Прочитайте онлайн Ужасное происшествие в особняке Фенли | ПОЯВЛЯЕТСЯ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ

Читать книгу Ужасное происшествие в особняке Фенли
4416+868
  • Автор:
  • Перевёл: А. Литвинова

ПОЯВЛЯЕТСЯ ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ

— Бесс, проснись же, Бесс! — трясла Нэнси за плечо спящую подругу.

Бесс открыла глаза и не сразу сообразила где она.

— Памела Теппингтон! — крикнула ей в лицо Нэнси. — Я только что видела на экране фамилию Теппингтон.

— Ну и что… нормальная фамилия, — сонно промямлила Бесс. — Но я-то вряд ли буду менять свою на киношный псевдоним, если, конечно, Хэнк не потребует. — Бесс сладко потянулась на диване. — Все! Спокойной ночи!

Вяло махнув рукой, она снова провалилась в сон.

Памела Теппингтон. Кто это? Однофамилица? А может, она имеет какое-то отношение к Теппингтонам из особняка Фенли?

Нэнси схватила часы. Было два часа ночи. Ей ничего не оставалось, как ждать утра. Но тогда уж она выдаст эту новость Алану и посмотрит, что он на это скажет!

В восемь Нэнси отвезла Бесс к Брэндону Моррису, а он послал их в автоприцеп, стоящий в конце Хайлэнд-авеню.

Нэнси торопилась — ей надо было поговорить с Аланом Теппингтоном, пока он не ушел на работу.

— Ну подожди хоть чуточку, — заныла Бесс. — Неужели тебе не интересно, как они меня разукрасят?

Внутри автоприцеп-гримерка оказался настоящим королевством зеркал. Напротив каждого стоял высокий стул. Еще там было две раковины. Навстречу подружкам вышла заспанная женщина в выцветшем хлопчатобумажном спортивном костюме. Однако ее веки уже были искусно оттенены яркими сине-зелеными тенями, на губах лежала кроваво-красная помада. Нэнси могла безошибочно сказать, что это гример.

— Привет, меня зовут Адель, — представилась она Бесс. — Тебя как будут снимать: ты будешь кричать, истекать кровью или трупом лежать?

— Кричать, — сказала Бесс.

— Ой, как хорошо, — облегченно вздохнула Адель. — Если бы кровью истекать — это ужас, а не работа гримеру, да еще в такую рань. Фу! Вчера я даже пончик не смогла проглотить, представляете?

Бесс кивнула и уселась на высокий стул.

— Нэнси, я быстренько…

— Да, Нэнси, это займет всего часа два, не больше, — «подтвердила» Адель по-приятельски, будто они были знакомы всю жизнь. — Сейчас помоем голову, уложим волосы. А потом займемся лицом.

Адель сунула соломинку в пакет с фруктовым соком и сделала пару глотков.

— С «крикунами»-то в общем просто. На лицо кладем белый тон, на зубы — темно-красный. Рот у нас становится таким большим, выразительным, как железнодорожный туннель. Вокруг глаз рисуем круги — тогда они выглядят огромными. Но все равно меньше двух часов не получается. Тем более что мы с парикмахером все время цапаемся…

— Ну нет, два часа — это мне многовато, — сказала Нэнси. — Я побежала. Ни пуха, Бесс. Я уверена, ты будешь выглядеть грандиозно.

Нэнси поспешила к особняку Фенли. Темный старый дом, казалось, наблюдал за ней, как пантера за своей жертвой.

Дверь открыла Кейт. Она была еще в пижаме.

— Привет, — сказала Нэнси. — А папа дома?

— На работу пошел. Вы с ним, наверное, разминулись.

— Ой, как жалко, — расстроилась Нэнси и, заметив под глазами девочки черные круги, встревожилась. — Ты как себя чувствуешь? У вас ничего не случилось?

— Эми опять всю ночь снились кошмары, поэтому никто почти не спал, — позевывая, сказала Кейт. — А еще мы готовимся к торжественной встрече Бориса. Придешь?

— К сожалению, не смогу, но ты погладь его за меня, — ответила Нэнси. — И передай папе, что у меня к нему разговор. Очень важный!

Нэнси направилась обратно к гримерке. На подходе к автоприцепу она услышала оттуда громкую ругань: это привычно переругивались Адель и парикмахер. Нэнси резко свернула в сторону кафе, откуда доносились аппетитные запахи.

Тут было довольно многолюдно. Пробравшись сквозь очередь голодных артистов и членов съемочной группы, Нэнси увидела Джорджи, которая хозяйничала за стойкой с соками и печеньем.

— Привет, Джорджи! — бросила она и добавила шепотом: — Ничего, если я тут покручусь около тебя? Мне надо немного пошпионить…

Но не успела Джорджи ответить, как к ним подошла владелица «Гурмана» Пэт Эллис.

— Джорджи, это твоя подруга? Темные глаза Пэт Эллис пристально изучали Нэнси.

— Моя лучшая подруга, Нэнси Дру, — ответила Джорджи.

Нэнси открыла рот, чтобы поздороваться, но Пэт перебила ее.

— У тебя сейчас есть время? Вот и отлично. Тогда, может, поработаешь у меня пару часов? Сегодня три человека не вышли на работу. Условия — минимальная зарплата плюс печенье «от пуза», сколько съешь. Ну что?

«А тут бойкое местечко для наблюдения», — подумала Нэнси и бодро ответила:

— Если Джорджи считает, что печенье того стоит, почему бы и не поработать!

Пэт тут же определила Нэнси за плиту — жарить яичницу.

Народу было много, и Нэнси нравилось крутиться у плиты на виду у всех. Но утро перешло в полдень, желающих отведать яичницу с пылу с жару становилось все меньше, и она заскучала. Кроме того, ее беспокоило, что так и не удалось узнать ничего нового о доме Фенли.

«Какого черта я здесь застряла!» — с досадой думала Нэнси. Потягивая апельсиновый сок, она потихоньку озиралась вокруг, прислушиваясь к разговорам.

Вдруг ее словно током ударило. Под деревом со Спайдером Хачингсом сидел не кто иной, как Джош Петри — тот самый, который когда-то нашкодил в доме Теппингтонов!

— А я-то думала, он в армии! — ахнула Нэнси.

— Кто? — спросила девушка из сценарной группы.

— Э-э-э… Да так, никто…

Пока Нэнси развязывала фартук, к ней подбежала Джорджи.

— Слушай, никогда не догадаешься, кого я сейчас видела! — выпалила она.

— Знаю. И собираюсь принять меры.

Нэнси ни на секунду не сводила глаз с Джоша.

— Какие еще меры? Сдурела? Он пришел с тобой поговорить!

— Чего, чего? — удивилась Нэнси. Но на самом деле ждать объяснений Джорджи ей было совершенно некогда.

Джош уже поднялся на ноги и собрался уходить. Нэнси, обежав плиту, бросилась за ним вдогонку и со всего разбегу влетела в парня, неожиданно выросшего перед ней. Это был Нэд Никерсон, ее друг.

— О! Привет! Хорошая блокировка! Может, тебе заняться футболом? — радостно улыбнулся ей Нэд.

Нэнси даже немного растерялась. Собиралась поймать Джоша — а поймала Нэда. Но ведь Нэд с родителями за городом, на озере! И Нэнси уставилась на него, как на привидение.

— Нэд, ты с Луны свалился, что ли?

— Хорошо, что хоть помнишь, как меня зовут, — рассмеялся Нэд. — Ты за кем это так припустила?

Нэнси огляделась. Спайдера и Джоша уже не было. Под деревом, где они сидели, теперь устроились две артистки из массовки в окровавленных костюмах: они весело уминали сдобные булочки с черникой.

— Нет, правда, ты что тут делаешь? — спросила она Нэда.

— Гм… Хэнк Стейнберг не каждый день приезжает в Ривер-Хайтс, — ответил Нэд. — Честно скажу: поглазеть пришел, как снимают кино.

Снимают кино… Красный дым, привидение в окне, следы на чердаке, отравленная собака, несчастная семья Теппингтонов… Вряд ли Нэд предполагал, что тут такие «съемки».

— А что, правду говорят, что фильм сглазили?

— Слушай, ты мне веришь? Понимаешь, мне кажется, здесь нечто посерьезнее, чем просто невезение. Но вот что именно — я пока не могу разобрать.

— Я уверен, за этим дело не станет, — улыбнулся Нэд. — Ты же всегда докапываешься до самой сути!

Нэнси не могла припомнить случая, чтобы Нэд не поддержал ее.

— Ты видел здесь Джоша Петри? Ну, только что? — спросила Нэнси.

— Так его же нет в городе. Он в армии, — удивился Нэд.

— Я тоже так думала.

В этот момент раздался звонок — скоро начиналась съемка.

— Идем, обязательно надо посмотреть сцену с Бесс, — позвала его Нэнси.

— Она тут как — кричит, истекает кровью или трупом лежит? — хихикнул Нэд.

— Вот за что я тебя люблю, Нэд Никерсон, — ты все схватываешь на лету, — похвалила его Нэнси.

Она взяла его под руку и потащила к дому Макколей. У Джорджи начался обеденный перерыв, и она присоединилась к ним.

Бесс красовалась на дорожке перед особняком. На ее лице лежал грим, волосы были аккуратно причесаны, а платье! Хоть все лето деньги копи — сроду такого не купишь.

Хэнк Стейнберг что-то тихо говорил ей на ухо, показывая куда-то на стену дома Макколей, во всяком случае, отнюдь не на крышу.

И вдруг Нэнси поняла, что Хэнк Стейнберг изменил сценарий. Он не собирался снимать сцену с кровавым дымом, валящим из трубы. Но что он задумал вместо этого?

— Тишина! Идет съемка! — крикнул в мегафон один из помрежей.

Вот Бесс подходит к дому. Поднимает глаза.

На стене дома появляется тоненькая струйка. Под одним из оконных карнизов она становится все шире и шире. И в конце концов растекается огромным красным пятном. Дом истекает кровью. Кровь капает с крыши, с подоконников…

Бесс издает свой знаменитый, всемирно известный крик. Даже ее друзьям не догадаться — притворный он или настоящий.

— Стоп! — скомандовал Стейнберг. Нэд слегка толкнул Нэнси локтем.

— Эй, Нэнси, чего это ты отвернулась? Ты вроде никогда не боялась крови. А эта — так вообще не настоящая!

Но Нэнси не отворачивалась от дома Макколей. Она просто смотрела на особняк Фенли, с замиранием сердца ожидая, что вот-вот кровь потечет и с его стен. Это должно было произойти. Так было в сценарии.

— Помыть стены! Снимаем еще раз, — скомандовал Хэнк Стейнберг.

В течение всего следующего часа он повторял эту фразу еще раз пять. И Бесс кричала и кричала, каждый раз все более убедительно и страшно.

И каждый раз, когда по стене дома Макколей текла красная краска, у Нэнси холодела кровь. Она не могла оторвать взгляда от особняка Фенли, моля Бога, чтобы ее опасения не оправдались.

— Здорово работают, — сказал Нэд. — Полили, помыли, снова полили… Все четко, как в аптеке.

Не успел он договорить последнее слово, как со штатива сорвался огромный прожектор и со свистом полетел вниз, прямо на голову Бесс.