Прочитайте онлайн У нас с Галкой каникулы | ЭТА ЧЕРНАЯ, ЧЕРНАЯ КОШКА

Читать книгу У нас с Галкой каникулы
3116+981
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ЭТА ЧЕРНАЯ, ЧЕРНАЯ КОШКА

— Жители сказочного королевства, а жители сказочно­го королевства!

Я стала тормошить маму с Галкой.

— Хватит вам разлеживаться, вон дед кричит, опять у него какие-то новости.

А новость-то была хорошая. У нашей Сони, оказывает­ся, уже давно родились бельчата, и в то утро она вывела их погулять. Прыгать бельчата, наверно, еще не умели, по­ка они только сидели на крыше своего домика и смотрели, как резвится их мама. Она так носилась по деревьям, пры­гала на такие тоненькие ветки, что мне от страха дела­лось холодно.

Онлайн библиотека litra.info

Теперь у нас уже было три белки, Путька и дятел Кузя. Белки и Путька любили поспать, а Кузю мама называла полуночником. Уже темнеет, мама нас в постели загоняет, а из круглого окошка Кузиного домика все еще торчит его длинный нос.

— Наработался наш доктор,— сказал нам про него дед Володя,— никак отдышаться не может.

Дятлов называют лесными докторами, потому что они лечат деревья, выдалбливают из них разных вредных на­секомых. Так нам дед Володя сказал, он у нас любит го­ворить о птицах. Он, наверно, целыми днями мог бы си­деть в саду да слушать их. А как он заступается за птиц, будто за людей. Вот не нравились мне сороки. Может, по­тому, что повадились они на нашу крышу-кормушку, ма­леньким птахам житья от них не стало. Но дед говорит, что эти сороки просто загляденье. С каким вкусом они одеты, говорит дед, как красиво и плавно взлетают. А раз Галка сказала, что воробей не поет, а чирикает. Все чирик да чи­рик, одно и то же, одно и то же.

— А ты к ним получше прислушайся,— сказал дед.— Чирикают-то воробьи по-разному. Светит солнце, небо доб­рое, синее, совсем как глаза у вашей бабы Наты. И воро­бей радехонек, головкой вертит, ножками переступает, будто пританцовывает. И чирикает звонко, весело. Так и хочется ему подчирикнуть. А когда день неприютный, се­ренький, и воробей чирикает скучно, жалобно. И тут уж совсем не тянет ему подчирикнуть.

Очень нам нравилось наблюдать за нашим дятлом Ку-зей. Постучит он, постучит, потом вскрикнет и летит на другое дерево.

— Поняли о чем он сказал? — спросил нас как-то дед Володя.

— Я поняла,— быстро, чтоб обогнать меня, ответила Галка.— Ему скучно одному, вот он и зовет других дят­лов. «Летите все сюда,— кричит наш Кузя,— здесь сколь­ко угодно разных жучков да червячков. Я вас не обманы­ваю».

Мне понравилось, как Галка придумала, деду тоже по­нравилось. Только, сказал он, так, наверное, кричат добрые дятлы, которые думают не только о себе, но и о других. А наш Кузя что-то совсем испортился. Жадничает, злится, прямо коршуном кидается на дятлов, которые залетают в наш сад.

Мне не хотелось слышать о нашем Кузе плохие слова, и я сказала:

— Тогда он вот о чем кричит: «На этом дереве я уже уничтожил всех вредных букашек. Ура, лечу на другое!»

Мы по-прежнему кидали на крышу сарая хлеб, крупу, а для белки и бельчат орешки, абрикосовые косточки. Из окошка мы часто наблюдали, как ведут себя на крыше раз­ные птицы. Однажды в нашу столовую прилетел дятел и с тех пор стал прилетать сюда часто. Прежде мы никогда его там не видели и очень удивились. Птицы тоже, навер­но, не привыкли обедать вместе с дятлом. Даже большие нахальные сороки, которые всегда всех расталкивали, веж­ливо отходили на край крыши. Клевал дятел только хлеб. Поклюет немного, возьмет в клюв кусочек побольше, вскрикнет и — скорее к себе в домик. Рассказали мы об этом Алеше. Тетя Маша была в отпуске, не как наша баба Ната, а по правде, и теперь Алеша часто приходил к нам.

— Понимаешь,— сказала я ему,— раньше он никогда не ел хлеба.

— Ну и напрасно,— ответил Алеша.— Хлеб — это самая вкусная еда на свете. Только вот почему он носит хлеб в свой дом?

— Почему-почему? — сказала Галка.— На зиму запасает, вот почему, белка-то сколько всего запасает — даже грибы сушит, даже маленькие яблочки с деревьев ворует. Колятка сам видел.

— Белка — другое дело, белку нечего с дятлом равнять, ей зимой туго приходится. А дятлу что, он и зимой деревья долбит. А как вы думаете,— спросил Алеша,— может, у вашего дятла малыши есть?

— Ты что! Если бы в домике были маленькие дятлы, мы бы их уже сто раз увидели,— сказала я.

— Пожалуй, вы правы,— Алеша сморщил лоб, он всег­да морщил лоб, когда задумывался.

— А по-моему,— сказала я,— наш Кузя просто на ужин себе хлеб берет, он ведь у нас полуночник, долго не спит. Мы с Галкой тоже перед самым сном часто просим поесть.

Но, оказалось, ничего-то мы не знали. Вот какая случи­лась у нас история.

Еще давно повадилась к нам кошка. Мы с Галкой боль­ше всех домашних животных любим собак. Нам все равно какие они — породистые или обыкновенные дворняжки, лишь бы была собака. Мама тоже любит собак, но в доме их держать не хочет, потому что некоторые собаки очень много и громко лают. Мама говорит, что даже перед сосе­дями неловко, когда у вас в доме стоит сплошной лай. Тогда мы стали выпрашивать у нее кошку. Кошка, кото­рая к нам повадилась, наверно, была бездомная, потому что приходила такая голодная, что хватала даже сухой хлеб. Нам хотелось взять ее насовсем. Галка сделала боль­шие печальные глаза и сказала:

— Ну, мамочка, ну, пожалуйста, кошки же не лают.

Но мама всё говорила, что к этой кошке у нее не лежит сердце. Кошка и правда была не очень красивая, черная-черная, а глаза у нее были желтые-желтые.

— Злая она и жадная,— говорила мама,— когда ест, урчит на весь поселок, просто слушать противно. Кормить мы ее будем, но в Харьков я ее не возьму ни за что на свете. Довольно с меня Путьки и ваших рыбок. Целых три аквариума! Дай вам волю — вы и змею пригреете.

— Ну и что,— ответила Галка,— змея тоже животное, она же не виновата, что она змея.

Однажды работали мы в саду. Мама, Галка и я. Работа у нас была веселая и очень срочная. Из разных досок, фа­нерок и веток мы строили шалаш. Мы с мамой строили, а Галка на длинном листе уже выводила крупными буквами: «Данилкин дом». Вечером к нам должны были прийти Але­ша с Данилкой, и мама сказала:

— Давайте приготовим для них сюрприз.

Мама даже решила вырезать из фанеры петуха, раскрасить его и поставить на крышу. Уж очень ей нравился петух на крыше дома маленькой Оли, у которой жила зе­леная ежиха с ежатами.

Шалаш уже был почти готов, как вдруг мы услышали пронзительный крик. Это кричал наш дятел Кузя. Галка сказала, что, наверно, опять он, жадоба, чужих дятлов го­няет. Я тоже так подумала. Но тут мы услышали громкое урчание и увидели черную кошку. Она стояла под дере­вом, на котором жил в своем домике Кузя, и держала в зубах что-то черное. А наш бедный Кузя низко-низко, над самой землей, перелетывал с дерева на дерево и кричал. Мама первая кинулась к кошке, мы за ней.

— У, проклятая,— кричала мама,— брось, брось сейчас же!

Теперь мы уже увидели, что в зубах у кошки был дя­тел, уже довольно большой, на немного меньше Кузи. Ко­нечно же, это был его детеныш. Наверно, он еще не мог летать высоко, и кошка его сцапала. Она побежала с ним, но не очень быстро, потому что дятел уже был тяжелым, а кошка тощая, ее, наверно, никто, кроме нас, не кормил. Мы все трое наперегонки мчались за ней. Она бросилась от нас в малинник и заурчала там еще сильнее. У меня от страха стучали зубы и ноги стали тяжелыми, как утюги. Я старалась не думать о том, что кошка может съесть дят­ла, я мотала головой, чтобы не думать об этом, но все равно думала.

— Брысь, брысь, зверюга, вот я тебя! — все кричала мама.

Кошка выбежала из малинника. Я уже догнала ее, да зацепилась за что-то ногой и упала, но все-таки ухватила ее за хвост. Она изогнулась, хотела цапнуть меня зубами за руку и выронила дятла. Я отшвырнула ее, схватила дят­ла, прижала его к груди. Он был живой, только очень дрожал, и сердечко у него билось тоненько-тоненько и час­то-часто, еще чаще, чем тикают часы. Мама взяла у меня дятла, села с ним прямо на землю, стала его осматривать.

А Кузя с криком перелетывал с куста на куст да так низко, что мы боялись, как бы он не клюнул маму. Но мама даже не думала его бояться, она кричала ему громко:

— Да не волнуйся ты, пожалуйста, ни перышка не упа­ло с твоего малыша, испугался он, только и всего. Теперь следи за ним в оба, это самая черная, самая злая кошка на свете.

Мы положили маленького дятла под дерево, а сами ото­шли в сторону. Мы думали, Кузя спустится к нему, а он только летал над ним и летал. И вдруг маленький дятел то­же захлопал крыльями, прыгнул на дерево, быстро, со­всем как Кузя, взобрался по нему до самого домика и сел на крылечко. Но Кузя подлетел к нему, крикнул ему что-то сердито, наверно «марш домой», и подтолкнул его клювом.

А черная кошка опять пришла к нам, но мама велела нам теперь гнать ее в три шеи. Она боялась, как бы эта злюка не вздумала охотиться еще и за бельчатами, они ча­сто бегали прямо по земле. Погоняются друг за другом, наиграются досыта, до отвала и сидят на большом пне, орешки кедровые щелкают. Это мы им орешки подсыпали. Спросит нас дед Володя или баба Ната, чего нам из горо­да привезти, а мы с Галкой:

— Кедровых орешков!

Нас бельчата уже почти не боялись, близко подпускали к себе, а один даже брал у меня орехи с ладони. Вежливо так, осторожно, совсем как его мама Соня.