Прочитайте онлайн Трон Исиды | Часть 4

Читать книгу Трон Исиды
2218+3646
  • Автор:
  • Перевёл: Я. В. Никитин
  • Язык: ru

4

— Порядочная мать не оставляет своих детей одних. Порядочная мать не убегает к морю в компании повес и распутников. Она остается дома, в скромном уединении, и выполняет свои обязанности, возложенные на нее богами, уделяя особенное внимание… Да ты не слушаешь меня?

Диона вздохнула. Аполлоний упрям как осел, но, увы, не так глуп. — Я тебя слушаю, — возразила она устало. — Каждый раз, когда я нужна царице или богине, ты твердишь одно и то же.

Ее бывший муж, ныне преданный супруг красивой, богатой и плодовитой Лаодис, почесал в затылке, слегка растрепав свои тщательно завитые локоны.

— Диона… — Он явно пытался восстановить мирное течение беседы. — Спору нет, царица правит всем, и богиня есть богиня, но хотя бы одна из них должна понимать: тебя призывают и обязанности перед детьми.

— Не беспокойся, они обе знают об этом. Они согласны, чтобы Тимолеон меня сопровождал. Я не хочу оставлять его в окружении рабов и прислуги.

— Можно подумать, у него нет отца?

— Отец у него есть, — холодно ответила Диона. — Когда царица и богиня перед смертью Цезаря позвали меня в Рим, он предложил мне выбор: либо я еду — и тогда больше не жена ему, либо остаюсь дома как порядочная скромная мать. Это и переполнило чашу моего терпения.

Аполлоний открыл было рот, но Диона не расположена была его слушать.

— Я уехала, ибо моя богиня позвала меня. Я оставила тебе старшего сына, который, ты считал, достоин тебя, и забрала с собой второго. Ты невзлюбил его, потому что понял: Тимолеона не изменить даже розгами. Я вернулась и больше твоей женой не была. И сейчас я тебе не жена. Я позволила тебе войти в мой дом, бить моих рабов, оскорблять меня, но теперь ты не имеешь никакого права подчинять меня своей воле.

— Ты не желала подчиняться и когда я имел такое право. — Аполлоний неожиданно вздохнул так же устало, как она.

— Я принадлежу богине.

— Ты принадлежишь только самой себе. — Аполлоний поднялся с кресла, в которое уселся без приглашения полчаса назад — в ее собственное кресло, вынудив Диону сесть в кресло для гостей.

Сейчас она смутно представляла, почему вышла за него замуж. Его семье было далеко до того положения в обществе, которое занимала ее семья; но он был таким представительным, и условия, предложенные его отцом, очень выгодными. Ее попечители из монастыря не возражали, если не сказать — полностью поддерживали ее брак. Пожалуй, они были лишь несколько разочарованы тем, что она предпочла жизни в храме свой собственный дом. Замужество — часть ее выбора, замужество и рождение детей; она хотела иметь наследника.

Нельзя сказать, что она сожалела об этом выборе, хотя уже через месяц после свадьбы стало ясно: Аполлоний не одобряет, когда для женщины желания царицы и богини выше желаний мужа. Некоторое время супруги жили мирно. Он был очень умен, пожалуй, даже остроумен; относился к ней с нежностью, почти ни в чем ей не отказывал, даже терпел ее отсутствие, когда она находилась во дворце или в храме.

Ожесточения между ними никогда не возникало. А когда появились дети, он был безумно счастлив: гордился старшим сыном, терпел проделки младшего. Но когда царица получила приглашение в Рим, Тимолеон был еще грудным ребенком, однако, второго приглашения могло и не последовать. Диона была нужна ей.

А Аполлонию нужна жена, и не обязательно Диона. И она сделала свой выбор — уехала; оставив старшего сына с отцом, а младшего забрала с собой; кроме того, она получила в собственность этот дом, и теперь была абсолютно свободна в своих поступках.

Да, у него есть основания полагать, что она принадлежит только самой себе. Аполлоний никогда не понимал ту часть ее сущности, которая не была обыкновенной женщиной из Александрии. Муж считал, что она холодна и безжалостна и выдает свои прихоти за божественную волю. В магию он не верил, в великих богов… нет, тоже не верил.

И вот теперь Аполлоний снова стоит перед ней.

— Так ты оставишь Тимолеона с нами? Его образование… занятия…

— Он будет заниматься с наставником царевича, — ответила Диона, и это был достаточно весомый аргумент. — Мы уезжаем, Аполлоний, тебе не удастся нам помешать. Оставь меня, сделай милость. Мне пора готовиться к отъезду.

Возможно, она оскорбила его достоинство, однако ее это мало беспокоило. Он поворчал немного, но в конце концов ушел.

Оставшись в одиночестве, она опустила голову на руки — разболелась все-таки. Зато теперь она свободна и может ехать куда пожелает, куда прикажет царица или богиня. И сына возьмет с собой.

Тимолеон был единственным человеком в доме, кто не боялся получить от нее взбучку.

— Мы поедем на корабле? С моряками? Как ты думаешь, сумею я поднять паруса? А весло мне подержать дадут?

— Надеюсь, что нет.

Тимолеон не слышал; он уже вприпрыжку бежал похвастаться всем своим друзьям, что он — да-да, он — будет моряком!

Диона вздохнула и улыбнулась. Вещи собраны, последние распоряжения слугам отданы: всем кроме Гебы, та везде следовала за своей госпожой. Солнце еще не встало, за окнами было темно. Утром царица отплывает в Тарс.

Когда взошло солнце, корабль уже бороздил морские воды. Египетские суда неслись со скоростью ветра; пурпурные и золотые паруса раздувались на мачтах. Гребцы молили облегчить их тяжкий труд. Огромный царский корабль плыл в окружении судов поменьше. Блеск роскоши на них здесь, далеко от земли, на расстояний месяца пути от Александрии, несколько потускнел: скамьи покрыты циновками из тростника с берегов Нила, на матросах простые юбки, а на иных и совсем ничего. Пассажиры бездельничали в своих комнатах, иногда выходили на палубу и, перегнувшись через борт корабля, наблюдали, как пенятся рассекаемые веслами волны, или отдавали дань морским богам.

Диона никогда не страдала морской болезнью и искренне жалела молоденького, изысканно одетого придворного — бедняга уже не первый час стоял перегнувшись через борт. Последние несколько дней он практически ничего не ел, но лучше ему не становилось. По-видимому, что-то в нем не понравилось морским богам.

— Знаешь, — сказал его друг с бессердечностью здорового человека, — тебе так плохо, потому что ты вышел на берег на Кипре. Только оставаясь в море, можно избавиться от морской болезни. Не выходи на берег пару месяцев, и тебе снова захочется жить.

Несчастный, похоже, готов был убить советчика, но у него не хватало сил. Его мучитель со смехом удалился. Диона подошла и обхватила голову мальчика руками — милость, которую он не оценил. Она не стала сообщать, что пытается помочь посредством магии. Конечно, этого недостаточно, чтобы смягчить гнев к нему морских богов, однако кое-что ей удалось: он оторвался от борта и добрел до своей каюты, где жил вместе с другими евнухами, и почти сразу заснул. Когда он проснется, судно уже будет стоять на якоре в Тарсе, если боги явят свою милость.

— Утром мы достигнем устья Сиднея! — провозгласил неизвестно откуда возникший Тимолеон: коричневый от загара, совершенно голый и чистый лишь потому, что только что нырял с верхней мачты в море. Руки его покрылись мозолями, ноги — волдырями, однако он был совершенно счастлив. — Потом наше судно поднимется вверх по Сиднею и встанет на якорь в Тарсе. Уж там мы покажем этим кровавым римлянинам, как надо относиться к Египту.

— Ну, ты-то не сможешь показать им свою загорелую попку, — пошутила Диона. — Мы будем достаточно далеко от них. И не забывай: ты уже взрослый, благородный господин, а не сопливый щенок.

Сын явно смахивал на заговорщика. — Диона слышала, как один из моряков рассказывал ему что-то о мятежах. Она никогда не думала, что царский матрос может обладать таким красноречием.

— Да, мама, — сдержанно произнес Тимолеон.

Такая покладистость была, судя по всему, следствием его общения с моряками. Они благоговели перед Дионой: поскольку, в отличие от Аполлония, почитали богиню и всем сердцем верили в магию.

Диона только радовалась, что хоть кто-то нашел способ урезонить озорника. Неплохо бы при случае оставить его на время с моряками. Однако, что бы ни думал его отец, она имела некоторое представление об ответственности перед положением в обществе. Может быть, став взрослым, ее сын и откроет в себе призвание капитана, но простым матросом не станет никогда.

— А Клеопатра страдает морской болезнью? — поинтересовался вдруг мальчик.

— У царицы не бывает морской болезни. Она в своей каюте вместе с Цезарионом.

— Вот уж кому плохо, так это Цезариону, — рассуждал Тимолеон. — Ведь он римлянин, хотя и на половину. Римляне хотят править миром, а с морем не уживаются. Гиджес сказал: это проклятие. — Гиджес был одним из его новых друзей, огромный нубиец с медным кольцом в ухе. Диона была в ужасе, увидев такое же кольцо в ухе Тимолеона. — Гиджес говорит, что римляне ненавидят море, а море ненавидит их. Вот почему они хотят заполучить наши корабли: мы-то не прокляты морем.

— А откуда ты знаешь, что им нужны именно наши корабли?

— Это всем известно.

— Что ж, возможно. Правители еще и сами не представляют, что намерены совершить, а их замыслы уже перестают быть тайной. Магия магией, но люди, все вместе, составляют гораздо более реальную силу, чем целый храм жрецов и предсказателей.

Она глубоко вдохнула воздух, пропитанный солью, солнцем и морем, коснулась руками теплого борта корабля. Позолота защищала нижний слой обшивки, сплетенный из тростника, одновременно и колючего и гладкого на ощупь. Стебли тростника еще помнят Нил, величественную медленную реку, источник жизненной силы и магии для Египта. Сейчас в море, на борту корабля, Диона была далеко от Египта, но по-прежнему оставалась его частью. А в Риме, в этой холодной чужой стране, где с ней были и царица, и богиня, сила покидала ее. Здесь же была ее родина, и, ощущая, как солнце греет кожу, а ветер треплет волосы, она, могущественная Диона, черпала магическую силу из досок под ногами — кедровых досок из Ливана, соединенных тростником, наполненным духом Египта, — и волшебный поток энергии устремлялся молитвой к небу, к солнцу.

Когда Диона вновь вернулась на землю, первое, что она увидела, были круглые от удивления и восхищения глаза Тимолеона.

— Я никогда не видел раньше, как ты это делаешь. Сделай еще раз, а?

— Нет. — Диона поймала его прежде, чем он успел улизнуть, и отвела в каюту. — Ну, а теперь, сопливый ты щенок или благородный господин, время заниматься греческим — и никаких возражений!

Спорить было бесполезно, и потом, ему нравился Родон, наставник Цезариона: он, конечно, евнух, но по словам матросов, служил оруженосцем во время войн Цезаря. Этого было достаточно, чтобы Тимолеон вел себя прилично — правда, сам Родон и не отрицал, и не подтверждал того, что о нем говорили. На самом деле это было правдой, но Родон из скромности помалкивал, кроме того, он был прекрасным учителем.

Итак, Тимолеон отправился на занятия, а Диона оставалась на палубе до самого захода солнца и, когда великое светило скрылось за горизонтом, неохотно отправилась к царице.

Клеопатру она нашла не в лучшем расположении духа. Сейчас царица была просто матерью и очень беспокоилась за сына, хотя и знала, что болезнь не опасна. Царица металась по комнате и беспрестанно ворчала, что, разумеется, лишь ухудшало состояние мальчика. Но только Диона могла осмелиться сказать ей об этом.

Жрица была не из тех, кого можно заставить замолчать взглядом или словом. Она отвела царицу в ее каюту и передала на попечение служанок. Охваченная страхом за сына, Клеопатра вовсе не выглядела великой владычицей.

— Все наше богатство, знания, могущество бессильны перед страданиями больного ребенка, — вымолвила она в отчаянии.

— Боги желают видеть нас покорными. — Диона мягко провела рукой по ее голове, расплетая косы, пальцами расчесала волосы. Она гладила ее как кошку. Царица и зашипела — точь-в-точь как кошка, но Диона не обратила на это внимание.

— Завтра ты встретишься с Антонием, — вымолвила она.

— Если ветер и боги позволят.

— Непременно позволят. Они плывут вместе с нами. Неужели ты не чувствуешь их присутствие?

— Я ничего не чувствую, кроме того, что сын мой — наполовину римлянин, и море не может ему этого простить.

И все же она успокаивалась, постепенно понимая то, что Диона знала с момента отъезда из Александрии: все во власти богов. Воздух был напоен божественной силой. Светильники качались, отбрасывая тени принимавшие облик диковинных зверей и птиц — крылатых, покрытых шерстью с длинными когтями; одна из теней человека с головой шакала, обнажившего в улыбке ряд белых зубов. Диона с почтением склонила голову перед этим самым старым хранителем ее дома, покровителем всех вступивших на путь магии и смерти. Когда он был рядом, она ничего не боялась, а она постоянно чувствовала его присутствие с тех пор как ступила на борт корабля.

Дыхание царицы, затаившейся во тьме, походило на шипение змеи.

— Смотри, Анубис[9]… Ты была права, как, впрочем, и всегда.

Диона не опровергла ее слов. Клеопатра склонилась перед ним в глубоком поклоне — ниже, чем жрица.

— Господин…

Быть может, он слегка кивнул в ответ, быть может, его зеленовато-желтые глаза взглянули на нее из другого измерения — и снисходительно, и с почтением. Да, она смертна, как и все люди, но она — Исида. И тот, кто был светом и тенью, знал об этом.