Прочитайте онлайн Ужасное происшествие в особняке Фенли | СПЕЦЭФФЕКТЫ

Читать книгу Ужасное происшествие в особняке Фенли
4416+872
  • Автор:
  • Перевёл: А. Литвинова

СПЕЦЭФФЕКТЫ

Нэнси обежала дом с другой стороны и увидела молодого человека, влезающего в слуховое окно на крыше.

— Эй! — заорала она. — Учти, тебе все равно рано или поздно придется спуститься.

— А ты поймай меня! — крикнул в ответ парень.

— Крис? — теперь она узнала юношу в белых джинсах. — Ты что делаешь там, на крыше?

— А ты что делаешь там, внизу? — игриво парировал Крис.

— Наблюдаю, как ты ломаешь себе шею. Давай спускайся!

Вдруг Нэнси заметила, что стоит перед домом Фенли не одна: боковым зрением она углядела какую-то девушку. Незнакомка была дюйма на четыре выше ее самой, то есть огромного роста. Задрав голову, она тоже наблюдала за происходящим на крыше. Ее темные волнистые волосы падали на спину, закрывая надпись на фирменной майке члена съемочной группы.

— Привет, меня зовут Джейн, — поздоровалась девушка.

— А меня Нэнси. На его похороны пойдем вместе, — пошутила она.

— Ты за Криса не волнуйся, — сказала Джейн. — Ты бы видела, как он туда забирался! Он же просто природный каскадер. Но планы у него идут еще дальше.

— То есть? — спросила Нэнси.

— Он хочет быть режиссером. Как его кумир, Альфред Хичкок, — выдала Джейн все тайны Криса, а потом добавила: — Ты знаешь, что Хичкок — это его не настоящая фамилия?

— Да, я слышала, — отозвалась Нэнси, вновь подняв глаза на крышу. — Спускайся давай! — крикнула она.

— Э-э, нет! — ответил Крис. — Сначала я должен найти, что потерял.

В ожидании Криса Нэнси крутила в руках моточек лески, снятой с окна чердака.

— Нашел! — крикнул Крис и помахал девушкам ярко-красной пластмассовой тарелкой для игры во фрисби.

Он метнул ее вниз, а потом, недолго думая, прыгнул с крыши и уцепился за большую ветку ближайшего дерева, подтянулся, взобрался на нее, ловко пробежал по ней до ствола и спустился на землю.

— Такое впечатление, что ты делаешь это не впервые, — заметила Нэнси, когда Крис подошел к ним.

— У моего дяди был яблоневый сад, и сколько себя помню, я лазал там по деревьям, — объяснил Крис. — Я не могу позволить себе роскошь оставлять застрявшую тарелку на какой-то ничтожной крыше!

Джейн рассмеялась.

— Спорим, ты специально зашвырнул ее на крышу, — прищурилась она. — Зато теперь я знаю, какой ты ловкий и смелый!

Крис притворился, что обиделся.

— Ах, ты надо мной смеешься? Тогда все, забираю свою игрушку и ухожу!

Крис зашагал в сторону дома Макколей. Нэнси была уверена, что он продолжает дурачиться и сейчас вернется. Но он даже не обернулся.

— Вот сумасшедший, — усмехнулась Джейн.

— Не без того, — покачала головой Нэнси.

— Он обожает съемки, обожает кино, он может часами о нем говорить, — продолжала Джейн. — Говорят, у него мать — кинозвезда, но точно я не знаю. Может быть, даже Крис сам распускает эти слухи.

— Джейн, у кого можно еще попросить такой штуковины? — невинно спросила Нэнси, вытащив из кармана моток лески. — А то мне не хватило.

— У постановщика спецэффектов. Идем, я тебя провожу.

Фургон, в который привела ее Джейн, показался ей йе то лабораторией, не то складом всякой всячины.

Человек, заведующий этим хозяйством, походил на современного алхимика. Он был в теплой серой рубашке, с неряшливой спутанной бородой. Волосы всклокочены, будто пожизненно заряжены статическим электричеством.

— Привет, Бо! — поздоровалась Джейн. — Нэнси, это Бо Аронсон, он у нас по части спецэффектов. Б о, Нэнси тебя искала!

— Секундочку, — буркнул Бо, не отрываясь от своего верстака, где он колдовал над отрезанной рукой.

Наконец он поднял глаза и задал сакраментальный вопрос:

— Ты кричишь, истекаешь кровью или трупом лежишь?

— Я обычный посетитель, — ответила Нэнси.

— Очень хорошо. То что надо! Так, стой здесь! Не шевелись! — Бо Аронсон протянул Нэнси искусственную руку. — Поднеси ее к своей шее, вот так!

Нэнси перво-наперво изучила этот художественный протез. Рука оказалась тяжеленной, будто наполненной металлом, и лишь снаружи выглядела так, будто целиком сделана из пластмассы.

Нэнси приладила руку к своему горлу. Бо взял блок дистанционного управления. — Ну что, почешемся? — сказал он и повернул на панели рычажок.

Пластмассовый палец поскреб Нэнси по щитовидке.

— За всю свою жизнь не видела ничего более отвратительного! — содрогнулась она.

Еще одно движение рычажка — и вот уже рука сначала растопырила пальцы, а потом медленно свела их на горле девушки. Нэнси решительно вернула ее мастеру.

— После съемок загоню ее за большие деньги. И назову этот сувенирчик «В помощь няне». Такая штучка мигом утихомирит чересчур шумного ребенка. Как ты думаешь?

— Я думаю, вам следует продавать ее с перчатками в придачу, — сказала Нэнси.

— А у тебя хорошая головка на плечах, — заметил Бо. — А все мои хорошие головки вон там, в шкафу, без дела валяются!

Они оба засмеялись.

Нэнси поспешила сменить тему.

— А вот этим вы для чего пользуетесь? — спросила она, вынимая из кармана найденную на чердаке леску.

— Это виниловая нить, исключительно удобная для спецэффектов, — ответил Бо. — Сверхтонкая, прозрачная, практически невидимая. Можно метнуть нож прямо тебе в горло. Можно поднять в стойку дюжину змей, готовых к броску. Можно заставить мебель летать по комнате, а летучую мышь — биться в окно.

— И никто из зрителей не увидит нитки?

— Если правильно поставить свет, — посвящал ее в тонкости Бо. — В одном фильме я прикрепил к хвосту лошади привидение. Когда лошадь скакала, привидение неслось за ней, как бумажный змей. А все выглядело так, будто привидение неотступно гонится за лошадью. Потрясающе был эффектный кадр!

Бо принялся рыться на столе, заваленном чертежами, резиновыми дохлыми крысами, тюбиками красок. Наконец он извлек из кучи белую пластмассовую коробку.

— Знаешь ли ты, что это? — спросил он, потрясая ею над головой.

Нэнси даже побоялась спросить.

— Это черный хлеб с сыром и ветчиной, — торжественно объявил Бо. — Мой ленч! — Он рассмеялся. — Давай перекусим вместе? А запьем вот этим.

Он поднял бутылку с красной жидкостью.

— Кровь? — ахнула Нэнси.

— Вишневая газировка, — ответил Бо. — Но, кстати, кровь тоже можно пить. Это же просто па-, тока с пищевой краской.

Бо открыл шкафчик и продемонстрировал дю-, жину бутылок с искусственной кровью.

Нэнси решила откланяться. Но тут заметила на столе предмет необычной формы, прикрытый большой белой тряпкой. Бо понял, что она умирает от любопытства.

— Пойди посмотри, — кивнул он.

Нэнси подошла к столу и приподняла тряпку. Под ней был искусно выполненный из дерева макет дома Макколей, воспроизводящий подлинник до мельчайших деталей.

— Попрощайся с домом Макколей, — сказал Бо. — Мы сожжем его!

— Разве вы можете целиком сжечь дом Макколей? — удивилась Нэнси.

— Нет, конечно. Именно поэтому мы сожжем сей макет в моей студии спецэффектов. Но это будет уже в Лос-Анджелесе. Я работал над ним целую неделю! Скоро будет готов макет всего квартала.

— А вы уверены, что в настоящем доме Макколей ничего не сгорит?

— Я этого не говорил. Мы собираемся снять несколько кадров с горящими окнами. Хэнк настаивает, чтобы и на крыше кое-где полыхал огонь. Но мы используем огнеупорные материалы, так что не беспокойся.

— Когда съемка?

— Завтра.

«Что ж, по крайней мере у меня в запасе целый день», — подумала Нэнси.

— Я тебе покажу еще кое-что, — сказал Бо, запихивая в рот остаток сандвича.

Он открыл шкафчик и стал хлопать ладонями по полкам в поисках еще какого-то чуда.

— Тьфу ты, куда же она подевалась? — ворчал он. — Просто не фильм, а черная дыра какая-то! У-у, да тут у меня много чего не хватает!

Нэнси догадалась о чем он. Она вспомнила, как Джорджи говорила, что со съемочной площадки пропадают вещи.

— Бо, вы слышали о чудесах, которые происходят с особняком Фенли? — спросила Нэнси.

— Еще бы, — ответил Бо. — Все, что мы снимаем, потом происходит там на самом деле. В доме Макколей — дубль один, в доме Фенли — дубль два…

— Так вот, я пытаюсь разгадать эту загадку, — упавшим голосом сообщила ему Нэнси. — Эту леску, например, я нашла на чердаке в доме Фенли. Помогите мне, а я помогу вам выяснить, кто обокрал вас.

— Ага, ты, наверное, из отряда юных сыщиков? — улыбнулся Бо.

Нэнси уже привыкла к иронии взрослых и научилась игнорировать ее.

— Что у вас пропало? — впрямую спросила она.

— Я уже плюнул на то, что у меня воруют бутылки с «кровью» и бутафорские ножи. Понятно, это растаскивается на сувениры. Но сейчас у меня стащили взрывчатку и детонатор с дистанционным управлением. Небольшая вещичка, но ее вполне хватит, чтобы устроить кому-то фейерверк в День независимости.

Нэнси слушала затаив дыхание, боясь перебить Б о.

А он открыл ящик и протянул ей аптечный пузырек с таблетками.

— Вот что это такое? — спросил он.

— Понятия не имею.

— В том-то и дело, — покачал головой Бо. — Это просто пузырек с таблетками. Как-то утром я нашел его здесь на полу, а днем обнаружил несколько пропаж.

Раз лекарство могло принадлежать вору, Нэнси пригляделась к пузырьку повнимательнее. Таблетки как таблетки. А вот сверху наклеен рецепт, и это было довольно необычно.

Верхняя часть рецепта с фамилией пациента была тщательно оторвана. Осталось только предписание: принимать каждые шесть часов от аллергии и астмы.

— И зачем кому-то понадобилось специально отрывать фамилию? — почесал в затылке Бо.

— Действительно, — согласилась Нэнси. — И потом, не мог же вор знать заранее, что выронит пузырек в вашем фургончике, — Нэнси задумалась. — Вы не знаете, кто-нибудь в съемочной группе страдает аллергией или астмой?

— Нет, не знаю. Загадочная какая-то история!..

Нэнси покрутила пузырек в руках.

— А вот я сегодня узнала, у кого аллергия на ананасы.

— Ну и у кого же?

— У Алана Теппингтона! Одного не пойму: зачем человеку разрушать собственный дом и терроризировать собственную семью?

Пузырек с таблетками заставил Нэнси перебрать все. Возможно, Алан Теппингтон вовсе не жертва загадочного террора, как он сам утверждает. Возможно, этот странный неуравновешенный человек настолько ненавидит свой дом, что сам превращает его в орудие пытки для окружающих.

— Трудно поверить… — сказала она вслух.

— Спасибо, — откликнулся Бо Аронсон, приняв слова Нэнси за комплимент в адрес дюжины механических тараканов, только что выпущенных им на пол.

Теперь-то Нэнси действительно заметила их, ее крик был достоин ушей Хэнка Стейнберга!

— Вот кому надо было попробоваться в наш фильм! — рассмеялся Бо.

Нэнси, конечно, тут же смекнула, что тараканы не настоящие, и успокоилась.

— Я выясню, чье это лекарство, — сказала она, собравшись уходить.

— Ну это уж как получится, — пожал плечами Бо, наблюдая за беспорядочной беготней своих тараканов. — Хочешь что-нибудь взять на память?

Покосившись на тараканов, Нэнси отрицательно помотала головой.

— Да черт с ними, с тараканами, — сказал Бо. — Вот, смотри, отличная вещь! — Он протянул Нэнси две маленькие красные капсулы. — Так называемая кровь. Можно раздавить рукой или раскурить зубами. Посмотришь, как все обалдеют.

— Спасибо! — поблагодарила Нэнси, хотя плохо представляла себе, зачем ей это может пригодиться.

Выйдя от Бо, Нэнси сразу направилась к тентам «Гурмана» в конце Хайлэнд-авеню. Ей не терпелось выведать, у кого в съемочной группе пищевая аллергия и кто принимает от нее лекарство. И знать это могла ее подруга Джорджи.

Солнце пекло нещадно. Золотая цепочка прилипла к шее, напомнив Нэнси об омерзительной механической руке — шедевре мастера Бо.

Народу в кафе, как всегда, было полно, но Джорджи нигде не было видно.

Поэтому Нэнси остановила первую же девушку в фирменном полосатом фартуке. В одной руке она держала здоровенный поднос с грязными тарелками, другой освобождала себе путь.

— Не знаешь, где Джорджи Фейн? — спросила Нэнси.

— А это он или она? — спросила девушка, не переставая жевать жвачку, причем не меньше десяти пластинок сразу.

— Она. Джорджи — это… — попыталась объяснить Нэнси, но лучше бы она этого не делала. Потому что девушка подняла на нее взгляд, потеряла равновесие, поднос наклонился, выскользнул у нее из рук и поехал прямо на двух мужчин, имевших несчастье сидеть за ближайшим столиком.

Нэнси в последний момент поняла, что грязная посуда летит прямиком на голову Дэка Бар-роуза! А сидящий с ним Спайдер Хачингс остался цел и невредим.

— Эх, а еще дублер называется! — в шутку воскликнул Дэк Барроуз, стряхивая объедки со своей майки. — Что ж ты не заменил меня в этом эпизоде?

Спайдер просто не мог ответить — его душил смех.

— Это все из-за нее, — оправдывалась девушка, показывая на Нэнси.

Дэк со Спайдер ом поднялись из-за столика и оба уставились на Нэнси, которая покраснела как рак. В черных волосах Дэка так и остались какие-то бумажки и крошки, но его ярко-синие глаза неизменно сияли.

— Извините меня, ради Бога! — пробормотала Нэнси.

Пытаясь хоть чем-то загладить свою вину, она схватила с соседнего столика пачку салфеток и протянула их Дэку.

— Я знаю, — сказал Спайдер, — на самом деле она просто хотела взглянуть, что у тебя на ногах. У девушки просто патологический интерес к чужой обуви.

Дэк машинально посмотрел на свои ноги. А Нэнси и вовсе уставилась на них, ничего не понимая: Дэк был бос.

— Что тут скажешь. — Нэнси заставила себя собраться и солидно разговаривать со знаменитостями. — Честное слово, вываливать объедки на чужие головы — это не в моих правилах.

— Да и я не привык, чтобы на меня сыпали помойку, — рассмеялся Дэк. — Давай будем считать, что двойной эксперимент закончен.

— Отличная мысль, — согласилась Нэнси.

— Дэк Барроуз, — протянул он ей руку, представившись, как будто она не знала, кто он такой.

— Нэнси Дру, — ответила она, стараясь не обращать внимания на то, что ладонь у него вся в картофельном пюре.

— Вы уж извините, — подчеркнуто официально обратился он одновременно к Нэнси, Спайдеру и жующей официантке. — Пойду приводить себя в порядок, а то надо мной уже слетаются птицы.

Нэнси же поспешила на кухонные задворки, где наконец нашла свою подружку. Джорджи мыла, чистила и шинковала овощи, кидая их в огромный котел с мясным бульоном. Увидев Нэнси, она сделала передышку.

— Тебе чего? — спросила она, хрумкая морковкой.

— Ой, ужас, одна ваша девица тут из-за меня вывалила поднос с грязной посудой на голову Дэка Барроуза, — прыснула Нэнси. Но покраснела при этом до корней волос.

Джорджи захихикала.

— Эх, жалко, суп еще не готов! Девчонки расхохотались, а потом Нэнси сказала совершенно серьезно:

— Ты знаешь, а он вообще-то нормальный человек. Даже общительный. Только весь был в помойке!..

Они снова захохотали.

— Он правда очень простой, — подтвердила Джорджи, — каждый день обедает со Спайдером, со всяким персоналом общается. Не то что некоторые. Знаешь, какие тут есть капризули? Это им не так, то им невкусно. Хотя еда здесь отменная. Ох, надоели хуже горькой пилюли…

— Пилюли! Хорошо, что вспомнила! Я ведь тебя поэтому и ищу, — хлопнула себя по лбу Нэнси, вынимая пузырек с таблетками.

— Что это такое? — удивилась Джорджи.

— Серьезная улика, если я, конечно, найду их хозяина. Вспомни-ка, кто-нибудь из съемочной группы или из артистов жаловался на астму или аллергию?

— Знаешь, в этом фильме столько душат, кричат и хрипят, что астматику нелегко обратить на себя внимание.

— Ты права, — сказала Нэнси. Вдруг лицо Джорджи просветлело, она подняла вверх указательный палец и произнесла:

— Спайдер Хачингс!

— Ну-ка, ну-ка!..

— Он отказался от коврижки с финиками и орехами, — вспомнила Джорджи. — Я ему говорю, ешьте, вам нужны калории, чтобы прыгать по деревьям и вообще быть в хорошей форме. А он отказался. Говорит, у него аллергия на орехи.

— Спайдер Хачингс?! — воскликнула Нэнси. — Я только что видела его за столиком!..

Нэнси выскочила в парк, где по-прежнему было многолюдно.

Где же он?

Она остановила первую попавшуюся официантку, и ею опять оказалась жующая девушка. Правда, на этот раз — без подноса.

— Спайдер Хачингс еще здесь? — спросила Нэнси.

— Это он или она? — тупо уточнила девушка и надула пузырь из жвачки.

Нэнси раздраженно закатила глаза.

— Ладно, неважно, — бросила она и выбежала на улицу.

Спайдера нигде не было.

«Может, он снимает какой-нибудь трюк?» — подумала Нэнси и поспешила к дому Макколей.

— Спайдер Хачингс здесь? — спросила она охранника, стоявшего на крыльце.

— Пока нет, но должен вот-вот подойти. Ему сегодня после обеда прыгать из окна!

— Ой, как здорово! — воскликнула Нэнси голосом наивной девочки. — А можно я тут подожду? Мне очень, очень надо! — умоляла она.

— Вам нужно обратиться к ассистенту режиссера, мисс, — ответил охранник.

Ассистент разрешил ей остаться в доме, если она не будет болтаться под ногами. Но Нэнси ради такого случая готова была стать рисунком на обоях в роскошной гостиной дома Макколей.

Рабочие сновали по дому туда-сюда, отрабатывая трюки, придуманные Бо Аронсоном. По команде режиссера нажималась кнопка — и большой диван поднимался в воздух. За ним оживали кресло, стол, телевизор. Сначала просто двигались по комнате, а потом начинали летать.

«Виниловая нить», — довольно отметила про себя Нэнси.

Когда вся мебель уже плавала под потолком, на письменном столе зазвонил телефон, хотя трубка была снята и лежала рядом с аппаратом.

Все как Нэнси прочла в сценарии.

Отладка и проба спецэффектов затянулись, и Нэнси заволновалась. Когда же появится Спайдер?

Она выглянула в окно и увидела, что он уже разминается на лужайке.

Она выбежала из дома, боясь, что он опять куда-нибудь пропадет.

— Мистер Спайдер! Мне надо с вами поговорить!

— Дай сначала прикрыться дождевиком, — захихикал Спайдер.

— Нет, на этот раз у меня для вас нечто другое, — сказала Нэнси, протягивая ему пузырек.

— Интересно, что это еще такое? — недоуменно глядел на него Спайдер.

— Просто нашла ваше лекарство.

— Глупые шутки. Я никогда не принимаю никаких лекарств. Потому что это гадость, отрава.

— А разве у вас нет аллергии на орехи?

— Ну и что? И на орехи, и на бананы, и на яйца, — сказал Спайдер. — Но при чем тут какие-то лекарства? Я просто не ем некоторые продукты, вот и все. Слушай, ты извини, мне и так уже съемки осточертели, но именно сейчас я должен пойти и грохнуть пару стекол.

Нэнси спрятала пузырек в карман и вместе со Спайдером пошла к дому Макколей.

— А вы дружите с Джошем Петри? — спросила она.

— Да я всего пару дней назад с ним познакомился. Ох, и расписал же он мне тебя! Ты вроде девчонка как девчонка, а он говорит, что ты ему поперек горла стоишь…

— Кто кому, — ответила Нэнси. — Понимаете, он держит зуб на семью Теппингтонов, которые живут тут напротив, в особняке Фенли.

— Снова-здорово! — хотел оборвать ее Спайдер, резко откидывая назад рыжеватые волосы.

— Да, я не собираюсь так просто бросать это дело. Он не рассказывал вам, что он устроил им в прошлом году?

— Ничего я не знаю. Мне он только признался, что хочет стать каскадером, и попросил с ним позаниматься. Ну, я, конечно, напомнил ему, что нет лучше способа сломать себе шею. Но парень он оказался способный, и я научил его кое-каким своим трюкам… Все, извини, больше нет ни минуты!

Спайдер улыбнулся, поднял руку в знак прощального приветствия и с возгласом «главный вышибала окон прибыл!» вошел в дом.

Нэнси спустилась с крыльца и вдруг услышала, как в мегафон объявили:

— Нэнси Дру просят подойти к воротам! Повторяю: Нэнси Дру ожидают у ворот!

— Интересно, а тот, кто меня ждет, кричит, истекает кровью или трупом лежит? — со смехом выкрикнула она.

Тот же голос в мегафон вдруг ответил ей:

— Такое впечатление, что всего понемножку.

Нэнси побежала к воротам и увидела Ханну Груин. На ее лице, обычно спокойном, сейчас была написана крайняя тревога, если не сказать хуже — испуг.

— Что случилось? Что-нибудь с отцом?

— Нет, — ответила Ханна. — Но в нашем доме произошло нечто кошмарное. Поехали скорее!