Прочитайте онлайн ТТ, или Трудный труп [Покойник в прямом эфире] | Часть 24

Читать книгу ТТ, или Трудный труп [Покойник в прямом эфире]
4116+994
  • Автор:
  • Перевёл: Вера Селиванова
  • Язык: ru
Поделиться

24

Моя нога пришла в норму, как и предполагалось, через три дня. Побаливала, правда, но терпимо. По опыту зная, что ещё недели две понадобится для полного выздоровления, я старалась поменьше ходить и втайне от Марты целиком переделала три серии сценария, превратив цокольные помещения телецентра на Воронича в прелестные средневековые подземелья-казематы. Происходящие там события как-то сразу приобрели нужную тональность, пропитались зловещей атмосферой, которую непременно ощутит и зритель. Марте я не стала говорить о моих нововведениях, незачем ей знать о том, что я нарушила свою клятву и работаю за спасибо.

Общались мы с Мартой по телефону, она изредка звонила, да и то лишь затем, чтобы информировать, как идут переговоры с начальством по поводу подписания договора, а поскольку они буксовали на месте, то и информировать не о чем было. Никто не понимал причины, а если и понимал, то молчал в тряпочку или притворялся идиотом. Марта жила в обстановке нескончаемого нервного стресса, все своё время разделяя между казино и Бартеком, причём львиная доля доставалась казино, поскольку Бартек вынужден был по большей части находиться в Кракове, срочно заканчивая оформлять какую-то постановку.

На тринадцатый день моего вынужденного сидения дома Марта позвонила мне из «Мариотта» довольно рано, вечер только начинался.

— Хорошо, что я не люблю сладостей, — произнесла она в трубку, как-то таинственно понизив голос. — Я тут забилась в уголок за буфетом, чтобы из зала меня не было видно, а в буфете такие вкусности — с ума сойти. Видела бы ты все эти торты, пирожные, желе, засахаренные фрукты и бог знает что ещё! Фантастика!

— Надеюсь, ты мне звонишь не для того, чтобы описывать вредные для здоровья лакомства? И без тебя знаю — выглядят они завлекательно, но я, слава богу, давно от них отвыкла. И вообще, сколько раз напоминать — худею! Так что кончай трепаться, брошу трубку.

— Нет-нет, не бросай! Ты ещё не забыла нашего Чарека? Помнишь, как Чарек Прекрасный расспрашивал меня об одном из игроков, который внезапно сорвался с места и вылетел из зала, оставив весь свой выигрыш на кредите? Помнишь?

Конечно же, я прекрасно помнила не только этот эпизод, но и то, что Марта мало чего полезного могла сообщить следователю. Как же, «следователю»! Ну да тогда мы обе ещё считали Цезаря Блонского сотрудником полиции. И тогда же я почему-то решила для себя, что неизвестный игрок, о котором Марта ничего путного так и не рассказала, является одним из двух громил, которые выволакивали из гостиничного номера труп Красавчика Коти, чтобы спустить его в подземный гараж отеля. Так, во всяком случае, мне показалось. Вызвали его срочно по сотовому (Марта ведь упоминала о его кратком разговоре по телефону), он все бросил и сломя голову помчался на задание. По времени вроде бы совпадало.

— Помню. И что?

— А он опять сидит рядом со мной. Тогда, рассказывая Чарусю об этом игроке, я думала, что даже если увижу, то не узнаю, а вот же узнала. Очень уж его много.

— Не поняла.

— Ну, очень уж он какой-то крупный, такое ощущение, знаешь, громоздкости. Это он, точно! И тогда у меня сложилось такое же впечатление.

— Так чего ты хочешь от меня? — все ещё не могла понять я.

— Сама толком не знаю. Думала, ты сразу решишь, что надо делать, ведь это по твоей части. Может, об этом типе следует знать твоим ментам, может, они им заинтересуются? А вдруг он опять сидит здесь и ждёт, когда позовут очередной труп выносить? Коротая время за игрой, так сказать сочетая приятное с полезным.

Надо же! Значит, не у одной меня возникают подобные ассоциации. Я уже не раз замечала, как совпадают наши с Мартой мысли. Однако съехидничала:

— Ты, наверное, полагаешь, что фешенебельный «Мариотт» — настоящий бандитский притон. Так у тебя получается.

— Ну почему же именно «Мариотт»? — возразила Марта. — Труп можно выносить и из Дворца культуры, очень даже подходящее место, скажешь, нет? Иоанна, ну что ты такая вялая? Шевелись же!

Я пожала плечами, хотя Марта и не могла меня видеть.

— А зачем мне опять выручать полицию? Сама же знаешь, помогли им, про Красавчика Котю все как на духу выложили, а они человеку ни словечка из своих профессиональных тайн не соизволили пикнуть. Ну так пусть и сидят, не стану навязываться. Тем более что о твоём громоздком типе ничего не знаю, так чего я буду лезть…

— Ну, Иоанна, не будь такой занудой. Это потому, что договор не подписывают? Подпишут, куда они денутся. А для сценария может пригодиться. Что стоит тебе позвонить этому твоему… как его… Купштыку? Посмотрим, что они сделают.

Мне вдруг тоже захотелось узнать, что в данном случае сделает полиция.

— Ладно, отключись. Позвоню!

Младшего инспектора Крупитчака я на работе не застала, но поднявший трубку полицейский был в курсе. Очень вежливо поблагодарил за информацию и заверил, что они непременно ею воспользуются. Меня не устроило такое расплывчатое обещание, и я потребовала уточнить: как именно они собираются ею воспользоваться. Полицейский в трубке похмыкал, погмыкал, наконец выдавил из себя, что, возможно, кто-нибудь из них приедет сейчас в отель, а там они уже будут решать. Я не отступала и поинтересовалась, а каким образом они собираются его опознать, вот, скажем, он лично знает Марту? Бедный полицейский явно смешался, из чего я заключила: Марту он лично не знает и подозрительного субъекта им ни в жизнь не вычислить. И ещё ясно чувствовала — больше всего полицейскому хотелось, чтобы я наконец от него отвязалась, хотя он и продолжал соблюдать безукоризненную вежливость. Ах, так? Так вот же, из вредности не отстану! Вспомнила я свою молодость и ехидно предложила лично приехать в отель «Мариотт», чтобы помочь в опознании подозрительного субъекта.

К моему величайшему удивлению, полицейский безумно обрадовался. Значит, не мечтал отделаться от настырной бабы, просто не решался просить о такой услуге, но раз уж пани столь любезна, они будут весьма признательны.

И в результате, наплевав на все свои первоначальные планы спокойно поработать вечерок дома, я уже через десять минут оказалась в «Мариотте». По дороге, как назло, не встретилось ни одной пробки, светофор прокладывал мне зеленую улицу до самого отеля, так что у меня даже не было времени подкрутить минутную стрелку на часах в машине, убежавших вперёд на четыре минуты. Доехала, можно сказать, на одном дыхании.

Мартусю за автоматом я сразу заметила. Рядом с ней сидел и нажимал на кнопки какой-то молодой амбал, и в самом деле очень крупный, но больше ничем не примечательный. По другую сторону сидел японец, так что ошибиться я не могла.

Подойдя к Марте, я остановилась у неё за спиной и шепнула в ухо:

— Продолжай спокойно играть, не обращай на меня внимания.

Вздрогнув, Марта нажала не ту клавишу и прошипела:

— Холера, разве можно так подкрадываться! Из-за тебя продублировала ставку, хотя совершенно не собиралась!

Я сконфуженно извинилась, заверив девушку, что вовсе не смотрела на её автомат. И это была чистая правда, я разглядывала публику. Особенно интересовали меня люди у входа, ведь именно там, по логике вещей, должен находиться сотрудник следственной группы, посланный проследить за мной, чтобы вычислить подозреваемого. Вроде бы я сделала все как положено. Показала Марту, теперь они знают, на кого ориентироваться.

У входа ничего интересного я не заметила. А Марта продолжала злиться на меня за то, что разрушила её стратегические планы. Однако удвоения ставки отменить уже было нельзя, так что пришлось ей стукнуть по первой попавшейся клавише.

— Вышло! — радостно вскричала она. — Знаешь, ты и впредь подкрадывайся, гляди, как действует.

Получив разрешение, я глянула на карты в Мартином автомате, и у меня аж дыхание перехватило: вначале автомат выдал ей даму, а вслед за ней — и короля. Грохот посыпавшихся жетонов убедил нас в реальности происходящего.

Теперь можно было и передохнуть. Марта повернулась на вертящемся табурете ко мне и закурила. Мы обе, не сговариваясь, одновременно покосились на её громоздкого соседа. Тот продолжал играть, не обращая на нас ни малейшего внимания. Вокруг стоял такой шум, что говорить приходилось громко, шёпота не расслышать.

— Ну и как? — нетерпеливо поинтересовалась Марта.

— Понятия не имею, — ответила я. — Может, кто-то и пришёл, сейчас разглядывает нас с тобой.

— А меня зачем?

— Я сказала — он сидит рядом с тобой, за соседним автоматом.

— Тогда уже должны бы понять. Почему же ничего не предпринимают?

— Откуда мне знать?

— А что, по-твоему, они сделают?

— Тоже не знаю. В любом случае наручников прямо здесь на него не наденут. Ты ещё поиграй, а я пока осмотрюсь.

Тут Мартин сосед вдруг глянул на часы, нажал «аут», из автомата посыпался его выигрыш, увеличивая и без того немалый шум в зале. Мне это показалось подозрительным, и я поспешила к выходу. Надо же убедиться, что этот подозреваемый так просто не смоется, хотелось собственными глазами полюбоваться, как за ним увяжется «хвост».

Кивнув, Марта развернулась к своему автомату, а я на ходу принялась доставать из сумки сотовый, делая вид, будто выхожу поговорить по телефону. Похоже, я остановилась в том же месте, у буфета, откуда Марта звонила мне. В глаза бросились действительно чрезвычайно аппетитные на вид сладости. Отсюда хорошо просматривался зал с игровыми автоматами и распахнутый выход из него в верхний холл.

Изо всех сил изображая, что всецело поглощена разговором по телефону, я одновременно безучастно поглядывала по сторонам, надеюсь, с самым глупым видом. Вот я заметила, как сосед Марты направился в кассу поменять жетоны на деньги. В фойе тоже ничего особо интересного не происходило. Какой-то мужчина сидел за столиком у лифтов, тупо уставившись в пространство, но его физиономия мне была знакома, я много раз видела, как он играл в рулетку. Второй, похоже, проживающий в отеле, стоял у балюстрады ко мне спиной и, свесившись вниз, кому-то там внизу махал руками и что-то, смеясь, кричал. На боковой галерейке сидел на своём месте администратор пан Балтазар. А больше никого у входа не было, кроме стайки сотрудников в форме казино.

Продолжая что-то говорить в невключенный сотовый, я дождалась, пока подозрительный тип не отошёл от кассы. Он не торопясь сделал два-три шага и вдруг как полоумный с бешеной скоростью бросился вниз по лестнице.

В фойе ничего не изменилось. Игрок продолжал спокойно сидеть в своём кресле у лифтов, пан Балтазар безмятежно наблюдал за происходящим, человек у балюстрады по-прежнему что-то кричал вниз, размахивая руками. За подозрительным субъектом никто не пустился вдогонку.

Как же так? Полиция проигнорировала мой сигнал? Не успели приехать? Сочли данный объект не заслуживающим внимания? На кой черт тогда дежурный полицейский морочил мне голову? Сказал бы прямо, что нужен им этот тип как прошлогодний снег.

Тем временем тот мужчина, что разговаривал с кем-то невидимым внизу, похоже, растолковал собеседнику, что требуется, так как крикнул что-то напоследок, поднял в знак одобрения кверху большой палец и направился к лифтам. Подумав, я решила, что вот этот, у балюстрады, больше всего похож на тайного агента полиции. Именно так и следовало действовать: сообщить напарнику внизу сведения об интересующем объекте, а потом самому спокойно спуститься на лифте. К чему деконспирировать себя, погнавшись за объектом у всех на глазах? Логично-то оно логично, но уж очень трудно поверить, что на это пустяковое дело послали сразу несколько агентов. Не больно-то важной фигурой казался мне этот молодой громила, хотя, конечно, полиция могла быть другого мнения. Но как же они сумели за столь короткое время, прошедшее после моего звонка, выслать сюда столько людей и порасставлять их в нужных местах? Чтобы не мучиться понапрасну, я решила позвонить пану майору Крупитчаку и прямо его об этом расспросить. Не сейчас и не отсюда, разумеется, а уже из дому.

И я вернулась к Марте.

— Ну и как? — поинтересовалась та.

Присев на табурет, недавно покинутый нашим громилой, я честно ответила:

— Сама не поняла. Или провернули гениально спланированную акцию, или вообще ничего не сделали. Потом позвоню в полицию, спрошу. Я только сейчас сообразила, что стоило, наверное, попытаться поговорить тут с людьми, в конце концов, у меня здесь много знакомых, может, кто его и знает. Но теперь поздно. Одно дело — ткнуть пальцем в человека и спросить, кто такой, и совсем другое — словами его описывать. Ну да ладно, после драки кулаками не машут…

— И что ты намерена делать?

— Смотря по обстоятельствам, решу после разговора с майором Крупитчаком. Но если у них ничего не получилось или они ничего не предприняли…

— …а он нам здорово бы пригодился в сценарии, — продолжила мою мысль Марта.

— …тогда я просто его выдумаю, — закончила я фразу. И спохватилась:

— Ох, совсем забыла, без договора я больше не пишу!

— А думать можешь?

— Только о постороннем. Вот, кстати, раз уж я сюда явилась, подумаю, во что бы сыграть…