Прочитайте онлайн Тропою духов | Глава 4

Читать книгу Тропою духов
3418+7092
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава 4

С наступлением утра Черный Ястреб покинул вигвам матери и направился к излучине реки, чтобы вознести гимн Вэкэн Танка — песнь радости, что поднималась в небо, подобно целебному дыму от священного огня. В песне говорилось о земле и небе, о том, что Великий Дух — властелин всего, а человек — лишь песчинка.

— Хей-эй-хи-ии, — издал он крик, воздевая руки к небу, — помоги мне, Вэкэн Танка, направь мой путь!

Он опустил руки, вслушиваясь в рев водоворота у ног его, в трели птицы, порхающей с ветки на ветку, глядя на коня, пасущегося на лугу.

Обратив взор к небу и ощутив тепло первых солнечных лучей, он снова воздел руки.

— Услышь меня, Вэкэн Танка, — прошептал он, — даруй мне отвагу, дабы смог я совершить то, что повелевает мне долг, чего ждет от меня мое племя.

Он еще долго стоял так, сердцем и душою вознося молитвы Великому Духу, готовясь выполнить свою миссию.

В назначенное время он направился с Волчьим Сердцем и его племянником Черной Выдрой в Синткала Вакси — «вигвам для потения». Шаман вырыл небольшую яму в центре этого вигвама. Вокруг нее требовалось выложить священные камни, которые зовутся «ини-ан». Цепочки камней образовывали концентрические окружности, символизирующие жизнь, что возрождается вновь и вновь. Вход в вигвам был обращен к восходящему солнцу, а пол покрыт одеялом из кожи. Из вынутой земли возвели бугор в двух шагах от входа. Бугор назывался Хэнбилачча — «холм, где являются видения».

Между углублением и холмом грунт уложили в виде дорожки — она называлась «Гладкий Путь» и символизировала тропу, которой пойдет Черный Ястреб, чтобы узреть видение. Крошечные пучки ароматических трав прикрепили к полкам и поместили на западной стороне вещего холма. Священная трубка была тут же, обращенная чубуком на восток.

Черный Ястреб зашел в «вигвам для потения» обнаженным. Племянник Волчьего Сердца, Черная Выдра, остался снаружи, следя за огнем и передавая раскаленные камни в вигвам.

Черный Ястреб глубоко вздохнул, а Черная Выдра уже укладывал первые четыре камня, ворочая их рогатиной.

С величайшими предосторожностями Волчье Сердце взял трубку и прислонил ее чубуком к камням.

— Четвероногие создания, — прошептал шаман благоговейно. Ведь его сила шла от волка!

Он передал трубку Черному Ястребу, а тот выпустил дым четыре раза и вернул ее шаману. Ритуал повторяли четырежды, пока весь дым не вышел. Тогда Волчье Сердце осторожно положил трубку на холм Хэнбилачча. Трубка курилась — это делалось для того, чтобы избежать бурь, для ниспослания удачной охоты, чтобы воззвать к помощи богов, а, кроме того, в знак мира и дружбы. Шаманы священнодействовали, дым возносил молитвы людей к Вэкэн Танка.

— Все четвероногие создания, — со значением подчеркнул Волчье Сердце, брызнув холодной водой из ложки, сделанной из бизоньего клыка, на горячие камни.

Он проделал это четырежды, так как четыре было священным числом. Ведь были четыре стороны света и четыре божества над землею: небо, солнце, луна и звезды, а кроме того, четыре времени года и четыре вида зверей: летающие, когтистые, двуногие и четвероногие. Все растения на Земле состояли из четырех частей: корней, стеблей, листьев и плодов. И, наконец, жизнь человеческая проходила четыре стадии: младенчество, детство, отрочество и зрелость.

Огромное облако пара наполнило вигвам. Волчье Сердце затянул песнь, призывающую недобрых духов покинуть собравшихся здесь.

Черный Ястреб задыхался от пара. Холодная вода и горячие камни связывали его с Землей и Небом, Живой Водой и Священным Духом. Когда он вдыхал пар, то вливал в себя Живую Воду, молясь богам о ниспослании ему силы, отваги и мужества.

Вдруг Она опять явилась ему — Женщина его видений. Ее волнистые черные волосы окутывали плечи, подобно облаку. Ее губы были, словно спелые ягоды, глаза — голубые, как полевые цветы, покрывающие холмы летом. И эти глаза были наполнены слезами.

Она сидела на странном ящике с большими колесами. Черный Ястреб видел такие колеса у солдатских фургонов. За нею можно было различить силуэт высокого индейца верхом на скакуне и даже рассмотреть ожерелье из медвежьих когтей на его шее, конь был похож на Вохитика. Несмотря на духоту в вигваме, Черный Ястреб почувствовал, как его сковал внезапный холод.

— Видишь ли ты ее, старик? — прошептал он чуть слышно, едва осмеливаясь подать голос из страха спугнуть явление.

Волчье Сердце что-то тихо бормотал, пораженный отчетливостью видения, испугавшись власти Женщины-Призрака, того, что она сумела явить себя Черному Ястребу в священном круге вигвама. Больше всего старика смутило то, что она пришла не одна. Откуда такая громадная сила у этой бледнолицей женщины?

Волчье Сердце наклонился вперед, впившись взглядом в силуэт, маячивший за нею. Нет, невозможно, чтоб это был Черный Ястреб…

— Тебе надо выбросить ее из головы, — строго изрек он, — тебе надо думать только о Пещере и видении, что ждет тебя там.

Юноша утвердительно кивнул головой.

— Я понял тебя, танкасила, — прошептал он, И, как только он произнес эти слова, образ Женщины-Призрака начал таять и растворяться, пока не исчез вовсе. В памяти осталась лишь неизбывная грусть в ее глазах.