Прочитайте онлайн Трон Исиды | Часть 7

Читать книгу Трон Исиды
2218+3625
  • Автор:
  • Перевёл: Я. В. Никитин
  • Язык: ru

7

Если госпожа не первой молодости и не блистает красотой, она всегда предпочитает романтическое сияние одинокой луны. Клеопатра же, судя по всему, любила яркий свет, и не имело значения, что было его источником: солнце или множество свечей. Царица и богиня, вся в сиянии золота, величественно шествовала по залу в окружении придворных дам. Многие из них были выше ее и намного красивее, но взгляды присутствующих были прикованы только к Клеопатре.

Луций Севилий с самого начала пообещал себе не поддаваться ее чарам. Однако сейчас, несмотря на все ее великолепие, она была вполне земной — по крайней мере, он не почувствовал никакого дыхания магии. Но в ней ощущалась непоколебимая уверенность в том, что все вокруг существуют лишь для того, чтобы Служить ей, царице великого народа, рожденной чтобы править миром. Именно это и было написано на ее лице.

Антоний поднялся со своего ложа с несвойственной ему учтивостью. Вслед за ним встали все гости с Востока и низко склонились перед царицей. Римляне вытянулись, как солдаты в строю. Она поприветствовала всех сразу, никак не выделив Антония, хотя он занимал почетное место.

На ложе, стоявшее рядом с ложем триумвира, царица опустилась легко и грациозно — тяжелые и неудобные одежды, казалось, не стесняли ее движений. Свита ее разошлась по залу, и пиршество наконец началось.

Двенадцать столов выстроились друг за другом, то ли в честь двенадцати римских скрижалей, то ли в насмешку над ними. Луцию, случалось, приходилось заниматься подготовкой государственных приемов, но этот привел его в восхищение. Трудно поверить, что такой великолепный ужин с неисчислимым множеством разнообразных блюд устроила женщина, утомленная многодневным морским путешествием и имеющая лишь несколько часов, чтобы пополнить свои запасы на рынке Тарса. На столах — поистине царская роскошь: рыба, жаркое из ягненка, гуси, утки; еще что-то очень аппетитное, сочное, под соусом — слуга назвал это газель; финики из Персии и Иерихона, сушеные с медом, гвоздикой, корицей; яблоки из Дамаска, запеченные в формочках; изюм из царских виноградников; гранатовый сок из садов Клеопатры в Александрии.

Изобилию не было конца. Царица рассыпалась в извинениях.

— У себя дома, — повторяла она красивым низким голосом, — я бы подготовила настоящий ужин. К сожалению, здесь…

— Ваш прием бесподобен, — возразил Антоний. — Вряд ли я смог бы устроить лучший даже в моем римском доме.

— Но говорят, жена ваша из тех женщин, что могут все, — произнесла царица то ли колкость, то ли комплимент. — Она, вероятно, следит, чтобы ваш дом соответствовал вашему положению, не правда ли? А в Риме это означает меру и воздержанность.

— Но сейчас мы на Востоке, моя египетская госпожа!

Клеопатра неожиданно улыбнулась.

Диона с удовольствием отметила, что царица оставила свою нервозность где-то между комнатами и залом. Эффект от ее появления оказался даже большим, чем она сама ожидала. Все римляне так были поражены, что разом умолкли, даже молодой гаруспик, которого, судя по его отсутствующему виду, мало занимало происходящее.

Она краем глаза наблюдала за ним. Вообще-то, лица римлян напоминают обломки скал, а линии носа — нос корабля; весь их облик исполнен сознанием собственного достоинства. В Луции Севилии достоинства было более чем достаточно, но лицо казалось более открытым, чем у остальных, а нос — не так сильно изогнутым. Несомненно, он симпатичный, его даже можно назвать красивым, если бы не плотно сжатые губы — как будто он никогда не улыбается. Черные вьющиеся волосы, смуглая кожа, нежная, как у девушки, огромные карие глаза — он похож на мальчика. Но морщинки в уголках глаз и взгляд умудренного жизнью человека свидетельствовали о том, что он гораздо старше, чем поначалу кажется.

Луций Севилий понравился ей. Хотя он был несколько шокирован ее платьем, но не осмелился ничего сказать о том, в каком виде следует благородной госпоже появляться в обществе — а большинство римлян не преминули бы прочесть наставление. Кроме того, судя по его одежде, для него имело значение не количество, а качество золотых украшений. У него, несомненно, был вкус, что для римлянина — большая редкость.

Он ел молча, скорее всего, просто от застенчивости. Конечно, Дионе ничего не стоило растормошить его, но сейчас ее больше интересовало совсем другое — она внимательно наблюдала за теми двоими, что были главными на этом пиршестве.

Доспехи Антония сверкали в свете ламп. Блеск одежд Клеопатры слепил глаза. Обменявшись приветствиями, они говорили очень мало и только на отвлеченные темы. И все же между ними возникло что-то неуловимое.

Возможно, эта незримая ниточка связала их раньше, еще в Риме, когда был жив Цезарь. Для него слова были и броней, и оружием; с ним Клеопатра в полной мере проявила свой темперамент, а ее шутки становились необыкновенно утонченными. Антоний же, в отличие от своего друга, никогда не блистал остроумием.

С той странной ночи, когда умер Цезарь и Клеопатра, не найдя другого выхода, уехала в Египет, он очень изменился. Тогда Антоний помог ей и внешне был очень спокоен, как и она, но под спокойствием этим у обоих скрывалась ярость. Сейчас гнев его ушел в прошлое, и он чувствовал себя необыкновенно одиноким, как каждый человек, на плечах которого лежит груз власти.

Однако Клеопатра ничего не забыла, гнев ее был по-прежнему жив и то и дело прорывался наружу в насмешках над римлянами; но она все же пыталась сдерживаться, возможно, из осторожности. Ужин продолжался, и Диона неожиданно ощутила, что ярость Клеопатры перерастает в какое-то новое чувство — не умиротворение, нет, оно было чуждо царице. Но сейчас, здесь, владычица Египта обрела спокойствие.

Похоже, и Антоний понял это. Кубки наполнялись снова и снова, блики света, казалось, плавали в море вина, взгляды встречались все чаще.

— Афродита приехала к Дионису на радость всей Азии! — произнесла Диона. Голос, почти заглушивший шум в зале, не принадлежал ей. Так было всегда, когда говорила богиня. За первой фразой продолжения не последовало, хотя она и ждала этого.

Молодой гаруспик с ужасом смотрел на нее — должно быть, решил, что увидел богиню. Она улыбнулась ему.

— Не пугайся. Это всего лишь ее голос.

— Так ты действительно жрица? — медленно вымолвил он.

— А ты сомневался?

Его щеки зарделись, как у мальчишки.

— Ничего страшного… — Она пыталась хоть немного ободрить его. — Мне никто не верит, пока сам не убедится. Но я действительно голос богини в Двух Землях — и за их пределами.

— Но как же?.. Ведь для этого нужен особый порядок: ритуалы… жертвоприношения…

— Я сама и ритуал, и жертва. Больше ей ничего не нужно. Да и зачем? Богиня может делать все, что пожелает.

Бедный римлянин, он не мог этого понять. Все его боги связаны путами церемоний, жрецы обессилены давлением политиков, их могущество осталось лишь в воспоминаниях. Неудивительно, что Египет так напугал его. Египетские боги живые, они живут вместе со своим народом. Их имена знают все, и имена эти значат больше, чем названия храмов.

Если Луций Севилий, парусник, так и не смог постигнуть божественной сути Египта, то Марку Антонию, триумвиру, это было совершенно не нужно. В ту ночь он сам был божеством. Весь сверкающий золотом, разгоряченный и одурманенный вином, он наконец поднялся с ложа, споткнулся, однако удержался на ногах, засмеялся и подал ей руку. Царица улыбнулась в ответ и позволила ему помочь себе встать. Он ли снова качнулся, или она приблизилась к нему — всего мгновение, объятие, мимолетное прикосновение, но оно сказало больше, чем любые слова.

Диона никак не смогла бы помешать этому, у нее не было ни малейшей возможности предостеречь царицу. Впрочем, никто больше, казалось, не смотрел в их сторону. Все были пьяны и поглощены экзотическим танцем нубийцев, которых царица привезла с собой.

«Так скоро?» — внезапно вырвалось у нее. А может быть, и Клеопатра, и Антоний, знают, что делают?

Царица скользнула за занавески позади своего ложа. Антоний вышел из зала. Диона услышала, как он подзывал своего гребца.

Неожиданно она поняла, что смотрит на Луция Севилия. В первый раз гаруспик взглянул на нее прямо, не опуская глаз и не краснея, и улыбнулся.

— Не сегодня, — вымолвил он.

— Нет, не сегодня, — откликнулась Диона.