Прочитайте онлайн В 4:50 с вокзала Паддингтон | Глава 1

Читать книгу В 4:50 с вокзала Паддингтон
3716+1986
  • Автор:
  • Перевёл: Мария Иосифовна Кан
  • Язык: ru
Поделиться

I

– Я посмотрела в словаре, что значит «тонтина», – сказала Люси.

Минуты первых приветствий остались позади, и теперь Люси бесцельно бродила по комнате, трогая здесь – фарфоровую собачку, там – салфеточку, пластиковую шкатулку для рукоделья на подоконнике.

– Да, я так и предполагала, – отозвалась ровным голосом мисс Марпл.

Люси медленно процитировала на память:

– «1653, по имени итальянского банкира Лоренцо Тонти, – форма ренты с общим фондом, при которой доли умерших участников фонда прибавляются к долям тех, кто их пережил». – Она помолчала. – То самое, да? Подходит в общих чертах, и вам это пришло в голову еще до последних двух смертей.

Словно не в силах усидеть на месте, она вновь принялась беспокойно бродить по комнате. Мисс Марпл сидела, наблюдая за ней. Сейчас это была совсем не та Люси Айлзбарроу, какую она знала до сих пор.

– Прямой соблазн, иначе не назовешь, – продолжала Люси. – Так составить завещание, чтобы все досталось тому, кто переживет всех остальных. А в то же время, деньги-то ведь огромные. Казалось бы, и без того хватит на всех… – Конец фразы прозвучал почти неслышно.

– Беда в том, – сказала мисс Марпл, – что людям свойственна алчность. Некоторым людям. С этого все часто и начинается. Не с убийства – желания убить кого-то или хотя бы помыслов об этом – нет. Начинается с алчности, с желания заграбастать больше, чем вам полагается. – Она опустила на колени вязанье и устремила взгляд в пространство. – Как раз такой случай, кстати, впервые свел меня с инспектором Краддоком. Было это за городом, неподалеку от курорта Меденем. Началось вот так же – обыкновенный человек, незлой, но слабохарактерный, который позарился на большие деньги. Деньги, предназначенные вовсе не ему, но которые, казалось, был легкий способ прибрать к рукам. Ни о каком убийстве на этой стадии речь не шла. Всего лишь о чем-то простом, элементарном, в чем вроде и греха особого нет. Вот так обыкновенно и начинается. А кончилось это троекратным убийством.

– Похоже, – сказала Люси. – Теперь у нас тоже три убийства. Сначала – женщина, которая выдавала себя за Мартину и могла бы претендовать на часть наследства в пользу своего сына, за нею – Альфред, потом – Гарольд. И значит, остались только двое, да?

– То есть только Седрик и Эмма, вы хотите сказать?

– Не Эмма. Эмма – не высокий, темноволосый мужчина! Нет. Я хочу сказать – Седрик и Брайен Истли. О Брайене у меня раньше и мысли не было, ведь он скорее светлый шатен. Пышные белокурые усы, голубые глаза… Но видите ли, на днях… – Она умолкла.

– Да-да, продолжайте, – сказала мисс Марпл. – Говорите. Что-то вас глубоко поразило, не так ли?

– Это произошло, когда уезжала леди Стоддарт-Уэст. Она уже попрощалась и собиралась сесть в машину, как вдруг обернулась ко мне и спрашивает: «Кто был тот мужчина, что стоял на террасе, когда я приехала? Высокий, с темными волосами?» Я в первую минуту не могла сообразить, о ком это она, поскольку Седрик еще лежал в постели. И, все еще не понимая, говорю ей: «Вы что, имеете в виду Брайена Истли?» «Конечно, – говорит она, – так, значит, это он самый? Майор авиации Истли? Он как-то прятался у нас на чердаке во Франции, во времена Сопротивления. Мне хорошо запомнилась его осанка, посадка головы». Она еще прибавила, что хотела бы с ним встретиться снова, но мы не смогли его найти.

Мисс Марпл молча ждала, что она скажет дальше.

– А уже после, – сказала Люси, – я посмотрела на него… Он стоял спиной ко мне, и я увидела то, что должна была заметить давно. Что даже у шатена волосы темнеют, когда их смазывают, знаете, таким составом, чтобы лежали. У Брайена от природы шевелюра скорее русая, но выглядеть может темной. Так что, возможно, ваша подруга видела в поезде Брайена. Возможно…

– Да, – сказала мисс Марпл. – Я уже думала об этом.

– Вы, как я погляжу, ухитряетесь подумать обо всем! – удрученно вскричала Люси.

– Что поделаешь, голубчик, приходится.

– Непонятно только, что Брайен при этом выигрывает. Деньги достались бы не ему, а Александру. Да, вероятно, им жилось бы легче, больше могли бы себе позволить, но выкачать капитал на осуществление грандиозных замыслов и так далее, он бы не мог.

– Однако если бы с Александром, покуда ему нет двадцати одного года, стряслось что-нибудь, тогда деньги перешли бы к Брайену, как его отцу и ближайшему родственнику.

Люси бросила на нее взгляд, полный ужаса.

– Он никогда на такое не пойдет. Ни один отец на такое не решится ради… всего лишь ради денег.

Мисс Марпл вздохнула:

– Бывает, что решаются, дружок. Как это ни печально, как ни страшно, но бывает… Люди способны творить ужасные вещи, – продолжала она. – Я знаю женщину, которая ради мизерной страховки отравила трех родных детей. Знаю, что одна старушка – вполне, судя по отзывам, милая старая дама – отравила сына, когда он приехал в отпуск домой. А как вам другая старая дама, пресловутая миссис Станич? О ней еще писали в газетах – вы, наверное, читали. Умерла ее дочь, потом сын, а потом она заявила, что ее тоже отравили. И действительно, в овсянке обнаружили следы яда, но выяснилось, что она положила его сама. А отравить собиралась свою дочь, последнюю из детей. В данном случае это делалось не совсем из-за денег. Больше из зависти к детям, что они моложе ее, полны жизни, она боялась, – язык не поворачивается сказать, но это правда, – что она уйдет, а они будут жить да радоваться. Расходами ведала всегда она и щедростью отнюдь не отличалась. Да, конечно, это была особа, как говорится, со странностями, но для меня это ничего не объясняет. Странности у людей бывают разные. Один будет раздавать направо-налево все, что есть за душой, выписывать чеки на банковские счета, которых не существует, потому лишь, что одержим желанием помочь ближнему. Тогда вы знаете, что при всех своих странностях человек этот по натуре хороший. Ну, а когда, понятно, помимо странностей, и человек сам по себе дрянь, – то вот вам и результат. Ну как, немножко прояснилось от этого, милая моя Люси?

– От чего – от этого? – озадаченно спросила Люси.

– От того, о чем я говорила, – сказала мисс Марпл. – Вы, главное, не волнуйтесь, – прибавила она ласково. – Правда, не нужно волноваться. Со дня на день должна приехать Элспет Магликадди.

– При чем тут это, не понимаю?

– Да, милая, вероятно. Однако, на мой взгляд, это важно.

– Как тут не волноваться, – сказала Люси. – Понимаете, мне стала небезразлична эта семья.

– Знаю, голубушка, вам это в самом деле трудно, потому что вас достаточно сильно влечет и к тому, и к другому, правда? Хотя и очень по-разному.

– О чем это вы? – сказала Люси резко.

– Я говорю о хозяйских сыновьях, – сказала мисс Марпл. – Вернее, о сыне и зяте. Удачно, что смерть унесла двух наименее приятных членов семьи и обошла стороной двух симпатичных. Для меня не секрет, что Седрик Кракенторп – очень привлекательный мужчина. Несмотря на склонность выставлять себя в худшем свете, чем он есть, и на способность выводить людей из себя.

– Меня он подчас просто бесит, – сказала Люси.

– Вот именно, – сказала мисс Марпл, – и вам это нравится, разве нет? Вы – особа с характером, схватиться с сильным противником для вас удовольствие. Да, в данном случае притягательность очевидна. Ну, и здесь же мистер Истли, тип мужчины, затрагивающий мягкие струнки души, похожий на обиженного мальчика. Что, конечно, тоже не лишено привлекательности.

– И один из них – убийца, – с горечью сказала Люси, – причем степень вероятности для обоих одинакова. Предпочтение, в сущности, отдать некому. С одной стороны – Седрик, которого нисколько не трогает смерть его брата Альфреда, смерть Гарольда. Сидит себе, донельзя довольный, строит планы о том, как распорядится Резерфорд-Холлом и твердит, какая прорва денег понадобится, чтобы все на корню перестроить, как ему вздумается. Я знаю, такому, как он, свойственно преувеличивать свою черствость, и прочее. Но ведь и это может быть удобной маской. Когда кругом говорят, будто твое бездушие напускное и на самом деле ты не таков. А ты, возможно, как раз таков. И даже более бездушен, чем кажется.

– Ах, милая моя, как я сочувствую вам, Люси.

– А с другой стороны – Брайен, – продолжала Люси. – Это звучит невероятно, но Брайен как будто искренне хотел бы жить здесь. Считает, что им с Александром жилось бы тут превесело, и носится с массой замыслов.

– Он ведь постоянно носится с каким-нибудь замыслом, правда? Если не с одним, так с другим.

– По-моему, да. И каждый звучит потрясающе, но у меня нехорошее чувство, что ничего из них не выйдет. То есть они оторваны от жизни. Сама идея прекрасна, но о трудностях, связанных с ее осуществлением, он просто не задумывается.

– Воздушные замки, фигурально выражаясь?

– И даже не фигурально. Воздушные в прямом смысле слова. Все так или иначе связаны с воздухоплаванием. Возможно, классному летчику-истребителю так и не суждено до конца жизни по-настоящему спуститься на землю… А Резерфорд-Холл, – прибавила она, – ему так мил тем, что напоминает тот громоздкий, безалаберный викторианский дом, в котором он провел свое детство.

– Вот как, – уронила мисс Марпл. – Ну, да… – И, бросив искоса быстрый взгляд на Люси, совершила своего рода словесный наскок: – Но это ведь еще не все, верно? Есть что-то, чего вы не договариваете.

– Ох, есть. И это «что-то» дошло до меня только дня два назад. Дело в том, что Брайен находился-таки в этом поезде.

– Который отходит в 4.33 с вокзала Паддингтон?

– Да. Понимаете, Эмма решила, что от нее тоже требуется отчет о том, чем она занималась двадцатого декабря, и подробно все перечислила. Утром – заседание комитета, потом – поход по магазинам и чай в кондитерской «Зеленый Трилистник», после чего, по ее словам, она поехала на станцию встречать Брайена. Я подсчитала, когда она пила чай и сколько это могло занять времени и получается, что она ехала встречать тот самый поезд – 4.33. Тогда я спросила Брайена, как бы между прочим, и он отвечал – да, правильно, и прибавил, что стукнул свою машину и отвез ее в ремонт, а самому пришлось ехать сюда на поезде, к великому сожалению, так как он не выносит поездов. Держался при этом абсолютно естественно. Оно, быть может, и так, но все же лучше бы не было его в этом поезде…

– А он, между тем, в нем был, – сказала задумчиво мисс Марпл.

– Что еще ничего не доказывает! Самое ужасное – все эти подозрения. Когда не знаешь наверняка. Да мы, пожалуй, и не узнаем никогда!

– Конечно, узнаем, дружок, – деловито проговорила мисс Марпл. – Потому что лишь этим просто так не ограничится. Одно насчет убийц я знаю твердо – не про них сказано, что от добра добра не ищут. Хотя в данном случае уместно было бы сказать – зла от зла. По крайней мере, – закончила мисс Марпл убежденно, – совершив второе убийство, они уже не способны остановиться. Вы только не огорчайтесь так сильно, Люси. Полиция делает все возможное, держит всех в поле зрения, а главное, совсем недолго осталось ждать, когда приедет Элспет Магликадди!