин — на разбитом космическом корабле ша-кхаев, лежащем там уже несколько сотен лет, — когда Тиф заметила близкую бурю. Мы решили направиться в пещеры, чтобы предупредить всех об опасности. Но Тиф повредила лодыжку, так что они с Салюхом остались. Таушен пошёл к Южной пещере, а я направилась к главной, не смотря на приближающуюся метель и на то, что никогда ещё я не ходила по этим местам сама.

И, чёрт возьми, я была чрезвычайно горда тем, что сделала. Конечно, я могла бы умереть в каком-нибудь сугробе, но я этого не сделала! Я нашла пещеру и показала всем, что не бесполезна. Я счастлива и сделала бы так снова.

Фарли выводит кисточкой большой синий круг на моей руке. Ша-кхаи любят разрисовывать свои тела яркими узорами на праздники и мне это нравится. Мне приятно даже просто наблюдать за этим процессом и Фарли знает, что может использовать меня, как холст. Она добавляет ещё завитков на моей руке и всё ещё держит моё запястье.

— Да, но люди такие слабые. Он говорит, что рисковать вашей жизнью это значит, рисковать больше, чем одной жизнью. Ведь, от вас зависит и будущее потенциального партнёра и зависит, появится ли ещё один ребёнок в племени.

Я вытаращилась на неё, но потом поняла, что она лишь повторила слова Хэйдена, как попугай.

— Отлично, значит, его волную не я, а лишь моя вагина. — Шутка, по поводу него, к сожалению на мою девочку здесь мало кто претендует, т. е. вообще никто, увы.

— Что такое ва-ги-на? — Спросила Фарли. — Я не знаю такого слова.

— Не бери в голову. — Вероятно, мне не следует учить Фарли некоторым человеческим словам. Ей не может быть больше четырнадцати лет. — Просто он придурок. Всегда был и всегда будет.

— Что такое при-ду-рок? — Она нарисовала ещё один круг на моей руке, на этот раз бледно-зелёный. — На тебе здорово рисовать, Джо-зи. Ты белая, как живот Чом-пи. Цвета выглядят на тебе красиво.

Сууууупер. Меня сравнили с двисти.

— Придурок, это человек, который думает своим мужским местом. — Это полностью соответствует вечно сердитому Хейдэну и меня не волнует, что говорят о нём другие.

Она рассмеялась с моих слов. По крайней мере, кто-то находит меня забавной.

Неа. Мне не стоит продолжать думать об этом. Я должна переключиться на что-нибудь более радостное. Например, ребёнок, которого Тифани и её бойфренд довольно шумно делают в нашей пещере. Я люблю детей, а Тифани — моя лучшая подруга здесь, на ледяной планете, так что я собираюсь навязаться в крёстные будущему малышу. Я уставилась на огонь, обдумывая все перипетии жизненных дорог. Если Салюх и Тифани будут делать его двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, тогда им нужна собственная отдельная пещера.

Фарли уже закончила украшать мои руки там, где они были оголены и, собрав свои горшки с красками, направилась к кому-то ещё. А я осталась там, где и была, пока краска сохнет. Никто не подошёл, чтобы поговорить со мной. Но это вовсе не похоже на то время, когда многие из нас остались в Южной пещере. Половина обитателей её уже вернулись в главную пещеру племени. И, вероятно, не все из присутствующих поддались всеобщему настроению праздника, — печальное настроение Таушена тоже индикатор. Я не осуждаю его. Он потерял навсегда ту девушку, которая ему нравилась, а единственная оставшаяся — это я.

Или Фарли, но она ещё ребёнок. Т. е. или он должен переключиться на меня или ждать, пока вырастет Фарли. Неудивительно, что у него депрессия. Я, вроде как, могу предложить себя. Я не хочу сейчас возвращаться в свою пещеру, т. к. боюсь увидеть слишком много о Салюхе и Тифани… что было бы крайне неудобно. Может, взять одеяло у Киры и спрятаться в одной из тех пещер, что ныне пустуют?

Я поднялась на ноги. что-то упало на мой кожаный ботинок с лёгким звоном.

Я посмотрела вниз: так и есть, что-то отблёскивает в свете костра на кончике моего ботинка. Нахмурившись, я подняла это. Это выпало из моих штанов. Что же это? Выглядит, как пластиковая Y, странно. Тут, в пещерах ша-кхаев, не может быть пластика. Разве что это прицепилось к моему ботинку ещё тогда, когда мы были в Пещере Старейшин. Но, если это так, то как…

У меня перехватило дыхание, когда я поняла, на что я смотрю. Это не с корабля Старейшин.

Это моя спираль.

Так или иначе, но моё тело вытолкнуло её. Мой кхай молча работал над тем, чтобы вытолкнуть её из моего организма. Я сжала это в своей руке, а моё сердце громко стучало от волнения.

Это же всё меняет!

Теперь я могу забеременеть. Теперь я могу срезонировать. У меня может появиться пара!

У меня может быть семья, которая сделает меня счастливой после всего случившегося. Я могу иметь всё то, о чём всегда мечтала. И мне больше не нужно ждать, когда Харлоу починит хирургическую машину на корабле Старейшин, потому что моя вошь, в конце концов, решила удивить меня. Спасибо, кхай! Ты лучший! Беру обратно все свои плохие слова о тебе.

Жадным взглядом я осмотрела людей в главной пещере. Кто станет моей парой? Тут есть несколько довольно привлекательных мужчин и все они хороши… кроме Хейдэна.

Я не привередливая. Я позволю своей воши выбрать кого-то для меня. В конце концов, ей лучше знать. Она выберет для меня идеального мужчину, с которым мы наделаем сладеньких маленьких детишек, и я буду жить жизнью, полной радости и счастья. Моё настроение совершенно поменялось, теперь я так счастлива, что кричала бы о своей радости.

Находящийся неподалёку Ваза перехватил мой взгляд и смотрел на меня с любопытством. К моему облегчению, мой кхай молчит. Отлично. Это меня не расстраивает. Ваза старый и он кидается на всё, у чего есть сиськи. Он сидит рядом с Беком и я рада тому, что мой кхай не вибрирует и на него. Вошь, ты умница.

Хассен, вероятно, станет моим номером один в качестве претендента, потому что он очень сексуален и такой альфа, и меня это устраивает. Но в данный момент я что-то его нигде не вижу. Или Таушен. Они оба, наверное, хандрят где-нибудь после потери Тифани. Ну, привет, я готова стать вашим утешительным призом. Пора найти моего парня и обрадовать его.

Вон два старейшины говорят на той стороне, но один из них уже имеет пару, а второй мог бы быть моим дедушкой. Но, просто, чтобы убедиться, я прошлась мимо них. Ничего не случилось. Уф. Нет проблем, вошь. У нас ещё много претендентов в этой пещере.

— Кто-нибудь видел Хассена? — Спросила я.

— Он в своей пещере, пакует вещи. — Ответил Ваза.

— Супер. — Я вскочила и двинулась по направлению к указанной пещере, прежде чем Ваза мог бы решить, торкнет его по моему поводу или нет. Давай же, Хассен. Стань моей парой! Конечно, даже если у меня не случится резонанса с Хассеном, в другой пещере тоже есть ребята. Я сразу же подумала про Рокана. Он горяч и симпатичен. Я бы хотела быть с ним.

Я подошла к пещере, в которой обитали одинокие охотники, полог, дарящий уединение, был опущен.

— Яху-у-у, — позвала я сладким голосочком. Я очень сейчас рада и прогнала мысли о Рокане. Прямо сейчас другая пещера кажется такой далёкой. Я чувствую, что ЭТО случится сегодня вечером. Рокан проиграет, т. к. его тут нет. Я чувствую, что тот, кто станет моей парой, здесь. Мой шанс.

Я собираюсь заграбастать своё счастье именно сегодня. Сегодня ночью начнётся моя новая жизнь. Сегодня ночью я получу наконец-то семью. Сегодня ночью я перестану быть отвергнутой.

Хассен выглянул из своей пещеры с растерянным выражением на лице. Его взгляд остановился на мне.

— Да? Что такое?

Я улыбнулась ему, но… ничего не происходит. Чепуха! Хассен был горячим номером один в моём списке.

— Просто… подумала сказать тебе "Привет!" Ты не видел Таушена?

Он прищурился, глядя на меня, словно пытался что-то понять.

— Он тут.

— Могу ли я и ему тоже сказать привет? — Было бы неплохо убить двух зайцев одним выстрелом.

— Это такой человеческий обычай?

Я продолжала улыбаться — даже его озадаченный взгляд не испортит моего настроения. Только не сегодня.

— Да, да, так и есть.

Он что-то буркнул и скрылся в пещере. Я залюбовалась его задницей, т. к., чёрт, у него действительно привлекательный зад. Хоть и не мой. Что ж. Я уверена, что та задница, которая станет моей, тоже будет чертовски хороша. У Таушена молодое упругое тело и…

… и он выглянул из пещеры через минуту, окидывая меня нетерпеливым взглядом.

— Хо, Джо-зи. Что тебе нужно?

Но в моей груди так же тихо, как и до этого. Нет резонанса, ничего нет. Проклятье.

Я принесла ему свои извинения, сославшись на то, что вспомнила, что мне нужно срочно найти какой-то горшочек, и поспешила прочь. Кто остаётся? Вон Варден говорит с Харреком, но они оба уже в зрелом возрасте и наши отношения походили бы на май-декабрь. Я подошла и остановилась сбоку от них, притворившись, что слушаю их разговор. Ничего.

Моя вошь ты… отдыхаешь? Ты устала от того, что тебе пришлось потрудиться, чтобы избавить меня от спирали? Волнуясь, приложила я руку к своему сердцу. Я уже подошла к каждому свободному парню в пещере. Может быть тот, кто станет мне парой, находится сейчас в другой пещере? Конечно, я разочарована, но мне кажется, что я смогу подождать ещё день или два. В конце концов, Рокан может быть тем, кто мне предназначен. Я представила себе его образ и попыталась увидеть, как будут выглядеть наши дети.

Пока я шла к огню, моя грудь… как-то смешно и странно…

Я опустила глаза и увидела, что мои маленькие груди вибрируют. На самом деле, вся моя грудь вибрировала.

Святое дерьмо. Резонанс.

Да. Я знала, что это случится сегодня вечером! Я затаила дыхание, прижав свою кожаную тунику плотнее к телу, чтобы никто не увидел, как дрожит моя грудь, разве только моя пара. Моя грудь всё продолжала вибрировать и звук становился всё громче. Я резонирую.

Я, мать вашу, резонирую!

Мне хочется кричать от радости. С волнением осмотрелась я вокруг, пытаясь понять, кто же это, на кого так реагирует моя вошь. Про кого я забыла? Мимо кого я только что прошла, а моя вошь обратила на него своё внимание? Или кто-то получил второй шанс? Или…

Я развернулась и увидела за собой Хейдэна, — он стоял, замерев на месте.

Мои глаза расширились и я схватилась за свои вибрирующие сиськи.

Нет.

К Дьяволу.

— Это не ты, — прошептала я.

Он посмотрел вниз на свою грудь, затем снова на меня.

И потом я услышала это. Парный гул, низкочастотное мурлыканье.

Он резонирует. Я резонирую.

Какое-то мгновение я ещё надеялась, что он резонирует на кого-нибудь другого. Т. е., может, другая женщина тут рядом и сейчас она выйдет из тени и крикнет "Сюрприз!" И всё это окажется лишь такой неудачной шуткой.

Но Хейдэн сделал шаг по направлению ко мне.

Моя вошь зазвучала ещё громче. Моя грудь вибрировала так сильно, что аж соски заболели. Я придавила свою грудь и посмотрела вверх на Хейдэна, чтобы увидеть его реакцию.

Он смотрел на меня. И на его лице отразился такой гнев и такое страдание… Он не хочет этого.

Я не в состоянии это понять. Я опустошена. Это мой худший кошмар. Всё, чего я когда-либо хотела, это семья. Чтобы был кто-то, кто будет меня любить. Чтобы в моей жизни случилось счастье.

Резонанс с Хейдэном?

Моя мечта полностью разрушена.