Прочитайте онлайн Ученица палача (СИ) | Часть 1

Читать книгу Ученица палача (СИ)
3416+960
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

В камине жарко горели и потрескивали сухие поленья, за окном бушевала пурга. Человек сидел в большом глубоком кресле, вытянув уставшие ноги к камину, руки лежали на подлокотниках, в правой руке был бокал, левой он машинально гладил по голове большого чёрного пса с рыжими подпалинами на морде и лапах. Его остроконечные уши подёргивались от удовольствия. Лицо человека скрывал капюшон куртки.

Пёс настороженно вскинул голову и оскалился. Человек обернулся к двери. Через секунду вошёл слуга, склонился в почтительном поклоне и знаком пригласил следовать за собой. Человек встал, поставил бокал на каминную полку, одёрнул доходящую до середины бедра кожаную куртку, чуть поморщился, потрогал левый бок — будто что-то беспокоило — и направился на выход, пёс последовал за ним. Они вышли в холл, поднялись по лестнице на второй этаж, миновали пару комнат. Перед третьей слуга остановился, открыл дверь, посторонился, пропуская человека внутрь, и удалился, закрыв за собой дверь. Это была спальня, выдержанная в тёмно-коричневых оттенках, свечи в высоких канделябрах освещали небольшую зону возле постели, на которой лежал мужчина лет шестидесяти с аккуратно подстриженной бородой и коротким ёжиком седых волос. Он был бледен. Одеяло закрывало его по пояс, грудь была перевязана, на ткани проступила кровь.

— Учитель, — человек быстро приблизился, присел на кровать, схватил безвольную руку мужчины и прижался щекой к ладони.

— Ты?.. Наконец-то… дождался тебя, — с трудом проговорил мужчина, приоткрывая глаза и чуть улыбнувшись.

— Прости, задержал старый долг, ты знаешь…

— Хорошо… мне тоже вернули, — мужчина невесело усмехнулся и закашлялся.

— Учитель, мне отомстить за тебя?

— Некому… уже… зачёт был взаимный, — мужчина прикрыл глаза, перевёл дыхание и продолжил:

— На столе лежат документы, их нужно передать Герцогу… последний отчёт… знаешь, я каждый день благодарил Всевышнего за тот день, когда нашёл тебя. Жалею только, что не отомстил за тебя сам, а заставил тебя проходить через это… прости меня. Маркус поможет тебе всегда… оставляю тебя-я-я ему… — прошептал мужчина, его ладонь скользнула по мокрой щеке Ученика и обмякла. Пёс протяжно завыл.

Спустя три дня по заснеженной дороге к столице графства Аландер скакал всадник на чёрном жеребце в сопровождении пса. Плащ зловеще развивался за спиной, лосины, высокие сапоги для верховой езды, кожаная куртка, капюшон, которой скрывал лицо путника — всё было чёрным. На поясе, зафиксированные с двух сторон, висели свёрнутые в три витка плети и два длинных кинжала в ножнах. Арбалеты были прикреплены с двух сторон к луке седла. Позади туго набитые седельные сумки.

Солнце не баловало своим присутствием на небосклоне, тяжёлые свинцовые тучи обещали хороший снегопад. Первые снежинки уже летели в лицо разгорячённого долгой скачкой путника. До города сегодня не добраться, нужно останавливаться на ночлег — до ближайшего трактира осталась пара миль. Приняв решение, всадник пришпорил коня. Тепло, еда, бадья с горячей водой и кровать. Лучшие друзья усталого путника.

Молодой темноволосый мужчина славно поужинал, полюбовался в глубокое, откровенно предлагающее себя на ночь, декольте подавальщицы, пару секунд раздумывал над предложением. Но решил, что завтра уже будет в резиденции брата и там вдоволь натискается женского тела на большой кровати и чистых простынях. Благо, женщин при дворе брата достаточно. Фрейлины сестры, жёны придворных…

Не отказал, правда, себе в удовольствии кинуть медную монетку в декольте. Взвизгнув от неожиданности, женщина отскочила и полезла в лиф доставать чаевые, под хохот ужинающих мужчин. В этот момент дверь распахнулась, запуская холод, снег и нового путника в сопровождении здоровенной псины, которая тут же отряхнулась от снега и злобно оскалилась на посетителей.

— Щ-щ-щ-щ, рядом, — дал команду путник, скидывая капюшон и стряхивая снег с плаща. Но лицо человека все равно нельзя было рассмотреть, его скрывал ещё один капюшон кожаной куртки, широкий и глубокий, отороченный норкой. Судя по всему, куртка под плащом была утеплена мехом, да и плащ тоже из дорогого, плотного и качественного войлока.

Новоприбывший, ловко лавируя между столами, подошёл к стойке, где обитал хозяин трактира, дородный мужик с окладистой рыжей бородой. Хозяин радостно осклабился и поклонился. Путник тихо переговорил с ним, выложил монеты на стойку, которые мигом исчезли в руках хозяина. После этого он подозвал мальчугана лет восьми, шепнул тому на ухо, и пацанёнок убежал на кухню. Спустя пару минут вышли два работника. Прошагали под лестницу, под ней была неприметная дверь, ведущая в подсобное помещение. Они вынесли небольшую деревянную бадью для купания и потащили на второй этаж.

Любопытство раздирало мужчину, что за постоялец такой? Хорошо и богато одет. Псина опять же, таких он не встречал. Интересно было бы познакомиться и побеседовать, да и узнать, где купил такую.

Можно было бы приобрести парочку для себя. По всему видно, хороший охранник. Но путник не стал задерживаться в зале. Хозяин подозвал одну из служанок, та быстро метнулась на кухню, вышла с подносом еды и небольшим кувшином, в таких здесь подавали вино или пиво.

Девица, вихляя задом, стала подниматься по лестнице, а путник шёл следом. На середине лестницы он пошатнулся, на мгновение привалившись к стене. Дальше стал подниматься, придерживаясь за лестничные перила рукой.

«По-видимому, ранен», — мелькнула мысль. И тут же понял, что ловить здесь больше нечего. Всё самое интересное удалилось к себе в комнату ужинать, мыться и тискать девку. Мужчина расплатился с хозяином за ужин и комнату.

Так себе, кстати, комнатка. Небольшая, из всей мебели — кровать на одного, стол, на котором горела свеча, кувшин с вином, захваченный с ужина, да колченогий стул возле маленького заиндевевшего окошка. Служанка достала из-под одеяла медную плоскую грелку с угольями, вопросительно уставилась на мужчину, завлекательно похлопала ресницами, пальчиком провела по груди — мол, может, я вместо грелки.

— Держи, милая, — мужчина сунул ей в ладонь медяк и выпроводил из комнаты. Набросил плащ поверх одеяла, снял сапоги и, не раздеваясь далее, нырнул в кровать, пока она ещё тёплая. Потянувшись к столу, задул свечу. Немного поворочался, устраиваясь поудобнее, и отвернулся к стене. Перегородки между комнатами были не бревенчатые, а из толстых досок, сколоченных внахлёст. В полной темноте стало видно, что в одной из них есть небольшое круглое отверстие как раз напротив головы, видимо, в этом месте был сучок. Со временем древесина рассохлась, и сучок выпал, оставив такое удобное отверстие для подглядывания. Мужчина не удержался и заглянул в него.

Соседняя комната была значительно больше его комнатёнки. В маленьком камине жарко горело пламя, кровать была двухспальная, с двумя одеялами; деревянная бадья, из которой валил пар, стояла напротив камина, две служанки наливали в неё горячую воду. Незнакомец сидел за столом боком. Ужинал. Он был по-прежнему в куртке и капюшон всё так же скрывал его лицо.

— Мы закончили, господин, — проговорила блондинка, зазывно глядя в спину гостя.

— Может, вам помочь с купанием? — рыженькая была посмелее.

Мужчина у глазка хмыкнул, да-а, полное обслуживание. Интересно, воспользуется? Забавно будет рассказать завтра братцу о таком спектакле. Но сосед отрицательно мотнул головой, кинул девчонкам по монетке и жестом показал, чтоб выметались. Служанки, подхватив вёдра, удалились. Наблюдатель почувствовал разочарование, но подсматривать не перестал. Незнакомец потянулся и, наконец, скинул капюшон…

Мужчина замер и тут же разразился ругательствами, в мыслях. Верхнюю часть лица скрывала маска. Но зато сейчас видно было, что незнакомец блондин, волосы его были неестественно белые. Скорее, были похожи на седые. Убраны в низкий хвост, доходивший до лопаток. Он потянулся, зевнул и слегка застонал, схватившись за бок пониже груди.

— Бесы отымей тебя в аду, — выругался тихо, вставая из-за стола.

— Ужин подан, — проговорил хозяин, подзывая пса, поставив на пол блюдо с остатками еды: овощи и хороший шмат мяса.

Наблюдатель на время оторвался от своего занятия, потянулся за кувшином, отпил несколько глотков домашнего вина, весьма сносного для такой дыры. Поправил сползшее одеяло и вернулся к подглядыванию. Любопытство не порок, а добыча информации. Быть в курсе всего интересного и полезного было в его натуре. Разгадывать загадки и шарады, подкидываемые жизнью. А этот тип за стеной был очень и очень интересным объектом.

Наблюдатель вновь выругался про себя, объект за это время успел передвинуть стул, и обзор теперь был весьма ограничен. Из-за низкого расположения отверстия, стоящего человека видно было по пояс, а теперь для обзора осталась только кровать и краешек бадьи.

Куртка, рубашка и чёрная маска были брошены на кровать, объекта видно не было, он возился у стола, позвякивали какие-то склянки. Вот он, наконец, появился в поле видимости, присел на кровать и наклонился, но распущенные волосы и тут скрыли его лицо, он снял сапоги, потрепал по холке подошедшего пса.

Его торс был полностью плотно перетянут тканью, слева под грудью ясно было видно небольшое пятно запёкшейся крови. Чиркнули его по рёбрам. Ясно стало то, что парень совсем молодой: мускулатура нечётко очерчена, так, зачатки. Небольшие кисти, длинные пальцы… Ну, откинь ты волосы, дай на тебя посмотреть. Зараза белобрысая не внял мысленному посылу, поднялся с постели, сделал пару шагов к бадье, потрогал воду. Довольно хмыкнул.

Пропал из видимости, на кровать полетели тёплые лосины и кальсоны. Мамочка собирала в дорогу, усмехнулся мужчина. Через минуту на пол упали полосы ткани, перетягивающие торс. Послышался плеск воды, мелькнула обнажённая округлая, упругая ягодица, погружающаяся в горячую исходящую паром воду, и раздался тягучий довольный стон.

Вспышка жара накатила, мужчина на мгновение зажмурился, приходя в себя.

Что ЭТО было? Что я, задниц мужских не видел, не один раз купались в озёрах и реках с братом и приятелями. Вдох-выдох — и вернулся к наблюдению.

Видно только небольшую часть спины, левое плечо, затылок. Видны были старые шрамы. Откуда у столь молодого парня такое количество шрамов?

Белые пряди на концах намокли и прилипли к спине. Голова склонилась влево и опущена, вся поза была сосредоточена. Что он там замер?

Шипение, ругань и выдох сквозь зубы. На пол полетела розовая тряпка. Понятно, повязку, отмокшую от раны, оторвал.

Потянулся зачем-то к столу, пошебуршался. Раздался плеск воды. Тело пришло в движение, правая рука с тряпицей начала намыливать вытянутую левую руку, плавно, кругами подбираясь к плечу и шее. Волосы мешали намыливать спину, тряпицу положил на край бадьи.

— Сапог, — скомандовал белобрысый, собака до этого, видимо, лежавшая у камина, появилась у кровати, взяла в зубы требуемый предмет и принесла хозяину. Какая полезная животина!

— Молодец, мальчик мой, — белобрысый забрал обувь, потрепал пса по морде, тот, довольный, повилял обрубком хвоста и ушёл к камину. Парень запустил руку внутрь сапога и вынул стилет. Откинул сапог обратно, собрал волосы, скрутил их жгутом, потом завернул калачом и закрепил на затылке стилетом, насвистывая что-то себе под нос, возобновил помывку.

Мужчина за стеной сглотнул, облизал пересохшие губы и поморщился, ощутив выросшее в штанах доказательство своего желания. Он был чертовски зол на себя, но больше на парня, за то, что тот вызвал в мужчине такое странное, противоестественное для его натуры желание. Ему, конечно, было известно, что некоторые особи его пола предпочитают себе подобных, но он-то себя к ним не относил. И сторонился.

Соскочил с кровати, швырнув одеяло на стену, чтоб прикрыть отверстие. Схватил кувшин, большими глотками почти наполовину опустошил его. Вытер тыльной стороной ладони подбородок от пролитых капель. Замер на мгновение. И тут же начал искать в темноте сапоги, нашёл, натянул и выскочил из комнаты. Повезло с первого раза, из дальнего конца коридора шла та, что забирала грелку из его постели. Сейчас она несла её уже полностью остывшую. Увидев его, женщина зазывно улыбнулась. Мужчина схватил её за руку, она вскрикнула от удивления. Не ожидала столь ретивого порыва. Затащил в комнату, ногой захлопнул дверь. Яростно прижал её к стене, торопливо задирая юбку… Женщина притворно томно вздыхала и постанывала, пока мужчина остервенело вбивался в неё, уткнувшись в шею, а перед глазами его стоял силуэт другой шеи с белой змеящейся влажной прядью, на фоне пламени…

Закончил он быстро, отстранился, протянул женщине золотой, чему она была удивлена и премного благодарна. Вытолкал её из комнаты, едва та оправила юбку. Захлопнул дверь и привалился к ней спиной, откинув голову. Несколько раз основательно приложился затылком, чтоб мозги на место встали и привели в чувство взбаламученное сознание. Демоны раздери этого белобрысого… Отлепился от двери и прошёл к столу, прикончил остатки вина, вытер губы и тяжело опустился на постель.

Я просто пьян, завтра это наваждение пройдёт. Утром встречусь с парнем, поговорю, выясню, кто он, откуда. Просто ореол загадочности, вино и неделя воздержания сказались. Ну-ну, успокаивай себя и дальше, царапнуло подсознание и потонуло в матерном посыле куда подальше. Мужчина со стоном повалился на постель, не снимая сапог и, отвернувшись от стены, накрылся с головой одеялом и забылся тяжёлым сном.

Когда он поздним утром, с тяжёлой головой от похмелья и беспокойной ночи, спустился вниз и спросил хозяина о парне, который так заинтересовал его, оказалось, что постоялец уехал на рассвете. Мужчина попытался разузнать о нем побольше, но хозяин сказал, что имени своего он не называл. Просто пару раз уже останавливался, платил хорошо, девочек, правда, ни разу не приглашал к себе. Но чаевые им давал всегда. Больше ничего существенного вытянуть не удалось. Мрачный и злой, позавтракал без аппетита. Его люди уже были готовы отправиться в путь.