Прочитайте онлайн Убить принцессу | Глава 1. Профессиональная этика.

Читать книгу Убить принцессу
7316+782
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 1. Профессиональная этика.

Успешное выполнение задания складывается из трех факторов — времени на подготовку, полноты информации и удачи. Вычтите из этого уравнения хоть один фактор, и вы обречены на провал. Короче, не будь идиотом, рассчитывай свои силы!

А. Стром. Основатель Ночной Гильдии. Выдержка из учебника.

Я висел, вцепившись в лепнину на потолке, и наблюдал. Внизу продолжала бегать встревоженная охрана, старательно обшаривая укромные уголки холла, но я особо не беспокоился — броня «Хамелеона» надежно укрывала меня от всех видов визуального обнаружения, а от магической составляющей местной системы обороны меня скрывало то, что в данный момент я попросту не использовал активную магию. Только пассив и то, только на минимальном уровне.

Так что всё, что мне теперь оставалось — это наблюдать и ждать.

А в то, что рано или поздно охране надоест бегать по дому в поисках неизвестно кого, я нисколько не сомневался — психология — страшная вещь. Особенно, если целенаправленно устраивать подобный переполох несколько дней подряд.

Ах да, я же забыл представиться и объяснить кой демон занес меня на потолок? Ну, это поправимо — зовут меня Скай. И хотя это скорее прозвище, чем мое настоящее имя — меня это устраивает. Лет мне двадцать семь. Не был, не участвовал, не состоял, не привлекался. Последним фактом своей биографии я горжусь особенно.

Так, чтобы еще о себе такого рассказать хорошего. Работа у меня высокооплачиваемая, на жизнь и прочее — хватает. И с избытком. Много путешествую. Что? Кем я работаю? Эээ… Кхм. А вы умеете задавать вопросы. Скажем так — я помогаю одним хорошим людям решить их проблемы с другими тоже очень хорошими людьми. Или не людьми. Или не очень хорошими — это раз на раз не приходиться. А? Кто эти люди? А зачем вам это знать? Меньше знаете — крепче спите.

Теперь о том, как я оказался под потолком, да еще и в столь неудобной позе. Оказался я здесь, потому что меня об этом хорошенько попросили. Попросили и при этом пообещали весьма неплохо заплатить, а я подумал и решил, а почему бы и не помочь хорошему человеку. Все равно на ближайшую пару дней я был свободен как ветер. Да и скучно как-то стало.

Итак, я висел под потолком и ждал, пока схлынет жажды деятельности местной охраны. Увы, но проникнуть сквозь охранный периметр вокруг поместья по-тихому оказалось невозможно в принципе. "Гномий щит" на редкость надежный контур — оно и понятно, изначально он разрабатывался для шахт, а там столько всякой гадости встречается… брр…

Хотя речь не об этом.

В общем, как я не изгалялся, каких только вариантов проникновения не прорабатывал, хочешь — не хочешь, а пришлось-таки мне устроить этот переполох посреди ночи.

И теперь, в итоге моей эскапады, я, вися под потолком, работал частью местного архитектурного ансамбля, а в паре метров подо мной жутко злая ночная смена охраны в составе восьмерки орков-телохранителей (судя по нашивкам на доспехах — выходцам из клана Алого сердца) и пары магов тщательно обшаривали каждый укромный уголок холла.

Маги время от времени недовольно переругивались между собой.

— Во имя Тьмы! Опять ложная тревога. — Донесся до меня голос одного из них. — Тревор, сколько нам еще бегать туда-сюда по каждому поводу? Третий раз за одну ночь!

— Сколько надо — столько и будете. — Зло буркнул начальник охраны, появляясь в дверях ведущих внутрь дома.

Начальником охраны был седовласый воин лет сорока-сорока пяти большую часть своей жизни прослуживший в имперских легионах и к моменту своей отставки дослужившийся до сотника. Звали его Седым.

Увидев его, я чуть не сверзился на пол от радости. То, что Седой не поленился посреди ночи самолично спуститься вниз, означало только одно — что один нехороший человек, он же объект моего задания в данный момент также находиться где-то неподалеку. Мой информатор, правда, клялся и божился, что все так и будет, но я до последнего момента в этом серьезно сомневался. Как-то все слишком уж просто получалось.

— Рей, Дориан, ну и что вы скажете? — Обратился начальник охраны к магам. На что тот из них, что был чуть повыше, пожал плечами и сунул жезл обратно за пояс.

— А что тут можно сказать. По-видимому, очередная ложная тревога. Эх, взять бы за шкирку того умельца, что устанавливал вам этот охранный контур. Наверняка ведь где-то напортачил во время синхронизации! Вот теперь один из кристаллов и фонит понемногу.

Будь у меня в это момент свободны руки я бы ему, пожалуй, зааплодировал. "Умничка, мальчик. Верно. Так держать!"

— А ваше мнение, Дор? — Не успокоился на этом Седой.

Высокий, укутанный в красную мантию маг (и за что учащиеся и выпускники с факультета Огня настолько обожают тряпки такого цвета — не понимаю) недоумевающе пожал плечами.

— А что я? Лично я целиком и полностью поддерживаю своего коллегу. Думаю, дело именно в охранном контуре. Скорее всего, что-то не так с настройкой базовых кристаллов. А может — на последнем этапе что-то неправильно замкнули. Это если навскидку. Будем разбираться. Только дело это не быстрое — часов сорок уйдет, если не больше.

— Но мог ли в дом проникнуть кто-нибудь посторонний? — все не успокаивался Седой.

"Вот же вредный дядька. Неймется ему". Я озабоченно покачал головой. Досье, любезно предоставленное все тем же информатором — не обмануло. Передо мной явно был профессионал своего дела. Дотошный, гад, попался. С такими, кстати, хуже всего иметь дело — никогда никому не доверяют на сто процентов. Трижды перестрахуются, сами все проконтролируют, чтобы не дай боги… Всюду им, видите ли, наемные убийцы мерещатся. От любой тени шарахаются. Профессиональные параноики, что с них взять. За что им и платят такие деньги.

Тем временем маг, подумав, помотал головой.

— Нет, не думаю. По крайней мере, мы с коллегой никого не обнаружили. Общий уровень фона особенно не изменился. А посторонних активных заклятий мы так и не выявили. Это что касается дома. За содержимое сада я не поручусь, его сложно контролировать полностью — уж слишком большая территория.

— Ну, так вот и займитесь этим! — Взревел ветеран и, развернувшись, удалился туда, откуда пришел.

Я проследил краем глаза уход сотника и тихо выдохнул. Ффух. Можно расслабиться — полдела сделано. Первый этап прошел так, как и задумывалось. Впрочем, профессиональные охранники в этом плане вообще слишком уж предсказуемы — инструкции у них, понимаешь. Что лично меня одновременно огорчает и радует. И чего больше в этом чувстве — понятия не имею, с одной стороны мне же проще работать, а с другой меня эта предсказуемость порой оскорбляет. Столько идей так и остается невостребованными!

Вот, к примеру — данная ситуация. Типичнейшая, если вдуматься. Готов поспорить на что угодно — вот сейчас они еще пару минут поругаются между собой, бросят жребий, а потом те из них, кому повезет, отправятся прочесывать сад. О, я же сказал, вот и сирена замолчала. Ай, какой я молодец! Добился все-таки своего.

И тут случилось то, чего я меньше всего мог ожидать. Левое запястье свело внезапной дрожью, а татуировка, заботливо прикрытая перчаткой начала слегка светится. Тихо выматерившись, я еле-еле удержался от того, чтобы сверзиться на головы охранников. Вот бы им был подарочек к празднику.

Спустя еще пару секунд дрожь повторилась.

"Твою мать! Этого мне только не хватало! Да кому я мог понадобиться!"

Молча продолжал ругаться я.

Данную ситуацию усугубляло то, что для того чтобы ответить на внезапный зов или хотя бы просто заблокировать его, я должен был иметь свободной хотя бы одну руку. Что, как понимаете, в моем случае было вещью малореальной.

Мне оставалось только терпеть этот зуд и мысленно материться в адрес неизвестного вызывающего.

Вскоре к зуду добавилось сначала легкое покалывание, а после и вовсе боль, начавшаяся с каждой секундой все более усиливаться. Ситуация осложнялась. Закусив губу, я еще сильнее вцепился в лепнину потолка, при этом с трудом сдерживаясь оттого, чтобы закричать во весь голос.

"Да что же они там возятся, сволочи!"

Боль в запястье достигла своего апогея практически тогда же, когда охранники, договорившись между собой о позывных, разделились на две группы — большая часть отправилась обследовать сад, а пара, которой, по моему мнению, повезло гораздо меньше — дожидаться возвращения остальных в холле. На всякий случай досчитав до двадцати, (что в данной ситуации откровенно походило на мазохизм) я, наконец, разжал руки и полетел вниз.

Меня так и не заметили. Один из двух орков, правда, в последний момент начал поворачиваться в мою сторону, но брошенный мною с ходу метательный нож успокоил его навсегда. Второй охранник практически одновременно с первым получил в спину две стрелы из метателя и с легким бряцаньем свалился на пол.

В итоге, когда я, изогнувшись, коснулся ногами мраморных плиток холла, я стал единственным, кто еще мог стоять на ногах.

Убедившись, что входная дверь надежно заперта я затащил тела за колонну и принялся обшаривать карманы охранников. То, что вместо людей большую часть местной охраны составляли орки — меня немного напрягало, но не слишком сильно. Какая, в сущности, разница с кем иметь дело, с орками в этом плане еще проще — они крупнее, а значит, и попасть в них легче. Да и магией почти не владеют.

Теперь я мог немного расслабиться. И высказать всё, что я думаю о тех, кому не спиться в эту ночь глухую. Неужели не ясно, что я сейчас несколько занят? Стянув с ладони перчатку, я провел рукой по татуировке, сосредоточился и послал в пространство зов.

— Кто? — Недовольно буркнул я, пристально всматриваясь в полумрак холла.

И хотя я был полностью уверен, что первый этап операции прошел без сучка и задоринки всегда есть вероятность, что кто-то окажется в ненужное время в ненужном месте. И тогда придется переходить к одному из запасных вариантов, чего мне, как профессионалу, очень бы не хотелось.

В этот момент мои мысленные завывания увенчались успехом. Густая серая пелена перед моим внутренним взором разом отступила и из этого тумана появилась густая темная тень, от которой за версту несло силой. Причем профиль этой силы оказался мне хорошо знаком. Даже очень хорошо.

— Здравствуй, Скай. — Поздоровалась со мной тень. — Извини, что отрываю от дел, но обстоятельства несколько изменились. Текущую работу надо закончить в течение следующих сорока восьми часов. Заказчик настоял.

— Надо — значит надо. — Неохотно согласился я, продолжая обыскивать карманы орков в поисках одной вещицы, которая могла бы сильно облегчить мне следующий этап операции. — Передайте заказчику, что это будет ему стоить на сорок процентов дороже. И что торг здесь не уместен. Конец связи.

После чего продолжил свое занятие, временно отложив в сторону любые мысли о том, что бы все это могло значить. Чтобы Наставник вот так потревожил меня в самый разгар проведения основной части операции — причина должна была быть сверхсерьезной. Да и внезапное возникшее ограничение по времени наводило на определенные мысли. Какой-то нехороший душок имело все это дело.

"Стоп, мысли в сторону. Нашел".

Искомый амулет, представлявший собой тонкую костяную пластинку с выжженным рисунком кусающего себя за хвост змея, по закону подлости оказался в самом последнем кармане. Довольно хмыкнув, я надел его на шею и смело направился к входу во внутренние помещения. Приблизительный план дома у меня имелся, примерное расположение объекта под кодовым именем "нехороший дядя" мне также было сравнительно точно известно. Второй этаж, левое крыло. Все что мне оставалось сделать — это подняться по главной лестнице на второй этаж, а уже там методично… э-э… обыскать одну комнату за другой.

Тихонько насвистывая популярную в среде наемников песенку о бедной рыбачке и эльфийском барде, я вытащил из кармана являющуюся непременным атрибутом своей профессии черную налобную повязку и, убедившись, что украшающий повязку символ оказался точно в центре лба затянул потуже концы повязки и шагнул в Тень.

Тень встретила меня довольно приветливо. Окружающий меня мир расцвел всеми оттенками черного и серого, а свет от магических светильников в холле наоборот потерял свою яркость и четкость.

Проходя мимо большого зеркала занимавшего значительную часть стены, я бросил на него быстрый взгляд и довольно улыбнулся. Меня в нем не было. Так, какая-то непонятная тень на стене, каких здесь и без меня десятки тысяч и ничего больше.

Спустя еще десять секунд, когда сквозь меня прошел щуп от одной из автономных систем обнаружения, и по пластинке снятой с шеи орка пробежала легкая дрожь, у меня появился еще один повод улыбнуться. Не зря я выложил тому парню такие деньги за информацию о внутреннем охранном контуре. Предоставленный им пароль работал лучше родного. Собственно так оно и было. И оно, и понятно — любой наемный маг, ставя и отлаживая работу охранной системы, обязательно заботится о том, чтобы оставить маленькую лазейку на всякий пожарный случай. Мало ли что. А то вдруг что разладиться или наоборот потребуется срочная модификация.

И хотя денег он с меня содрал немало — чуть ли не четверть от всей стоимости заказа, должен признать, что оно того стоило. Каждого паршивого медяка. Еще бы, полный перечень всех ловушек вместе с алгоритмом их перемещения и принципами работы это вам не кило винограда скушать.

— Так, а это еще что за хренотень? — Озадаченно почесал я затылок метательным кинжалом, наткнувшись на уродливую трехметровую статую тролля вооруженного огромным каменным топором.

Ничего подобного в имеющемся у меня плане первого этажа не было.

Еще одним неприятным моментом являлось то, что основание статуи в диапазоне второго зрения светилось ярким зеленым светом, явно свидетельствующим о том, что дело здесь не обошлась как минимум без специалиста в магии Жизни. Уж больно спектр свечения у этой штуковины специфический.

О том, что еще могло означать это свечение, я предпочел лишний раз не вспоминать. Не люблю себя пугать. Особенно в самый разгар дела. Мало ли, может, я просто ошибаюсь. И потом, мне что, прикажете все отменить!? Ну уж нет!!! Вперед и только вперед!

Подбодрил я себя, осторожно обходя постамент по самому краю коридора — когда точно не знаешь, с чем имеешь дело — лучше проявить разумную осторожность. Я и без того не удивлюсь, если этот тролль в любой момент способен ожить и навалять по шее любому незваному гостю. То есть мне.

По счастью, все прочие попавшиеся мне по дороге ловушки один к одному были срисованы из учебника и совпадали с отмеченными на плане местами. Воздушные щиты, силовые капканы, четыре огненных ловушки и череда падающих стихийных стен вкупе с парочкой несколько более продвинутых вещей оригинального исполнения из-за которых мне пришлось как горному козлу сказать по черным плиткам, не вызвали у меня особого труда при прохождении.

Собственно, я, скорее всего, смог бы обойтись и без плана, но так было гораздо удобнее и главное — профессиональнее.

В моей работе наивысшим шиком считается незаметно прийти сделать свою работу и также незаметно уйти. По возможности, обойдясь без лишних жертв. Не то чтобы это было обязательным условием моей профессии, отнюдь, дело скорее в работе на репутацию. Выше репутация — выше авторитет и естественно больше денег за работу.

— Угу, репутация, чтоб её! — Вполголоса выматерился я, бесшумной тенью проскользнув между двух охранников и при этом, чуть не вляпавшись в очередную ловушку занимающей большую часть лестницы.

По замыслу её автора, любой попавший в поле действия данной энергетической гадости должен был получить на свою голову поток ледяных стрел. Короче типичная дрянь из разряда охранной магии. Как сейчас помню: прошлый год, второй курс, первый семестр, и толстенный учебник, автора которого следовало убить в младенчестве хотя бы ради того, чтобы спустя двести с лишним лет его писаниной не потчевали бедных студентов.

Коротким отработанным жестом я внес в энергетический узор на полу пару дополнительных линий и, полюбовавшись на дело своих рук, вздохнув, обошел контур по правому краю и двинулся дальше.

Второй этаж. С этого момента нельзя было касаться стен и прочих этаких поверхностей типа картин, статуй и прочего ценного барахла — объединяющий их контур, по словам моего информатора, работал вне зависимости от основной системы.

Да и с прочими ловушками я, несмотря на план, и вопреки собственному бахвальству, сто к одному поимел бы изрядно головной боли, если б те не находились в спящем режиме. Впрочем, оно и понятно, какому хозяину дома охота получить по голове молнией только за то, что он, выйдя посреди ночи в туалет, спросонья забыл на тумбочке охранный амулет.

Эта легкость меня и сгубила. Увлёкшись скольжением между многочисленными препятствиями, а заодно и оставлением у себя за спиной разного рода небольших сюрпризов для особо любопытных и бдительных я совсем забыл о том, что я как бы, не совсем один в доме.

В реальность меня вернул чей-то пристальный взгляд. Я осторожно повернул голову в сторону от рассматриваемого рисунка, и увидел девицу в темно-синем жреческом балахоне, с коротким синим жезлом. Она смотрела прямо на меня. Внезапно пальцы её рук сложились в какую-то сложную ритуальную фигуру, и я вдруг почувствовал, как какая-то непреодолимая сила выбрасывает меня из Тени. "Раххшаддат! Целительница Гирры!"

Выругавшись, я скользнул к ней, но было уже поздно. Маскировка накрылась медным тазом.

— Демон! Демон! — Заорала она как оглашенная. — Спасите! Помогите!

Короткий тычок ладонью заткнувший фонтан этих диких воплей ничего не изменил. Вновь взвыла сирена. Везение закончилось.

Поняв это, я, выругавшись еще раз в адрес оказавшейся не в том месте не в то время жрицы, прошептал шепотом кодовую фразу, обошедшуюся мне примерно в столько, во сколько и сама карта, после чего резким движение сломал пополам снятый с орка амулет.

Последствия этого не заставили себя ждать.

Сирена заткнулась сразу, но вместе с этим я вдруг кожей ощутил, как постепенно нарастает давящая тяжесть задействованных автономных защитных систем. План залило сплошным красным пятном и я, выругавшись, выбросил его ко всем демонам.

Красный цвет означал, что все ловушки в особняки начали работать сами по себе, и чихать они хотели на то, есть ли у вас охранный амулет или нет.

Несколько раздавшихся откуда-то издалека чьих-то воплей пополам с матом лучше любых слов подтвердили эту догадку.

А уж когда раздавшийся вслед за этими воплями взрыв разом обрушил парадную лестницу вместе с теми, кому не повезло на ней оказаться — я радостно заулыбался. Этот взрыв окончательно подвел черту под любыми попытками спешно прибывшего на свои посты подкрепления хоть как-то вмешаться в ход событий.

Что все вместе давало мне примерно пять минут лишнего времени к моим расчетам.

Впрочем, расчеты расчетами, а мне все-таки следовало поторопиться. Рано или поздно, но паника утихнет и к этому самому моменту мне лучше оказаться где-нибудь далеко-далеко отсюда.

Настало время сыграть в забавную игру под названием "замочи их всех". Все равно в этом крыле кроме дежурной смены охраны и самого объекта никого не могло быть в принципе. Ну, или почти не могло. Так что я не церемонился.

В целом, мои последующие действия не отличались таким уж большим разнообразием — сначала за угол летела пружинная бомба в количестве от одной до трех штук, а уже потом я осторожно заглядывал за угол и, если необходимо, добивал все, что еще шевелится. Или внутрь следующей по счету комнаты летело что-нибудь замораживающее, а уже после этого появлялся я. В общем, развлекался я на полную катушку, опустошая содержимое магазинов во всех, кто имел несчастье попасться мне на пути.

Старая добрая армейская тактика выжженной земли. Стреляй во все что движется, а что уже не движется лучше все равно добить для верности. А что, хорошая тактика, немного затратоемкая (особенно для одного человека), но зато как работает — на всем пути моего продвижения мне так ни разу не выстрелили в спину, что согласитесь, большой плюс в моей работе.

Единственное, что по-настоящему мешало мне наслаждаться этой жизнью так это периодически срабатывающие магические ловушки. Дважды меня чуть не поджарили до хрустящей корочки, один раз чуть не заморозили до состояния статуи и примерно раз семь попытались сделать во мне не предусмотренные природой дырки. И это без учета периодически выскакивающих мне навстречу психов, похоже, всерьез решивших, что они бессмертны.

Меня спасала только реакция и задействованные на полную мощь защитные амулеты. В конечном итоге мне это так надоело, что я плюнул на последствия, и, достав из внутреннего кармана жезл с вложенным в него заклинанием Дыхания дракона, принялся методично обрабатывать все подозрительные места.

Правда, в результате этого противопожарная система окончательно накрылась, и особняк местами начал довольно весело гореть, но меня это особо не волновало — все равно он не мой, и я, по-любому, не собирался здесь надолго `задерживаться.

По крайней мере, так предполагалось в теории.

Практика ворвалась в мои расчеты, когда я, разметав концентрированной струей пламени очередную баррикаду из сваленной в кучу мебели и, щедро нашпиговав стрелами последнюю пару выскочивших из-за неё орков охранников, увидел в конце коридора начальника охраны. От его затянутой в сплошную серую броню фигуры веяло чем-то нехорошим. Уж слишком он был уверен в себе. Слишком.

— Я знал, что это неспроста. — Довольно хмыкнул он и, разведя руки в стороны и довольно улыбнувшись, предложил. — Ну что, ублюдок полуночный, иди к своему папочке.

— Это официальная операция Гильдии. — Предупредил я его, поспешно заменяя обоймы в метателях и взводя пружины в боевое положение. — И ты лучше не вспоминай моего папу.

— А мне глубоко плевать! И на Гильдию, и на тебя, и на твоего папу! — Отозвался сотник и, потянув из ножен меч, приглашающе мотнул головой.

— Зря ты так. — Пожал я плечами, и одним махом разрядил в грудь сотника обе обоймы.

То, что произошло дальше, внезапно заставило меня удивленно присвистнуть. Фигура сотника словно подернулась металлическим туманом и две дюжины стрелок бессильно рухнули на пол изломанными частями, не долетев до своей цели всего какой-то метр.

Мать моя женщина. Я, конечно, знал, что он неплохо владеет мечом, но чтобы настолько…

В этот момент я вдруг заметил на серой броне сотника маленький желтый значок в виде ромба с изображением меча, и мне сразу все стало понятно.

Передо мной стоял Мастер Меча.

Мне оставалось лишь тяжело вздохнуть в предчувствии того, что последует далее и запоздало пожалеть, что вообще согласился на эту работу. То есть я бы все равно согласился, но запросил бы минимум втрое больше.

И отбросив метатели в сторону, я потянулся к рукояти меча, внутренне готовясь к одной из самых страшных схваток в своей жизни…

Спустя час я, шатаясь, наконец, дополз до дома моего знакомого лекаря, услугами которого я время от времени пользовался и, споткнувшись на пороге, рухнул к ногам одного из его учеников. Тот оглядел мою залитую своей и чужой кровью фигуру и, присвистнув, поспешно втащил меня в дом. Свалив меня на пол в прихожей, он помчался за своим наставником.

— Каэро! — Прохрипел я, увидев склонившуюся надо мной фигуру.

— Скай!? Это ты? — Удивленно произнес он, разглядев мое лицо под капюшоном, и поспешно зачитал надо мной одно из своих целительских заклинаний.

Как обычно волна исцеления сопровождалась световыми эффектами в виде волны белого слепящего света. К сожалению, исцеление помимо этого принесло с собой и боль.

Боль, с которой могло сравниться лишь воспоминание о том, как меня чуть не порвали на части. Я словно вновь вернулся в этот горящий коридор. И снова лезвие моей Всевидящей окуталось волной ослепляющего пламени и задрожало от вливаемой в неё силы.

Из первой пробной сшибки я вышел с тонким порезом вдоль правой щеки. Охренеть не встать, но этот немолодой дядя отмахнулся от меня так, словно я стоял на месте. Небрежно и вместе с тем очень экономно. Уж в чем-чем, а в этом я разбираюсь. Мало того, не разорись я в свое время на полный курс ускоряющих реакцию весьма болезненных процедур, и заблаговременно активированного защитного амулета меня порезали бы на мелкие-мелкие аккуратные дольки.

Пытаясь осознать все произошедшее, я отскочил от Мастера меча на максимальную дистанцию и склонив голову, постарался реально оценить обстановку.

А сотник на поверку оказался нереально крут. Последний раз я себя чувствовал таким же идиотом, когда сдуру согласился на тренировочный поединок с наставником нашей школы. Но с наставником все понятно — мало того, что именно он учил меня владеть холодным оружием и посему знал меня как облупленного, так у него еще и было несколько сотен лет на отшлифовку своего таланта. Но встретить равного моему наставнику противника на рядовом задании — мягко говоря, не укладывалось у меня в голове. Уж что-что, а сведения на всех кто, так или иначе, мог оказаться в этом доме я получил в первую очередь. И замечу, что в этих сведениях не было и слова о приблудных Мастерах Меча, по совместительству работающих начальниками охраны. Ну, заказчик, сволочь, попадись ты мне…

— Что, сдрейфил? — Издевательски поинтересовался этот гад и, перехватив зажатый в левой руке кинжал обратным хватом, приглашающе помахал рукой. — Ну же, парень, давай, я жду…

— Ага, счас, разбежался. Уже бегу и падаю.

Хмыкнул я и, расфокусировав зрение, внимательно оглядел фигуру своего противника. Увиденное заставило меня восхищенно присвистнуть — поверхность его брони вся переливалась от наложенных на неё защитных заклинаний, среди которых фирменным росчерком красовался незамысловатый черный значок автора всего этого великолепия с вписанной в центр пятиугольника заглавной буквой Л.

— Мастера Льюила работа? — Полюбопытствовал я. — Седой, вот уж не думал, что тебе это по карману.

— Его самого. — Чуть презрительно хмыкнул он, после чего его фигура подернулась легким туманом, враз становясь в полтора раза больше. — И я не Седой, — басом закончил он. — Седой ушел в отпуск три дня назад. Теперь я за него. И меня зовут Ок-Серен. Мастер Ок-Серен. Полагаю, ты обо мне слышал?

— Хм, тот самый? — Я постарался не выдать лишних эмоций. То, что я оказался в полной заднице, было ясно и так. Так зачем выставлять это напоказ.

"Мастер Ок-Серен значит. Вот ведь подстава. Вместе с тем это объясняет ту легкость, с которой от меня отмахнулись".

— Угу.

— В таком случае продолжим? — Предложил я и, поправив повязку, зашагал по направлению к нему, с каждым новым шагом все глубже вгоняя себя в Тень.

Краски окружающего меня мира слегка поблекли, точно некто могущественный плеснул на него серой краски. Потоки воздуха стали более плотными. Движения более плавными, и вместе с этим требующими приложения гораздо большего количества усилий.

И я даже смог парировать первые десять ударов его прозрачного меча, после чего пролетел спиной назад два десятка метров и, взвыв, приземлился в кучу оставшейся от баррикады горящей мебели.

— Неплохая попытка. — Одобряюще покивал головой Мастер с другого конца коридора. — Локальное замедление, в связке с Тенью верно? Хороший фокус, но несколько устарелый, тебе так не кажется? Ну что, продолжим? Давай-давай, крутой парень, времени у нас навалом. На одну-две атаки уж точно.

Увы, но как не крути, а тут он был прав. Времени в моем распоряжении оставалось все меньше и меньше. Довольно скоро оставшиеся снаружи маги поймут, в чем тут закавыка, и тогда мне придется туго. Да и объект может удрать, что тоже не очень хорошо.

— Всё, ты сам напросился! — Прорычал я, рывком вставая с пола и взявшись за рукоять обеими руками вдруг замер как вкопанный. "Что я делаю, ведь от меня только этого и ждут!"

Мгновенно проведенная ревизия оставшегося в моем распоряжении арсенала также не прибавляла оптимизма. Ничего полезного. Да и кто мог подумать, что я наткнусь на Мастера Меча. Да еще и того из них кто специализируется на разборках с такими как я. Чемпион, чтоб его. Правда, он больше привык к честным схваткам, что мне в плюс, но я-то один, и это минус.

Стоп, а что если…

Короткая, звучащая словно ядовитый плевок команда, и черное лезвие полыхнуло багрово-красной вспышкой вслед за чем из глубины клинка начали всплывать цепочки рун. Работающее в унисон сознание принялось перебирать их и, морщась, отбрасывать то, что в данной ситуации мне не поможет.

Одна за другой погасли руны морока и сна, руны изменений и камуфляжа, руны теней и встречного ветра…

Руны сменяли одна другую, гасли, словно их никогда и не существовало, и вместе с этим я чувствовал, как растет моя сила подпитываемая расплетающимися заклинаниями. Как разгорается и тут же тухнет внутри меня пожар. Странное чувство. Словно меня одновременно опустили в кипяток и лед. Тепло, холод, жар, зной все эти ощущения чередовались до тех пор, пока не слились воедино и в своем соединении породили на свет что-то совершенно новое. На свет появилась сила. А вернее даже Сила. И эта сила начала расти.

Руны гасли, а сила все продолжала расти, грозя вот-вот перелиться через край, после чего от меня останется только кучка черного пепла на полу. Я на долю мгновения ужаснулся тому, что происходит, но как бы я не хотел я ничего уже не мог изменить.

Пути назад не существовало. Теперь или я, или он.

Воздух наполнился визгливым воем, свистом и сухим шипением, но все это я, полностью погрузившись в слияние, уже не слышал. Тем более что на лезвии осталось всего одна руна. Руна огненной стрелы. Первый курс. Предмет — основы магии.

Осознав это, мне вдруг захотелось засмеяться, но я не мог заставить себя это сделать. Не знаю, наверное, со стороны это смотрелось дико, но я действительно словно превратился в статую. Мышцы словно сковало параличом, а разум превратился в нечто плоское и двухмерное. Откуда-то из глубины донеслась мысль об откате, но её тут же стерла волна боли, от продолжающей расти силы.

Практически одновременно с этим я вдруг почувствовал как вся магическая хрень, которую я заботливо притащил с собой на это задание на собственном горбу, и которое за редким исключением не успел пустить в дело становиться грудой никчемного металла и превращается в пыль. Как распадаются сложные энергетические связи, вливая в заклинание все новые порции силы.

Последним сдохла броня «Хамелеона». Он обвис на мне бесполезной черной тряпкой, которую не мешало бы постирать.

Мастер, в последний момент почувствовал неладное и, сорвавшись с места, понесся в мою сторону, но опоздал. Руна на мече полыхнула в полную силу.

Что было дальше, я не помню, помню только ослепительную вспышку, сразу после которой я обнаружил себя лежащим под завалом из каких-то книг. Попытка встать на ноги отозвалась дикой болью в левой ноге и ребрах.

Оглядевшись по сторонам, я присвистнул. Прямо напротив меня в стене красовался пролом, имеющий настолько ярко выраженные очертания, что стало сильно не по себе. Еще сильнее мне поплохело, когда я, вернувшись через пролом к месту поединка, увидел, как сквозь бывшую крышу проглядывают весело подмигивающие звезды.

Впрочем, крыша еще полбеды. Сам коридор перестал отсутствовать как класс. Также как, кстати, и массивная дверь, в которую меня так упорно пытались не пропустить.

Оставался вопрос, что же произошло с моим оппонентом.

Пошатываясь от усталости, я вытер с лица кровь, подобрал валявшийся неподалеку метатель (и как он умудрился уцелеть во всем это бардаке — ума не приложу) и, выщелкнув пустую обойму, машинально произвел перезарядку оружия. Большое спасибо гномам, которые в довесок к магии оснастили его механическим спуском.

Оставалось доделать еще одно маленькое дельце.

Протопав по валяющимся на полу обугленным остаткам двери, и оценив с порога роскошную обстановку я не торопясь разрядил содержимое обоймы в обе портьеры возле камина. В итоге, вывалившийся из-за одной из них тип, в котором я после недолгих сравнений с имеющимся у меня портретом опознал объект своего задания, оказался мертвее некуда. На автомате проделав с его телом все малоприятные, но столь необходимые в моем ремесле процедуры призванные предотвратить возможное исцеление клиента, я отбросил метатель в сторону и уже практическим закончил активировать свиток с порталом малого перемещения, когда из моей груди показалось лезвие меча.

Вот сволочь, он его метнул! Одной рукой! С десяти метров! Гнида! А я-то уже списал его со счетов. Как и когда в моей ладони материализовался аакр с символикой Гильдии — я не помню, но когда пелена ярости рассеялась, и я вновь пришел в себя, то обнаружил его воткнутым в горло Мастера. Другой аакр торчал из его груди, аккурат между третьим и четвертым ребром. И никакая артефактная броня ему не помогла.

Как уж я после этого довел ритуал активации портала до конца и смог добраться до дома целителя (попутно выбросив с моста в реку все запрещенные вещички, из-за которых у меня могли возникнуть осложнения) остается загадкой, но факт фактом — я все-таки до него добрался.

— Все, все, уже заканчиваю. — Донесся до меня откуда-то издалека голос целителя, и я облегченно застонав, рухнул обратно на пол.

И действительно, спустя совсем недолгое время боль полностью утихла, зрение прояснилось, и я увидел нависающего надо мной мэтра Каэро.

— А теперь ляг, поспи. — Приказал он, и я словно по волшебству провалился в сон без сновидений. Ммм, кайф…

— Скай, вставай. — Потряс меня кто-то за плечо. — Да вставай же ты!

Я продрал глаза и непонимающе уставился на склонившуюся надо мной фигуру целителя.

— Каэро? Ты!? А что случилось?

— Городская стража обыскивает дома целителей. — Быстро выпалил он и протянул мне мою одежду. — Тебе надо уходить! Срочно!

Я присвистнул. Вот так номер. С чего бы такое рвение, раз уж даже наша вечно сонная стража решила в кои-то веки заняться своими прямыми обязанностями. Обычно они занимались только крышеванием торговцев да периодическими поборами в пользу городской казны и себя любимых.

— Я не понял, мэтр, а что собственно произошло? — Недоуменно поинтересовался я, лихорадочно натягивая штаны и рубашку. Хвала богам какая-то добрая душа из окружения мэтра их постирала, высушила и даже заштопала. Спасибо тебе, добрый человек, кем бы ты ни был. — С чего вдруг такой переполох?

Мэтр смерил меня укоризненным взглядом, вздохнул, и неодобрительно глядя на то, как я распихиваю по карманам жалкие остатки своего арсенала, пояснил.

— Говорят, сегодня ночью убили нового министра иностранных дел графа Дорвига. Вилла сожжена дотла. Уцелели только слуги и несколько охранников во время нападения находившихся снаружи дома. Еще говорят, что герцог рвет и мечет. Я уже не говорю о том скандале, который разразится, когда о случившемся узнают в столице. Так что лучше тебе, как можно быстрее, покинуть мой дом.

Это известие произвело на меня эффект разорвавшейся неподалеку магической бомбы. Чтоб меня! Так Дорвига все-таки назначили министром. Вот это номер. То-то я удивлялся внезапному изменению срока выполнения работы. Нет, и все-таки надо, надо будет провести беседу с заказчиком, решил я и, поправив крепление наспинных ножен, пошарил взглядом по столу.

— Кстати, а где мой меч? Что? Что ты на меня так смотришь? — Смутился я, непонимающе посмотрев на мэтра.

Мэтр, молча вынул из кармана какую-то обгорелую железку в которой я, после недолгих раздумий, признал крестообразный эфес своей Всевидящей. Хотя, признаюсь, сделать это было сложно. Металл почернел, наполненные магией драгоценные изумруды потрескались и наполовину вытекли, а все, что было ниже эфеса, превратилось в скрюченный обожженный кусок железа длиной примерно сантиметров в десять. Боги всемогущие…

Меня вдруг зашатало. В глазах все потемнело.

— Эй, Скай, ты в порядке? — Обеспокоено спросил мэтр, вглядываясь в мое побелевшее лицо. — Может тебе помочь?

Я только отрицательно помотал головой. До меня внезапно дошло, что я именно натворил, и чем мне пришлось заплатить за свою победу. Мэтр обеспокоено оглядев мою внезапно побелевшую физиономию, жестом наложил на меня какое-то обезболивающее заклинание, растекшееся по моим жилам освежающим прохладным дождем.

— И вот еще что, — чуть замялся он со следующим предложением.

— Да? — Безразличным тоном спросил я.

— В общем, я не знаю, где ты взял то, что притащил с собой…

— В смысле!? — Захлопал я глазами, мягко говоря, недопонимая, о чем он говорит. — Каэро, ты о чем?

— Вот об этом. — Придвинул ко мне целитель какой-то сверток.

Смерив меня еще одним укоризненным взглядом, он начал потихоньку его разворачивать, а когда, наконец, развернул, то я непроизвольно ахнул. Внутри старого пыльного половики оказался меч такой дивной работы, что у меня дух перехватило.

— Ух ты. — Восхищенно прошептал я, горящими глазами разглядывая неописуемой красоты полуторный меч. Темное с чуть зеленоватым оттенком лезвие из непонятного металла плавно переходило в небольшой круглый эфес с двуручной рукоятью и противовесом в форме головы кошки. А еще по лезвию то и дело пробегали какие-то туманные всполохи. Что это значило, и откуда оно взялось, я понятия не имел, но отдавать его не собирался. Что нашел, то моё, ясно?

— Теперь вспомнил? — осведомился мэтр. — Так вот, повторю, я не знаю, как к тебе попала эта вещь, а если честно, то и не очень хочу это знать, но послушай бесплатный совет — избавься от этой штуки как можно быстрее.

— С чего вдруг такая спешка? — Полюбопытствовал я, осторожно лаская рукой поверхность лезвия. И мне вдруг почудилось, что оно довольно мурлычет под моими пальцами.

Метр некоторое время неодобрительно смотрел на мои действия, после чего ожесточенно повертел пальцем у виска.

— Вот псих! — Заключил он и поднял глаза к небу. — И зачем я только с ним связался? Жил себе спокойно… Скай, с артефактами такого класса не шутят! Это же Пожиратель Душ! И он сам выбирает себе владельцев. Тебе что, жить надоело?

Мне вдруг снова поплохело. Я смерил меч оценивающим взглядом. Пожиратель душ? Что-то не сильно похоже. Да и ничего общего с книжным описанием у меча не было. Еще раз задумчиво погладив лезвие, и полюбовавшись на темные переливы я попытался уточнить.

— А ты часом ничего не путаешь?

— Я!? Путаю!? Да он фонит как не знаю что! Как три инферно вместе взятых. Поверь мнению специалиста — такую ауру ни подделать, ни перепутать нельзя. И вообще, надоел ты мне! Давай, катись отсюда!

Заявил он, завернул меч обратно в половик и жестом попросил освободить занимаемое помещение.

Благодарно кивнув, я сунул сверток подмышку, взамен протягивая мэтру увесистый кошелек со всем, что в нем было. Целитель взвесил кошелек и запротестовал.

— Здесь слишком много.

— Оно того стоит. — Пожал плечами я, и категорически отказался принимать его обратно.

Уже стоя на пороге двери черного хода, он вдруг меня попросил.

— Ты в следующий раз будь все-таки осторожнее. А то меня может и не оказаться рядом. И насчет меча подумай.

— Хорошо. — Послушно пообещал я и поспешно вышел на улицу.

А примерно в то же время, гораздо южнее Лютеции в столице Поднебесной — Иннертале, на втором этаже роскошного летнего дворца, подле раскрытого окна стоял и с хмурой миной на лице наблюдал за происходящей на улице суетой одетый во все белое мужчина лет тридцати. Там, на улице, полным ходом шли приготовления к Сатурналии — неделе сумасшедшего праздника посвященного приходу весны апофеозом которой, разумеется, были выпускные экзамены в Академии Высокой магии.

И в обычном случае ректор с удовольствием бы погрузился во всеобщую атмосферу веселья и радости, но к несчастью, известные ему факты совершенно не располагали к подобному времяпрепровождению.

Хотя без ложной скромности необходимо признать, что зрелище происходящего было завораживающим — на одну неделю все города Империи — а в особенности её столица — Иннерталь, на глазах своих жителей преображались в нечто абсолютно нереальное. В место, где безраздельно правила феерия красок, волшебства и безудержного веселья.

Единственные кому на этой неделе было не до веселья так это самим учащимся Академии, у которых именно на протяжении этой недели как раз проходили экзамены. Младшие курсы тоже не оставались в долгу — в отличие от выпускников — им светило сдавать экзамены только через три месяца, а пока среди них полным ходом шло распределение на летнюю практику. И сей процесс, сопровождался порой такими событиями, что ректор иногда недобрым словом поминал основателей Академии, категорически запретивших целенаправленно отстреливать учеников.

Внезапно висевшее на стене роскошное серебряное зеркало в очередной за это утро раз издало мелодичный перезвон. Недовольно поморщившись, ректор все же нехотя кивнул. В конце концов, кто бы это ни был — его всегда можно послать по известному адресу, не так ли?

Зеркало мигнуло и в нем появилось изображение персоны, которую старый маг никак не ожидал увидеть. Оно и понятно — сферы интересов Первого советника Её Величества и ректора Академии Высокой магии лежали в настолько разных плоскостях, что у них просто не могло быть точек соприкосновения. По крайней мере, до сих пор.

Первый советник, почувствовав на себе пристальный взгляд ректора, оторвался от чтения каких-то лежащих пред ним свитков и, откинувшись назад, посмотрел прямо на него.

— Доброе утро, советник. — С изящным поклоном приветствовал ректор появление в зеркале советника. — Извините, что долго не отвечал. Очень уж занят. Экзамены, знаете ли, на носу. Итак, чем могу помочь?

— Говорят, что по приказу Её Величества расследование нападения на графа Строма, передали в ваш департамент. — Не тратя времени, перешел в наступление тот. — Скажите, это так?

— Точно не знаю. — Предпочел уклониться от прямого ответа ректор. — Мы вообще-то много чем занимаемся. Работа у нас такая. Всего так сразу и не упомнишь…

— Не надо мне врать! — Нетерпеливо махнул рукой советник. — Лучше скажите, как идет ход следствия? Есть ли какие-то результаты?

Но старый маг был неприступен и встречал каждый новый вопрос лишь скупой улыбкой, да уклончивым пожатием плеч.

Кончилось все тем, что советник зло выругавшись, прервал связь. А ректор, постояв в недолгих раздумьях, начертал в воздухе небольшой символ.

Зеркало снова осветилось.

— Только что говорил с Кальдером. — Сообщил ректор появившейся в зеркале туманной фигуре, чью точную расу, как и черты лица, рассмотреть не представлялось возможным.

— Кальдер? — Удивился его собеседник. — Вот уж воистину в каждой бочке затычка. И что же хотел наш доблестный первый советник, кроме как пожелать вам доброго утра?

— Он очень интересовался ходом следствия.

— Боги, а ему-то это зачем? — Устало поинтересовалась туманная фигура, но тут же сама себе ответила. — А впрочем, политик всегда остается политиком. Ищет выгоду даже там, где её нет. Неважно, забудьте о нем. Занимайтесь своим делом, а с советником я разберусь сама. Да, мэтр, раз уж вы сами объявились, заодно и поведайте-ка мне, что на самом деле там случилось. А то у меня после прочтения вашего отчета осталось больше вопросов, чем ответов.

— Увы, но здесь я с прискорбием должен сообщить, что мне, увы, нечем вас порадовать. — Ректор понурил голову и добавил. — К сожалению, мы так и не смогли отыскать никаких следов тех, кто стоял за нападением на кортеж графа.

— Почему? — ровным голосом поинтересовалась туманная фигура.

И, несмотря на внешнюю нейтральность интонации, с которой был произнесен этот вопрос, ректор зябко поежился.

— Понятия не имею. — Он предпочел честно признаться, мудро решив, что правда в данном случае будет полезней лжи. — Все, что мы смогли обнаружить, так это лишь присутствие на месте их появления какой-то сильной магии. Но что это была за магия — ни я, ни те из моих коллег, которых я осмелился привлечь — не знаем. Вот если бы хоть кого-нибудь из нападавших удалось захватить живым, тогда еще можно было бы о чем то говорить. И то без гарантии.

Фигура тяжело вздохнула.

— А что же ищейки? Они же были специально выведены именно ради таких вот случаев. И потом кто-то же уничтожил вторую засаду?

Ректор пожал плечами. Первый вопрос был из разряда скорее философских. Защититься можно от чего угодно, было бы время и желание. А у того, кто стоял за этим нападением, судя по всему, явно было в избытке и того, и другого. И еще у него была информация, к которой по идее имели доступ очень немногие. Очень и очень немногие. Еще бы чуть-чуть и…

— Со второй засадой все еще более запутано. Похоже, её командир имел приказ добить охрану, в случае если те справятся с первой засадой. Но вмешался кто-то третий, и порубал их на части. Однако кем бы ни был неизвестный, он постарался сделать всё, чтобы остаться неузнанным. Зачем — не знаю.

— Так что с гончими? — Напомнила свой вопрос фигура.

— Гончие… А гончие отказались брать след. Вообще должен заметить, что кто-то очень хорошо сделал домашнюю работу. Одноразовые амулеты перемещения, доспехи из кожи василиска, мечи из гномьего аспида плюс целый набор одноразовых артефактов минимум девятого уровня накачки. Я не удивлюсь, если эти якобы разбойники ко всему прочему набору имели в своем распоряжении что-то навроде амулета Ашуа. А вы не хуже меня знаете, чем закачивается его применение.

— Хорошо же вы поработали, нечего сказать! — разъярилась собеседница ректора.

Ректор снова зябко поежился и промолчал. Да и нечего ему было ответить. Ясно, что произошла утечка. И главное, ректор шестым чувством ощущал, что ничего еще не закончено. Да, нападавшие «разбойники» мертвы, но благодарить за это следует капитана случайно подвернувшегося дозора пограничной стражи — промедли она хоть десять минут — и всё. Спасать было бы уже некого. И без того потери оказались неожиданно велики — за семь минут боя из полусотни пограничников и тридцати человек личной охраны в живых осталось только одиннадцать человек! И это если учесть что они имели дело всего с полутора дюжинами разбойников! Нонсенс. Кошмар. Или, скорее всего, предательство кого-то, кто сидит очень высоко… А ведь была еще и вторая засада!

— Простите, повелительница, но боюсь, что уже слишком поздно что-либо предпринимать.

Мягко заметил ректор, за что был тут же вознагражден леденящим душу взглядом.

— Без вас знаю! — отрезала фигура. — Примите необходимые меры, и продолжайте придерживаться старого плана. И найдите мне того, кто за этим стоит. Это понятно?

— Вполне.

— Хорошо. — Подытожила собеседница ректора. — И вот еще, как мне стало известно только что, несколько часов назад, в Лютеции, был убит граф Алексин Дорвиг. Судя по первым докладам, там поработал кто-то из Ночной гильдии. Не упустите его. — И не прощаясь, разорвала связь.

Ректор задумчиво поглядел в погасшее зеркало. Ночная Гильдия. Их еще не хватало в этой каше. Хотя идея хорошая, стоящая. А вот старую сволочь Кальдера — со счетов сбрасывать пока что не стоит. Ой, не стоит. Да и кто может с уверенностью сказать, что в действительность им движет. Только ли забота о безопасности Империи или что-то другое. Вот же… нехороший человек. Позвонил, а ты теперь сиди, и гадай, что им движет, и какая сволочь ему информацию сливает. Явно ведь кто-то из своих. И получаса не прошло, а он уже в курсе.

Ректор раздраженно откинул полу плаща и, покинув кабинет, направился в обеденную залу. Там его уже ожидали.

— Рад, что ты смогла прибыть так срочно, Кайра. Надеюсь, хорошо отдохнула?

С улыбкой, в которой ясно чувствовался легкий оттенок горечи, произнес ректор, обращаясь к одетой в стальные вороненые доспехи девушке лет двадцати на вид. Та подняла голову от бокала, в котором плескалось нечто густое и красное, и её бледное от природы лицо рассекла неуверенная, но очень обаятельная улыбка. Впрочем, при желании эта же самая обаятельная улыбка могла вогнать любого противника в дрожь.

"Хотя, чего еще можно ждать от прирожденного вампира? Телепата, бойца и в первую очередь аристократа, чей род можно было с легкостью проследить на протяжении как минимум последних четырех с половиной тысяч лет".

При этой мысли ректор грустно улыбнулся. Еще бы не с легкостью — учитывая то количество крови, что пролили в разное время отдельные представители этого славного рода.

— Милорд ректор. — Утвердительно произнесла гостья, практически не разжимая своих алых притягивающих взгляд губ. — Итак, что я могу для вас сделать?

— У меня для тебя есть дело.

— Слушаю вас, ректор.

Ректор не торопился с ответом. Наклонив голову, он пристально посмотрел на гостью и щелкнул пальцами. С тех сорвалось облачко искрящихся искорок. Искорки на мгновение окутали вампирессу незримым облачком, после чего бессильно опали на пол.

— Прости, но я должен был убедиться, что ты — это именно ты.

Пояснил ректор свои действия, одновременно выставляя дополнительную защиту от подслушивания.

— Итак, Кайра, как я уже сказал, для тебя есть одно задание. Не скрою, задание тебе предстоит опасное и вполне возможно, что оно может иметь весьма непредсказуемые последствия.

— Ваша светлость! — Укоризненно произнесла вампиресса. — Давайте ближе к делу!

Ректор замолчал и поднял глаза к потолку. По комнате пробежал легкий ветерок, и все посторонние звуки исчезли, словно их отрезало невидимым ножом.

— Полог тишины. Так, на всякий случай. — Пояснил он недоумевающе глядящей за его действиями вампирессе.

— Скажи, Кайра, ты ведь в курсе того случилось с графом Стромом?

— Вы имеете в виду нападение на его кортеж? — Удивленно осведомилась она. — Да кто же об этом не слышал. В столице в последние сорок восемь часов только об этом и говорят. Я вот только не понимаю, кому мог он перейти дорогу. Я его хорошо знаю, вполне безобидный дядька. И дочь красавица.

— В том то и дело, что никто ничего не понимает, — вздохнул ректор. — Учти, то, что я тебе сейчас скажу не должно покинуть пределов этой комнаты. Ни при каких обстоятельствах. Надеюсь это понятно?

— Предельно. — Отозвалась Кайра, ставя бокал на стол. — Я слушаю вас, милорд.

— Целью нападения была принцесса Лейя. Они с дочерью графа подруги с детства. Тем более скоро сессия. Вот девушки и решили развеяться. Да уж, развеялись…

— А я и не знала, что Её высочество тоже учится в Академии. — Удивилась Кайра.

— А об этом вообще мало кто знает, тем более что учится она не под своим именем. Но речь о другом. Нападение на кортеж это только вершина айсберга, в последнее время на наших дворян вообще какая-то странная эпидемия напала. То они друг дружку на дуэли убьют, то шею нечаянно свернут, упав на охоте с рогача, а то и вовсе поплохеет вдруг кому-нибудь после бокальчика вина и чик, готов свежий покойничек, обращаться к целителям поздно и бесполезно. И что самое интересное — происходит это только с теми, кто имеет непосредственное отношение к списку престолонаследия. А дочь графа Строма идет в этом списке под номером девять. Ну, а кто его возглавляет, ты и без меня прекрасно знаешь. Теперь ты понимаешь, о чем я хочу тебя попросить?

— Так точно, милорд. У меня только один вопрос — что, нет совсем никаких намеков на того, кто за этим стоит?

— В том то и дело, что нет. — Вздохнул ректор.

— В таком случае, разрешите приступить к своим обязанностям? — Спросила вампиресса, вставая по стойке смирно и подхватывая со стола свою шпагу.

— Не разрешаю. Приказываю. — Сказал, как отрезал ректор, одновременно проводя ладонью над поверхностью стола. На столе материализовалась пухлая папка документов. — Вот все материалы по этому делу. С моей точки зрения, то, что случилось с Стромом наиболее интересно — чтобы полсотни пограничников, да плюс два десятка собственных гвардейцев графа с трудом смогли справиться с жалкими полутора дюжинами лесных разбойников, должно было произойти что-то уж совсем невероятное. Кроме того, рекомендую обратить особое внимание на произошедшее сегодня ночью убийство в Лютеции номера одиннадцать из нашего списка — нового министра иностранных дел графа Дорвига. Нет, нет, не спеши. — Попросил ректор, видя, как та собирается раскрыть папку. — Потом поймешь почему. И не удивляйся, если вдруг там наткнешься на Меррила.

— А Граф здесь причем!? — Неподдельно удивилась та. — Он же из военной контрразведки…

И столкнувшись взглядом с ректором, поморщилась.

— Что, неужели все настолько запущено?

— А сама-то ты как думаешь? Столько времени все было тихо, мирно, и тут на тебе, на ровном месте — здрасьте, приехали. Так что готовься.

— Но с Её Высочеством, надеюсь все в порядке? — Обеспокоено спросила Кайра.

— Тьфу, тьфу на тебя. — Поспешно постучал по столу ректор. — Скажешь же. Но вот то, почему не с того, ни с сего вдруг закрутилась вся эта кутерьма — узнать необходимо, и узнать как можно быстрее. Так что, капитан, приступайте к работе! Ясно!?

Передвигаясь по улицам Лютеции среды толп гуляющих, и спешащих по своим утренним делам горожан я мысленно составлял план своих дальнейших действий. То, что из города мне в скорости срочно придется исчезнуть на неопределенное время, было понятно и так. Вопрос в том, как скоро присланные из столицы ищейки встанут на мой след. А то, что рано или поздно это произойдет, я был уверен. Это городская стража будет меня искать по посинения, а вот профессионалы мигом сложат два и два. Тем более что я наделал слишком уж много шуму в процессе выполнения этого заказа.

Решено, делаем ноги. И чем быстрей — тем дальше.

Конечным итогом этого решения было то, что я вначале забежал в гостиницу неподалеку от площади Согласия, где снимал комнату, и быстро покидав свои вещи в пару дорожных сумок, испарился оттуда со скоростью звука. Расплачиваться с хозяином гостиницы, как впрочем и забирать купленного неделю назад рогача я не стал — оставленного мною задатка хватало еще на неделю, а рогач в моем случае крайне неудобный для предстоящего мне путешествия транспорт.

Затем настало время совершить пару визитов.

Сначала, разумеется, следовало заняться оружием. Забрать давно оплаченный заказ и пополнить оскудевший арсенал. А то, имея при себе всего дюжину метательных звезд и пару кинжалов, я чувствовал себя практически голым.

Да и с доспехами следовало закрыть вопрос. Хамелеон-то мой благополучно гикнулся вместе со всем прочим снаряжением.

Хвала богам и то, и другое можно было сделать в одном и том же месте — хитрой лавке в районе порта торгующей разнообразным снаряжением и чей хозяин не задает ненужных вопросов, что при моей работе просто бесценно. Лавка называлась по-простому — "У гнома" и отличалась высоким качеством имеющего в продаже товара. И столь же высокими ценами.

Держал лавку парень по имени Радомил Топор. Бывший наемник он пару лет назад отошел от дел и открыл лавку по продаже всего, что может на расстоянии отправить кого угодно на встречу с богами. В переносном смысле, естественно. Кстати, несмотря на свое имя, парень был стопроцентным человеком. И почему он так назвал свое заведение — ума не приложу.

Меч я, несмотря на грозные предупреждения мэтра целителя, после недолгих размышлений решил оставить при себе. Благо он прекрасно влез в старые ножны Всевидящей. Сам не знаю почему, но расстаться с ним для меня оказалось выше моих сил. Хотя откуда он взялся, я, хоть убейте меня, понять не мог. Не верить мэтру в том, что я припер его с собой — было глупо, но вот то, где и как я его подцепил, я не помнил. Вот хоть убей. Недолго поразмыслив, я решил оставить прояснение этого вопроса на потом. Тем более что у меня сейчас было полно других гораздо более насущных забот. В том числе спасение своей собственной филейной части.

— Здорово Радомил. — Поприветствовал я его, вваливаясь в лавку. Тот, обернувшись на звук колокольчика, и увидев, кого именно к нему принесло, отчего-то побледнел.

— З-з-дравствуй, Скай. — Наконец выдавил он из себя. — Какими судьбами?

— Да вот, решил зайти, забрать заказ. — Ответил я, задумчиво оглядывая изменившегося в лице хозяина лавки. — А что?

— Т-ты в курсе, что тебя Большой Тэм ищет? — Заикаясь поинтересовался он и, метнувшись к дверям, поспешно накинул засов.

Я с трудом подавил желание выругаться. Большой Тэм — правая рука Смотрящего Лютеции. А Смотрящий, увы — не та фигура чтобы его можно было просто проигнорировать. И то, что он заинтересовался моей деятельностью — значило, что я где-то прокололся.

Ох, как я не люблю внеплановые разборки, кто бы знал!

— Расслабься, Радомил. — Поспешил я успокоить перепуганного хозяина лавки. — Это мои проблемы и тебя они никак не коснутся. Лучше покажи товар.

Спустя пару минут Радомил видя мое видимое спокойствие, тоже несколько пришел в себя, успокоился и повел меня вдоль стендов с любовно разложенными образцами. Уж в чем в чем, а в том, что может на расстоянии отправить человека в другой лучший мир, Радомил разбирался прекрасно. Сказывалось бурное прошлое наемника.

Из представленного моему взору арсенала я с удовольствием отобрал наконец-то появившуюся в продаже облегченную пару офицерских армейских метателей с автоматическим спуском и двойными магазинами, сбрую к ним, десяток пружинных бомб, складной арбалет с кварцевой оптикой и дополнительные боеприпасы ко всей этой машинерии.

— Так, с игрушками разобрались. — Подытожил я, обозрев получившуюся груду.

Радомил скептически оценил мой выбор, и любовно погладив ложе арбалета, полюбопытствовал.

— И зачем тебе все это? Что, новую войну решил начать?

— Ничего, запас карман не тянет. — Отшутился я. — Лучше скажи, что у тебя есть из доспехов. Мои вкусы ты знаешь.

— С этим сейчас трудно. — С сожалением признался Радомил. — Да я почти и не занимаюсь броней, так держу пару вещей на всякий случай. По старой памяти припрятал. Если всерьез интересует, то могу показать. Сейчас есть тропический комплект погранвойск, еще могу предложить полный комплект штурм-гвардейца и полевой комплект офицера Заклятых рейнджеров. Это если не брать в расчет стандартные вещички. Но обойдется тебе это вдвое от цены.

Недолго подумав, я кивнул, сходу отметя первые два из предложенных вариантов. Тропический комплект в нашем климате смотрится как попона на драконе, а второй я не подниму — штурм-гвардейцы парни мощные и весит их барахло столько, что уму непостижимо как они во всем этом вообще двигаются, хотя броня способна выдержать попадание из катапульты. О том, что станет с тем, кто внутри я не говорю, а вот броня — выдержит. Проверено.

— Тогда подобьем итог. Тебе помочь? — Предложил он, глядя как я, скинув плащ и камзол, начинаю облачаться в отложенную им амуницию.

— Спасибо, не надо. — Вежливо отказался я, нацепив поножи, нагрудник, наручи и теперь занимаясь подгоном многочисленных ремней новенькой фиолетово-синей пятнистой разгрузки. Предназначенная для войск специального назначения в ней было такое количество карманов и всяческих креплений для навесного оборудования, что я без особого труда распихал и развесил по своим местам всю приобретенную машинерию, и у меня еще осталась десяток незанятых гнезд для всякого рода сюрпризов.

Закончив с броней, я, пару раз подпрыгнув, убедился, что ничего не звенит, перезастегнул два ремня так, чтобы те не давили, и провел рукой по узору на правом наруче, замыкая боевой контур. Негромкое гудение защитного поля успокаивающе действовало на психику. От чего-то серьезного оно, конечно, не защитит, но от большей части стандартного набора гадостей — вполне. Чудо. И весит всего двадцать килограмм. В боевом режиме — вдвое меньше. И двигаться не мешает. Одно плохо — если что, лишние десять лет каторги мне точно гарантированы. Ну да не до жиру, остаться бы в живых.

Радомил тем временем бухнул на стол мой заказ. Бегло оценив взглядом получившуюся кипу барахла я невольно застонал. И как я это все упру — непонятно. Но и бросать все это — глупо — все давно оплачено и кто знает, когда я в следующий раз здесь окажусь. Тем более что интуиция мне подсказывала, что если такое и случиться, то очень нескоро.

— Аварийные порталы есть? — Поинтересовался я, с надеждой поглядев на хозяина лавки.

— Чего нет, того нет. — С сожалением развел руки Радомил, зашелестев страницами каталога. — Штучный товар, редко бывает.

— Жаль. — Отозвался я, с неохотой расставаясь с мыслью разом решить большую часть своих проблем и сняв с лакированной черной коробки чехол, принялся изучать её содержимое.

Через некоторое время содержимое коробки присоединилось к прочим покупкам.

Радомил тихо мирно продолжавший свои хитромудрые подсчеты бросил в мою сторону беглый взгляд и удивился.

— Нет, я еще понимаю полное исцеление — это то, что завсегда пригодиться, но остальное тебе зачем?

— На всякий случай. — Вздохнул я и, отметая дальнейшие вопросы, спросил. — Итак, сколько с меня за все?

И практически одновременно с этим входную дверь сотряс грубый удар.

— Это стража, откройте немедленно! Открывайте или мы выломаем дверь!

Я невольно покосился на Радомила.

— А я здесь причем? — Удивился он, поймав мой взгляд, и тут же сполз по стене вниз с парализующей стрелкой в шее.

Сняв с пояса кошелек, я отсыпал себе с десяток монет и засунул его Радомилу за пазуху.

— Спасибо за все, Рад. Здесь пять сотен. И не волнуйся, минут через двадцать действие этой дряни прекратится. По себе знаю — состояние не сахар, но зато у тебя будет стопроцентное алиби.

— Не за что. — Попытался улыбнуться он. — Всегда рад помочь старому клиенту. Хоть ты и сволочь порядочная. А теперь давай, вали отсюда на все четыре стороны.

Действительно мне пора было уносить ноги. А не то эти бравые ребята вскоре вынесут дверь ко всем чертям.

— Счастливо оставаться, Рад, и большой спасибо за все. Извини, если что не так.

Вздохнув, попросил я прощения у распластавшегося на полу владельца лавки. И подойдя к содрогающейся под ударами входной двери, отодвинул засов и бросил в ноги стоящей на пороге группы пружинную бомбу…