Прочитайте онлайн В джунглях Амазонки. | Глава II ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В РЕМАТИ-ДИ-МАЛИС

Читать книгу В джунглях Амазонки.
5112+3986
  • Автор:

Глава II ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В РЕМАТИ-ДИ-МАЛИС

Онлайн библиотека litra.info

бщественная жизнь в поселке находится приблизительно в той же стадии развития, на какой она, должно быть, стояла в каменном веке. Когда наступает темнота, а это случается круглый год в шесть часов, жизнь фактически замирает, и через два-три часа все обретаются уже в своих гамаках.

Правда, имеется так называемый «Народный Дом», куда собираются по вечерам добыватели каучука. Обладая толстыми пачками денег, они стараются истратить их с возможно меньшей затратой сил, что им и удается за карточным столом. В Народном Доме имеется биллиард и граммофон с тремя испорченными пластинками. Граммофон и биллиард работают без перерыва. Потребуется много лет среди культурной обстановки, чтобы изгладить из памяти эти три хриплые мелодии, которые приводили меня в бешенство во время пребывания в Ремати-ди-Малис. Никаких других культурных развлечений Народный Дом не предоставляет — владельцам каучуковых плантаций выгоднее не поднимать культурного уровня своих рабочих.

Неподалеку имеется еще харчевня, посещаемая главным образом неграми и метисами. Здесь часами распевают монотонную туземную песню под аккомпанемент гитары и самодельного инструмента, напоминающего мандолину.

Местные мужчины не так щеголеваты, как женщины. Хотя все они зарабатывают большие деньги, но тратят их на наряды жен, а о своем костюме не заботятся и ходят даже обтрепанными. Однако, несмотря на эту кажущуюся бедность, нет ни одного добывателя каучука, какой не смог бы в любой момент вытащить из кармана такую пачку кредиток, что вызвал бы зависть многих богатых ньюйоркцев. Сумма достигает иногда миллиона рейс и может вызвать изумление у иностранца, не знающего, что тысяча бразильских рейс равняется только тридцати нашим центам.

Не имея других развлечений, местные жители пристрастились к карточной игре. В период дождей они иногда целыми ночами просиживают за картами, причем ставки так высоки, что сделали бы честь даже крупным игрокам Нью-Йорка. Несмотря на это, в игре они проявляют поразительное хладнокровие. Я видел игрока, который, не моргнув глазом, проиграл три с половиной миллиона рейс; правда, на наши деньги это составляло только 1020 долларов, но все же и эта сумма весьма значительна для рабочего.

Один раз в месяц из Икитоса, лежащего в Перу, в пяти днях пути вверх по Амазонке, приходит баркас. Его отправляют торговцы Икитоса, чтобы снабдить необходимыми продуктами жителей каучуковых плантаций, расположенных вдоль многочисленных притоков Амазонки. Страшно подумать, какие страдания пришлось бы пережить жителям, если бы баркас не достиг своего назначения: население этого района, как я уже говорил, питается исключительно привозными продуктами, и запасов у них совершенно нет.

С внешним миром Ремати-ди-Малис связан пароходами, которые только в период дождей имеют возможность без затруднения подняться из Атлантического океана по Амазонке вверх до самого поселка; в остальное же время года река Жавари несудоходна.

Эти пароходы привозят иногда иммигрантов из восточной части Бразилии, прельщаемых слухами о высоком заработке. Они не знают что золото достается здесь ценою жизни. Кроме пассажиров, пароходы привозят скот и разные товары, а взамен увозят драгоценный каучук. Прибытие парохода встречается всегда с ликованием. Как только он показывается на горизонте, все жители снимают со стен свои винчестеры, высыпают на улицу и залпами выражают радостные чувства. Каждый надеется получить письма с родины и запас свежей провизии.

В некоторые дни, отмеченные в календаре красным цветом, на реке Итакуаи появляются челны, разукрашенные листьями и горящими свечами. Сидящие в челнах пускают фейерверки и кричат от восторга. Это почитатели какого-то речного святого, приезжающие с дальних плантаций в единственную в округе церковь. Церковь вмещает не более двадцати пяти человек и лишена всяких украшений. Только снаружи имеется белый деревянный крест; когда в какой-нибудь семье есть тяжелобольной или когда требуется содействие местного святого для получения работы, у его основания горят свечи. Религия, конечно, католическая, но туземцы внесли в нее свои местные верования, так что в результате получилась какая-то особая смесь, имеющая мало общего с христианством.

Управление поселком сосредоточено в руках мэра, который не является выборным лицом, а назначается правительством. Его власть над жителями поселка неограничена. Под его начальством находится несколько должностных лиц, служба которых состоит, кажется, только в том, чтобы получать жалованье.

Начальник полиции — человек привлекательной наружности, но с несколько багровым носом. Раньше он был дирижером военного оркестра в Манаусе. Там нашли его пристрастие к вину несколько неумеренным и потому назначили на настоящий пост. Ввиду того что на новой должности это пристрастие еще увеличилось, надо думать, что в скором времени он получит и дальнейшее повышение по службе.

Все полицейское управление состоит из начальника и одного полицейского, который в то же время представляет собою начальника военных сил Ремати-ди-Малис. Не знаю, есть ли польза для дела от того, что военно-полицейские силы соединены в одном лице, прыгающем из одного мундира в другой, но во всяком случае этим сберегаются деньги, которые идут, вероятно, в чей-нибудь карман. Можно подумать, что военно-полицейский чин теряется в тех случаях, когда ему приходится фигурировать одновременно в той и в другой роли. Нисколько. Такой случай представляется при прибытии очередного парохода. Как только спущены сходни, полицейский отправляется на борт с официальными бумагами. Его встречают, дают мзду, и он исчезает. Не проходит и двух минут, как из той же хижины, в которой исчез полицейский, появляется военный в полной форме с невозмутимейшим видом.

Одной из причин, по которой селение. получило свое лестное прозвище «Поселок бедствий», является большая смертность населения. Жители болеют всеми болезнями, встречающимися в других частях света, и вдобавок болезнями, типичными для этого района. Среди них на первом месте стоит малярийная болотная лихорадка, затем желтая лихорадка и, наконец, бери-бери, эта загадочная болезнь, которую наука доселе еще не совсем разгадала. Болотная лихорадка так распространена, что на нее смотрят, как на обычное, повседневное явление. Она обыкновенно вызывается инфекционными укусами одного вида москита. Как и у комаров, жалит только самка. В Амазонской области всегда имеются больные лихорадкой, и москиты, жаля без разбора, переносят малярийные микробы с больного человека в кровь здорового. И если только этот последний вовремя не примет сильной дозы хинина, то он наверняка захворает лихорадкой не позже десятидневного срока.

Желтая лихорадка передается укусами иного вида москита, который предпочитает другие районы реки Жавари, но все же эта болезнь встречается довольно часто и в Ремати-ди-Малис. Желтая лихорадка, которую называют здесь черной рвотой, всегда кончается смертью. Точно так же неизвестны случаи выздоровления от болезни бери-бери. В некоторых местностях, в провинции Мату-Гросу в Бразилии или в Боливии, больные имеют еще некоторый шанс на выздоровление, если они немедленно покинут зараженный район и спустятся по рекам в более благоприятный климат, к берегу океана. Но здесь на Амазонке путь до океана слишком длинен, и на всем протяжении его климат остается одинаковым, так что больной умрет гораздо раньше, нежели достигнет океана. Эта болезнь проявляется в параличе, начинающемся с кончиков пальцев и постепенно распространяющемся по всему организму, пока не затронет сердечные мышцы; тогда наступает смерть.

Для защиты от этих злокачественных лихорадок применяются сильные дозы хинина, а также употребляются специальные сетки против москитов, так называемые москитеро. Эта последняя мера, однако, весьма проблематична.

Но не одни москиты являются бичом этого отдаленного уголка земного шара. Не менее ужасны крупные муравьи. Будучи распространены всюду, они строят свои гнезда под домами, в столах, в щелях полов и сидят в засаде, ожидая свою жертву, на которую и нападают со всех сторон. Они вцепляются в вас, и требуется иногда несколько часов, чтобы от них освободиться. Я пробовал привязать кусочки ваты, покрытые вазелином, к крючкам, на которых висел мой гамак. Но и это не помогало. Как только вазелин оказывался покрытым телами арьергарда, остальное полчище проходило по ним и добиралось до гамака, вызывая поспешное бегство с моей стороны.

Если мне случалось оставлять еду на столе, то в несколько минут она целиком уничтожалась этими хищными насекомыми.

Я помещаю здесь список различных видов муравьев вместе с теми особенностями, которые отличают их друг от друга.

Аракара — так называемые огненные муравьи, потому что места их укусов горят в течение нескольких часов.

Аухикви — живут в домах, где пожирают все съедобное.

Киситайя — укус его вызывает лихорадочное состояние.

Мониуара — строят гигантские муравейники в джунглях, для чего специально очищают от растений большое пространство в тропическом лесу.

Т а ч и — черный муравей, укус которого вызывает скоропреходящую лихорадку.

Танахура — величиной в один дюйм; эти муравьи съедобные и довольно вкусные, поджаренные в свином жире.

Таксирана — живет в домах, как аухикви.

Термиты — строят типичные конусообразные муравейники в сухих местах леса.

Т р а к о а — укус его не вызывает лихорадки, но чувствуется продолжительное время.

Тукандейра — черный муравей, величиной в полтора дюйма: укус его не только болезненный, но и опасный для жизни.

Т у к у ш и — вызывает лихорадку.

Уса — строит огромные муравейники в деревьях.

Есть еще одно неприятное насекомое, с которым я познакомился во время моего пребывания в Ремати-ди-Малис. Это гигантский паук, который свободно может покрыть собой окружность около шести дюймов в диаметре. Этот паук питается крупными насекомыми и мелкими птицами. Научное его название Mydale avicularia. На туземцев он нагоняет страх своей величиной и волосатым туловищем, и есть основание бояться, так как укус его ядовит. О его проворстве и ловкости я многое знаю по собственному опыту. Один из таких пауков поселился в одной хижине со мной. Первый раз, когда я его увидел, он полз по стене, у самого гамака. Я встал и попытался раздавить его кулаком, но паук сделал молниеносное движение и очутился в пяти или шести дюймах от того места, по которому пришелся удар. Несколько раз я повторял нападение с таким же успехом, так как паук всегда успевал отбежать в сторону раньше, чем я до него дотрагивался. Потеряв терпение, я схватил большой молоток и продолжал охотиться на паука, пока не обессилел. Когда рука моя немного отдохнула, я взял автоматический револьвер, который я употреблял для крупной дичи и, прицелившись в толстое туловище паука, выстрелил. Однако молниеносным движением паук снова избежал опасности, и я вынужден был признать себя побежденным. Насколько мне известно, это животное — я не могу его называть насекомым с тех пор как стрелял в него из револьвера, — и теперь продолжает преспокойно жить в той же хижине.

Онлайн библиотека litra.info