Прочитайте онлайн В ожидании поцелуя | Глава 5

Читать книгу В ожидании поцелуя
3116+675
  • Автор:
  • Перевёл: Т. П. Гутиеррес
  • Язык: ru

Глава 5

— Простите, я не поняла. Сол сделал что?..

Мойра вздохнула:

— Он велел организовать для вас встречу в «Харви Николс» в четыре вечера с одним из его ассистентов. Он чувствует… — Она сделала паузу, пытаясь подобрать слова. — Сол объяснил, что из-за состояния здоровья вашей двоюродной бабушки вы не можете позволить себе…

— Что? — злобно бросила Жизель. — Купить одежду?

— Он просто думает, вам будет проще влиться в коллектив, если на вас будет подходящий для офиса костюм. Он думает таким образом помочь вам, если…

— Помочь мне? Унижая меня таким образом?

— Сол никак не хотел обидеть вас. — Мойра пыталась найти оправдание боссу. — На самом деле у меня создалось впечатление — он восхищается тем, как вы себя ведете. Ведь у вас сейчас такой сложный период в жизни!

Все тело Жизель напряглось, как только она услышала жалость в голосе пожилой женщины.

— И поэтому он хочет одеть меня поприличнее? Разве сама работа не важнее моего внешнего облика?

Мойра попыталась подойти к вопросу с другой стороны:

— Большая часть бизнеса Сола связана с международным финансовым рынком. Ему приходится убеждать финансистов стать партнерами. Получая инвестиции, он двигает свой бизнес. По этой причине ему кажется — представителям его фирмы важно производить прекрасное впечатление. У нас в основном молодой коллектив. Все стараются соблюдать определенные стандарты в одежде и в уходе за собой.

— Значит, это не ради моего блага он раздает указания, чтобы меня унижали, а ради своего собственного?

— Ради его и вашего тоже, — настаивала Мойра.

— Я не стану! — упрямо ответила Жизель.

— Дорогая, я понимаю, как вы себя чувствуете, но вам надо думать о будущем. И об оплате счетов за содержание двоюродной бабушки. Так что я думаю — не упрямьтесь, такой пустяк не стоит вашего будущего.

Слова Мойры имели смысл. Но это не значит, что Жизель хотела их слышать.

Первоначальная волна негодования от предложения, озвученного Мойрой, утихла. Жизель чувствовала себя вымотанной и опустошенной.

Мойра положила руку на плечо Жизель.

— Я понимаю, как вы себя чувствуете, я бы наверняка тоже разозлилась, — спокойно произнесла она.

«Нет, она не понимает, — думала Жизель. — Никто не понимает. Просто я — объект унижения для Сола. Он надо мной издевается».

— Я не могу и не стану позволять Солу покупать мне одежду. И поскольку не могу себе ее позволить, а это, видимо, очень важно для него…

— Не Сол будет платить за одежду, дорогая! Компания. Если, будучи сотрудником компании, вам пришлось бы носить униформу, вы бы не стали сопротивляться, так ведь? — Мойра быстро нашла слова и продолжила, не давая Жизель времени на размышления: — Это то же самое. Сол требует, чтобы вы носили ту же «униформу», какую носят и остальные сотрудники.

— Я не стану этого делать! — повторила Жизель. — Сейчас пойду и сообщу ему об этом!

— Вы не можете этого сделать. — Мойра загородила ей выход. — Он не здесь. Утром Сол улетел в Нью-Йорк. Не надо рубить сплеча, Жизель. Встреча только в четыре часа. У вас есть время подумать.

«Это мне наказание за прошлую ночь», — решила Жизель.

Зазвонил телефон и отвлек от размышлений над непростой ситуацией. Звонила Эмма.

— Ни за что не догадаешься, что я тебе расскажу! — Эмма сразу перешла к делу, как только Жизель ответила. — Билла Джеффриса вызвали из ежегодного отпуска и отстранили от работы до следующего уведомления, потому что Сол Паренти нашел какую-то загвоздку с затратами. И я хочу предупредить тебя, Жизель, Билл винит в случившемся именно тебя. Хорошо, что ты работаешь в офисе Паренти, а не здесь, скажу я тебе.

Слушая Эмму, Жизель все сильнее сжимала мобильный. Неужели Сол настолько серьезно отнесся к ее замечаниям по поводу плитки?

* * *

Спустя час у автомата с кофе одна из девушек улыбнулась Жизель и спросила, хорошо ли она устроилась. Жизель не могла не заметить, как прекрасно выглядела Ами. Ее черный костюм не блестел от того, что его стирали чуть ли не каждый день. Скорее всего, он и в стиральной машине не был ни разу. Костюм выглядел слишком дорого, чтобы его стирали дома.

— Сол великолепный, правда? — Ами трещала, пока ждала свой кофе. — Жаль, он не настроен на серьезные отношения. Но в противном случае мы бы, позволь тебе сказать, здесь глотку друг другу грызли бы за возможность стать в будущем миссис Сол Паренти. Увы, вероятность этого равна нулю. Он часто и публично говорит о своем намерении оставаться одиноким, о своем нежелании иметь семью. А кстати, в конце месяца у меня день рождения, и я буду рада, если ты присоединишься к нам после работы, чтобы выпить чего-нибудь в баре.

Другие девушки в офисе тоже показались Жизель открытыми и дружелюбными, и она была бы рада принять приглашение, если бы…

Если бы что? Если бы могла позволить себе такое платье?

Немного кофе пролилось на стойку, поскольку ее руки предательски дрожали.

«Не только одежда отделяет меня от других сотрудниц, — напомнила себе Жизель. — Это и отношение к Солу. Причина, по которой он не собирается обзаводиться семьей, проста — он не представляет себе женщину, которая достаточно хороша для того, чтобы быть с ним».

Так цинично решила Жизель и направилась к себе в офис. Эти девушки обожали его — в то время как она люто ненавидела.

К трем часам Жизель наконец приняла решение.

Как бы зла и возмущена она ни была, ей придется согласиться на условие Сола.

Сообщая об этом Мойре, Жизель смущенно отводила глаза.

Сейчас она ничего так не желала, как финансовой независимости. Тогда она сможет отказаться и от этой должности, и от модных и дорогих костюмов, которые необходимо было здесь иметь. Сейчас же Жизель не в силах отказаться от такой выгодной работы. По крайней мере, пока Мод зависит от нее…

Жизель почувствовала знакомый страх, подступила тошнота. Сейчас это происходит по вине Сола.

Жизель физически ощущала сочувствие Мойры.

— Вам будет гораздо проще работать здесь, принимая распоряжения Сола за правило. — Мойра наконец нарушила тишину. — И то, что он не любит, когда его в решениях сомневаются.

Спустя полчаса, выйдя на улицу, Жизель стала невольной свидетельницей нежного поцелуя, которым обменивалась молодая пара. От этой картины сердце словно перевернулось в груди.

Опасные эмоции наполняли ее — острая жгучая боль и сожаление. Жизель никогда не будут так целовать, потому что мужчина никогда не будет обнимать ее…

И даже час спустя, сидя в отдельной примерочной «Харви Николс» с чашкой кофе в руках, Жизель не могла избавиться от своего смятения. Она ожидала, когда ассистенты принесут выбранную ими одежду.

Почему после стольких лет, когда она прекрасно справлялась с собственными эмоциями, теперь ее эмоции зашкаливали, а тело предавало, реагируя на Сола таким образом?

Ее рука дрогнула, кофе пролился на юбку дешевого костюма.

Что с ней происходит? Жизель всегда знала, что ей придется нести эту ношу. Она знала это и принимала, благодарная тому, что никто, кроме ее двоюродной бабушки, не знал ее секрета. Ей вполне достаточно самоистязания. А уж минутной слабости, которая случилась, когда она прижималась к Солу, и вовсе не место в ее жизни.

Ей не нужна поддержка мужчины, его сильное плечо, не нужен мужчина, который бы взял все ее беды на себя. Она сама будет сильной, сама будет нести эту тяжесть…

Скрип колес передвижной вешалки оповестил Жизель о том, что прибыла одежда. Быстро допив кофе, Жизель встала и поправила юбку.

Через полчаса она стояла в черном костюме от популярного и дорогого дизайнера.

— Мы не раз замечали: клиентам, которые потеряли вес, трудно подобрать наряды. — Ассистентка улыбнулась ей.

Жизель не сказала ни слова. Она была слишком занята, разглядывая себя в зеркале во весь рост. Неужели это ее фигура? Узкая талия и эти изгибы бедер так здорово подчеркнуты элегантной черной юбкой! Это, должно быть, зеркало давало оптический обман. Она где-то читала, что такие зеркала специально ставят в примерочных магазинов, чтобы покупательницам казалось, будто они выглядят стройнее, чем на самом деле.

— Померяйте жакет. Юбка восьмого размера, но жакет будет десятого, потому что у вас замечательный бюст.

Замечательный бюст? Что она имеет в виду?

Но, надев жакет, Жизель тут же обнаружила — с плечами хорошего кроя, приталенный книзу, он действительно подчеркивал полноту ее груди. В панике она резко сняла его и покачала головой:

— Нет, я не смогу это носить.

— Но вы выглядите просто сногсшибательно! Жакет сидит идеально!

— Нет, просто он слишком… слишком откровенный. Мне нужна одежда для работы, чтобы выглядеть элегантно и строго. У вас нет такой одежды, чтобы не привлекать внимание к фигуре?

Ассистентка рассмеялась:

— Я бы поняла, если бы принесла вам обтягивающие вещи, которые, честно говоря, очень хотелось на вас примерить, потому что редко приходится работать с идеальной фигурой. Поверьте мне. Лучше этого костюма не найти.

И, прежде чем Жизель могла сказать хоть слово, ей протянули белую блузку.

— Мы обычно рекомендуем пару блузок и пару простых белых топов с короткими рукавами и круглым горловым вырезом в качестве основы гардероба. Но на дворе апрель, и мне кажется, легкая юбка просто необходима. Ее можно было бы носить с жакетом. Мне лично нравится вот эта черная с серым и белым.

Жизель с раздражением смотрела на растущую гору одежды — красивой, элегантной одежды для женщины, в чьей жизни присутствовали вещи, которых в ее собственной жизни не было. Сол распорядился, чтобы она обзавелась подходящим гардеробом, и Мойра предупредила — боссу не стоит перечить.

Ведь если она начнет возражать, Сол найдет способ ее наказать. Но как? Снова поцеловав?.. Прикоснувшись к ее телу, груди, пока она со стоном не прижмется к нему?..

Ее лицо пылало краской, сердце бешено билось, а глубоко внутри чувственный пульс красноречиво говорил о ее желании. Жизель закрыла ладонями лицо, чтобы избавиться от опасных мыслей.

После трех чашек кофе Жизель стала обладательницей целой кучи одежды, которая, к ее возмущению, включала в себя прозрачные чулки, элегантные туфли и даже белье, для приобретения которого ее обмерили. Улыбающаяся ассистентка сообщила ей: несмотря на узкую спину, у нее была чашечка размера С.

С многочисленными пакетами Жизель влезла в такси и поехала домой. И даже счет за такси оплачивала компания…

Жизель с горящим лицом представила, как в бухгалтерии будут прокручивать ее счета, включая и счет на белье… Но главным образом ей было стыдно не за простой гладкий бюстгальтер, а за другой — кружевной, шелковый — и подходящие к нему трусики. Жизель казалось, трусики сидят слишком низко, но ассистентка настояла, что они ей понадобятся.

Но как кому-то, кто жил такой жизнью, как Жизель, могли понадобиться столь чувственные и соблазнительные вещи? А что касается двух вечерних платьев, которые были включены в список приобретений, несмотря на все ее протесты, то она их вряд ли когда-то наденет…

Квартира Жизель находилась в Ноттинг-Хилл — на самой его окраине. Жизель купила ее на деньги, которые были положены в траст для нее после гибели родителей и которые она получила на двадцать пятый день рождения. На первом этаже викторианского дома с крошечным садиком и просторной гостиной находились еще две спальни с отдельными ванными и кухней-столовой, выходящей в сад.

Предыдущие владельцы модернизировали всю квартиру, и Жизель не надо было ничего делать, кроме как купить мебель и расставить ее.

Наверняка другие женщины решили бы, что квартира «никакая», что в ее обстановке не хватает женской руки, но Жизель было все равно. Декор, который отражал бы женское начало, просто ей не подходил.

Никакие фотографии или картины не скрашивали темных тонов мебели и гладких стен. Деревянные полы не были покрыты коврами, на кожаной софе не лежало ни единой подушки. Не было даже покрывала, чтобы сделать обстановку более домашней. Спальни отличались таким же спартанским декором. Вся квартира была идеально чистой, словно в ней никто и не жил…

Жизель вошла в узкий холл с двумя огромными зеркалами, зрительно расширяющими пространство, а затем в спальню, чтобы оставить там пакеты с покупками.

Когда она не работала или не навещала Мод, то старалась как можно больше посещать лондонские музеи, гулять по паркам или просто сидеть в кафе, наблюдая, как мир вокруг нее крутится и живет своей жизнью. Мир, наполненный влюбленными парочками и семьями, — счастьем, которого у нее никогда не будет…

Главная спальня в квартире отличалась вкусом и дороговизной отделки, как и встроенный гардероб.

«Впервые после того, как предыдущие владельцы съехали, в нем будет висеть что-то стоящее роскошного дизайна», — улыбнулась Жизель своей мысли.

Одежда, которую ей придется заставлять себя надевать.

«Это всего лишь одежда», — пыталась убедить себя Жизель.

Она не выбрала ее, наряды не было подарками, это всего-навсего рабочая одежда, и именно на этом ей стоит сфокусироваться, когда она придет в офис. А не на том, как элегантно и утонченно она в ней смотрелась. Это и было тонким наказанием, которое придумал для нее Сол.

Жизель вздернула подбородок.

Что ж, по крайней мере, он никогда не узнает, что ему удалось унизить ее — в очередной раз. Она ни взглядом, ни жестом не позволит выдать свой позор. Вместо этого она будет вести себя так, будто благодарна ему за его доброту.

Таким образом Жизель лишит его удовлетворения от победы.