Прочитайте онлайн У нас с Галкой каникулы | ОПЕРАЦИЯ

Читать книгу У нас с Галкой каникулы
3116+858
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ОПЕРАЦИЯ

На следующий день рано-рано утром прибежал к нам Федя, был он красный, дышал часто, с каким-то свистом, до того запыхался. Он даже забыл поздороваться, он сразу выпалил:

— Мамка велела передать, что наша бабушка завтра к вечеру сюда приедет, приходите, Наталья Алексеевна, по­глядеть на нее, в больницу-то нашу бабку на аркане не за­тащишь. Мы ей не говорим, что к ней доктор придет, а то она и сюда не поедет.

Федя вынул из кармана какую-то бумажку, быстро про­читал, что на ней написано, и сказал:

— Это мне мамка тут написала, чтоб я вдруг чего не забыл. Ничего я не забыл, все передал, теперь обратно побегу, футбол у нас нынче, наш совхоз тут с одной командой играть будет.

Утром Федя опять пришел к нам. На нем была голубая тенниска, длинные новые штаны, а волосы он, наверно, как наша Галка, сначала намочил, потом зачесал, и они у него лежали, как приклеенные.

Галка засмеялась и спросила его:

— Чего это ты сегодня расфуфырился?

Но он на Галку даже не глянул, он сказал бабе Нате, что бабушка Анисья уже здесь, в зареченском своем доме, и можно к ней прийти. Потом про футбол: что их совхоз вчера победил с разгромным счетом. Баба Ната за футбол не болела, она у нас болела за шахматы, хотя сама в шахматы не играла. Но она все-таки сказала Федьке, что поздравляет его с победой, потому что уж он-то, конечно, болел за свою совхозную команду.

Федя ушел. Баба Ната сняла с полки маленький чемо­данчик, она всегда брала его с собой в Москву, и сказала нам:

— Ведите меня к вашей бабушке, посмотрим, что за бе­да у нее случилась.

На лугу уже было много ребят. Зойка увидела нас и подняла крик:

— Харьковские к бабке Анисье докторшу ведут!

Бабушка Анисья сидела у окошка и что-то вязала. Вязала, наверно, тоже наизусть, но быстро. Баба Ната села напротив нее, наклонилась к ней близко, взяла за ру­ку и сказала веселым голосом:

— Сейчас мы с вами немножко посекретничаем, потом я вас посмотрю, настольная лампа, я вижу, у вас есть, а все остальное я прихватила с собой.

Если бы меня сейчас спросили, чего мне больше всего хочется, я бы ответила: чтобы баба Ната нас не прогоняла, ведь я никогда не видела, как она осматривает своих боль­ных. А больше всего-всего я, конечно, хотела, чтоб она вы­лечила бабушку Анисью. Первое мое желание исполнилось: баба Ната нас не прогнала. Мы сидели тихонько, мы даже моргнуть боялись. И все ребята, которые уселись прямо на траву возле дома, молчали, даже горластую Зойку не было слышно.

А вот бабушка Анисья все говорила и говорила. О том, что у нее только один глаз вовсе от рук отбился, а другой хоть маленько, но еще видит. Потом о зяте, о дочери, о Колятке, которые уж очень о ней заботятся.

— Вот и все,— сказала, наконец, баба Ната.— Ну так как, Анисья Ермолаевна, согласны вы у нас в больнице по­лечиться?

— Это в твоей, что ли? — спросила бабушка Анисья.— Где, стало быть, ты служишь?

Баба Ната весело рассмеялась и ответила:

— В моей, голубушка, где я служу.

— Ежели в твоей, то я согласна,— громко сказала ба­бушка Анисья и шлепнула ладонью по столу:—Уж куда ни шло, как говорится, попыток не убыток. Только ты ме­ня вот что, зря-то не обнадеживай, я ведь уже всякому горю в глаза глядела, ты мне давай безо всякой хитрости говори: надеешься меня из беды-то вызволить, всей моей семье облегченье сделать?

— Надеюсь! — тоже громко ответила баба Ната и тоже ударила ладонью по столу...

— Я ведь не о себе тужу,— сказала опять бабушка Анисья,— за дочку мою, за зятя, за внуков душа у меня болит, уж больно много им со мной хлопот.

В больницу бабушку Анисью отвез директор совхоза на машине. С ними ездила и тетя Стеша и Колятка с Федей. А через три дня баба Ната сказала нам:

— Ну, вот, сделала я нашей бабушке Анисье опера­цию.

Тут мы стали спрашивать, очень ли ей было больно да как она себя чувствует. Баба Ната ответила, что больно ей не было и чувствует она себя сносно. Но все-таки придется с ней понянчиться.

Как баба Ната гладит своих больных, мама нам с Гал­кой уже объясняла. Баба Ната подходит к ним, спрашива­ет, как они себя чувствуют, просит их не волноваться. Но когда она сказала нам, что с бабушкой Анисьей придется понянчиться, мы подумали, что она шутит. Но, оказывает­ся, баба Ната не шутила. Она у нас молодец, она никогда не говорит, как часто говорят детям взрослые: «Много бу­дете знать — скоро состаритесь». Она никогда не говорит, что мы чего-то не поймем, она нам объясняет. И тут объ­яснила:

— Понимаете, девочки, даже когда операция проходит отлично, очень важно еще вынянчить больного после опе­рации. А бабушка Анисья хуже малого ребенка. Ей велят лежать спокойно на спине и выздоравливать. А она гово­рит, что сроду спала на боку и никакого вреда ее здоровью от этого не было. И все норовит повернуться на бок, а этого, ну, ни в коем случае нельзя делать.

— Но есть же сестры,— сказала мама.— Неужели они не могут за ней последить. У тебя у самой вон какие уста­лые глаза.

— Ничего, это пройдет, усталость не болезнь,— ответила баба Ната.— Уж ночи две мне придется побыть в городе. Потом снимем бабушке Анисье повязку да посмотрим, чем она нас порадует.

— Потом приедет Светлана Николаевна с Катюшей,— сказала мама,— и опять ты будешь без отдыха.

— Да вот не едут они что-то,— ответила баба Ната.— Просто не пойму, в чем дело.