Прочитайте онлайн У нас с Галкой каникулы | МЫ ХОЗЯЙНИЧАЕМ

Читать книгу У нас с Галкой каникулы
3116+718
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

МЫ ХОЗЯЙНИЧАЕМ

На следующее утро мы встали с Галкой еще раньше деда Володи. Спускается он вниз, смотрит, а мы уже мар­шируем по его любимой дорожке. Я хорошо сажусь на шпагат, перегибаюсь как угодно, будто резиновая. Баба Ната не может этого видеть. Она кричит: «Уберите этот ужас!» А марширую я плохо, все сутулюсь и не знаю куда девать руки. Галка перегибаться не умеет, зато марширует она замечательно, шагает широко, руками размахивает сво­бодно. Прямо как суворовцы на параде.

Дед тоже пошагал за нами. Шагал он и пел негромко, чтоб не разбудить маму с бабой Натой:

Красный барабанщик, Красный барабанщик...

Они с бабой Натой были и пионерами, и комсомольца­ми. Теперь-то они уже давно коммунисты, но очень любят петь старые пионерские и комсомольские песни. И нас научили петь эти песни. Мы стали деду Володе подпевать:

Красный барабанщик, Красный барабанщик...

— Эй, вы, красные барабанщики,— крикнула нам сверху мама.— Чего это вы поднялись в этакую рань?

Мы переглянулись с Галкой и вместе закричали:

— Мы хотим тебя отпустить в Москву!

Мама быстро спустилась вниз.

— Что это вам вздумалось? — спросила она.

— Ты же еще не все книги купила для своих студен­тов,— напомнила я ей.

— И папе давно не звонила,— сказала Галка.— Он, на­верно, думает, уж не случилось ли тут с нами чего-нибудь плохого.

— Все это верно,— согласилась мама.— И книги мне на­до поискать, и отцу вашему позвонить. Только ведь баба Ната сегодня в город едет, как же я вас одних оставлю?

— Так в Харькове же ты нас оставляешь одних,— зата­рахтела Галка.— И здесь, как поедешь в Жуковский за продуктами, так и застрянешь почти что до вечера.

Тут все рассмеялись, потому что мама и в самом деле если уж вырывалась из дома, то надолго.

— Алеша остается один с больным человеком и с Данилкой,— сказала я,— а он меня всего на два года старше. И потом у нас же здесь кругом люди живут.

— Рискни! — сказал дед Володя маме.

Мама повеселела. Она оставила нам деньги на молоко, перечислила, что мы должны за день съесть. Потом она на­дела свое любимое рябенькое платье, чмокнула нас и вме­сте со своими родителями пошла на станцию. Я посчитала, получилось, что вернутся они не раньше, чем через десять часов.

— Ого! — сказала Галка.— За десять часов до Москвы можно пешком дойти.

— Больно ты скорая, до Москвы от нас тридцать девять километров.

— Ну и что! Когда мы с дедом гуляем, мы идем три километра час, а идем мы не очень быстро.

— Тебя не переспоришь,— сказала я.— Давай-ка лучше завтракать. Вообще я сегодня в доме старшая, ты должна меня слушаться. 

— Хорошо,— сразу со­гласилась Галка,— давай сегодня весь день играть в дочки-матери, ты будешь мама, а я дочка.

Мы позавтракали, вы­мыли посуду, подмели пол, даже подмели большой метлой из прутьев главную дорожку, которая бежала от наших дверей до самой калитки. Оставалось толь­ко сходить за молоком. Но тут Галка пропищала:

— Мама, заплети мне косички.— Она все время помнила, что мы играем в дочки-матери.

Я уже немножко умею штопать колготки, умею зашивать не очень большие дырки на платье, да­же вышила маме к жен­скому дню длинный кармашек для расчески. А косы заплетать я еще не научи­лась, это очень трудно. Па­па тоже не умеет запле­тать кос. Зимой мама уеха­ла в командировку прини­мать экзамены у студен­тов-заочников. И тут ока­залось, что наш папа мо­жет сам и котлеты делать, и картошку жарить, а борщ у него даже получается вкуснее маминого. Но надо было еще каждое утро заплетать Галке косы...

В первый день папа долго мучил ее и в конце концов так причесал, что Галка вернулась из школы злая, запла­канная и сказала, что мальчишки ее дразнят Степкой-рас­трепкой. И папа вот что придумал. Он разлохматил тол­стую веревку, немножко расчесал ее и весь вечер учился на этой веревке заплетать косы. Но когда утром запле­тал косы Галке, она все равно визжала на весь дом. И когда мама ее причесывает, Галка тоже все ойкает да пищит.

— Знаешь что, дочка,— сказала я Галке,— давай-ка я тебя подстригу.

— Понарошку? — спросила Галка, потому что мы же с ней играли в дочки-матери.

— Нет, по правде,— ответила я.— Ведь маме по пять раз в день приходится заплетать тебе косы, ну что ей, де­лать, что ли, больше нечего!

— Все равно нам от нее нагорит,— захныкала Галка.

— Да она даже рада будет, посмотришь. Я вот стриже­ная, так мама говорит, что она с моими волосами горя не знает. Неужели тебе не надоело ходить Степкой-растреп­кой.

— Ладно, стриги,— согласилась Галка,— только, чтоб не больно.

Онлайн библиотека litra.info

Я хотела срезать косы пониже, чтоб потом быстрее их снова отрастить, если мама нас начнет ругать. Но одна коса срезалась выше, пришлось еще подрезать и другую, и опять получилось неровно, и опять я подравняла.

Галка побежала наверх посмотреть на себя в зеркало. Вернулась такая веселая и сказала, что ей очень нравится быть стриженой.

Мы второй раз поели, потом сбегали за молоком, потом к маленькой Оле поглядеть на ежиху с ежатами, и все равно до приезда наших оставался почти целый день. Было жарко, хорошо было бы побарахтаться в Безымянке, но мама не велела уходить далеко от дома. Галка сказала:

— Алеша обед сам готовит.

— Обед у нас есть, мама вчера большую кастрюлю щей наварила. Знаешь, как эти щи называются? Ленивые.

— Ле-ни-вые! —удивленно протянула Галка.

— Ну да. Понимаешь, каждый день лень варить щи, поэтому их варят сразу на два, даже на три дня. И назы­ваются они ленивыми.

—Тогда и котлеты и голубцы тоже бывают ленивые, мама их тоже на два дня делает. Она говорит, что голубцы на другой день даже вкуснее бывают...

Галка еще чего-то лопотала, но я ее почти не слушала. Я думала о том, чем бы нам еще заняться. Когда баба Ната с дедом Володей уезжают на два или три дня в город, мама делает большую уборку, стирает. И еще обязательно приго­товит им какой-нибудь сюрприз. То сошьет бабе Нате фар­тук, то сама починит деду Володе его очень старые, но са­мые удобные домашние туфли, она их все время чинит, а они все время худятся. Однажды мама даже выстирала его соломенную шляпу, и она стала как авоська — длинная и с дырками.

Думала я, думала и вдруг вспомнила, что у деда Володи жесткие подушки. Сам-то он на них не жаловался, но мама уже сколько раз говорила, что в этих подушках свалялся пух и надо бы его простирнуть. Но у нее, говорила мама, до этих подушек никак не доходят руки.

— Давай постираем деду Володе подушки,— предложи­ла я Галке,— и дед Володя будет доволен, и мама будет довольна.

— Давай! — закричала Галка.— Только, чур, я тоже бу­ду выпускать пух. И стирать. Все будем делать поровну.

Мы нагрели воды, прямо на лужайку поставили два корыта. Потом расстелили клеенку и чистую простыню, чтоб просушить на них пух.

Стирать пух было не очень интересно, потому что он никак не белел, даже наоборот. Зато когда он начал подсыхать на солнце, я поняла, что придумала очень хорошее, очень нужное дело.

— Как интересно!—радовалась Галка.— Как хорошо! Только давай никому ничего не говорить, просто положим чистые подушки на место — и все. Ляжет дед Володя спать и удивится: «Что такое, наверно, мне не мои подушки по­ложили!»

— Очень пышные получатся подушки,— сказала я.— Даже не знаю, как мы засунем столько пуха в наволочки. Ты только посмотри, его все больше и больше становится. Целая гора! Хорошо, что ветра нет, а то пух может разле­теться, он же легкий.

— Немножко есть ветер, видишь, как листья трепыха­ются.— И Галка показала на маленькое деревцо, которое росло между высоких сосен.

— Так это же осина, на ней всегда листья шевелятся,— объяснила я Галке.— Потому и говорится: «Дрожит как осиновый лист».

Чтобы пух скорее сох, мы его осторожно переворачива­ли. Я все смотрела на небо. Уж сколько раз было так: на небе сплошные тучи, но дождя нет и нет. А иногда такое чистое небо, такое солнце, что даже не верится, что быва­ют на свете хмурые дождливые дни, и вдруг откуда ни возьмись — одно облако, другое. Сначала белое, совсем не опасное облако, потом потемнее, еще потемнее, да как польет дождь.

Я смотрела то на небо, то на пух и твердила про себя: «Хоть бы не было ветра, хоть бы не было ветра...» А Галка все время ворошила пух и что-то напевала. Я никак не могла привыкнуть к ней, стриженой.

— А знаешь,— сказала я ей,— по-моему, ты теперь ка­жешься выше.

— А я вообще расту,— сказала Галка.— Когда растут, во сне дергаются, я уж два раза дергалась.

— Не дергаются, а вздрагивают,— поправила я ее.— Я тоже иногда уже начну засыпать и вдруг как вздрогну. 

— Все равно,— заспорила Галка,— ведь когда люди вздрагивают, они же немножко дергаются. Колятка, навер­но, каждую ночь дергается, он вон какой длинный. Теперь много длинных детей, я по радио слышала, что это по­тому, что мы хорошо питаемся.

Я сунула руку в пух. В самом низу он еще был немнож­ко сырой, но на небе уже показались облака, еще тонкие, совсем не страшные, но теперь зашевелились и широкие листья маленьких кленов. Я сказала Галке, что пух досох­нет и в подушках, положим их на солнце, и пусть себе лежат хоть до самого вечера.

— Ни в коем случае! — маминым окончательным голо­сом сказала Галка.— Ты что хочешь, чтобы дед Володя на мокрых подушках спал, для этого мы, что ли, столько тру­дились!

— Но ведь уже ветер подул.

— Это у тебя в голове ветер дует,— грубо ответила мне Галка,— раз ты хочешь, чтобы дед Володя простудился из-за мокрых подушек.

Я, конечно, назвала ее дурой, но доссориться мы не ус­пели, потому что подул самый настоящий ветер.

Сначала Галка засовывала пух в одну наволочку, а я в другую, но было трудно и держать наволочку и набивать ее пухом. Стали мы набивать обе одну. Мы мешали друг другу. Галка кричала мне: «Убери свои грабли!» — мне же казалось, что она слишком помалу берет пуха в руку. А ве­тер дул все сильнее, легкий и белый, как снежные хлопья, пух уже кружился в воздухе, садился на деревья, кусты, лез нам в глаза, в рот. Мы подгоняли друг друга, Галка уже всхлипывала, у меня тоже щекотало в носу, и я думала, как бы все было хорошо, если бы мне не пришло в голову сти­рать подушки.

На одну подушку мы все же пуха набрали, правда, она была совсем легкая, но это, наверно, оттого, что пух после стирки стал легче. А он все кружился и кружился, прися­дет на минутку куда-нибудь и опять поднимется. Сначала мы ловили его руками, потом взяли сачки, которыми ло­вили бабочек. Но все равно пуха, который мы еще собра­ли, наверно, еле-еле хватило бы на подушку для куклы.

Онлайн библиотека litra.info

Мы уж и про обед забыли, мы так устали, что я еле-еле зашила наволочку. Мы сидели на лавочке у дверей дома и нисколько не радовались, что скоро приедут наши.

— Нагорит нам от мамы,— сказала я.

— Конечно, нагорит,— скучно согласилась Галка. Глаза у нее были большие и печальные, какие она делала на­рочно, когда подлизывалась.

— Целую подушку пораскидали,— сказала я,— а у нас их и так мало.

— Но мы же не нарочно. Баба Ната сколько раз говорила, что, когда разобьешь тарелку, или чашку, или чего-нибудь порвешь, за это нельзя ругать, пбтому что чело­век это сделал не нарочно.

— А по-твоему, подушки мы нечаянно, что ли, высти­рали? — спросила я.

— Ну и подумаешь, ну и пусть нагорит,— сказала Гал­ка.— Зато теперь маме не надо мне косы заплетать. Хоро­шо быть стриженой, легко так!

А я подумала, что и за Галкины косы нам тоже может здорово нагореть.

Сначала мы увидели деда Володю, лицо у него было ве­селое, на щеках ямочки. В руке он держал свой большой, как чемодан, щекастый портфель, и мы подумали, что он привез нам что-нибудь интересное, потому и веселый та­кой, может быть, новые книги, дед Володя всегда покупал нам интересные книги. Он, наверно, удивился, почему мы с писком да с визгом не бежим им навстречу — ведь за дедом еще шли и мама с бабой Натой.

— Которые тут мои внучки? — крикнул нам дед. Он часто нас так спрашивает, а мы ему отвечаем:

— Вот они — твои внучки,— и бежим к нему напере­гонки. А сейчас мы сидели, как приклеенные, и молчали.

— Да что у вас тут стряслось? — спросил дед Володя.— Может, вам даже не хочется знать, что в моем портфеле?

Как бы не так, нам очень хотелось знать, что у него в портфеле, но мы все равно сидели на месте и молчали.

— Подожди! — крикнула мама.— Не показывай без нас.

Дед подождал их, потом открыл свой большой порт­фель и начал медленно считать:

— Ра-аз, два-а, три!

И мы увидели... черепаху. Не какую-нибудь, а нашу Путьку. Мы бы узнали ее из тысячи черепах, даже если бы у нее на спине не было чернильного пятнышка.

— Получайте вашего крокодила,— сказал дед Володя. Мы вскочили, начали с Галкой вырывать Путьку друг у друга и совсем забыли про подушки. Дед сказал, что на­шел ее прямо на тропинке, наверно, вылезла на солнышке погреться, что вот пообедаем мы, да и устроим ей баню, а то уж больно она пыльная, небось где только не ползала шлялочка-гулялочка.

Дед говорил, а мама с бабой Натой ничего не говорили, они только во все глаза смотрели на Галку. Галка поняла, почему они на нее так смотрят, и вдруг выпрямилась, от­кинула голову назад и сказала:

— Вот взяла и остриглась!

— Это... я ее... — сказала я.

— Вижу, что не парикмахер. Принеси-ка сверху боль­шие ножницы, просто сил нет смотреть на это уродство.

Мама старалась говорить строгим голосом, но в глазах у нее не было ничего сердитого, ничего строгого, а когда она смотрела на бабу Нату или на деда Володю, то даже улыбалась. Все-таки очень трудно понять этих взрослых. Иногда за какую-то ерунду от них влетает, а косы мама растила Галке целых три года, смазывала, мыла чем-то полезным. Я через две ступеньки сбегала наверх за ножни­цами. Мама усадила Галку на лавочку, накрыла ее полотен­цем, все, как в настоящей парикмахерской.

— Хочу, чтоб перед зеркалом,— сказала Галка.

— Сиди! — прикрикнула на нее мама. Меня она тоже иногда сама подстригает, только меня трудно стричь, по­тому что я немного кудрявая, а у Галки челка сразу полу­чилась ровненькая.

Мама оглядела ее со всех сторон и сказала, тоже как говорят в парикмахерских:

— Кто следующий?

Видно, уж очень ей надоело возиться с Галкиными ко­сами, раз нам от нее не нагорело и она еще даже шутила.

Про подушки рассказала Галка.

Дед очень смеялся, он прямо гнулся от смеха. И все приговаривал: «Ой, не могу... ой, уморили! Значит, сачками ловили мою подушку?» Баба Ната тоже смеялась до слез. И тут уж наша мама рассердилась.

— Смейтесь, смейтесь,— сказала она своим родителям,— потом ваши милые внучки еще не такое выкинут. Ведь это надо, целую подушку пустить на ветер! Ну, погодите у ме­ня, уедут завтра ваши заступники — я с вами поговорю. Вот посмотрите!

Мама очень расстроилась, она даже побледнела, и гу­бы у нее дрожали. Баба Ната усадила ее на скамейку ря­дом с собой, стала ее тихонько уговаривать:

— Да не огорчайся ты так, пожалуйста, на свете столь­ко настоящего горя, в одной нашей больнице я его вдо­сталь нагляделась. Ну, худо поступили девочки, посвое-вольничали, так ведь я по их красным носам вижу, что они это уже отлично поняли.

А дед Володя сказал нам, что подушка подушкой, а Путька Путькой. Надо скорее пообедать да выкупать ее. Да и поездов мы что-то давненько не встречали.

Мы еще ни разу не купали нашу черепашку, мама толь­ко обтирала ее сырой тряпицей. Мы боялись ее купать, по­тому что она даже пить не любила. Уж мы, как котенка, тыкали-тыкали ее в блюдце с водой, с молоком, а она хоть бы язык высунула. Но не может же живое существо ничего не пить. Мы обмакивали в воду листья и давали ей. И она ела, даже жмурилась от удовольствия.

Купать мы ее придумали в детской ванне, в которой гре­ли на солнце воду, потому что розы любят, чтобы их по­ливали теплой водой. Встали мы вокруг ванны, мама взяла нашу шлялочку-гулялочку и опустила в ванну. Сначала Путька лежала на воде будто игрушечная, даже не морг­нула ни разу. Наверно, раздумывала, куда это она попала, И вдруг как начала грести сразу всеми лапками, доплывет до стенки ванной — дед скомандует: «Кру-у-гом марш!» — повернет ее, и она опять лапками — черёп-черёп.

Потом мы с дедом пошли встречать поезда. Он нам рассказал, что не клеится у него одно важное дело. Здание их института хоть и немалое — шесть этажей, но студен­тов-то становится все больше да больше. Словом, объяснил нам дед, вырос их институт из этого здания, как мы с Гал­кой выросли из своих старых платьев. Теперь он хлопочет, чтоб разрешили им построить для института еще один дом. А ему говорят, что очень это нелегкое дело. Да он и сам знает, что нелегкое, институтов, школ в Москве видимо-невидимо, им тоже хочется жить пошире, посвободнее. Они тоже хлопочут о новых домах. Вот о чем рассказал нам дед.

У нас с Галкой тоже была одна забота. Мы переживали из-за Алеши. Очень нам хотелось ему помочь, но он, на­верно, сердится на нас... И мы обо всем, обо всем расска­зали деду. Ничего от него не утаили.

— Что же нам теперь делать? — спросила я.— Стесняем­ся мы туда идти.

— Так... Значит, клетчатыми штанами вы его попрекать не стеснялись, Кабанчиком дразнить не стеснялись...

— Еще я его один раз бегемотом назвала,— подсказала деду Галка. Она у нас хорошо умеет сознаваться.

— Бегемотом называть не стеснялись. На это у вас сме­лости хватало, а помочь парнишке, за молоком вместо него сходить, Данилкины штаны прополоскать — тут и смелости-то никакой не надо.— Дед взял нас за руки, и мы не­много шли просто так, без разговоров. А потом он еще сказал: — Да вы все равно бы пошли к этому Алеше, и без моего совета, разве ж я своих внучек не знаю...